home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЛИССЕН КАРАК — КРАСНЫЙ РЫЦАРЬ

Никто не осмелился помешать наступлению рыцарей, и они беспрепятственно зачистили местность около Замка у моста. Всадники прочесали территорию вокруг стены: любая тварь, не успевшая скрыться, навеки лишалась такой возможности. Мелкие боглины, убегая, пытались взлететь, махая недоразвитыми крыльями и ненадолго задерживаясь в воздухе, или прятались в густой траве, где обнаружить их было крайне затруднительно. Ирки и крупные боглины, облаченные в броню, забивались в наспех вырытые туннели и внезапно выпрыгивали из них в последней тщетной попытке достать кого–то из людей, добавляя очередной стежок к адскому полотну, которое представлял собой внутренний двор Замка у моста.

Когда люди капитана вновь оказались у северной стены, возле ведущей на куртину рыхлой земляной насыпи, которую возвели боглины–рабочие, Красный Рыцарь поднял руку, приказывая всем остановиться.

— Спешиться! — крикнул он.

Солнце перевалило зенит, но стояло еще высоко. Далеко на западе редкие облака плыли по небу. В запасе у капитана имелось еще несколько часов дневного света. Опыт подсказывал, что до наступления темноты необходимо полностью зачистить внутренний двор, иначе Замок у моста будет потерян. Как и единственная возможность объединения с королем. Если, конечно, он вообще появится.

Каждый пятый слуга взял поводья десяти коней.

— Копья! — приказал капитан.

Воины выстроились у основания насыпи в плотные шеренги: латники впереди, оруженосцы со слугами — в центре, в тылу заняли позиции лучники.

Приор подъехал к нему и отдал честь.

— Мы вас прикроем.

Красный Рыцарь отсалютовал в ответ и взял у Майкла тяжелое копье.

— Если мы не вернемся до наступления темноты, считайте мост потерянным.

— Храни вас Бог, сэр рыцарь, — перекрестился приор.

— Богу на меня наплевать, — ответил Красный Рыцарь, — лишь это и радует. За мной! — скомандовал он и стал подниматься по выщербленной земле. Та была мокрой и плотной, а судя по исходившему от нее запаху, еще и сдобренной каким–то веществом, выделяющимся из тел боглинов. Едким, как керосин.

Стену обороняли пятьдесят боглинов, латники прошли сквозь них, словно нож сквозь масло. В живых ни одного не осталось.

Капитан посмотрел вниз: во внутреннем дворе царил ад. Фургоны купцов пылали, копошились фигуры, больше походившие на грешников из преисподней, люди, с которых заживо сняли кожу, надрывно кричали, вокруг сновали в сиявшей белизной броне боглины–упыри. Большинство из них толпились у двери ближайшей башни, а из дыры в земле, словно личинки из вскрытого трупа, выползали все новые и новые чудовища. Еще больше боглинов скопилось на стенах. Правда, восточную куртину удерживал маленький, хорошо организованный отряд: люди стояли спина к спине и не подпускали к себе монстров с обеих сторон.

— Направо. По двое, — скомандовал капитан и повел людей вниз по другой насыпи, служившей для подъема осадных орудий на куртину. У подножия белели два боглина с секирами.

Церемониться времени не было. Красный Рыцарь перехватил копье, опустив острие. Выпад первой твари он принял на рукоять оружия, взял руку боглина в захват, применяемый рыцарями для защиты в рукопашном бою, и оторвал конечность. Так отрывают клешню у только что сваренного краба. Боглин попытался дотянуться до него второй рукой, но капитан вогнал острие копья в голову врага, оставил копье в правой руке, а левой ударил противнику прямо в глотку. Чудовищная пасть распахнулась, жвалы задергались у самого забрала, и капитан направил оружие вниз, пробивая внутренности. Из глотки врага фонтаном брызнул едкий ихор.

— Выровнять фронт! — рявкнул он в тот момент, когда Изюминка снесла топором голову второму упырю.

Йоханнес занял позицию слева от Красного Рыцаря, рядом с ним, стерев с топора кровь, встала Изюминка. Молодая женщина постучала древком своего оружия по нагрудникам Йоханнеса и Танкреда. Строй был готов.

Чудовища в броне пытались окружить защитников северной башни, капитан ткнул копьем в их сторону и приказал наступать. До врагов было всего двадцать шагов. Саботоны Красного Рыцаря лязгали по мостовой, он споткнулся о чей–то труп.

И тут на них обрушилась железная буря. Толпа тварей, атаковавшая северную башню, развернулась и кинулась на новых противников. Воздух прорезали визги и стрекочущие щелчки, словно безумный барабанщик лихорадочно лупил по своему инструменту.

Первым на пути капитана оказался облаченный в доспехи монстр размерами не уступавший Плохишу Тому. Сложные переплетения его брони, прикрывавшие зазоры между шестью нагрудными пластинами, напоминали изуродованный рот. Вооруженная огромным молотом тварь размахнулась и с сокрушающей мощью ударила, от неимоверных усилий согнувшись, словно натянутый лук.

Капитан шагнул навстречу и принял удар на древко копья, изменил положение оружия и вогнал острие в середину прикрытой шлемом головы врага, пробив смотровой щиток, и существо скукожилось.

Прямо за умирающим монстром стоял еще один, вооруженный двумя длинными мечами. Капитан и моргнуть не успел, как клинки, будто ножницы портного, отрезали голову новому оруженосцу Йоханнеса. Маршал прыгнул вперед, желая отомстить за смерть оруженосца, но тут же был оглушен ударом эфеса, а последующие две молниеносные атаки сбили его с ног.

Капитан не знал, что делать. Боглины сумели остановить латников. Это просто невозможно! В землях Диких не было существ, способных противостоять двадцати вооруженным людям. По крайней мере, таких существ не могло быть много.

Красный Рыцарь замер, встретившись взглядом с возвышавшимся над Йоханнесом чудовищем, и оно узнало его. Капитан прыгнул на мечника, копье застряло в поверженном противнике, и о нем пришлось забыть.

Два Клинка, как про себя прозвал его молодой мужчина, отвернулся от своей добычи — Йоханнеса — и переключился на капитана. Он принадлежал к другой разновидности боглинов: стройный, ростом он превосходил самого Плохиша Тома и обладал недюжинной силой. На нем была кольчуга, сплетенная людьми, прикрывавшая все уязвимые места, и панцирь, который мог быть как частью тела твари, так и работой весьма искусного кузнеца. Одним словом — упырь.

Краем глаза капитан увидел, как Изюминка проткнула панцирь еще одного закованного в броню монстра и прокричала боевой клич.

Сэр Танкред тоже схлестнулся с противником. Он вцепился в боглина руками, а его оруженосец вонзал меч врагу в подмышку снова и снова, точными ударами отделяя конечность.

Два Клинка лязгнул мечами и, подобно хищнику, прыгнул на капитана.

Красный Рыцарь выхватил из–за пояса рондельный кинжал и доверился своей броне. Он шагнул в зазор между двумя клинками и высоко вскинул руки с зажатым кинжалом. Мечи опустились прямо на его наплечники. Закаленная сталь прогнулась и треснула, но следующим препятствием на пути клинков оказался хауберк, он и сдержал их, несмотря на силу удара, которую капитан прочувствовал в полной мере даже через стеганый гамбезон.

Красный Рыцарь нанес удар сверху вниз, раскроив бармицу и вонзив кинжал в шею неприятеля.

Шесть раз.

Тварь задергалась, но стальной хваткой рук сжала плечи капитана. Вокруг нее засиял синий свет, глаза сверкали голубым, она готовилась к…

Молодой мужчина ударил боглина между ног. Несмотря на то что ничего чувствительного у чудовища там не имелось, удар лишил его равновесия, что дало капитану возможность шагнуть вперед и перебросить боглина через отставленную правую ногу. Крылья врага зацепились за острые концы наколенников и оторвались. Вес твари ускорил падение, но все же боглин сумел схватить капитана и потащил его за собой. Красный Рыцарь упал сверху. А рондельный кинжал все так же оставался продолжением его рук.

Стальной панцирь капитана выдержал. А вот панцирь чудовища — нет. Трехгранное лезвие пробило его насквозь, из раны брызнул ихор. И на этом капитан не собирался останавливаться: вытащил лезвие длиной около фута и вогнал его под смыкавшиеся со страшной силой на его шлеме жвалы. Упырь оторвал забрало, неестественным образом вывернул голову, и взгляды человека и монстра снова встретились. Глаза упыря светились.

Красный Рыцарь моментально нанес удар, пытаясь попасть боглину под нижнее веко. Он изо всех сил старался выколоть сиявший голубым светом продолговатый глаз упыря, а враг пытался дотянуться до его лица рукой со смертоносно отточенным когтем.

Боглин не хотел сдаваться прежде, чем применит свое заклинание.

Левой рукой в латной рукавице капитан обхватил затылок чудовища и, вложив в удар все оставшиеся силы, пронзил глаз кинжалом, пробив веко, кожу и кость. Ковыряя сталью мозг монстра, он проник в его Дворец воспоминаний, чтобы одержать победу не только над плотью, но и вобрать силу…

И она влилась в него — холодным синим потоком, от мощи которого он содрогнулся.

Глаза боглина заволокло пеленой.

Капитан направил новообретенную силу в себя, поглощая энергию противника, как поступают Дикие. Раньше он такого не делал. Не знал как. Пожалуй, хорошо, что Пруденция его сейчас не видит.

Молодой мужчина вскочил на ноги, спешно прикидывая, выберутся ли его люди из передряги живыми при теперешнем раскладе сил. И пришел к выводу: победить может любая из сторон.

Но чаша весов уже качнулась.

Треть латников покинула поле боя, и среди них были погибшие, раненые или просто споткнувшиеся. Он не мог знать наверняка, но что–то подсказывало: его людям удалось сломить вражеское сопротивление. Сражения на флангах теперь больше походили на охоту, нежели на бой равных.

Лучники принялись зачищать стены от Диких, к ним присоединились десять выживших на башнях стрелков, приближая столь желанную победу. Дюжина белых боглинов отступила к воронке в земле. Внезапно раздался истошный крик — орал человек с наполовину содранной кожей, которая волочилась позади него. Он завопил снова, и один из лучников оказал несчастному милость, выпустив стрелу тому прямо в горло и тем самым прекратив его мучения.

И вот настал долгожданный момент, когда оставшиеся в живых люди подняли забрала, жадно вдыхая полной грудью.

Капитан направился к северной башне. Перебрался через кучу мертвых тел, за которыми обнаружил опиравшегося на шестифутовую, покрытую коркой запекшейся крови, тяжелую гизарму[81] молодого гиганта, как и все, с ног до головы забрызганного кровью боглинов.

— Смотрю, ты собрал неплохой урожай, юный Даниэль.

— Это не я, кэп. Это мастер Рэндом удерживал дверь, — сказал бывший извозчик, — полагаю, не менее часа.

— Он жив? — спросил Красный Рыцарь.

— Его туда, в кучу, потащили. Мы пытались отбить, но не сумели, как раз вы им в спину ударили. Думаю, нам следует его отыскать.

Даниэль решительно поднялся. Он нанизал на острие гизармы закованного в броню боглина и отбросил от общей кучи, словно фермер, ворошащий вилами сено. Капитану сложно было поверить, что тот устал за время схватки.

Красный Рыцарь поднял еще одну тварь. Странно, но мертвые боглины выглядели такими безобидными. Бесспорно, столь же отвратительными, но больше похожими на зверьков, нежели на насекомых. Капитан отбросил одного, затем другого. Руки тряслись, ноги едва держали.

При этом он был переполнен силой.

К ним присоединилась Изюминка.

— А чем мы тут вообще занимаемся? Раненых добиваем? — спросила она как–то уж слишком резко и неприязненно.

Бой только–только закончился, и молодой женщине, да и другим выжившим он, без сомнения, запомнится надолго.

— Ищем тело, — ответил капитан, стоя по пояс в трупах.

— Вот его нога! — закричал Даниэль.

К нему на помощь ринулся Майкл. Неожиданно к ним присоединился сэр Милус, а затем и сэр Йоханнес, у которого все еще кровоточила рана на плече. Они потянули все вместе, тело купца дернулось, и он испуганно заорал.

Залитого кровью людей и боглинов купца уложили на расчищенное место. С левой его лодыжки кожа была содрана, кровь медленно сочилась там, откуда чудовища острыми жвалами отрывали куски плоти.

— Тащите сюда жгут! И снимите с него поножи, быстро! — крикнул Красный Рыцарь.

Даниэль стоял наготове с небольшим ножом, зажатым в здоровенной руке. Придерживая доспех, он аккуратно перерезал ремни, Изюминка расстегнула застежку и сняла поножи, из которых вылилось порядком крови.

Капитан приподнял изуродованную ногу. Изюминка обмотала портупею вокруг узкой части лодыжки, протянула конец через пряжку и изо всех сил затянула.

Кровь остановилась.

— Перевяжи, — запоздало подсказал капитан.

В подобных случаях каждый из его людей мог оказать первую помощь. Устало вздохнув, он побрел к стене.


ЛИССЕН КАРАК — ШИП | Красный рыцарь | ЛИССЕН КАРАК — ШИП