home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

– Вот здесь, значит, и было? – Нечаев огляделся и даже заглянул под стол, выжидающе посмотрел на Оксану, потом на Митрофанова. Они вежливо ждали.

– А космонавты под столами сидели, что ли? – как бы пояснил свою живость Нечаев. – Его ж с космонавтами брали: маски-шоу, сферы вот эти, «Абаканы», все дела, да?

Митрофанов пожал плечом. Оксана, которой все это начало надоедать, неожиданно для себя сказала:

– Алексей Михайлович, вам же видней, наверное, кто тут был и с чем приехал.

– В смысле? – уточнил Нечаев, снова берясь за нож с вилкой и взлохмачивая выпендрежный салат из зелени с чем-то великопостным. – Имеется в виду, это мы спецназ сюда послали? Чтобы вашего Балясникова подзакрыть – мы, да? Лично губернатор Крутаков Леонид Сергеевич, да?

Он пожевал, разглядывая собеседников с изумленным удовольствием, и продолжил:

– И все тут в этом уверены, да? Обалдеть.

Оксана посмотрела на Митрофанова. Митрофанов, уставившись себе на руки, сказал:

– Балясников получил должность, чтобы решить вопрос с мусором. Область затащила сюда мусорным оператором «Чистую сторону» Гусака, который пообещал построить мусоросжигающий завод, а область под этим соусом сделала нашу свалку единственной для Сарасовска, плюс выкинула из бюджета расходы на компенсации для нас. Гусак то ли сразу не собирался ничего делать, то ли переобулся после митингов, прошлогодних и давешних. Смысл-то, правда, вместо тихого доходного бизнеса вляпаться в сплошные скандалы и жалобы. «Чистая сторона» пособирала бабки полгода с повышенного тарифа по всей области, убила свалку и собралась сваливать.

– Потому что Балясников наехал на «Чистую», – сказал Нечаев.

– Да на кого он мог… – начал Митрофанов презрительно. Оксана перебила:

– Балясников за Гусака держался до последнего, любые варианты побрить его или наказать встречал… истерикой просто.

– Да, держался, потому что договор такой был: город чуть недовыполнит свои обязательства – Гусак выходит, и вы будете по уши в говне.

– Будете, – повторил Митрофанов.

Нечаев повел носом, сочувственно поиграл бровями и продолжил:

– В любом случае, никто его в истериках биться не заставлял, и с Гусака бабло трясти тоже. Тем более под запись. Идиот, знает же, чей сын Гусак, понимает, что в любой регион он не просто так приходит, а после согласований на высшем уровне, – нет, требует, сука, решить вопрос, потому что он тут наедине со свалкой и с народом без копейки остается.

Оксана негромко сказала:

– Это правда же. Как без денег-то?

– Вот пусть касаемо этого следствию объясняет, папе Гусака, суду нашему самому справедливому. И зачем бабло брал – в кабаке! В кэше! Кэшем он собирался вопросы со свалкой и народом решать, да? Мне-то уж не рассказывайте, а то разочаруюсь прямо сейчас.

Нечаев звонко швырнул вилку с ножом на опустевшую тарелку и откинулся на спинку стула, раздраженно глядя на Оксану. Она молчала, Митрофанов тоже.

Нечаев вытер рот салфеткой и вполголоса сказал:

– Балясников – идиот просто, вот что. Себя подставил по самые – скандал ведь федерального уровня, сядет всерьез, никто не отмажет. Нас подставил, ладно в политическом смысле, – но шефу коллеги звонят, знаешь, как зятю-сифилитику, якобы с сочувствием…

Он махнул рукой, пожевал губами, почти залпом выпил полстакана минералки и продолжил:

– И сам в жопе теперь, и мы в жопе, и город весь в жопе. Гусак соскочил, свалка растет, вонь у вас тут – я не представлял, что так, честно, делать что-то надо, а денег нет. Теперь даже у Балясникова.

Он невесело ухмыльнулся и заключил:

– И ресурсов, главное, никаких.

– А что изменилось-то? – спросил Митрофанов. – С точки зрения свалки, управляемости и так далее – что? В плане денег и Гусака лучше не стало, конечно, но и хуже не стало, правильно? Набор возможных решений каким был, таким и остался.

– И все плохие, – согласился Нечаев, наполняя стакан заново. – Оставалось выбрать наименее плохое и взвалить на себя ответственность.

– А потом убрать ответственного, свалив на него все издержки, – сказал Митрофанов очень серьезно.

Нечаев аккуратно поставил поднятый было стакан и посмотрел на Оксану. Она посмотрела на него, на Митрофанова, снова на него, требовательно. Митрофанов пожал плечом и спокойно пояснил:

– Два и два просто, чего тут думать. Для этого Балясников и был нужен, поэтому вы его и не трогали, пока он как-то этот камень со склона не уронит. В любую сторону. А он и камень не уронил, и сам покатился. Самым глупым и бесполезным способом.

Нечаев мрачно кивнул. Митрофанов подождал, понял, что тот так ничего и не скажет, и продолжил из вежливости, теряя интерес к теме беседы:

– Никакой и.о. тем более на себя ответственности не возьмет, наоборот: я думаю, Тихонов заявление уже написал, и остальные замы тоже, да?

– Оксана Викторовна, мы же договаривались без утечек, – мягко сказал Нечаев.

Митрофанов ухмыльнулся, Оксана, разозлившись, отрезала:

– Мы с Даниилом Юрьевичем с момента его увольнения не общались. Сегодня только я его сюда вот пригласила.

– Увольнения? – спросил Нечаев и тут же вспомнил: – А, точно, вы говорили. Но оно же в итоге не оформлено? Это хорошо. Подумаем, как лучше – замять это дело или выпятить.

– Зачем? – спросил Митрофанов, напрягшись.

– Оксана Викторовна касательно сути нашей беседы не пояснила? – с некоторым недоверием уточнил Нечаев.

Оксана вздохнула. Митрофанов пожал плечом.

– А вы сами… – начал было Нечаев, но коротким движением ладони обрезал эту речь и начал новую. – Чего круги нарезать, все всё понимают. Расклад вы верно оценили, области нужен вменяемый глава Чупова, и Чупову нужен, и так далее. Имеют место быть три варианта: поднимать замов, поднимать местного из кадрового резерва, присылать из области. Из области – самый рабочий, но и самый паршивый вариант. Он был бы оптимальным, если бы мы четко представляли себе, что делать. А мы не представляем. Я вот глава администрации губернатора – и не представляю пока, простите. Ни хрена просто. Нужен человек, который найдет такое решение, чтоб не отменять все предыдущие и не переворачивать все с ног на голову. Найдет и реализует. Замы не будут, вы правильно говорите – по кругу всех опросили, дважды. Наотрез, даже волчьих билетов не боятся. Да, я могу их…

– Вы меня в главы хотите? – спросил Митрофанов изумленно.

Нечаев поперхнулся, моргнул и сказал:

– Конечно.

– А поч… – Митрофанов посмотрел на Оксану, она встретила его взгляд с вызовом. – Так, интересно. А почему вы думаете, что я найду решение и вот это, насчет «реализует»?

– Мы консультировались, – пояснил Нечаев. – И не смотрите так на Оксану Викторовну. Идея была ее, скрывать не стану, но потом мы сами изучили вопрос, поговорили с людьми. Вы не на слуху, конечно, зато репутация неплохая…

– Никакая, – вставил Митрофанов.

– Не кокетничайте. Те, кому надо, вас помнят, личное дело отличное – депутатом были, в реальном бизнесе были, чиновником были, нигде не наследили. И для электората, и для коллег абсолютно проходной и позитивный вариант.

– Опять избираться? – утомленно спросил Митрофанов. – Был я уже депутатом, мне тридцати еще не было, а сейчас за сорок – снова в ту же воронку? Нет там ничего хорошего.

– Но тогда депутаты не избирали главу города из своего состава, – напомнила Оксана.

– А сейчас вот прямо им, кроме меня, и некого выбрать, – сказал Митрофанов с иронией.

– А кого? – спросил Нечаев и жестом пообещал запоминать, записывать и даже немедленно бежать, чтобы претворить идею в жизнь.

Идеи, конечно, не было.

Митрофанов шевельнул губами, посмотрел в пол, в потолок, потом непонятно на Оксану. Пожал плечом и сказал:

– С другой стороны, что я теряю.

Нечаев явно хотел сказать: «Вот именно», но сдержался. Заговорил очень убедительно, закрепляя успех:

– Опыт на вашей стороне, в том числе касаемо главной темы – Оксана Викторовна говорила, вы лично свалкой занимались и варианты решения у вас есть.

– Есть, – подтвердил Митрофанов. – А не понравятся если?

– Ой, да ладно. Вы ж вменяемый человек, не то что Балясников. Договоримся, думаю.

– А не договоримся – космонавты всегда успеют подъехать, да? – предположил Митрофанов.

– Слушайте, были бы у нас такие космонавты, мы, может, и не дергались бы сейчас. Их из округа привезли, полный самолет, и обратно отправили, с Балясниковым вместе. Так что можете в своих вариантах решения, ну и в опасениях заодно, смело их не учитывать. И мы тоже как-то без них должны.

Нечаев закинул руки за голову и мечтательно протянул:

– А как бы прелестно с ними было. Вас бы не уламывали, просто отправили бы сюда полк космонавтов, ввели бы а-ля режим экобедствия и заставили бы вас, голубчиков, под ружьем что-нибудь за минуточку придумать, а нет – массовые посадки и конфискации дачек.

– А сами еще сто тысяч тонн мусора привезли бы под шумок, – благодушно предположил Митрофанов.

Нечаев осекся, сел прямо и посмотрел на него по-новому. Митрофанов сказал:

– Информационный век, время вотсапа и телеграм-каналов. Все всё знают. Легко не будет. Только поэтому и готов попробовать.

– Н-ну… и хорошо, – сказал Нечаев. – Значит, считаем, что в целом договорились?

Митрофанов кивнул.

– Это прекрасно, – сказал Нечаев, встал и протянул руку.

Митрофанов со вздохом встал и пожал ее.

– Что уж так мрачно, – благодушно продолжил Нечаев. – Начало больших дел. Выпить бы за это, несмотря что пост, да я вот по медицинским бросил, два года как – а вам, я думаю, шампанское прям остро рекомендуется.

Митрофанов и Оксана отказались молча, дружно и не переглядываясь.

– Разоблачат нас, как «Хизб ут-Тахрир», – сказал Нечаев. – Семья-то возражать не будет? Вы ведь женаты, а дети уже взрослые, я правильно помню?[13]

– Вот кстати, – ответил Митрофанов как-то невпопад и полез в карман за телефоном.

Неужто фотки показывать будет, с ужасом подумала Оксана, но Митрофанов сам уставился в экранчик, и не чтобы ответить на вызов, которого, похоже, не было. Он нашел кого-то в списке, тюкнул по контакту и пошел к двери, бросив на ходу:

– Я буквально на секунду, важный звонок.

Дверь клацнула. Нечаев уважительно сказал:

– Эк у него строго. Реально, что ли, разрешения спрашивать пошел?

– Вряд ли, – сказал Оксана, налила себе воды и выпила, чтобы не сказать чего-нибудь еще. Потому что сейчас что ни скажи, всё будет лишним, показательным и саморазоблачительным.

Нечаев, словно не замечая ее нервозности, – хотя заметил же, гад проницательный, – сказал:

– Интересный человечек, в самом деле. Самородок. Спасибо, Оксана Викторовна, мы бы сами не заметили, конечно, – скрывался он почти двадцать лет, что ли. А ведь специалист с потенциалом был, нам все подтвердили, кто его вспомнил.

– Да я сама недавно… – начала Оксана и замолчала.

Дверь качнулась, видимо, под напором кондиционированных вихорьков. Стало слышно Митрофанова. Он говорил негромко, но в пустом ресторане слышимость была как в бассейне:

– Саньк, ну прости, так надо. Не реви ты, пожалуйста. Что? Нет, ей не сказал еще. Я же тебе первой обещал. Сейчас позвоню. Значит, разрешаешь на бывшей…

Дверь опять захлопнулась.

– Жена ревет от счастья, – вполголоса отметил Нечаев. – Женщины мудрее все-таки, чем мы.

Оксана вцепилась в краешек стула, чтобы удержать закружившийся внезапно мир. Нечаев, к счастью, на сей раз впрямь ничего не заметил и пустился в длинное рассуждение про женщин, которые смысл жизни и утешение страннику. Он же клеит меня, запоздало сообразила Оксана, этого еще не хватало, – и тут дверь открылась вновь. В зал, пряча телефон, вошел Митрофанов и, коротко извинившись, сел за стол.

– Согласна? – спросил Нечаев сочувственно, и Митрофанов одновременно и невпопад сказал:

– Нет, разведен.

Оксана вскинула глаза, Нечаев озадаченно сказал:

– П-простите?..

– Вы спросили, женат ли, – нет, разведен. То есть сейчас развожусь.

Оксана пробормотала себе под нос:

– Вот так это делается, да?

Нечаев покосился на нее, а Митрофанов спросил:

– Или это помеха?

– Нет, что вы, – заверил Нечаев. – Напротив, высочайше благословленная мода.

Через полтора часа Митрофанов спросил:

– То есть это я должность главы через постель получаю?

– А по-другому не бывает, – сказала Оксана. – Иди сюда уже.


Глава восьмая | Бывшая Ленина | Часть вторая