home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Литовское княжество, озеро Гальве

В середине дня возле бревенчатого причала, стоящего напротив замка, спешились двенадцать всадников. Трое – в подбитых бобром и соболем плащах, под которыми проглядывали парчовые и суконные ферязи, украшенные золотым шитьем и шелковыми вставками. Пояса путников сверкали накладками с самоцветами, на ножнах янтарно желтели пластины резной слоновой кости. Сразу видно – люди знатные и доход имеют.

Рядом с ними опустились на землю бородачи в плащах шерстяных и кожаных, носящие снизу войлочные и стеганые поддоспешники, простенькие пояса без особых украшений. Разве только у одного бисер на сумке блеснет, да у другого забелеет кость резная на рукояти. Это, понятно, были холопы – воины опытные, бывалые, судя по серьезному возрасту.

Слуги приняли поводья, знатные путники в сопровождении четырех слуг, несущих сумки, вышли вперед.

На острове раздался протяжный звук горна, а затем появилась многовесельная лодка.

Спустя полчаса гости сошли на берег и по мощенной булыжником дороге добрались до замковых ворот, возле которых их дожидался опоясанный мечом узколицый мужчина лет сорока с короткой темной бородкой. На ногах встречающего красовались тяжелые яловые сапоги, на голове – пышная соболья шапка, способная спрятать под собою целый шлем. На плечах лежал светло-коричневый плащ с бобровой опушкой. Как же без этого? Зябко на улице, дождь то и дело моросить начинает.

– Я есмь боярин Чисто Поле, Александром во Христе крещенный, – вышел вперед один из путников и приложил ладонь к груди, затем отвел ее в сторону, указывая на спутников: – Сие боярин Белеута, крещенный Алексием, а сие боярин Селиван… Прибыли мы сюда в поисках князя Витовта Тракайского по поручению господина нашего великого князя Василия. Сказывал господин наш, оставил он сему князю Витовту на сохранение величайшее свое сокровище. Нам со товарищи поручено драгоценность сию забрать и со всем обережением в Москву престольную доставить.

– Приятно познакомиться со столь знатными путниками… – на губах мужчины расплылась широкая улыбка, и он демонстративно сдвинул рукоять меча сильно влево, почти за спину. – Гость в дом, радость в дом! Прошу входить, откушать с нами, чем бог послал, попариться с дороги, в постели мягкой отдохнуть…

Князь говорил, но с места не двигался. Гости понимающе улыбались. Они слышали скрытое звяканье железа и догадывались, что за замковыми воротами стражники прячут оружие и снаряжение, убирают щиты, приготовленные на случай опасности. Но – разве вслух о подобном говорят? Воспитанный человек все поймет и сделает вид, что ничего не заметил.

Наконец грохнули засовы, и тяжелые створки поползли в разные стороны: почетных гостей впускали в замок не через калитку, а через ворота, выражая им высочайшее хозяйское уважение. Там, за створками, стояла кареглазая девушка примерно восемнадцати лет, с жемчужной понизью на золотых волосах и в длинном белом плаще, опушенном соболем на шее, рукавах и на поясе, с тремя нитями жемчуга на шее и множеством перстней на пальцах. В пальцах же красавица удерживала большой серебряный ковш, полный горячей пряной жидкости.

– Прошу вас, гости дорогие, испить с дороги… – предложила девица.

Бояре послушались, приложились по очереди, быстро осушив ковш до дна, и последний перевернул корец, демонстрируя его пустоту – и свое доверие к напитку.

– Благодарствуем, хозяюшка.

– Это не хозяюшка, – поправил их Витовт. – Моя супруга весьма деятельна и ныне находится в Гродно. А сие… Сие и есть главное сокровище мое и вашего господина!

– Княгиня! Княгиня! – гости торопливо опустились на колено и склонили свои головы: – Прими наше почтение и уважение, великая княгиня Софья Витовтовна! Мы все есть твои преданные слуги!


Сперва был легкий перекус с дороги – долгожданные гости поели пирогов и солений, запив их пивом, после чего отправились в успевшую протопиться баню. Попарились, помылись, размякли и отдохнули, переоделись во все чистое – и снова предстали перед хозяином, дабы вручить дары великого князя. Для князя – драгоценный наборный пояс из янтарных, яшмовых, малахитовых, агатовых, сердоликовых пластин, а также булатную саблю, по клинку которой на русском и арабском языках шла надпись: «Не мир, но меч!» Для княгини Анны – самоцветный набор из височных колец, сережек, браслета, ожерелья и перстня. Для княжны Софьи – несколько шелковых одеяний.

Затем был пир… Который закончился очень быстро – ибо уставшие после долгого пути и расслабленные баней бояре, немного перекусив и выпив всего по три-четыре кубка вина, сомлели и клюнули носами прямо в стол.

– Вот и все, моя ненаглядная девочка, – глядя на них, проговорил Трокский князь и сделал глоток из своего кубка. – Ты покидаешь меня. Всегда знал, что рано или поздно сей радостный и горький миг наступит. Но все-таки… Не верится… Знаю, что ты едешь к своему счастью. Однако же… Все равно больно.

– Тогда поехали со мной! Ты, мама, наши слуги. Мы все можем остаться вместе!

– И кем я там стану, моя милая? Слугой московским, одним из дворни? – поднял глаза на Софью хозяин озерного замка. – Я знаю, я отец великой княгини, и как таковой я получу высшие места, обширные уделы, почет и уважение. Но разве это сейчас надобно нашей многострадальной земле? Вспомни, чья кровь течет в наших жилах! Святотатцы рубят древние рощи наших богов и гасят вечные костры, кровожадные безумцы убивают божьих слуг и истребляют память наших предков! Как сказал святитель Киприан, жгущий ныне свечи в замковой часовне, все в руках божьих. Ныне боги даруют нам возможность спасти нашу землю от Ягайлова безумия! Негоже сдаваться так просто и упускать дарованное нам чудо. Ты есть великая княгиня Московская, любимая жена властителя могучей державы. Так поезжай к мужу и истребуй от него ратной помощи для спасения нашей Белой Руси! Я же пока укроюсь у немцев, в Тевтонском ордене, и стану рассылать доверенных людей к своим сторонникам и блюстителям истинной веры и готовить их к восстанию.

– Я не хочу расставаться с тобой, батюшка, – встав со своего места, пересела к нему на колени юная красавица.

– И я, моя единственная доченька, – погладил ее по волосам князь Витовт. – Хочешь, моя ненаглядная, я открою тебе одну великую тайну? Ты знаешь, никто из нас не умер! Мы никуда не исчезаем! Ты отбываешь к мужу и поселяешься всего лишь чуточку дальше, нежели в своей опочивальне. Всего два месяца пути! Мы будем встречаться. Встречаться каждый раз, когда ты соскучишься. Вот токмо боюсь, что едва только ты поцелуешь своего красавчика, как мы с матушкой тут же выветримся из твоей очаровательной головки. Мы соскучимся по тебе куда ранее, нежели ты по нам. Ибо ты по уши утонешь в своем счастии…

Софья улыбнулась и уткнулась усыпанным жемчугом лбом в лоб своего отца.


Москва, Кремль, Великокняжеский дворец | Любовь литовской княжны | Москва, Кремль







Loading...