home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЛИССЕН КАРАК — СЕСТРА МИРАМ

У сестры Мирам пропал любимый льняной чепец, поэтому она выкроила время между изучением высокой архаики и девятым часом[62], чтобы сходить в прачечную. Она сбежала по ступеням северной башни — для полной женщины она оказалась чрезвычайно расторопной, — но прямо перед дверью в прачечную почему–то замешкалась. Шесть сестер разделись до сорочек в жарком помещении и усердно трудились, лица и руки у них покраснели. Им помогала дюжина местных девушек.

Лиза Уэйнрайт тоже была в одной сорочке. По ее фигуре и не скажешь, что ей сорок. Мирам могла бы и улыбнуться, но она этого не сделала. Непосредственно за Лизой трудились молодухи. Монахиня знала всех, поскольку когда–то обучала их грамоте. Девицы из семейства Картеров и Ланторнов. На лицах последних играли глупые ухмылки. Обычно в прачечной ничего смешного не происходило.

Стирать вещи сотни монахинь и послушниц приходилось постоянно. Четыреста фермеров, члены их семей и двести профессиональных солдат вдобавок вынуждали прачечную кипятить белье днем и ночью. Вещи снимались с просушки каждый час, поэтому даже такие высокопоставленные сестры, как Мирам, получали их слегка влажными и плохо отутюженными. Или недосчитывались таких предметов женского туалета, как чепцы.

Она обвела помещение взглядом в поисках сестры Марии, которая на этой неделе следила за прачечной, и вдруг услышала мужской голос. Приятный и мелодичный. Мирам прислушалась внимательнее: человек пел галлейский романс. Самого исполнителя видно не было, но монахиня прекрасно разглядела, как четыре девицы Ланторнов в одних сорочках глупо хихикали, заигрывали и показывали слишком сильно оголенные ноги и плечи.

Мирам прищурилась. Девушки были теми, кем были, однако это не значило, что какой–то голосистый джентльмен имел право сбивать их с пути истинного. Монахиня заскользила по влажному полу.

Он стоял, прислонившись к двери в прачечную, с лютней в руках, и не один.

— Ваше имя, мессир? — спросила Мирам.

Она налетела на него так стремительно, что он на мгновение замер, решая, продолжать ли ему играть или спасаться бегством.

— Лилиард, сестра.

— Вы рыцарь, мессир?

Он поклонился.

— Ни одна из этих незамужних дев не может похвастаться знатным происхождением, мессир. И возможно, вам на руку их готовность разделить с вами ложе, но вот последующая беременность и невенчанная жизнь тяжким грузом ляжет на этот монастырь, моих сестер и вашу душу. — Она широко улыбнулась. — Надеюсь, мы с вами друг друга поняли.

Лилиард выглядел так, словно его сразила виверна.

— Сестра!

— А вы, должно быть, оруженосец, — как ни в чем не бывало, продолжила Мирам, обращаясь к молодому человеку, стоявшему рядом с Лилиардом.

Он тоже сжимал в руках лютню. Юноше не хватало решительности и шика рыцаря, но монахиня была уверена, со временем он все это приобретет. К тому же мускулистый парень был весьма привлекательным, хотя и выглядел несколько беспутно.

— Джон из Рейгейта, сестра.

Он был достаточно юн, чтобы опустить взгляд и походить на застигнутого врасплох мальчишку. Кем он, по сути, и являлся. Тогда ей пришлось напомнить себе, что они убивали за деньги и вместе с тем оставались обычными пареньками.

Третий юноша был самым красивым. Изысканно одетый, он выглядел лучше всех, его щеки покрылись румянцем.

— Вы ведь оруженосец капитана, — узнала его монахиня.

Молодой человек повел плечами.

— Нечестно, что моя слава меня опережает.

— Не уподобляйся своему господину, — заметила Мирам. — Вам троим, особам голубых кровей, должно быть стыдно за свое поведение. А теперь ступайте.

Лилиарду было не по себе.

— Послушайте, сестра, мы лишь хотели немного побыть в женском обществе. В этом нет ничего плохого.

Монахиня презрительно фыркнула.

— То есть вы хотите сказать, что заплатите за то, что возьмете? — Она обвела всех троих взглядом. — Сначала соблазняете невинных вместо того, чтобы просто изнасиловать? И это должно произвести на меня впечатление?

Оруженосец капитана хмыкнул. Его левая рука потянулась к повязке вокруг пояса.

— На самом деле вы понятия не имеете, кто или что мы. С чем нам приходится иметь дело.

Мирам посмотрела прямо в его голубые глаза и шагнула вплотную, оказавшись почти нос к носу. Когда–то она была женщиной, которой нравились привлекательные мужчины.

— Я знаю, юноша, — заявила она, — знаю, с чем вам приходится иметь дело.

Мирам не моргала, и он не мог оторвать взгляд от глубоко посаженных зеленых глаз пожилой монахини.

— Прибереги свои позы для шлюх, парень. А теперь иди и двадцать раз прочти «Отче наш», искренне, и подумай о том, что значит быть рыцарем.

Майкл собрался было возразить, но женщина отвела взгляд, и он непроизвольно сделал шаг назад. Монахиня улыбнулась, и мужчины попятились от двери.

Сестра Мирам вернулась в прачечную, где перепуганные девчонки Ланторнов сбились в кучку, пытаясь прикрыть обнаженные ноги.

С огромной корзиной в руках на пороге появилась сестра Мария.

— Мирам! — позвала она. — В чем дело?

— Все хорошо, — ответила Мирам и принялась искать пропавший чепец.


К ЗАПАДУ ОТ ЛИССЕН КАРАК — ШИП | Красный рыцарь | К СЕВЕРУ ОТ ЛИССЕН КАРАК — ШИП