home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



К ВОСТОКУ ОТ АЛЬБИНКИРКА — ШИП

Шип сидел, скрестив ноги, под деревом и наблюдал за происходящим в мире. Притворяться довольным он не мог.

Вчера ему нанесли очередное поражение: нанятый монахинями отряд под командованием темного солнца, которое умело гаснуть, объединился с людьми, охранявшими последний караван у верховья реки, и вместе они разгромили его лучшие мобильные силы.

Чародей до сих пор никак не мог дотянуться ни до одного вождя ирков. А боглины возвращались обратно за реку. Они понесли поистине огромные потери.

А еще он чувствовал волны чистой силы, продолжавшие накатывать на ближайшие к месту сражения деревья. Другой, почти такой же великий колдун, как он сам, выпустил на свободу силу, которую лучше было бы не трогать. Теперь эта сила слышалась во всех землях Диких, словно трубный зов. И Шип распробовал ее привкус.

«Мне следовало быть там самому, — подумал чародей. — Мой одаренный ученик покинул свою башню и наконец–то явил себя миру. Изменил суть заклинания и избавился от сковывавших его нитей, словно снял поводья, смотал их и повесил на крючок. Интересно, как удалось мальчишке провернуть все это?» Шип не стал тратить драгоценное время на поиск ответа на поставленный вопрос. Один раз Гармодий обвел его вокруг пальца, второго раза не будет.

И если бы мятежный ученик был его единственной неприятностью! Кто–то убил трех его дхагов, которых люди называли троллями, огромных пещерных гигантов, закованных в каменную броню и обитавших высоко в горах. Он подчинил всего десятерых, и вот трое мертвы.

Но, пожалуй, самым ощутимым ударом стало предательство сэссагов. Их вожди бросили его и отправились на восток вести собственные сражения. Если бы они не заартачились, то подобного никогда бы не произошло.

Шип поднял в небо скворцов и голубей и стал смотреть их глазами. Он знал, почему нынешним защитникам старой крепости удалось ввести его в заблуждение. Хищные птицы распугали маленьких пернатых помощников. И он оказался слеп. Почти на целый день.

И все же у него в рукаве имелся ценный козырь. Наконец–то друг прислал ему письмо. Очень подробное.

Несмотря на поражение, теперь у него имелись точные сведения о защитниках крепости. Их оказалось не так много, как опасался Шип. Ему не нравился привкус их силы, но самих воинов можно не бояться. Их ничтожно мало.

Шип никогда бы не стал таким могущественным, если бы не анализировал причины своих неудач. От излишнего тщеславия он не страдал, поэтому прекрасно осознавал, что его одурачили и задали неплохую взбучку. И ему придется вносить изменения в первоначальные планы.

Во–первых, сэссаги одержали победу, которой можно воспользоваться с выгодой для себя: несмотря на успех, они понесли огромные потери, и их вожди выглядели глупцами. Самое время заставить их вернуться и вновь навязать союзничество. Он нуждался в них и их безжалостном человеческом мышлении — столь непохожем и изворотливом по сравнению с разумом ирков и боглинов.

Ему нужно обсудить изменения плана с союзниками и втолковать им, если понадобится — с помощью силы, что он остается хозяином этих лесов. Иначе они тоже от него отвернутся. Разве не забавная ирония: он решил напасть на Скалу ради них, а сейчас они могут предать его.

Шип вздохнул. Все эти мелочные хитросплетения эмоций и интересов напоминали ему придворную мышиную возню, из–за которой он отвернулся от людей, когда еще был человеком. Дикие стали его спасением, но теперь здесь происходило то же самое.

Глупо, ему нужна победа, чтобы убедить отказывающихся принять его план, тогда как он просто мог бы забрать жизни большинства своих союзников, лишь потянувшись к сущностям их Дикости и дернув за них…

Он вспомнил, как один из студентов поразил его, заявив: невозможно заставить людей подчиняться, убивая. При этом воспоминании чародей улыбнулся. Мальчишка был одновременно прав и неправ. Шип никогда не придавал большого значения тому, как склонить кого–то на свою сторону.

Но одними воспоминаниями задачу не решить. Он отстранился от голубей, рыси и лисы — зайцев перебили собаки, — и стал возвращать распределенные сущности в тело, созданное им специально для этого.

Его охраняла дюжина ирков, и он обратился к ним.

— Созовите моих капитанов, — приказал Шип. Теперь его голос походил на карканье ворона, резкий и хриплый.


ЦИТАДЕЛЬ АЛЬБИНКИРКА — СЭР ДЖОН КРЕЙФОРД | Красный рыцарь | К ЗАПАДУ ОТ АЛЬБИНКИРКА — ГАСТОН