home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АЛЬБИНКИРК — СЭР АЛКЕЙ

Сэр Джон поручил ему командовать отрядом арбалетчиков, состоявшим из членов городских гильдий. В разноцветных одеждах они все были слишком заметны. Больше всего выделялись красный и синий — цвета меховщиков, самой крупной гильдии Альбинкирка. Можно было бы посмеяться над тем, что он, кузен императора, руководит группой арбалетчиков незнатного происхождения. Возможно, это бы его развеселило, однако…

Они появились в лучах вечерней зари, прямо на закате. Создавалось впечатление, что в полях кишат насекомые. Без единого сигнала или команды ирки поменяли направление и понеслись прямо на городские стены. Сэр Алкей ничего подобного и представить себе не мог. Среди врагов были демоны, дюжина или даже больше, стремительные, грациозные, стройные и смертоносные. Они просто взбегали по стенам наверх.

Стрелки разряжали и разряжали арбалеты в несущуюся на них орду, а он сновал за их спинами между зубцами крепостной стены, бормоча что–то ободряющее и умоляя проявить стойкость. Он знал, как командовать, но никогда прежде этого не делал.

Первая волна почти захватила стену. Сразу же появился демон и начал убивать арбалетчиков. По чистой случайности его огромный меч отскочил от нагрудника работавшего по найму оружейника, и его товарищи утыкали болтами кровожадное чудовище. Пока умирало, оно успело захватить с собой на тот свет еще четверых, и все же вид мертвого демона несколько воодушевил меховщиков.

Они отбили вторую волну, демоны стали более осторожными и нападали со спины. Алкей попытался заставить арбалетчиков стрелять по ним из укрытия, но из этого ничего не вышло, людям приходилось сражаться с теми, кто представлял непосредственную угрозу.

К нему подошел глава гильдии, тяжело оперся на боевой топор, поскольку прекрасно знал, что не стоит напрасно тратить драгоценные силы, и отдал честь.

— Милорд, — обратился он, — у нас заканчиваются болты. У каждого из парней осталось всего по двадцать штук.

Сэр Алкей зажмурился.

— Где нам взять еще?

— Я надеялся, вы знаете, — сказал гильдиец.

Рыцарь отправил гонца, но ответ ему и так был известен.

С третьей волной атаки чудовищам все же удалось забраться на стены у них за спиной. Они слышали, что враги прорвали оборону. К шуму сражения примешались пронзительные крики, и его люди стали оборачиваться.

Он жалел, что рядом нет его оруженосца — ветерана пятидесяти битв. Этот человек погиб, защищая его, когда они попали в засаду, и теперь ему не с кем было посоветоваться. Сэр Алкей сжал челюсти и приготовился достойно принять смерть.

Он снова прошел вдоль стены. Тени вытягивались. Порученный ему отрезок составлял сотню шагов — Альбинкирк не был маленьким городом, даже с точки зрения сэра Алкея, побывавшего в самых больших столицах мира.

Рыцарь остановился, когда увидел, что трое арбалетчиков развернулись к стене спиной и уставились на город.

— Смотреть вперед, — рявкнул он.

— Дома горят! — воскликнул какой–то болван.

Еще больше людей обернулось, и он тут же их всех потерял. Словно из–под земли на стене возник демон. Он перетекал, как жидкость, двигаясь между ними и вокруг них, с двумя зажатыми в когтистых руках топорами — и пока Алкей застыл на месте, чудовищная лапа нанесла удар, располосовав грудь и живот пятнадцатилетнему парнишке, на котором не было нагрудника.

Презрев страх, Алкей бросился в атаку. Рыцари Мореи тренировались противостоять подобным существам, а чувство страха было ему и прежде хорошо знакомо. Сэр Алкей бежал прямо на противника с оружием наготове…

Демон атаковал первым. Он был намного быстрее и задел топором руку рыцаря. У кузена императора была отличная подготовка, поэтому удар он сумел отразить почти полностью, лишь малую часть принял на себя пластинчатый доспех. И тогда он развернулся.

Чтобы оказаться лицом к противнику, демону тоже пришлось развернуться. Резкий рывок от бедра занял меньше секунды, и Алкей вскинул боевой топор непосредственно из защитной стойки, как мальчик, пронзающий вилами сено, только раза в два быстрее.

Рыцарь был ошарашен не меньше демона, когда его оружие врезалось в переднюю лапу чудовища, сжимавшую топор, и разрубило ее. Брызнул ихор, а конечность вместе с клинком упала на настил. Демон рубанул левой, крутанулся и нанес удар нижней лапой. Все четыре когтя проткнули нагрудник сэра Алкея, но ни один не пробил кольчугу и стеганку. Но рыцарь не смог удержаться на ногах.

И тогда в демона ударил арбалет. Не болт, а само оружие, брошенное перепуганным арбалетчиком. Расшвыряв защитников, чудовище вскочило на стену и прыгнуло вниз.

Алкей поднялся. Его боевой топор все еще был зажат в руке. В течение нескольких мгновений он гордился собой, а затем осознал, что город за ним полыхает. Рядом на стене появились еще два демона, стрелы ирков засвистели повсюду. Но что еще хуже, они летели и со стороны города.

С ним было около дюжины человек, включая ошалевшего мужика, ударившего демона арбалетом. Были и глупцы, решившие покинуть стену и побежавшие к себе домой.

Сэр Алкей покачал головой и выругался. Они были окружены, половина его людей погибла, а вокруг стремительно темнело.

Рыцарь принял решение.

— За мной! — приказал он и побежал вдоль стены.

Он направлялся к замку, возвышавшемуся на западном конце города над рекой и обнесенному защитными стенами. Город пал. В нем не осталось ни единого места, чтобы удерживать оборону.

Когда он чуть замешкался, чтобы отдышаться, то увидел пылающий Альбинкирк. Улицы заполонили Дикие. В отсветах пожаров он без труда различал ирков — маленьких, с похожей на кору деревьев кожей и дьявольскими чертами — и боглинов с кожаными торсами и странными сочленениями рук. Когда–то он изучал их изображения. Его готовили к этому зрелищу, но все же оно больше походило на ночной кошмар. Сэр Алкей снова побежал вперед, за ним последовало полдюжины арбалетчиков. Остальные, несмотря на его предостережения, двинулись в город. Один человек погиб недалеко от них, боглины вместе с еще более страшным чудовищем разорвали его на части и пожирали.

Рыцарь увидел реку и замок, но следующий участок стены был заполнен врагами, а внизу дела обстояли еще хуже. В стороне от бушевавшего пламени он заметил отряд копейщиков, которые до сих пор удерживали одну из городских улиц, и толпу обезумевших от страха беженцев, наседавших за их спинами на ворота замка.

«Непрошеные, — пронеслось у него в голове. — Самое время оправдать свои шпоры».

— Я пойду первым, — обратился он к арбалетчикам, — и атакую их, вы следуйте за мной и убивайте всех, кто проскользнет мимо меня. Ясно?

Ему страстно захотелось выпить кружку вина, сыграть на своей любимой лире и почувствовать под ладонями женскую грудь.

Рыцарь вскинул боевой топор.

— Кирие элейсон[49], — пропел сэр Алкей и бросился в атаку.

Впереди было около шестидесяти боглинов. Слишком темно, чтобы сосчитать точнее, да и не столь важно. Он врезался в них, застав врасплох. Первый погиб, а потом все пошло наперекосяк. Его топор застрял в боглине: лезвие попало чудовищу в подмышку, и он перевалился через стену вместе с бесценным оружием Алкея.

Его тут же окружили. Привычным движением он выхватил из ножен кинжал — кузен–бастард императора не протянет долго при дворе, если в совершенстве не овладеет искусством обращаться с кинжалом, независимо от того, одет он в доспехи или нет.

Боглины толпой накинулись на него, он оказался погребен под их телами, при этом каким–то чудом все еще оставался на ногах. Правой рукой, сам не зная как, он принялся колоть и тыкать, не разбирая куда.

Страшный удар вытолкнул его вперед, споткнувшись, он сделал несколько шагов, раздавив пару боглинов, и внезапно испугался, что сейчас упадет со стены. Ужас придал ему сил, рыцарь согнулся и почувствовал, как закованная в сталь спина врезалась в зубчатый край. Ему удалось освободить руки, и он сосредоточился на том, чтобы избавиться от пытавшейся вскинуть забрало твари. И вдруг она тоже исчезла, и Алкей оказался свободен.

Правую руку покрывала коричнево–зеленая кровь. Он принял низкую защитную стойку — «все ворота из железа», — сжав кинжал обратным хватом и заведя его за правое бедро, опустив к ноге свободную руку и обернувшись через левое плечо.

Боглин метнул в него копье. Сэр Алкей отбил его левой рукой и, пошатнувшись, бросился вперед. Дыхание судорожно вырывалось из груди, но разум был ясен. Он вогнал тяжелый кинжат в первого попавшегося врага, прямо в голову, и тут же рванул его обратно. Закованным в броню кулаком нанес удар и размозжил безносое лицо второго противника.

Следующие два боглина пригнулись и выпустили болты. Он шагнул мимо них, вращая кинжал с ловкостью, которую бы одобрил учитель фехтования его дядюшки. Правой рукой выхватив из ножен запасной меч, Алкей пошел в наступление. Твари попятились.

И тогда он кинулся на них.

Все же они обладали определенной отвагой. Одно из существ расплатилось собственной жизнью, чтобы сдержать его, умерев на кинжале, тогда как он сам начал терять равновесие. Рыцарь перекатился через плечо, но ощутил под ногами лишь пустоту…

Он упал на черепичную крышу, соскользнул, ударился о каменную перемычку закованным в броню плечом, полетел вниз…

И приземлился на ноги на улице. В руках все еще были зажаты и меч, и кинжал, и у него нашлась пара секунд, чтобы возблагодарить Господа за это.

Над головой, со стены, на него смотрели боглины.

— За мной! — крикнул он своим людям.

Сэр Алкей не собирался спускаться, но теперь он видел несущихся вдоль стены за спинами арбалетчиков ирков.

Двое тут же спрыгнули, а остальные замешкались и погибли на месте.

Втроем они бросились к замку. Лучи заходящего солнца освещали его так, будто то был подготовленный к какому–то грандиозному событию королевский дворец. Альбинкирк горел, а его улицы устилали трупы горожан, их слуг и рабов.

То была кровавая бойня.

Он бежал изо всех сил, что в саботонах было совсем непросто. Два выживших арбалетчика следовали за ним по пятам, и по дороге они убили всего лишь двух вставших у них на пути врагов, а потом выскочили на открытое пространство перед главными воротами замка. Копейщики все еще удерживали этот участок. Но ворота оставались закрытыми. А они втроем оказались на противоположной от сражения стороне.

Он поднял забрало, больше его не заботило то, что смерть может забрать его. Ему нужен был свежий воздух. Сэр Алкей стоял там, согнувшись пополам, пока не восстановил дыхание. И стал бы легкой добычей для любого боглина или ирка, которому вздумалось бы его прикончить.

— Мессир! — в страхе кричали арбалетчики.

Он не обращал на них внимания.

Казалось, прошла целая вечность, пока он поднял голову после того, как его вырвало прямо на булыжники мостовой. У ног лежал наполовину съеденный мальчик, его тело бросили, когда обглодали до костей.

По другую сторону площади едва сдерживали атаку врага копейщики. Их было пятнадцать, а может, и меньше, а сражались они против сотни ирков и боглинов. Существа из земель Диких не слишком усердствовали — им нужна была лишь добыча, а не сражение. Но все же они продолжали напирать.

Алкей ткнул пальцем в ту сторону.

— Я пойду вот туда, обратился он к арбалетчикам, — и собираюсь прорубить себе путь к копейщикам. Умрите здесь или умрите со мной, мне все равно.

Рыцарь глянул на двух перепуганных парнишек.

— Как вас зовут?

— Джеймс, — ответил худенький.

— Мэт, произнес лучше экипированный. На нем был нагрудник.

— Что ж, тогда вперед. Давайте сделаем это.

На самом деле ему уже ничего не хотелось, но он понимал, что если не заставит себя идти вперед, то погибнет тут, возможно, все еще пытаясь как следует отдышаться.

— Святой Маврикий, будь со мной и этим двумя юношами, — попросил он и снова обратился к парням: — Держитесь непосредственно за мной. Когда я прикажу: «Пли», убивайте ближайших ко мне тварей.

Сэр Алкей двинулся по краю площади. Справа группа ирков дралась между собой за тюк изделий из меха. Он не обратил на них внимания. В узком проходе между домами Алкей увидел вопящего голого мужчину, за которым гнался демон, но прошел мимо. Он двигался к намеченной цели, собираясь с силами. Саботоны зловеще лязгали по окровавленным булыжникам мостовой.

Рыцарь не оборачивался, просто шел вперед, мимо дерева, свисавшего со стены дома, мимо каменной скамейки, на которой в более радостные дни частенько засыпали выпивохи.

Оказавшись всего в десяти шагах от вражеского отряда, он расправил плечи. Хотел было произнести молитву, но ни одна не пришла на ум, зато вспомнилась красивая куртизанка из Фраке.

— Пли! — скомандовал сэр Алкей.

Пара болтов ударилась в кишащую массу Диких, сэр Алкей обнажил меч и кинжал.

Самая низшая каста боглинов была без брони, лишь в мягких кожаных панцирях, он свободно их перерубал, швырял на землю и обрушивал на них кулаки.

Один.

Два.

Три.

Четыре.

Пять.

Дыхание сбилось. Он ничего не видел. У него почти не осталось сил, но даже вслепую сэр Алкей продолжал наносить удары.

Кто–то схватил его за руку с кинжалом и швырнул на землю. Он тут же перекатился и вскочил на ноги, потому что был рыцарем. В этот момент ирк — один из тех, кто сеял вокруг смерть, — копьем ударил его в грудь. Алкея отбросило назад, и его окружили люди…

Люди!

Он был среди копьеносцев. Это придало ему сил, он снова оказался на ногах, а его меч взлетал и опускался. Рыцарь видел, что худенький стрелок Джеймс все еще в строю. Парнишке удалось арбалетом сбить с ног чудовище, и теперь его рука сжимала меч. Существа, испугавшиеся даже столь незначительной атаки со спины, бросались от них в разные стороны. Сэр Алкей собрал всю волю в кулак. В очередной раз. Шатаясь, он двинулся вперед.

Один.

Два.

И еще три.

Его отчаянное наступление унесло жизни двух боглинов, а огромный ирк уклонился, развернулся и отскочил назад. Две дьявольские твари пожирали старшего мальчика, которого Джеймс ударом меча избавил от мучений. Внезапно площадь опустела.

За их спинами скрючились перепуганные горожане, которым удалось спастись. Их было около двухсот. Наконец–то люди на стенах замка решились приоткрыть ворота. Или, скорее, им приказали это сделать, поскольку наступил более–менее безопасный момент. Люди в панике кинулись в щель между створок. Многие погибли под ногами сородичей, а не от рук Диких — обезумевшие от ужаса женщины напоминали несущееся и уничтожающее все на своем пути стадо животных.

Копейщики стали отступать следом за ними. Шаг за шагом.

Шаг.

За.

Шагом.

За площадью на темных городских улочках несколько демонов вновь собирали свое поддавшееся панике войско, усилив его ирками–лучниками — к слову, они были великолепны. Подожженные от объятых пламенем домов, стрелы ирков пролетали через всю площадь. Их небольшие луки были легкими, но смертоносными.

Сэр Алкей не мог прикрыть собой всех людей. Доспехи почти полностью защищали его, но попадавшие в шлем или ножные латы стрелы все же причиняли боль, а он давно находился за гранью усталости. Рыцарь посмотрел направо и налево и обнаружил, что они уже у самых ворот. Стражники старались их закрыть, он же пытался протиснуться. Раненые люди и растоптанные трупы под ногами не давали до конца захлопнуть створку, а враг пошел в атаку.

Он сумел вовремя вскинуть руку с мечом и отбить тяжелый клинок демона, и тут появился старый сэр Джон. У него в руках была булава с пятифутовой рукоятью.

И он превосходно ею орудовал.

Рыцарь пружинистой походкой прошел мимо сэра Алкея, будто ему не терпелось сразиться, булава раскачивалась, словно маятник. Уклоняясь от размашистого удара, демоны отшатнулись. Погиб боглин. Один из нападавших отразил нацеленный в торс удар, но не смог устоять на ногах, и булава попала ему в бедро, раздробив кость. С ужасным криком чудовище рухнуло.

То не был подвиг, достойный уважения, но Алкей наклонился, подхватил тело затоптанной женщины и откинул его в темноту. Ворота сдвинулись. Он подсунул руки под мертвого боглина и бросил того в его сотоварищей. Створка еще чуть сместилась.

— Сэр Джон! — позвал он. Голос прозвучал сипло и надтреснуто.

Старый рыцарь нанес очередной удар и резко отскочил назад. Алкей последовал за ним.

Ворота с грохотом захлопнулись. Перепуганные сержанты со стуком опустили балки в пазы, которые удерживали их, снаружи обрушился шквал вражеских ударов. Один ирк, то ли более храбрый, чем остальные, то ли более ловкий, взбежал по воротам и даже перекинул через них ногу, но лучник сэра Джона пригвоздил ее к деревянному ограждению метательным копьем длиной в ярд. Бывалые солдаты на стене выдержали — атака захлебнулась, и волна нападавших откатилась назад.

Сэр Джон упал на колени.

— Проклятье, я слишком стар для этого, — произнес он, осматривая до отказа забитый людьми внутренний двор.

Ворота выдержали, и стены выстояли.

Алкей, шатаясь от усталости и истощения, доковылял до колонны, поддерживающей балочное перекрытие, и попытался открыть лицевую пластину, но не смог поднять даже руки. Прислонил голову к колоннаде. Он задыхался.

Чьи–то руки отстегнули крепления забрала и подняли его. Он вдохнул чистый, восхитительный воздух и услышал хриплые крики обезумевших от страха людей, неспособных сделать что–либо еще.

Перед ним стоял арбалетчик Джеймс.

— Сейчас помогу, — произнес он, — только не двигайтесь.

Парнишка осторожно снял с его головы шлем, стащил латные рукавицы. Алкей осел на землю. И тут же над ним навис сэр Джон.

— Ты нужен мне на стене.

Алкей лишь застонал.

Стоявший рядом паренек воскликнул:

— Пусть он хотя бы отдышится! Это он спас нас всех!

Сэр Джон фыркнул:

— Никто не спасен, пока не будет в безопасности, мальчик. Сэр рыцарь, на стену!

Алкей протянул руку. Старый вояка взял ее и потянул, поставив его на ноги.


АББИНГТОН — ШВЕЯ МЭГ | Красный рыцарь | ХАРНДОНСКИЙ ДВОРЕЦ — ЭДВАРД