home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Равен не мог заставить себя спать. Близость невесты будоражила его зверя. Он рычал, возмущенный сдержанностью человеческой половины.

«Я здесь не для этого, — снова и снова напоминал он себе». Но зверь внутри имел свое мнение на этот счет. Нельзя оставлять выбранную им самку не доводя дело до конца. Не обозначив свои права для других самцов.

— Уймись, — прорычал Равен. — И так никто ее не тронет. А нам сейчас она не нужна.

От нездорового диалога с собой, маркиза отвлек слуга, постучавший в дверь кабинета.

— Войдите!

— Господин, там девушка к вам…

Не дожидаясь объяснений, Равен бросился вниз. Все внутри ликовало. Неужели явилась сама? Почувствовала то же что и он?!

Разочарование заставило разозлиться. Какой же он идиот, если подумал, что такая ханжа, как Селина Лонг, явится к нему сама и кинется в объятия, отдаваясь во власть зова природы.

Даже сегодня, когда он точно знал, что поцелуй ей понравился, чувствовал, как легкие наполняет запах ее возбуждения, заставляя член наливаться и твердеть, она умудрялась, сохраняя надменность на своем милом лице и все яростно отрицать.

— А, это ты, — разочарованно произнес Равен, когда увидел в холле тонкую женскую фигурку. Медные локоны задорно подпрыгнули, когда девушка обернулась на звук его голоса. — Что тебя привело так поздно? Никто не видел, как ты покидала дом?

— Нет. Все уже спят. Я пришла предупредить.

Магдалина покосилась на слугу, и тот исчез под ее строгим взглядом.

— Что случилось?

— Завтра твоя невеста отправляется в загородное поместье.

— Ты думаешь мне есть до этого дело? — отмахнулся Равен. Признаваться ей в своих проблемах он не собирался. Сам же впился взглядом в Магдалину, ожидая продолжения.

— Ты мне помог, Равен, и еще раз спасибо тебе за это…

— Оставь, ты уже благодарила меня.

Хотела бы Магдалина забыть. Но вряд ли оборотень представляет насколько выручил свою знакомую.

— Так почему она надумала уезжать?

— Граф Вайтерлин написал.

— Ясно.

Равен с трудом подавил желание фыркнуть, но тут Магдалина кое-что добавила из-за чего зверь снова забастовал.

— Но думаю это лишь совпадение. Уверена, она и без распоряжения отца сбежала бы от тебя.

Равен хмыкнул. Инстинкты невесту не подводят.

— Спасибо, что сказала.

— Пожалуйста.

— Кстати, как ты устроилась? Не боишься, что граф в любой момент вернется?

Магдалина прищурила глаза и хитро улыбнулась.

— Если хочешь что-то спрятать, прячь это на самом видном месте, — изрекла она одну из сантринийских поговорок. — К тому времени как граф вернется, меня уже не будет в его доме. Да и не его я боюсь, ты же знаешь.

Равен знал, и кивнул, подтверждая слова.

А Магдалина сказала все, что планировала. И выскользнула за дверь быстрее, чем Равен успел придумать хотя бы еще один вопрос о нежеланной невесте.

Нежеланной как невеста. Но очень желанной как женщина в его постели.

Значит, маленькая зазноба вознамерилась от него скрыться. Равену хотелось смеяться в голос. А волк довольно порыкивал.

Если Селина уедет из Гронстера, он тоже надолго не задержится в столице. В конце концов, нужно проверить свои земли. Что за столько лет владения чужаками стало с домом?

Равен все же горько усмехнулся, когда в окне заметил подъехавший экипаж с золотистой буквой «К» на двери. С посетителями так всегда. То ни одного, то чуть ли не очередь.

Нужно было видеть лица графа Килби и барона Фортенга, когда стоило им постучать, дверь тут же открыли, но не дворецкий, а сам хозяин дома. Удивление быстро сменилось плохо скрытым презрением. Как и безумная улыбка Равена на плотно сжатые губы.

Этих гостей пришлось пригласить дальше порога. Хотя Равен был уверен, разговаривать им не о чем.

Одно только их присутствие вызывало раздражение. Но сегодня особенно раздражал барон. От него пахло женщиной. И не только ею.

Равену бы радоваться, что спас Селину от неподходящей партии. Показать девушке его истинное лицо, чтобы та оценила свою удачу. Но за то, что Джонатан водил Селину вокруг пальца, хотелось наказать подонка. А заслужить уважение женщины, просто показав, что лучше соперника Равен не планировал — слишком легко.

С «гостями» маркиз обменялся скупыми приветствиями, провел в кабинет и сел в кресло за рабочим столом. Зверя еле удавалось сдержать от порыва отомстить за свою женщину. Отомстить за свою семью.

— Что вас привело ко мне, господа?

Мужчины переглянулись, и заговорил старший из них. Граф Килби, с яркой проседью на угольно-черных волосах, с глубокими морщинами на худом лице, заметно постарел с тех пор, как Равен его видел двенадцать лет назад.

— Мы хотим выкупить последнюю ставку.

Равен чуть не зарычал в голос.

— Нет.

— Я понимаю, игра была «честной», но молодые люди помолвлены с детства. Любят друг друга.

— Любят друг друга, — передразнил Равен. Да кого они дурят? Он этого сопляка видит насквозь, как и дядюшку опекуна.

— Да, любим, — вставил слово Джонатан, едва заметно подавшись вперед, чем вызвал еще большее раздражение маркиза.

— Об этом нужно было думать, когда соглашался играть, Джонатан, — протянул Равен. — Я тебя не заставлял.

— Ты задел честь моей семьи, у меня выбора не было. Да и кто в здравом уме откажется от титула маркиза?

— Выбор есть всегда.

Особенно когда у семьи не осталось чести, и защищать, собственно, уже нечего.

И если Джонатан еще не понял, то Равен здесь именно для этого — раскрыть правду.

— Откажись от Селины, — более настойчиво произнес граф.

«Р-р-р-р».

— Нет, — отчеканил Равен, как только угомонил зверя. Так и хотелось перепрыгнуть через стол, наплевать на цивилизованные манеры, и обратившись прямо на ходу, вцепиться в горло сначала бывшему жениху Селины, а потом и его родственничку. — Хватит ему и одной женщины, — добавил Равен, глядя на графа.

А Джонатан чуть со стула не подпрыгнул. Брошенная в лицо правда, тайна, которую он так тщательно ото всех скрывал, и вдруг известна этому изгнаннику.

Равен не сдержал усмешки наблюдая за реакцией барона. Готов был поклясться, если бы тот был оборотнем, а не некромантом, ощетинился на него, демонстрируя молодые клыки.

— Пора бы вам убраться из моего дома, господа, и запомнить раз и навсегда. Я никогда по доброй воле не отдам то, что принадлежит по праву мне и моей семье…

Зверь недовольно зарычал, и поддавшись, Равен добавил:

— И Селину Лонг тоже.


Глава 17 | (Не)желанная невеста | Глава 19