home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Рабство принцессы Виолы

Еще в раннем детстве принцесса Виола любила танцевать. Подобно деревцу, отвечающему на дуновение ветра покачиванием тонкого ствола, Виола ритмичными движениями стройной фигурки отзывалась на танцевальную музыку.

Люди называли ее красивой. Волосы у принцессы были длинные, доходили ей до колен. Виола казалось тихой, и лишь когда ее подхватывал вихрь танца, она словно пробуждалась от сна и становилась живой и задорной, обворожительной девушкой.

Когда Виоле исполнилось шестнадцать лет, состоялась ее помолка с принцем Хьюго. Это было в интересах королевства, подобные помолвки не редкость. Хьюго был сотте ci сотте ca — то есть ничего особенного собой не представлял. Но он любил Виолу, а это — главное.

В честь помолвки в большом зале дворца состоялся праздник. Но принцесса, не дождавшись бала, убежала в самую дальнюю часть дворцового сада, где уже не могла слышать призывно звучащей музыки.

«Без меня обойдутся, — думала она о тех, кто остался. — Мне с ними неинтересно. Они совершенно не умеют танцевать. Они точно исполняют все фигуры, двигаются в ритм и не делают глупых ошибок. Но как можно танцевать без вдохновения?! Они всего-навсего машины „раз-два-три“, „раз-два-три“. Не то что я!»

Рассуждая так, она добралась до лабиринта, который построил прежний король. Лабиринт этот окружала высокая стена, в некоторых местах разрушенная временем, а дорожки заканчивались живой изгородью. В самом его центре находилась круглая площадка, окруженная высокими соснами. Путь к центру лабиринта забыли давным-давно, а любопытство у желающих попасть туда пропадало быстро: дорожки, когда-то посыпанные гравием, заросли травой, а в некоторых местах живая изгородь разрослась до того, что пройти было просто невозможно.

Виола немного постояла глядя на калитку — узкие воротца, увенчанные гербом и украшенные причудливым узором Из изогнутых полосок железа. И ей вдруг захотелось найти центр лабиринта. Она открыла ворота и вошла.

Если снаружи лабиринт хорошо просматривался при свете полной луны, то уже за воротами ночь укрывала дорожки темными тенями. Виола с трудом пробиралась через заросли ежевики. Тянущиеся за ней вьюнки обдавали холодом и влагой ее щеки. И вот под высокими соснами она увидела площадку, покрытую ковром из чудесного песка. Это был центр лабиринта, и свет месяца беспрепятственно струился прямо на сцену. Да, это была настоящая сцена!

Виола подумала, что эта площадка прекрасно подходит для танцев. По сухому, гладкому песку ее маленькие ножки в атласных туфельках задвигались легко, скользя и переступая под музыку, которую она создавала сама, напевая. Посреди площадки она умолкла, остановилась, окинула взором стену из обступивших ее темных деревьев и луну, ее освещавшую.

«Какой чудесный танцевальный зал! Здесь светло и никого нет. Почему я не приходила сюда раньше? — подумала Виола и печально вздохнула. — Эх, музыку бы сюда!»

В таком небывалом для нее, фантастическом настроении она протянула тонкие руки к луне.

— Миленькая, — взмолилась принцесса, — сделай так, чтобы заиграла музыка. Я буду танцевать для тебя, и ты увидишь, как я изумительно танцую.

Руки ее плавно опустились. Она выпрямилась, откинула голову назад, прикрыла глаза, губы ее сжались как бы в поцелуе.

— Пусть заиграет музыка, и я стану твоей рабой, — шептала Виола, — я буду танцевать для тебя все, что ты пожелаешь.

И вдруг воздух наполнился музыкой. Послышался гул, в котором различался бой маленьких барабанов. Невидимый оркестр исполнял сарабанду, и девушка задвигалась, подражая испанской танцовщице. Воздух между тем наполнился ароматом горьких специй. Виоле казалось, что перед ней — костер, а вдали слышится рев диких зверей…

Виола танцевала изящно, придерживая длинные пряди волос. Казалось, ее атласные башмачки скользили по песку, посеребренному светом луны.

Удар тарелок — и музыка смолкла. Виола протерла глаза, тщательно подколола волосы и властно прокричала, устремив взор к небу:

— Музыку! Музыку!

И вновь зазвучала музыка. Скрипки обрушили на нее каприччио. И Виоле почудилось, что за ней наблюдает прежний король, замучивший себя, как гласило предание, погоней за удовольствиями. И усталость читается на его увядшем лице. Придворный с ястребиным носом, стоя рядом с королем, измеряет ему пульс и бормочет по-французски: «Ravissant! Quel malheur que la vieillesse!»[5] Странное видение!

Виола двигалась в такт музыке все быстрее и быстрее, легко вращаясь, скользя, делая пируэты, И легка она была в танце как перышко, зажигательна, как пожар, стремительна, как горный поток.

И вдруг музыка смолкла. Виола, забыв о поворотах темных дорожек, бросилась к дому. Сама не зная как, она оказалась по другую сторону ворот. Прошмыгнув в дворцовый сад, она, запыхавшись, вбежала во Дворец.

Рассветало. Празднество во дворце заканчивалось. Виола замерла в дальнем углу зала. Принц Хьюго подошел к ней.

— Где ты была, Виола? — строго спросил он. — И чем занималась все это время?

Она топнула ножкой и сердито ответила:

— Я не желаю, чтобы меня допрашивали.

— Я имею право спрашивать, — сказал Хьюго.

Она усмехнулась:

— Я танцевала. Да! Наконец-то я танцевала по-настоящему.

Хьюго ничего не ответил. Он отвернулся, потому что не хотел, чтобы она видела, как он расстроен.


* * * | Переселение душ | * * *