home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


16

Этот мальчик всегда был странным. Ничего не боялся и был не такой, как все. Когда другие дети шалили и веселились, он тихо сидел в сторонке и больше всего на свете любил слушать, как играют скрипки и свирели.

Его мать боялась Ши, она строго-настрого запрещала сыну одному покидать двор, заходить в лес и гулять по тропинкам.

Но однажды в зимние сумерки, когда жаркое тушилось на слабом огне, она вышла на крыльцо, чтобы позвать сына, и не нашла его во дворе. Соседи сказали, что видели, как его вела за руку женщина в зеленом платье.

С тех пор его никто не видел.

Уинтеркомбские хроники

Джейк, скрючившись от боли, лежал возле склизкой каменной стены.

Шея согнулась под неестественным углом, правая нога онемела, а кончиками пальцев он ощущал что-то влажное и липкое.

Джейк пошевелился и застонал от резкой боли в лодыжке.

– Живой, – буркнул чей-то голос.

Джейк замер, инстинктивно распахнул глаза, но сразу зажмурился, потому что понял – в этой ситуации лучше притвориться мертвым. Над ним склонились двое мужчин, и у одного из них был нож. Джейк успел заметить только тусклый отблеск клинка и грязный палец.

Он затаил дыхание.

– Кончай с ним.

Джейка перевернули на спину, быстро ощупали и обшарили все карманы. Стянули что-то с запястья. Часы?

– Ничего, только вонючая иноземная медяшка.

Монета звякнула о булыжную мостовую.

– Все равно забери, колечко серебряное можно выручить.

Страх Джейка начала вытеснять злость, но тут тишину разорвал пронзительный, как визг крысы, свист.

– Пиллеры[9].

Грабители вскочили на ноги, а Джейк перекатился на живот, встал на карачки и бросился на того, кто стоял ближе. Он схватил нацеленную в грудь руку с ножом и даже успел разок пнуть противника ногой, но потом его вырубили одним ударом кулака.

Когда Джейк очнулся, рядом никого не было, только двухпенсовая монета лежала в лужице крови.

Парень поднялся на ноги, огляделся и выругался.

Он стоял на темной узкой улочке с высокими жилыми домами. Джейк сделал глубокий вдох и вытаращил глаза. Нечистоты, гнилые овощи, дым и пот – от такого зловония любого вывернет наизнанку.

Юноша, опираясь на стену, пошел на свет, заглянул в небольшой внутренний двор и случайно нащупал рукой вырезанные в камне буквы. Стер ладонью копоть с надписи и прочитал: «Суд Соломона».

Это показалось ему знакомым. Кружилась голова, но он все равно попытался вспомнить, откуда ему известно это название. И тут где-то совсем рядом снова засвистели. Группа мужчин в черных костюмах забежала с улицы во двор и вломилась в небольшую дверь в углу двора.

Джейк, не отрывая руку от стены, замер на месте.

Надо было сохранять спокойствие. Он вошел в зеркало. Совершил путешествие во времени. Но в какое время попал? Джейка подташнивало, а в висках стучало так, что даже думать было больно.

Он сделал несколько шагов к двери. Из дома доносились громкие крики. Навстречу, на ходу накидывая платок на голову, выбежала крупная женщина, а следом за ней в ночь вывалилась толпа пьянчуг и оборванцев.

Что это? Какой-то рейд или вроде того?

И в этот момент Джейка озарило: «Суд Соломона» описывал в своем дневнике Симмс. Здесь он заполучил обсидиановое зеркало.

Вот только Джейк не знал, в ту ли ночь попал.

Перед глазами все плыло, но ему было плевать. Одним прыжком преодолел три ступеньки и через проход в форме пентаграммы ввалился в опиумный притон.

Внутри царила полная неразбериха. Полицейские, если это вообще они, грабили курильщиков опиума, которые были просто не в состоянии это заметить. От густого сладковатого запаха трудно было дышать. Джейк вспомнил о комнате, которую описывал в своем дневнике Симмс, и, расталкивая на ходу людей, подбежал к грязной занавеске.

Там никого не оказалось. Дверь черного хода стучала о стену на ветру.

Джейк успел сделать два шага к выходу, и тут его схватила чья-то рука.

– Тебя я тоже забираю, сынок.

Джейка рывком развернули на сто восемьдесят градусов.

Ему улыбался огромный мужчина в черной униформе.

– Вот те на! Ребята, подите-ка посмотрите, чего у нас тут есть.

Из-за занавески выглянули ухмыляющиеся физиономии.

– Отпусти меня! – прорычал Джейк.

– Воля ваша, милорд. – Пиллер хмыкнул и разжал руку.

Полицейский, конечно, издевался, но это натолкнуло парнишку на мысль. Он взял себя в руки, вскинул подбородок и надменно уставился на полицейского:

– Прочь руки. Вижу, ты не понимаешь, кто перед тобой. Да как вы смеете втягивать меня в свои грязные делишки!

«Да, – мелькнула у Джейка мысль, – Уортон бы это оценил».

– Сэр… я… – Улыбка медленно сползла с лица полицейского.

– Мне следовало бы уволить вас всех без сохранения содержания… за эту наглость.

Джейк стряхнул пыль с одежды. Синяки и грязь не способствовали роли, но полицейский этого не замечал.

– Сэр, я… я и подумать не мог. Чтобы в этом притоне…

– Я пришел сюда не за опиумом! Я ищу одного джентльмена. Его зовут Симмс. Вы его арестовали?

– Сэр, мы никого такого не арестовывали, то есть как вас?

Юноша важно повел плечом:

– Джейк Уайльд. Сын лорда Уайльда… Думаю, вам известно, кто мой отец? Он – личный помощник министра внутренних дел.

Джейк понятия не имел, было ли в то время такое министерство, но это и не важно, он быстро смекнул, что, если держаться надменно и чеканить слова на английском двадцать первого века, этого будет достаточно.

Пиллер в поисках поддержки растерянно оглядывался по сторонам, Джейк прошел мимо него и заявил:

– Этот человек был здесь, в этой комнате, несколько минут назад. Это он вас вызвал. И он не мог уйти далеко.

– Мы тут по наводке тихаря.

– Тихаря?

– Тихарь – стукач, информатор.

Джейк нахмурился. Если Симмс организовал этот рейд, значит он был к нему готов и к этому моменту уже погрузил зеркало в кеб. Джейк быстро повернулся к двери.

– Я должен его найти!

– Сэр, вы не можете…

Но юноша уже выскочил во двор, обернулся на цокот копыт и увидел, как мимо арки проезжает кеб. В свете газового фонаря успел заметить, как внутри кеба устраивается полноватый, элегантно одетый мужчина.

Джейк бросился со двора на улицу, но кеб уже исчезал в тумане. Молодой человек сделал еще два шага и наткнулся на маленькую фигурку, которая выскочила из переулка и, чтобы не упасть, схватила его за ногу.

Джейк посмотрел вниз и увидел самое грязное дитя, какое только мог себе представить. Это была девочка в рваном синем платье, штанишках и дырявых ботинках. Юноша подхватил ее на руки.

– Отпусти! – завизжала девчушка.

Он опустил ее на землю, от кеба к этому времени остались только кружащие в воздухе клочья тумана.

Джейк чертыхнулся и обратился к девочке:

– Скажи-ка, малышка, какой сейчас год?

– Ты что, мистер, из Бедлама?

Джейк подкинул малышке двухпенсовую монетку. Девочка ее поймала, одним плавным движением попробовала на зуб и спрятала в карман.

– Не наша монетка и не очень хорошая, – буркнула оборванка и улыбнулась: – Но у тебя доброе лицо, поэтому скажу. Сейчас одна тысяча восемьсот сорок восьмой.

Промах в целых два года. Зеркало у Симмса уже два года. Джейк снова чертыхнулся.

– У меня мало времени, – объяснил он. – Ты в этом районе живешь?

Девочка пожала плечами.

– Два года назад сюда пришел один человек. Джентльмен.

Нищенка закатила глаза:

– Они все время сюда приходят.

– Он приходил не за опиумом, а купить зеркало. Там, в задней комнате, был человек со шрамом на щеке… Маскелайн. Знаешь такого?

Лицо девочки на секунду стало серьезным, а внезапный крик из притона заставил ее напрячься.

– Знаю. И тех, кто тебя ограбил, тоже знаю, – торопливо заявила девочка. – Тех, кто спер твое серебро. Поручишься, я тебя к ним отведу.

Джейк не мог понять, о чем она, но тут из притона вышел пиллер:

– Эй! Девчонка! Поди сюда.

Девочка сжала руку Джейка:

– Поручись за меня.

Пиллер подошел к ним и схватил малышку.

– Пойдешь со мной, – приказал он и потащил ее от Джейка.

Девочка принялась брыкаться и захныкала так жалобно, что у Джейка аж сердце защемило.

Он тряхнул головой:

– Серебро? Что за серебро?

Неужели?

Джейк рывком задрал рукав.

Браслет-змея исчез, на его месте осталась белая полоса.


В темноте мигал и потрескивал желтый огонь.

– Никому не двигаться! – пустив петуха, выкрикнул Пирс. – Не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал.

Уортон услышал шум открывающихся замков, потом – щелчок и луч мощного фонаря скользнул по его лицу. Перед глазами возникла картинка как из страшного сна: Сара и Пирс, направивший фонарь на генератор.

– Наш аварийный источник питания, – объяснил дворецкий. – Если все в порядке, у нас будет…

Свет.

Послышался тихий треск, под потолком загорелись лампочки, ровно загудел генератор.

А потом так же внезапно все опять вырубилось.

Пирс застонал и предпринял еще одну попытку.

Ничего.

– Ненавижу технику, – прошипел Пирс.

Уортон взял фонарь и направил его на черную гладкую поверхность в серебряной раме. Сара застыла у зеркала. Бывший учитель Джейка похолодел, увидев ее отражение. Она словно потеряла смысл жизни.

Мужчина поспешил к Саре и услышал у себя за спиной голос Ребекки:

– А где Джейк? Что тут произошло?

Уортон взял Сару за локоть и потянул от зеркала:

– Ты в порядке?

Сара покачала головой. Воздух рядом с зеркалом был наэлектризован, казалось, что выброс энергии каким-то образом истощил атмосферу и девчушку тоже.

Она пошатнулась, Уортон не дал ей упасть и скомандовал:

– Стул сюда, быстро.

Ребекка принесла стул.

– Со мной все в порядке, – пробормотала Сара.

У нее дрожали пальцы. Неудивительно, что Уортон решил, будто она испугалась. Откуда ему было знать, что трясет ее от бессилия и злости. Не она, а Джейк прошел в зеркало!

Уортон резко повернулся к Пирсу.

– У нее шок, – обвинительным тоном заявил он. – И признаюсь, я тоже потрясен. Что случилось с Джейком и Венном? Мы и их потеряли?

Дворецкий зажег свечу и занялся осмотром контрольной панели. Он казался спокойным, но Уортон заметил капельки пота у него на лбу.

– Откуда мне знать?! Это ведь ты учитель, смертный! – Пирс выдохнул. – Ладно. Похоже, они вошли в зеркало и, судя по всему, с отрывом в одну пятидесятую секунды. Но змея только у Джейка, и я не знаю, к чему это приведет. Они могут вернуться в любой момент. Или через несколько часов.

Или никогда, подумал Уортон, уловив нотки паники в голосе Пирса.

Он расправил плечи:

– В таком случае я принимаю командование на себя. С этого момента все слушают меня. Нам надо перегруппироваться. Разделимся и работаем парами.

Света фонаря было достаточно, чтобы Уортон заметил усмешку Ребекки.

– Вы понимаете, о чем я. У нас две чрезвычайные ситуации. Посторонний на территории. Видимо, это он отключил свет. Как он это сделал?

– Электричество подается со стороны дороги. Кабели проложены под землей. В конюшне – распределительный щит, – объяснил Пирс и тряхнул головой. – Я пойду туда и посмотрю, можно ли все исправить. Но после моего ухода вы должны убедиться в том, что все окна и двери надежно закрыты.

Он посмотрел на Сару.

– Сара, этот посторонний имеет к тебе какое-то отношение? – спросил Уортон.

Девушка хотела ответить, но тут влез Пирс, вытер руки о халат и сказал:

– Нам известно, кто он. Этот тип уже не первый день рыскает у дома. Мы прозвали его Человеком со Шрамом. Венн считает, что… Хотя ты ведь читала дневник. Ты читала про Маскелайна…

– Слушайте, какая разница, кто этот тип, если он, возможно, уже в доме? – нетерпеливо вмешалась Ребекка. – Вы бы видели того здоровенного белого волка. Просто жуть! Предлагаю прямо сейчас все проверить.

Уортон кивнул:

– Ладно, ты идешь со мной. Сара, останешься с Пирсом. Не расходимся, держимся парами, – велел он и быстро направился к выходу.

Ребекка еще раз взглянула на зеркало и пошла следом.


Сара прикоснулась обеими руками к твердой поверхности обсидиана и тихо спросила:

– Пирс, и где же они теперь?

Тот пожал плечами:

– Где-то недалеко от зеркала. Дэвид говорил, что и не выходил из него. Но зеркало было в районе мили от пункта прибытия. Они его найдут.

Вот только сказал он это неуверенно.

Сара уже хотела отвернуться от черной поверхности, когда кто-то на секунду встретился с ней взглядом. Она успела заметить зеленое мерцание в зеркале.

У девушки перехватило дыхание.

– Кто это?

Пирс вцепился в рычаг контрольного пульта:

– Где?

Сначала Саре показалось, что это одна из кошек, но потом она протянула руку и вытащила его из тени. Он словно материализовался из воздуха. Зеленоглазый юноша в оборванном сюртуке смотрел на нее, как попавший в западню олененок.

Парень из Леса.

– Пирс, ты не узнаешь меня? – настороженно спросил Гидеон.

Сара взглянула на дворецкого.

Тот от удивления округлил глаза, а потом взорвался:

– Ты! Как ты проник в дом?

Пирс крутанулся, направляя фонарь во все темные углы:

– Они здесь? И Саммер?

– Успокойся, маленький человек, – улыбнулся Гидеон, – это всего лишь я. – Он перевел взгляд на девушку. – После вечности в Лесу я наконец здесь.


– Стойте! – Джейк шагнул вперед и схватил полицейского за руку. – В этом нет нужды. Эта малышка… девочка не представляет никакой опасности.

Сердце колотилось, как молот. Джейк похолодел от ужаса. Без браслета отсюда не выбраться. Ему предстояло до конца своих дней жить в этом зловонном веке. И он никогда не увидит отца.

Джейк порылся в пустых карманах. Осталась всего одна монета. Он протянул ее полицейскому. Монета сверкнула в свете газового фонаря.

– Э-э, любезный, – сказал Джейк, – позвольте, я компенсирую вашу работу, а вы оставите это дитя в покое.

Прозвучало как реплика бездарного актера в какой-нибудь исторической драме, но Джейк, как и любой другой на его месте, в данной ситуации не смог припомнить ничего, кроме этого клише. Все лекции по истории улетучились из головы.

– Ну… может, и так, – согласился пиллер, не отрывая взгляд от двухпенсовика.

Джейк подкинул ему монету.

Полицейский схватил ее на лету и отпустил девочку. Малышка тут же сорвалась с места, а Джейк побежал за ней по скользкой брусчатке, нырнул в арку и дальше на зловонную улицу с глухими стенами темных домов.

Девчонка мчалась, как испуганная крыса, но Джейк, хотя еще не отошел от путешествия во времени, все же настиг ее на углу и развернул лицом к себе.

– Стой, маленькая чертовка.

Девчонка принялась пинаться и кусаться. Джейку пришлось применить свой фирменный захват. Она закричала.

– Тихо ты!

Джейк огляделся по сторонам. У порогов домов клубился туман.

– Тихо! Ты сказала, что видела их. Тех, кто меня грабил. Я заплатил за твою свободу. Ты мне должна.

Девочка перестала брыкаться и уставилась на него снизу вверх:

– Отпусти.

Джейк отпустил.

Она стрельнула глазами из-под грязной челки и приготовилась бежать.

– Ты не сказал, как тебя зовут.

– Ты тоже. И как тебя зовут?

– Молл.

Он улыбнулся:

– А меня Джейк. Молл, мне надо найти этих людей – и сделать это как можно быстрее.

В тумане у него за спиной снова раздался свисток.

Девочка встрепенулась:

– Не здесь, мистер. Тут много сыщиков. Идем в Скимблс.

Джейк не успел ничего возразить, Молл исчезла в тумане, и он, прихрамывая, пошел следом.

Девчушка вела его по лабиринту темных улочек со стоками для нечистот к центру Лондона. То был убогий и нищий район с дворами-колодцами, складами, тавернами, из которых неслись пьяные крики. Изредка попадались работающие допоздна магазинчики с керосиновыми лампами в витринах. Мимо проезжали кебы, проходили темные фигуры в плащах и цилиндрах, женщины с раскрашенными лицами зазывали Джейка с порогов домов. Стены напоминали лоскутное одеяло из оборванных объявлений.

Молл перешла на шаг, нырнула в проулок между двумя заброшенными домами и вприпрыжку спустилась на пару ступенек за ржавой оградой.

Джейк занервничал:

– Постой, куда ты меня ведешь?

– Туда, куда тебе надо, мистер.

Девочка несколько раз толкнула покосившуюся дверь, пока та наконец не открылась.

Юноша не двигался с места.

– Не трусь. – Девочка взяла его за руку и потянула в дом. – Это всего лишь Скимблс.

Они шли по темному сырому коридору. Однако, судя по росписи на потолке в виде каких-то странных золотых спиралей и рваным занавескам, подхваченным шелковыми шнурами с кистями, когда-то этот коридор был очень богато украшен.

– Что это за место? – спросил Джейк.

Молл пожала плечами:

– Ночлежка. Здесь можно поспать.

Юноша перестал ее понимать. В конце коридора девочка нырнула под своеобразную баррикаду из сломанных стульев и провела его на пустую площадку с кое-как разложенными на полу коврами и сваленными в кучи бумагами.

Это была сцена, а перед ней к потолку поднимались ряды старинных кресел.

– Скимблс, – объявила девочка.


Когда бы, словно рак, способны были Ползти назад на жизненном пути | Обсидиановое зеркало | cледующая глава







Loading...