home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


15

Если отражающая поверхность тщательно отполирована, она становится невидимой. Она отражает все, что находится рядом. Мы видим только то, что она нам показывает, но не само устройство. Если человек становится твердым, как ограненный и несовершенный алмаз, он также не показывает нам себя полностью, а только фрагменты своего мира.

Мортимер Ди. Исследование тайн

– Я уберу, – предложила Сара.

Пирс внимательно на нее посмотрел:

– Ты испытала такой же тяжелый удар, как и он, невидимая девочка. Ступай к себе, тебе требуется отдых. Уже почти полночь.

– Сон – это последнее, что мне сейчас нужно. – Девушка взяла поднос с чашкой и пошла к двери.

Дом притих, в длинных коридорах – ни души. Уортон отправился спать, а где Джейк, она не знала. Ощущение поражения витало в воздухе, как едкий, не выветрившийся запах гари. Сара устало тащилась по коридору, не в силах избавиться от ужаса, который испытала, когда ее затягивало зеркало.

Но это надо было сделать.

Сара постучала в дверь.

Никто не отозвался.

– Венн? Это Сара.

Она знала, что он не спит.

– Впустите меня. Пирс прислал вам чай. Он очень волнуется.

Сара, удерживая поднос одной рукой, второй взялась за ручку двери. На запястье после браслета-змеи остался след. Девушка открыла дверь.

Его комната. Сара ожидала увидеть там такой же беспорядок, как у Джейка, но обстановка оказалась спартанской. Никакой разбросанной одежды, полки пустые, даже его дорогостоящей керамики не было. Мебель современная. Черная и полированная. Все поверхности отражали падающий снег.

Венн сидел в кресле спиной к двери. Он даже не обернулся.

– Сара, оставь меня в покое.

– Вы так похожи на Джейка. В любом случае вы это не серьезно. В глубине души вы рады тому, что мы сделали.

– Рад?

Венн продолжал смотреть в окно.

Сара поставила поднос на стол:

– Я говорила с кем-то из прошлого. Это – прорыв! Пирс все починит.

– Все кончено. Слишком много выжжено, и продолжать нет смысла.

От его голоса у Сары похолодело внутри. Она подошла к мужчине:

– Пирс говорит, что все гораздо лучше, чем выглядит со стороны.

– Он лжет. Забирай свои деньги, с завтрашнего дня ты свободна. Иди куда хочешь.

– Я не хочу уходить…

Девушка запнулась, потому что увидела в правой руке у Венна револьвер. Он держал его расслабленно, потом взвел курок и направил ствол себе в живот.

У Сары сжалось сердце.


Тук.

Тук, тук.

Снег падал на окно, но Джейку было все равно. Он смотрел на янтарные угли в камине. Горацио уютно свернулся калачиком у него на коленях.

Девчонка его обманывала? Возможно, тогда и обманула, но в этот раз он точно слышал этот голос, этот заданный недовольным тоном вопрос. Или не слышал? После взрыва и суматохи с пожаром Джейк уже не был в этом так уверен.

Сара и правда прибившаяся к ним пациентка психической клиники? И теперь она хочет заразить их всех своим безумием? Хотя Венна и заражать не надо. И если Хроноптика действительно поглотила отца, смогут ли они вообще вернуть его, особенно после того, что случилось? Пирс был оптимистом, но даже он видел, насколько все серьезно.

Вот если бы удалось остаться с устройством один на один, возможно, тогда зеркало дало бы ответ.

Если так, то сделать это надо сегодня ночью!

Тук-тук.

Тихий звук проник сквозь его дремотное состояние. Джейк прислушался и вдруг понял, что стук совсем не характерен для ветра или снегопада. Он посадил мартышку на плечо и быстро подошел к окну.

Тук.

Джейк осторожно открыл ставни. Ничего. Подоконник был завален книгами отца. Юноша отодвинул их, забрался на него и встал на колени. Горацио крепко обнял его за шею.

Снег падал по диагонали и, кружась, улетал в темноту. На фоне неба вырисовывались черные очертания леса.

И вдруг так неожиданно, что Джейк вскрикнул и отпрянул, возле окна появилась чья-то фигура и постучала костяшками пальцев по стеклу.

Джейк открыл окно.

Там, вцепившись в стебель плюща, висел, поджав ноги, побелевший от холода Гидеон.

Джейк вытаращил на него глаза:

– Ты!

– Кажется, я просил тебя держать окно открытым!

Джейк пожал плечами:

– Залезай, пока не свалился.

– Не могу. Придется тебе меня втащить.

Между ними ревел ветер.

– С какой стати мне тебя затаскивать? – не очень уверенно огрызнулся Джейк.

– С такой, что этого уже сотни лет никто не делал. – Побелевшие от напряжения пальцы Гидеона заскользили по стеблю плюща, его глаза были зелеными, как листья. – А еще потому, что я спас тебя от Саммер и поплатился за это. Ты мой должник.

Джейк внимательно посмотрел на Гидеона, потом перевесился за окно и крепко ухватил протянутую руку.


Сара очень тихо, так тихо, что сама едва слышала свой голос, забормотала:

– Ради всего святого, будьте с этим…

– Хочешь, чтобы я был осторожен? – перебил Венн, даже не взглянув на нее. – Слишком поздно. Осторожность мне следовало соблюдать четыре года назад. А теперь, возможно, мне следует о ней забыть. Да и кого это волнует?

– Меня. И Пирса. – Сара села на кровать и, упрямо не желая сдаваться, смотрела на Венна. – Не сходите с ума.

– И это мне советует девчонка, которая думает, что может стать невидимой?

Сара не улыбнулась. Она оставалась серьезной.

– Расскажите мне о Лие.

Это был очень рискованный ход. В какой-то момент она даже подумала, что Венн возьмет и застрелится прямо при ней. Но он только слегка махнул рукой с револьвером вправо от себя:

– Вон там. Посмотри на нее.

Портрет висел так, чтобы его можно было видеть с кровати. Выполнен в современном стиле. Женское лицо с высокими скулами, темноволосая, искренне смеется чему-то личному. Не красавица, но симпатичная и очень живая. Сара даже залюбовалась.

– У моей семьи есть определенная репутация: мы наполовину люди – наполовину Ши. С нами тяжело, и нам нельзя доверять. Я с детства привык к одиночеству. Мне было все равно. Я был амбициозен – сгорал от желания познать мир, хотел побывать везде и все увидеть, заполнить знанием пустоту внутри. И мне всего было мало. Даже восхождение на Катра Симба, ученая степень, посвященные мне фильмы на телевидении, деньги и слава не могли заполнить эту пустоту. Я не чувствовал себя до конца человеком. Пока не встретил ее. Это случилось по дороге в Дартмут. Я ехал домой. Был поздний вечер, и дождь лил как из ведра. И вот у поворота на Принстон в свете фар я увидел машину и склонившуюся у открытого капота фигуру. В такой ливень оказаться на дороге не сахар, поэтому я остановился позади автомобиля и включил фары на полную мощность. Фигура в черном плаще с капюшоном выпрямилась и крикнула, обращаясь ко мне: «Чего расселся? Выходи и помоги!»

– Это была она?

Венн кивнул:

– О да, это была она. Яркий свет, стена дождя и она, как заяц, пойманный светом фар. Дикая и свободная.

Венн замолчал и переложил револьвер из одной руки в другую. Сара подала ему чашку с чаем. Мужчина рассеянно ее принял.

– Через два года мы поженились. Я стал другим человеком. Словно застарелая ноющая боль вдруг отпустила. Можешь себе представить?

– Думаю, да.

Сара поджала под себя ноги и снова посмотрела на портрет. Потом на Венна. Он положил револьвер на стол и поставил рядом чашку. Сара почти физически чувствовала, как он собирается с силами, чтобы продолжить свой рассказ.

– В последний раз я видел ее тоже возле машины. Но все было совсем по-другому. Жарко. В небе ослепительно-яркое солнце. Дорога огибала гору высоко над морем, а в море были десятки роскошных яхт и паромы. Я чувствовал полную свободу, и да, я ехал слишком быстро. А поворот все не кончался, я жал на газ, и вдруг перед нами возник грузовик, я вывернул руль… – Венн осекся и продолжал уже шепотом: – То, что ты изо всех сил хотел бы забыть, остается с тобой навсегда. Ее спутавшиеся с травой волосы. Маленькая муха, которая ползет у нее по лбу. Ее глаза смотрят на меня, но не видят.

Сара не могла даже пошевелиться, как будто ужас воспоминаний соткал вокруг них кокон и наводнил всю комнату.

Снег скользил по окну.

Девушка усилием воли выдавила банальную фразу:

– Вы не должны себя винить.

Венн перевел взгляд на Сару:

– Винить? Ты не понимаешь. Я не виню себя. Я просто больше не существую. С того дня перестал дышать. Как и она, похоронен в глубокой холодной могиле.

Его ненависть к себе заполнила комнату беспросветным отчаянием. Сара взглянула на дверь. Ей безумно хотелось, чтобы вошел Пирс или даже Джейк. Кто угодно. Но это был ее шанс, и она должна была им воспользоваться.

– Так вы думаете, что с помощью этого устройства…

Венн смерил ее взглядом:

– Снова ты об этом устройстве.

– Ну, ведь это меня вы используете в своем эксперименте. Кстати, а кто его создал? Понятно, что не Симмс.

Венн пожал плечами:

– Может быть, тот человек, Маскелайн. Может, Мортимер Ди. Или тот, кто жил еще до них. Но это Симмс смог привести его в действие. А я должен был им завладеть. Потому что, Сара, я еще безумнее, чем ты. Ты всего лишь невидимая. А я намерен вернуть свою жену из мертвых.


Уортон выглянул из своей комнаты и схватил Пирса, как раз когда тот проходил мимо по коридору. Часы в этот момент начали отбивать двенадцать ударов.

– Мне надо с тобой поговорить.

Пирс был обеспокоен и уже не выглядел таким живчиком, как раньше. Его лабораторный халат был весь в подпалинах.

– Завтра поговорим. Что-то не так… похоже, ворота открыты. Может, из-за снегопада, но…

– Я знаю, что она не твоя племянница. Мне известно, кто она. Что, черт возьми, вы тут затеваете? Я намерен прямо сейчас позвонить в полицию и…

Пирс покачал головой, серьга в ухе отразила свет лампочек.

– Телефон не работает, видимо, обрыв линии. Или…

Уортон похолодел:

– Или что?

– Или кто-то обрезал провода. Я полагаю, вы, учитель и бывший военный, умеете пользоваться охотничьим ружьем?

Уортон вытаращил на дворецкого глаза.

В этот момент кто-то настойчиво позвонил в дверной звонок.


Гидеон испуганно оглянулся:

– Что это?

– Кто-то у дверей. – Джейк кинул ему полотенце. – Вытрись, ты весь мокрый.

И это было мягко сказано, на самом деле парнишка насквозь пропитался водой, она буквально ручейками стекала с него на пол. Зеленый, как мох, и грязный, как горгульи, он с жадным любопытством оглядывал комнату. На полотенце он посмотрел так, словно не знал, что с ним делать.

– Сколько ты не был в доме? – тихо спросил Джейк.

– Для Ши время не существует. Есть только то, что происходит с тобой здесь и сейчас. А здесь и сейчас в основном холодно и хочется есть.

Гидеон обтер лицо, в результате на ткани остались яркие зеленые пятна, потом увидел на столе тарелку с орешками, подошел, закинул в рот целую пригоршню и стал энергично жевать.

Повисший на занавеске Горацио отреагировал на такое поведение возмущенным визгом.

Гидеон мгновенно обернулся и выхватил кремневый клинок, направил его на мартышку и зашипел, как дикое животное:

– Что это за монстр?

Джейк подошел к Гидеону и опустил его руку с клинком:

– Это мой знакомый дух-приживала. А ты взял его еду.

Парнишка вытаращил глаза:

– Правда? Твой знакомый дух? Ты – волшебник?

Неужели поверил?

Джейк пожал плечами:

– Да, я весьма могущественный волшебник. И возможно, смогу спасти тебя от этих Ши. Но для начала ты должен делать то, что я тебе говорю.


Пирс осторожно отодвинул засов, а Уортон встал у перил у него за спиной и навел ружье на дверь. В дверном проеме на фоне кружащегося снега стояла фигура в красном плаще с капюшоном. Девушка. Она вытерла ноги на пороге и заскочила в дом.

– Я уж подумала, вы никогда не откроете. – Она откинула капюшон. – Извините, что так поздно.

Уортон поспешил опустить ружье и вышел вперед.

– Ребекка? Господи, а ты что здесь делаешь? Как ты вообще сюда добралась?

Девушка рассмеялась:

– Это было непросто. Там настоящая метель. Но я должна была вас предупредить.

– Предупредить? – переспросил Пирс. – О чем?

Ребекка сняла плащ и усыпала снегом пол в коридоре:

– О человеке и о волке.


Венн подошел к окну и посмотрел вниз:

– Можешь назвать меня сумасшедшим. Конечно, я и есть сумасшедший. И живу до сих пор только благодаря зеркалу. Дэвид заразил меня своим энтузиазмом, и мы работали как проклятые. Но, увы, нас преследовали неудачи, и самая трагическая – это потеря Дэвида.

Мужчина повернулся и посмотрел на Сару бледно-голубыми, как лед, глазами.

– Но, несмотря ни на что, оно работало. Работало, хотя это стоило мне потери единственного друга. Страшная цена. А теперь… Ты видела, чем все закончилось. Прощай, надежда.

Венн посмотрел на револьвер, но Сара накрыла его ладонью и потребовала:

– Не сдавайтесь. Нельзя останавливаться.

– Я же сказал – все кончено.

– У вас получится. Я обещаю.

Сара вдруг поняла, что просто обязана не дать ему умереть. Зеркало должно работать, иначе она не сможет выполнить свою миссию. А уж потом у нее появится свобода действий.

– Как ты можешь это обещать? – изумился Венн.

– Могу, и все.

Снизу донесся какой-то грохот.

Венн мельком посмотрел на дверь и подошел к Саре:

– Кто ты? Почему ты здесь?

Сара нащупала в кармане брошь с бриллиантом и сказала:

– Мне нужно кое в чем вам признаться. Я не пациентка той лечебницы. Я вообще из другого места. Я должна рассказать вам о Янусе…

Дверь распахнулась, и на пороге появился Пирс:

– У нас проблемы. Быстро уходим.

– Подожди!

– Нет времени! У нас незваные гости. Дом в опасности.

– Что за гости? – встрепенулась Сара.

– Точно не скажу. Ребекка говорит – мужчина и волк.

– Ребекка?

Внизу громко хлопали ставни. Сара выбежала из комнаты и, перегнувшись через перила, увидела, как Уортон с высокой девушкой, с той самой, которая подвезла их со станции, закрывают на тяжелый засов парадную дверь.

– Где Джейк? – взревел Венн.


Потрясенный Гидеон разглядывал зеленую сеть безопасности на Тропе монахов.

– Ты имей в виду, как только появится Венн, я исчезаю. Он расскажет Саммер, и тогда…

– Венна я беру на себя. – Джейк прошел мимо Гидеона, зацепив его плечом. – Ты становишься здесь и по моей команде нажимаешь вот на эту кнопку. Все ясно?

Гидеон брезгливо передернул худыми плечами.

– Не доверяю я этим механизмам. Ши не могут прикасаться к металлу. Они говорят, что в нем обитают демоны.

Джейк не слушал, он торопливо надел браслет. Тот был холодным и легким.

– Так, хорошо. Я готов. Давай, приступаем!

Сложное устройство внушало страх. Джейк повключал все, что можно было включить. Послышалось тихое гудение, – значит, что-то все-таки работало. Не обращая внимания на сеть и обугленные провода, Джейк встал напротив зеркала и взялся обеими руками за раму.

– Папа, – прошептал он, – это я. Я здесь. Я иду к тебе.

Гидеон с опаской отступил на шаг.

– Может, это и не демон, – пробормотал он, – но воет он, как лис в западне.

Джейк слышал этот жуткий надтреснутый вой, треск и щелчки вокруг и стук где-то в глубине дома. Потом ощутил покалывание по всему телу. Сила тока возрастала одновременно со страхом. Перед глазами летали снежинки. Браслет, как тиски, сжал запястье.

Началось.

Зеркало, как оригами, складывалось вовнутрь, в собственную пустоту, которая была единственным оставшимся выходом в этом мире. Джейк пошатнулся и сделал шаг вперед:

– Жми!

Нажал Гидеон на кнопку или нет? Этого Джейк не знал, потому что все его мысли и все его воспоминания затягивал в себя черный вакуум. Эта бездна втягивала в себя всю его сущность, пока от него не осталась одна лишь телесная оболочка.


Кто-то в отчаянии закричал от двери:

– Джейк!

Гидеон мгновенно оторвал пальцы от всех магических огоньков и воющего металла и отскочил в тень.

Венн, как безумный, продирался через сеть, у него за спиной мелькали чьи-то тени.

– Джейк! Назад!

Но юноша был не в состоянии даже голову повернуть.

– Я не могу. Не могу удержать…

Он отпустил раму, но Венн оказался быстрее. Он с диким воплем пронесся через комнату и схватил парнишку как раз в тот момент, когда внутреннее ядро Хроноптики превратилось в черную бесконечную всепоглощающую пустоту.

Наступила тишина.


Запыхавшаяся Сара прислонилась к каменной стене. Следом за ней в комнату вбежали Уортон с Ребеккой.

В комнате никого не было. Только черное зеркало.

– Они смогли? – спросил потрясенный Уортон. – О господи… Не может быть… Джейк?

Сара оцепенела от злости и что-то тихо прошептала в ответ. Уортону показалось, что это было: «Он занял мое место».


В этот момент в доме погас свет.


предыдущая глава | Обсидиановое зеркало | Когда бы, словно рак, способны были Ползти назад на жизненном пути







Loading...