home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Как же ему хотелось обхватить ладонями хрупкое тело, почувствовать эти быстрые удары сердца о ребра под своими пальцами.

Но Равен стоял, не отрывая взгляда от Селины. Не меньше ему хотелось услышать… Что услышать?

«Нужно было держаться от нее подальше, — ворчал Равен на свою животную половину. — А разве не из-за нее ты затеял ту игру?» — напомнил волк.

Да, так оно и было. Если бы Селина тогда не появилась в игровой комнате. Взволнованная, закусывающая губы. И смотрящая на него с ненавистью. Маркиз бы не стал давать барону шанс отыграться и рисковать достигнутым успехом. Но одна лишь мысль, что девушка, заставляющая забывать зачем он здесь, принадлежит другому, вызывала у волка желание рычать и тоскливо выть. Этого Равен был не в силах вынести.

«Давай оставим ее, — продолжал давить на него волк. — А то что же получается. Ни себе, ни людям? Она нам так подходит…»

Равен с трудом выносил этот жалобный скулеж. Но человеческая часть оборотня еще не потеряла остатки благородства.

«Зато мы ей не подходим», — напомнил волку.

Но едва ли зверя это волновало. Он куда эгоистичнее человека.

— Скажи это, Селина? — голос Равена стал низким, и девушке даже послышались рычащие нотки. — Скажи, что чувствуешь как тебя тянет ко мне, как желание растекается по венам, сжигая изнутри. От одного лишь взгляда, звука голоса…

«Ни за что!» — закричала Селина, но мысленно.

От его слов она действительно загоралась желанием. Внизу сладко потягивало. Его дыхание над ухом только усиливало эффект. Селина упустила тот момент, когда маркиз оказался непозволительно близко. Как тогда на окне в доме графа Виллоу.

— Скажи, что чувствуешь то же, что и я.

— Нет, — упрямо ответила девушка. Воспоминания о поцелуе кружили голову. И если бы не объятия Равена, у нее наверняка подкосились ноги. — Это все метка. Я не могу желать тебя на самом деле. Я, вообще, люблю Джонатана.

Последние слова была наглая ложь, но Селина хотела бы их выкрикнуть громче, выставить как щит от этого наваждения, что вызывал оборотень.

Но речь ее вышла не такой угрожающей. Голос то и дело срывался из-за сбившегося дыхания.

А когда Равен вдруг крепче стиснул ее в объятиях будто собирался переломать ее ребра, и вовсе всхлипнула. Но не от боли.

Селина чувствовала всю мощь его тела. Твердые мышцы, перекатывающиеся под плотной тканью костюма. Стучащее быстро-быстро сердце. Запах вкусного мужского парфюма. И ей хотелось большего. Чтобы он навалился всем своим весом, вжался в ее бедра… и… А дальше Селина не понимала, что должно произойти. В книге, что она читала не настолько подробно все описывалось. Хотя она и знала из уроков анатомии особенности строения мужского и женского тела, а из запрещенной литературы, что процесс близости может быть приятным. И что существует такая волшебная вещь, как «оргазм».

Да, ей нужна разрядка, чтобы снять это напряжение. Метка воздействует на нее, наверняка так не должно быть. Как-то же жили оборотни, раньше справляясь с этим.

— Я тоже хочу тебя, Селина, — прошептал Равен, и у девушки перехватило дыхание. А по коже прошла волна дрожи. Томительной, сладкой.

— Я не ваша самка, это все ошибка. Вы напали на меня тогда…

Селина бормотала быстро (злясь и на себя, и на Равена). Старалась не смотреть на его губы. Такие красивые. Такие правильные и желанные…

Да. Маркиз весь представлял из себя воплощение девичьих грез. Высокий крепкий и подтянутый. Со взглядом, который вгонял в краску. С голосом чистым, обволакивающим. И лишь иногда с хриплыми, рычащими нотками, что проникали под кожу рождая томление внизу живота.

На какое-то мгновение, Селина даже засомневалась в своих чувствах. Зачем она его ненавидит? Но разум быстро ее отрезвил.

Он испортил ей жизнь. Испортил план, расписанный на долгие годы вперед. И как все-таки верно подметила Магдалина, лишил ее свободы. Равен точно не добродушный Джонатан, что позволял бы ей все, что пожелает, баловал.

И плевать, что она совсем не представляла, как будет выполнять с бароном супружеский долг. Зато смогла представить в этой роли оборотня.

Вспыхивая с новой силой, Селина оттолкнула жениха от себя. Но тот не отпустил, и она уперлась ладонями в грудь мужчины. Бросила полный ненависти взгляд. Селина не видела себя его женой. Или, точнее, не представляла каким мужем может оказаться маркиз. А неизвестность ее пугала.

К тому же в памяти хорошо отпечатались слова оборотня. Он не собирался на ней жениться.

— Так женитесь на мне, — зло выпалила Селина, отвечая на последнюю реплику оборотня. Если он ее так хочет, как говорит, в чем проблема сделать ее законной женой?

Может, у него уже есть возлюбленная?

Селина от внезапной догадки еще сильнее разозлилась. Даже сама не ожидала, что в ее душе может зарождаться такой гнев.

— Вы меня путаете со своим шлюхами, маркиз.

Равен хотел было что-то сказать, открыл рот, но замолчал. Селина тоже сжала губы, борясь с желанием укусить Равена. Хотя бы чуть-чуть сделать ему больно. Сначала обхватить своими губами его губу. Ощутить его вкус, заставить расслабиться. А потом, пользуясь расслабленным состоянием сжать мягкую кожу, с силой, чтобы проступила капля крови, которую она потом слизнет.

Фантазия Селины разыграть. От картинок как она скользит по губам мужчины, что всего в нескольких сантиметрах от нее, между ног болезненно, но слишком сладко запульсировало. Она представила, как ее язык проникает в рот мужчины. Как жар от тела Равена передается ей.

— Я не женюсь на тебе, Селина.

Оборотень смотрел с вызовом. В глазах появился опасный желтый огонь, напомнивший о животной натуре жениха.

Равен оскалился. Зверь опять бунтовал и не хотел соглашаться. Он желал сделать девушку своей, довести начатое до конца. Но Равену это было не нужно. Он не чобирался поступать так с Селиной. Но и отпустить, игнорируя волчью половину, не мог.

Пока девушка не принялась вырываться из его объятий яростней, Равен поцеловал ее. Он или его волк взял опять контроль, уже не понимал. Но с недавних пор весь мир крутился вокруг сладко пахнущей девицы. Отодвинулись на задний план цели, ради которых он вернулся в Алтарию сразу после смерти отца.

Селина первое мгновение позволила себя целовать. Так неожиданно оборотень набросился на ее губы. Даже ответила, прильнув к мужчине ближе. Тот то ли застонал, то ли зарычал, и Селина очнулась.

Только попытки сопротивления оборотень проигнорировал. Схватил запястья, не давая маленьким кулачкам бить его в грудь.

— Будь моей… — прошептал Равен в губы девушки.

— Кем? Ты только что заявил, что не намерен на мне жениться.

Селина тяжело дышала. А на душе скребли кошки. Снова она чувствовала, как слова маркиза задевают ее самолюбие.

Что же с ней не так, что он не хочет на ней жениться? Но чтобы выяснить это, Селина не готова переступить через свою гордость.

— Хотя не очень-то и хотелось, — насмешливо пробормотала Селина.

— Нет ничего предосудительного в том, чтобы просто быть с тем, кто тебе нравится.

— Нет?!

Селина вспылила. Еще чуть-чуть и она укусит его, как только что фантазировала.

— Отпустите меня, немедленно.

Она едва не рычала.

Еще никогда она не чувствовала себя и оскорбленной, и униженной, и… столь неудовлетворенной.

«Этот оборотень сведет меня с ума».

— Если не собираетесь убрать свою метку… — Селина недоговорила, решив подобрать угрозу получше.

К сожалению, идей не было, и в голову пришла только глупая детская угроза.

— Я расскажу графу Виллоу, что вы его обокрали.

— Вот как?

Маркиз недобро хмыкнул и отпустил руки Селины. Она тут же дернулась и отскочила на шаг назад.

— Именно.

Селина вздернула нос и сжала губы. Пытаясь всем видом показать, что ее намерение серьезно. И вовсе не нелепо и смешно.

— Я, между прочим, вернул то, что принадлежит мне по праву, — вдруг начал оправдываться маркиз. И даже будто обиделся.

Но Селину так легко не провести.

— С чего вдруг я должна верить преступнику?

— Это ключ принадлежал моему отцу.

— Почему же вы его не потребовали вернуть?

— О, с моим кузеном это растянулось бы на очень долгое время. А я не собираюсь тратить свое впустую, когда можно было просто забрать.

— Я все равно вам не верю.

На самом деле ключ графа Виллоу девушку вообще не интересовал. Селина хотела развернуться и уйти, молча приняв поражение. Но не спешила. Все-таки Равен пока единственный, кто может что-то объяснить про метку, и как с ней бороться. Нужно только разговорить его. Не горячиться, как обычно происходит в его присутствии, а вернуть голове трезвость.

— Я кое-что выяснила об этом, — зло процедила Селина, подняв рукав и продемонстрировав маркизу следы его зубов. — Это как-то влияет на меня? Верно?

Равен потянулся носом к обнаженному запястью, но девушка одернула руку пряча за спину как дети лакомство, которым не хотят делиться.

— Будь я в здравом уме, никогда… — договорить мысль Селина не смогла. Пришлось использовать всю силу воли, чтобы продолжить. — Никогда бы не пожелала такого как вы!

— Это какого?

Равен хищно улыбнулся. И он, и его зверь наслаждались яростью девушки. Оказалось, что, на первый взгляд, обладающая неярко выраженной, даже сдержанной, красотой, чопорным и ханжеским характером, леди Селина скрывала в себе чувственную страстную натуру.

Да и как он мог забыть их первую встречу на озере, запах ее возбуждения. Тихий стон, что он уловил, направляясь к своим-чужим владениям. Ни одна истинно отрицающая желания тела леди, не стала бы так откровенно ласкать себя, пусть и уединившись в лесу.

Не зря зверь, почуяв девушку и беря верх, заставил его обратиться, и привел к ней. Вот только человеческая натура упорно отрицала до недавнего времени то, что скрывается под маской благопристойности.

Впервые за долгое время его человеческая сторона и звериная, наконец, приходили к единению.

— А вы желаете меня, леди Селина?

Равен терял самообладание от одной мысли о положительном ответе. Конечно, и так знал правду. Но член напрягался, когда он представлял, как чопорная юная леди, возможно, впервые произносит нечто бесстыдное. Такое, что раньше позволяла только в мыслях.

Дико желал взять ее, заклеймить своим запахом, немедленно, даже если она продолжит отрицать свои желания.

Как же Равену хотелось услышать из сладкого рта что-то пошлое, противоречащее ее невинному образу. Почувствовать, как влажные от жадных поцелуев губы обхватывают головку… А несмелый язычок проводит вдоль пульсирующего от желания члена.

— Вы озабоченное животное!

Выпалила девушка. А Равен и забыл уже, что его невеста не так и скромна в выражениях, когда речь идет о женихе.

— Некоторые вещи нам неподвластны. Вы бы хоть спасибо сказали, за то, что спас тогда, на озере.

— Уж не такой ценой.

Девушка снова потрясла перед его носом меткой как важной уликой в страшном преступлении. И к возбуждению Равена примешалась злость.

Да, он еще не разобрался что делать с невестой. В его планы она не входила, хотя он уже попытался использовать ее для них, и вполне успешно.

Но о дальнейшей судьбе их отношений не хотел думать. Все что ей говорил, правда. Он не женится на ней. Равен необычный незапечатанный оборотень. Его зверь слишком силен. В отличие от других, он постоянно его слышит. Как будто в его голове живут двое. Они не одно цлое, а борящиеся за власть над телом равные по силе сущности. Всему виной эксперимент отца. Хоть, на первый взгляд, его дефект незаметен, но ни одну женщину обрекать на жизнь с ним, он не собирался.

Но и отпускать так и не познав сладости ее тела, не готов.

— Я не ваша самка, и не стану раздвигать перед вами ноги! — продолжала злиться Селина.

«Согласись, этот грязный ротик напрашивается!» — довольно порыкивал зверь.

А Равен наслаждался зрелищем. Проступающим гневным румянцем на щеках Селины. Вздымающейся вверх грудью. И острым взглядом синих глаз.


Глава 20 | (Не)желанная невеста | Глава 22