home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8.3

Последнее провидица почти прошептала, глаза ее закатились, и Уильям уже подумал, что ее настигло очередное видение, но она тут же их закрыла, заваливаясь на землю.

— Магдалина! — прокричал Уильям, когда девушка лишилась чувств, а он едва успел поймать ее.

К счастью, они уже остались одни. И никто не видел, как герцог подхватил сантринийку на руки и понес в дом.

Хрупкая фигурка совсем ничего не весила, а глаза, прикрытые веками, беспокойно подрагивали.

Ну вот, еще обмороков ему не хватало.

Какая же она странная. «Не целуйте». Тут и провидицей быть не нужно, чтобы почувствовать охватившую обоих страсть. От поцелуя их разделяло мгновение. Но что в этом такого страшного? Она и сама его поцеловала тогда в карете… Чтобы вызвать видение, осенило герцога. Но это мало что меняло. Правящие более стойкие к воздействию магии. И магия провидиц не исключение.

— Что же вы задумали, княжна Соленская? — прошептал он, пока нес девушку на руках в дом. Медные локоны упали ей на лицо, пряча приоткрытые пухлые губы, о которых, в последнее время, он слишком часто думал. — Какие тайны вас гложут?

Как и надеялся Уильям, по пути к покоям княжны, им никто не встретился. Лучше не привлекать к ней внимание в таком свете. Завтра он все же пригласит лекаря. Не дело так падать в обмороки. Чтобы там она не говорила.

Стоило им оказаться в покоях княжны, как опасения герцога нашли свое подтверждение. Из состояния беспамятства Магдалина выходить не спешила. Может, платье Арианы слишком тесное и корсаж сдавил грудь затруднив дыхание?

Герцог боролся с противоречивыми желаниями — самому раздеть девушку и отправиться за целителем немедленно, и позвать Флори, служанку, которую он приставил к ней, чтобы та переодела Магдалину.

В последнюю очередь Уильям заботился о репутации Магдалины, ворвавшись в ее спальню. И теперь сомневался, стоит ли посвящать кого-то, кроме целителя, в случившееся. Несмотря на то, что слуги вышколены — за стены дома даже меню на завтрак не просочится.

— Проклятье, — шепотом выругался герцог, чуть приподнимая девушку на кровати. Может получится привести ее в чувства?

Но вдруг тонкие пальцы обвили его шею. Глаза Магдалины раскрылись и горели изумрудным огнем.

Как завороженный Уильям не отрывал от нее взгляда. Все глубже проваливаясь в бездонный омут.

Вопреки тому, что девушка кричала несколько минут назад, соблазнительные губы опасно приблизились к губам герцога. А он и не думал сопротивляться. Поцелуй провидицы оказался еще слаще, чем представлял дракон. Мягкие губы накрыли его очень уверенно, язычок проскользнул внутрь осторожно изучая, проникая глубже.

Поддавшись желанию, герцог навалился сверху. Колено уперлось между ног Магдалины, задирая подол платья и оголяя стройные ножки в чулках. Над кружевной полоской, обхватившей округлое бедро, белела молочно-персиковая кожа, к которой так и тянуло прикоснуться. Запомнить неповторимую мягкость и упругость.

А что собственно останавливает?

Уильям скользнул ладонью по манящей коже. Погладил бедро, постепенно поднимаясь выше. К самому жаркому месту. Член давно уже налился кровью и закаменел. Пульсировал от неудовлетворенного желания, почти причинявшего боль.

Поцелуй становился все более смелым, порывистым. Герцог прервал поцелуй, чтобы попробовать на вкус и другие участки тела провидицы, переместились ниже, к тонкой нежной шейке княжны. Провел языком, стремясь продолжить изучение еще ниже. Накрыть ртом вершинки груди. Сжать возбужденные соски. Осыпать поцелуями плоский, но мягкий животик. Скользнуть языком между складочками, наполненными соком желания.

Герцог утробно зарычал, выпуская наружу что-то животное, первобытное, чувствуя, как желание его переполняет. Это самое настоящее наваждение. Никогда потребности тела не брали верх, никогда он не испытывал желание обладать женщиной настолько ярко.

Оттого не сразу он заметил, как неестественно блестят зеленым огнем глаза провидицы. А вокруг будто расползается туман, такой же ядовито-изумрудный, как и глаза Магдалины. Медленно до герцога стало доходить, что все происходящее выбивается из понятия «нормально». Потому что ненормально для советника короля и дракона такая слабость духа и тела.

Чем больше Уильям анализировал происходящее, тем быстрее в мыслях прояснялось. Все больше ему казалось, что он пал жертвой магии Магалины. Но разве это возможно? А как же способность Правящих противостоять чужой магии?

Может, это благодаря золотой крови он смог остановиться?

— Уильям, — прошептала Магдалина сладким голоском, когда мужчина поднялся, отпрянув от провидицы. Потянулась вслед за ним. А взгляд пустой, будто не она это вовсе говорит. — Куда же ты? Прикоснись ко мне… Возьми…

Еще несколько секунд назад мужчина так и сделал бы. Налитая кровью плоть все еще пульсировала, требуя разрядки.

Кажется, герцог недооценил опасность, когда притащил в дом провидицу. Если до этого он полагал, что рискует только миром с Сантринийской империей, то теперь всерьез стоило побеспокоиться и о себе.

Девушка вдруг всхлипнула, протянутая в его сторону рука упала и потянулась к платью, задирая его выше. Накрыла лоно, спрятанное под тонкой таканью нижнего белья, и заскользила вверх-вниз. Магдалина выгнулась, сладко всхлипывая, и призывно качнула бедрами.

— О, черт, — выругался Уильям. Как же сложно было устоять на месте. — Что же это за чертовщина такая.

— Помоги мне, — жарко продолжала шептать искусительница. Да, действие магии провидицы во всей красе. Действуя так откровенно, словно опытная блудница, Магдалина оставалась при этом чистой и невинной. Не было в ней порочности свойственной женщинам этой профессии. Что притягивало дракона только сильнее. — Я вся горю…

И как же он хотел… помочь. Даже сделал шаг навстречу. Положил свою ладонь на маленькую и хрупкую руку провидицы, которой она ласкала себя, усиливая нажим. Магдалина застонала, не останавливая движения, но теперь подчиняясь дракону. Запрокинула голову назад, хватая ртом воздух и всхлипывая.

Теперь Уильям держал себя под контролем. Все-таки, чтобы сделать близость опасной он должен зайти куда дальше, чем, почти невинная, ласка-прелюдия. Так ведь? А Магдалине действительно плохо. Красивое лицо было бледным, под глазами залегли болезненные тени. Только сейчас щеки тронул розовый румянец. И мольба в ее голосе…

Уильям наклонился ближе, борясь с желанием ловить ртом каждый стон, что срывался с раскрытых губ, искусанных и влажных.

Ладонь девушки уже не ласкала себя, а поглаживала запястья мужчины, прочерчивала пальчиками выпуклые линии вен, позволяя и поощряя ласку. А для Уильяма стало настоящей пыткой ощущать кожей жаркое лоно, изливающее соки, которые он жаждал попробовать. Проникнуть глубоко внутрь, выбивая изо рта Магдалины не эти, пока еще невинные звуки, а настоящие крики страсти. И его имя.

Только не так. Не потому, что она нуждается в подпитке, а потому, что хочет… его.

Движение пальцев Уильяма стали быстрые, почти грубые. Девушка вскрикнула, а по телу прошла едва уловимая дрожь, после чего затихла, обмякнув в объятиях дракона. Доверчиво прижалась проваливаясь в небытие будто ничего и не было.

Уильям прижал к себе провидицу, осторожно пригладил волосы.

Вот так проблему он поселил под своей крышей.

А если бы на месте Уильяма оказался кто-то другой? Кто-нибудь из слуг решился помочь? Эта мысль очень не понравилась. И думать почему, и чем сам Уильям лучше другого мужчины, ему не хотелось. Не сегодня и не сейчас.

Глядя на спящую провидицу, дракон задавался в первую очередь одним вопросом: вспомнит ли Магдалина о том что случилось?


Уильям | Провидица и дракон | Глава 9.1