home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


21

Признаюсь, моя хитрость доставила мне большое удовольствие. Я возгордился, как глупый мальчишка, ведь я выманил браслет у самого Венна. А ведь он совершил путешествие во времени и его не так просто обвести вокруг пальца.

В кабинете я проинструктировал Хассана и надежно запер квартиру. Потом дрожащими пальцами надел браслет. Металл был теплым, мне показалось, что один глаз змеи заблестел и она мне подмигнула.

Было безумно страшно, но я включил устройство.

Из дневника Джона Харкорта Симмса

Джейк замерз. Замерз, проголодался и устал.

Он сидел в углу, обхватив колени, и старался унять дрожь.

– Где твои часы? – поинтересовался Венн.

– Украли. Сразу, как только я очутился в этом проклятом богом месте, – не поднимая головы, ответил Джейк. – И браслет грабители тоже забрали. Если бы не Молл, он до сих пор был бы у них.

Джейк вкратце рассказал о своем приключении в заброшенном театре.

Венн слушал не перебивая. Викторианский костюм подчеркивал его худобу.

– Ты молодец, все правильно сделал, – похвалил он, когда Джейк закончил. – А теперь мы его снова потеряли.

Где-то прогрохотал по мостовой кеб. Через небольшую решетку в потолке над головой Джейка накрапывал дождь.

– А у вас как прошло? – спросил он.

Венн пожал плечами:

– Полагаю, я прибыл где-то через два часа после тебя. Помню только, как схватил тебя за рукав, и все. Но мы с тобой все же совершили открытие: можно путешествовать вдвоем и прибыть почти в одно время.

– А в каком месте вы оказались? Тоже в переулке?

– Нет, в запущенном саду за трактиром. Лаяла собака. У меня кружилась голова, я плохо соображал, но, немного поплутав, все-таки вышел, кажется на Тоттенхем-Корт-роуд, только там были конюшни и рыбный рынок. Картинка из Диккенса… Я даже на минуту потерял дар речи.

– А где вы раздобыли одежду?

Джейку показалось, что Венну стало немного неловко.

– Ну, было очевидно, что нужно сойти за местного. Я заметил одного, скажем так, изрядно выпившего джентльмена, который желал нанять закрытый кеб. Я подозвал один и помог ему забраться внутрь. Через пару кварталов вышел в его костюме. Свой я оставил ему. Аккуратно сложил в стопку на сиденье.

Джейк не смог сдержаться и улыбнулся.

Венн встретился с ним взглядом, и они рассмеялись.

А потом снова накатила тоска.

– Симмс там наверху может черт-те что сделать с зеркалом, – проговорил Венн.

Джейк внимательнее посмотрел на своего крестного отца и заметил, как напряглось его лицо. Венн встал, подошел к двери и зло пнул ее.

– Напыщенный, самодовольный дурак, а мы дали ему себя обхитрить. Он может все испортить. Да и вообще может исчезнуть, как Дэвид, а мы застрянем здесь навсегда. Надо выбираться!

– Не растрачивайте зря энергию. – Джейк тоже встал. – Эту дверь так не открыть.

Венн посмотрел наверх.

Из щелей между кирпичами на потолке просачивалась жижа цвета извести, повсюду расползлась плесень.

– Подвал не так глубоко, если бы у нас было что-то вроде рычага и какие-нибудь инструменты…

– Но у нас их нет.

Венн резко обернулся.

– Ты хоть что-то полезное можешь предложить? – сорвался он. – Если бы тебя не посетила дурацкая идея войти в зеркало, мы бы сейчас здесь не сидели.

– Я не хотел, чтобы вы шли со мной. Вы могли остаться.

– Ты сумасшедший? Дэвид бы мне никогда не простил…

– Не говорите о нем так, будто он умер. – Джейк тоже начал терять терпение. – Вам плевать на моего отца! Носитесь со своей виной. Мечтаете с ней покончить. Да вам, может, и на Лию плевать!

Джейк не понял, как у него такое вырвалось, и, хоть и был в бешенстве, сам ужаснулся своим словам. Венн, не веря своим ушам, вытаращил глаза на Джейка. На какие-то полсекунды даже темнота в подвале рассеялась, словно брошенный камень попал в черное стекло мира и оно пошло трещинами.

А потом до них с потолка донесся чей-то голос:

– Джейк! Ты слышишь меня? Это я, Молл. Джейк, ты там?

Джейк подбежал к углу, над которым была решетка:

– Мы здесь! – Джейк обрадовался как ребенок. – Как ты узнала?

– Да ты и впрямь плохо соображаешь, – ехидно сказала Молл, Джейк даже представил, как она в этот момент склонила набок голову. – Решил, что я просто возьму и сбегу с этими деньгами? Вот уж нет! Я ждала снаружи, пока вы выйдете. Мне этот тип, Симмс, сразу не понравился. Больно скользкий. И много о себе воображает.

– Да, ты права. Он забрал браслет и запер нас здесь. Ты можешь нас освободить, Молл?

Девочка рассмеялась:

– Смотри и учись, Джейк. Помнишь?

– Послушай, ты там поосторожнее…

Но она уже ушла.

Юноша повернулся к Венну. Тот стоял, прислонившись к стене, и не спускал с него глаз.

– Ты правда в это веришь? – уточнил Венн так, словно не слышал разговора Молл с Джейком. – Думаешь, что я настолько мерзок в своем эгоизме? Так ты обо мне думаешь?

Джейк нахмурился:

– Я не…

– Как же сильно ты меня ненавидел. Там, в Швейцарии, в твоей уютной школе-пансионе.

– У вас своя навязчивая идея, у меня – своя. Я думал, что вы убили моего отца. – Джейк отвел взгляд. – Мне надо было кого-то обвинить, а вы были рядом с отцом. Значит, вся ответственность на вас. Ведь, кроме вас, здесь никого не было.

Венн медленно кивнул.

– Теперь понимаю, что подвел тебя, – признался он. – Я никогда о тебе всерьез не думал, просто хотел, чтобы ты был подальше, потому что мне никто не должен был помешать. Но насчет Лии ты не прав. Да, я хотел избавиться от чувства вины и позора, и поверь мне, Джейк, это трудно вынести. Но я на все пойду, лишь бы ее вернуть, и не важно, кто встанет у меня на пути или кто в результате пострадает. Говорят, что у Веннов нет души, что они наполовину Ши, у них нет сердца и они не знают жалости. Я таким и был. Лия меня изменила. Я готов сразиться со всем миром, с временем, с судьбой, но я верну ее.

Гордыня этого человека не знала границ, но Джейк почти поверил в то, что он сможет это сделать.

А потом послышался тихий скрежет и дверь открылась.

Джейк и Венн одновременно развернулись.

На пороге, уперев руки в боки, стояла Молл. Ее распирало от гордости.

– Вас, ребята, прям ни на секунду нельзя одних оставить.

Джейк подхватил девочку на руки:

– Ты – просто чудо! Как…

Какой-то грохот наверху не дал ему закончить вопрос. Грохот эхом разносился по всему дому.

Венн одним прыжком подскочил к двери:

– Зеркало!


Сара мчалась через Лес. Даже невидимость не защищала ее от его влияния. Боковым зрением она видела места, которых не могло быть в Лесу: край вспаханного поля, городская улица под странным углом. Если на них смотреть, они тут же исчезают. Она словно бежала внутри калейдоскопа, в раздробленной на фрагменты вселенной, и эти фрагменты возникали в непредсказуемом порядке. Ее преследовал страх, что в любую секунду может произойти большой сдвиг и все изменится. Как в истории о девочке, которая вошла в зеркало и попала в мир, населенный улыбающимися котами и говорящими яйцами. Только вот войти в зеркало она как раз и не могла.

Сара остановилась и согнулась пополам: она ловила ртом воздух и пыталась понять, почему Ши не бросились за ней в погоню и даже не пытались найти ее. Они ведь такие любопытные.

Лес ждал.

А потом издалека донесся очень слабый звук, но этот звук испугал ее больше всего остального. Сара вскрикнула и заткнула уши, но было уже поздно. Она прекрасно понимала, что это острое и яркое мгновение было решающим и ущерб уже нанесен.

Музыка была невыносимо прекрасной. Одна-единственная нота, высокая и зачаровывающая.

Девушка закричала «нет!» и побежала, не отрывая руки от ушей. Если она остановится и прислушается – ей конец. Музыка будет преследовать ее вечно. Сара продралась сквозь кусты ежевики, нырнула под два склонившихся к земле дуба, и вдруг земля закончилась: она рухнула в воду.

Пузыри и лишенная воздуха темнота.

Сара вынырнула, закашлялась, ее лицо облепили водоросли, и сквозь них она разглядела Гидеона. Он стоял на берегу и наблюдал.

– Помоги! – крикнула беглянка.

– Не могу, Саммер говорит…

– Ты не Ши. Ты – человек!

Сара ухватилась за ветку, ветка сломалась. К ее одежде цеплялись васильки, маргаритки и крапива и длинный, похожий на пальцы мертвеца вербейник. Девушка отчаянно старалась удержаться на поверхности, пыталась плыть, но ее не учили этому в лаборатории, и с каждым движением только больше захлебывалась. Без воздуха разрывались от боли легкие, Сара, как в зеркале, увидела себя в гробу из цветов.

Рука.

Сильная. Совсем близко.

Рука схватила ее за волосы и потянула. Сара застонала, а рука уже обхватила ее за плечи, за талию.

Сара почувствовала землю под ногами. Пошатнулась, а потом они вырвались на воздух, выкарабкались на берег и, хватаясь за ветки ивы, поднялись на ноги. Ледяной воздух обжег легкие. Сара закашлялась, ее вырвало водой с водорослями.

– Ты… сделал это, – прохрипела Сара, когда к ней вернулась способность говорить.

Юноша сел и убрал за уши мокрые волосы. Зеленый мох местами сошел с его бледной кожи. Он изменился. Больше не был таким потерянным, как раньше.

Гидеон схватил ее за руку, развернул лицом к себе и сказал:

– Ты и Джейк, вы оба теперь обязаны мне жизнью. Ши никогда не держат слово. Так докажи мне, что люди другие. Забери меня у нее!

Страстность, которая пробилась сквозь его обычную апатичность и безразличие, заставила Сару кивнуть.

Гидеон поставил ее на ноги:

– А теперь идем, пока ты не околела.

Шаг за шагом они входили в зиму. От колючего снега, который летел горизонтально земле, слезились глаза. Бешено ревела метель. Они пробирались через мертвый, высотой до плеч папоротник, перелезали через поваленные стволы древних вязов. Снег окрасил в белый цвет их волосы и губы. На них стремительно надвигалась белая стена. Сара сошла с тропинки и подвернула ногу. Вскрикнув, упала в сугроб.

Кто-то хрипло закричал у нее над головой.

На ветке, нахохлившись, сидел огромный скворец. Он наклонил голову и с любопытством смотрел на девушку глазами-бусинками.

Гидеон остановился.

– Он здесь. Ты иди, – прокричал он Саре на ухо. – И не забывай обо мне.

Сара поднялась и, ссутулившись, похромала дальше.

Где аббатство? Ледяной ветер проникал сквозь мокрую одежду. У Сары сбилось дыхание. В какой-то момент она начала сомневаться в том, что идет в правильном направлении. А вдруг Ши даже сейчас способны заманить ее обратно в это странное место, куда проникают углы домов из разных миров?

Утопая по колено в снегу, вышла из леса и оцепенела.

Уинтеркомбское аббатство превратилось в обледеневшие руины на заснеженной пустоши.

Она поняла, что вышла из леса в неправильное время, на столетия позже, чем надо, потому что все скаты крыши, все фронтоны были укрыты толстым слоем снега, а парадная дверь распахнута и заблокирована сугробом.

Все окна – темные, ни одна труба не дымит.

Может быть, они все умерли. Венн, Пирс, Джейк. Может, это ее личная зима – блеклый, лишенный всякой надежды мир Януса.

А потом она увидела пламя свечи, оно было похоже на крохотный блик в черном зрачке. Пламя свечи мерцало в окне Большой галереи, потом начало двигаться, как будто кто-то пронес свечу мимо окна. Там кто-то был.

Сара собралась с духом и начала пробиваться к парадному крыльцу. На заметенных снегом ступеньках отчетливо выделялись следы разной глубины.

Девушка вытерла лицо и глаза, откинула мокрые волосы и пробилась через снежный нанос в холл.

Там было темно. На ступенях – мокрые следы. Сара взялась за покрытые ледяной коркой перила и начала очень осторожно подниматься. На первой площадке остановилась.

Сверху из-под сводчатого потолка доносился тихий скрип и позвякивание. На нее посыпалась пыль. Это раскачивалась люстра, как будто ветер привел ее в движение.

Темно-красные шторы на площадке пошли рябью.

Сара обернулась, но на темной лестнице никого не было. Даже кошек.

Ее охватила паника; забыв об осторожности, она быстро побежала наверх. Надо было найти зеркало. И Венна. Сара ворвалась в галерею и чуть не налетела на репликанта.

Он с ногами сидел на стуле. И был так молод! Юный солдат, волосы в этот раз затянуты в хвост, тонкие губы змеятся в довольной улыбке.

Репликант встал и крепко обнял Сару, увернуться она не успела.

– Как же я рад тебя видеть, – сказал он.


Зеркало поместили в укрепленную зону. Ребекка с Маскелайном по приказу Уортона забаррикадировали дверь самой тяжелой мебелью, а потом вернулись в лабиринт. Уортон держал под прицелом ружья дверной проем. Стеклянный пистолет заткнул за пояс.

Когда Маскелайн спросил его, почему он так поступил, Уортон ответил:

– Потому что я тебе не доверяю.

Ребекка вскинула голову:

– Если это существо проникнет сюда…

– Он пришел за зеркалом. Мы ему не нужны.

Они сели. Говорить было не о чем.

Уортон тяжело вздохнул. Ребекка мельком взглянула на Маскелайна. В темноте был виден только его силуэт, но она знала, что он смотрит на зеркало.

Маскелайн быстро сообразил, что без электричества у него ничего не получится. Быть так близко к зеркалу и не иметь возможности что-то сделать – настоящие танталовы муки.

– Ты его чувствуешь? – поинтересовалась Ребекка.

– Я могу его слышать. – Маскелайн устремил взгляд в темноту. – Слышу, как оно поет. Единственная высокая нота, пробивается через все звуки. Она звучит издалека, как чей-то голос из глубины веков. Но я слышу его, Бекки.

– А я что-то так и не услышал, как вы познакомились, – буркнул Уортон.

Ребекка молчала, тогда Маскелайн предложил:

– Расскажи ему, если хочешь.

Уортон слышал, как девушка вздохнула.

– Даже не знаю. Это началось так давно. Когда я в первый раз его увидела, мне было шесть, может, семь лет. Он пришел ко мне во сне. Мужчина падал и падал из черного прямоугольника неба. Он что-то мне кричал, но я не могла разобрать, что именно. Рассказала о нем маме, а она посмеялась и объяснила, что это дурной сон.

Вскоре скорость его падения изменилась. Он падал, словно в замедленной съемке. Между снами мог пройти месяц, а он мог продвинуться всего на миллиметр. Но я привыкла. Перестала рассказывать об этом людям, потому что они думали, что я странная. А если ночью шел дождь, я не могла заснуть и волновалась, что он может промокнуть. – Ребекка улыбнулась. – А потом наступила ночь, когда он оказался в моей комнате. Я видела сквозь него, словно Маскелайн был привидением. Уселся на подоконнике и шепотом произнес: «Не бойся, я – друг». Больше его никто не видел. Когда мама пришла будить меня на следующее утро, она прошла прямо сквозь него.

– Это было изрядно затянувшееся появление, – согласился Маскелайн.

– Говорите проще, – раздраженно потребовал Уортон.

– Время растянулось, как резина. Я прошел через зеркало, но переход затянулся на несколько лет.

– Что? – ужаснулся Уортон. – А такое может случиться с Джейком?

– У Джейка есть браслет, у меня ничего не было. Мне повезло, что я остался в живых.

– Я тогда ни о чем таком не знала, – с улыбкой добавила Ребекка. – Он просто был моим тайным другом. Жил в нашем доме, но никто о нем не знал. Он то появлялся, то исчезал, его можно было увидеть в любом месте на ферме: в амбарах, на полях и выше по реке, там, где я любила играть. – Ребекка тихо рассмеялась в темноте. – Я его не боялась. Он мне нравился. Наполовину красивый, наполовину страшный. Словно вышел из моих книг. Он был похож на Рэдклифа и Рочестера, на всех этих байроновских героев. Был моей тенью, и я всегда ждала, когда снова его увижу.

– Для меня, – тихо сказал Маскелайн, – все ее детство уложилось в несколько хрупких моментов. Я то появлялся, то уходил. Когда мир возвращался, девочка, которая жила в том доме, была уже на месяц, на год старше. В одно мгновение это было лето, а в другое – осень. Я понимал, что происходит, но ничего не мог с этим поделать. Просто попал в западню.

– Помнишь день, когда мне исполнилось десять лет? – спросила Ребекка. – В гости пришли дети, было весело, а потом вдруг появился Маскелайн. Он сидел среди них, как привидение на празднике. Играет музыка, комната украшена воздушными шарами, а его никто не видит. Он был таким усталым. Я притворилась, будто мне стало плохо, и всех отослали домой. А я уложила его спать на диване.

Уортон встрепенулся:

– Тихо!

Все замерли.

– Извините. Показалось. – Он хотел услышать продолжение истории Маскелайна и спросил: – И сколько времени у вас ушло на то, чтобы окончательно… приземлиться?

– По времени Бекки – восемь лет. Когда ей исполнилось четырнадцать, я уже постоянно жил здесь. Изредка только исчезал. А потом начали возникать проблемы. Теперь мне нужна была пища, тепло и постель, и я поселился на мельнице, в доме на краю фермы у вересковых пустошей. Постепенно я стал настоящим человеком, привидение исчезло. – Маскелайн посмотрел на Ребекку и грустно улыбнулся.

– Он рассказал мне о зеркале. И мы начали поиски. Мы знали, что оно должно быть где-то рядом. А потом догадались, что оно у Венна.

– Я отправился в Швейцарию и застал вас накануне отъезда. Купил билет на тот же самолет, что и вы. Из Лондона позвонил Ребекке. Она встретила вас на станции. Остальное вы знаете.

Уортон пристально посмотрел на Маскелайна:

– Так, значит, вы хотите использовать зеркало в своих целях?

Маскелайн быстро глянул на Ребекку.

– Зеркало изначально принадлежит ему, – напомнила она. – А когда он уйдет, я уйду вместе с ним.

Уортон поразился перемене в ее лице и отвел взгляд. Она больше не была той взбалмошной девчонкой, которая не умела толком водить машину. Перед ним была молодая женщина, влюбленная в призрака.

– Вот опять, – заявил Маскелайн.

Уортон выбрался из лабиринта и крадучись подошел к двери, прижал к ней ухо и посмотрел на потолок:

– Я слышу голоса. Там кто-то есть. Разговаривает с ним. – Он снова прислушался, и лицо его потемнело. – Я думаю, это… Это Сара.

Уортон вытащил из-за пояса стеклянный пистолет и протянул его Маскелайну.

Путешественник во времени крепко сжал рукоятку пистолета и поблагодарил:

– Спасибо.


Век расшатался – и скверней всего, Что я рожден восстановить его! | Обсидиановое зеркало | cледующая глава







Loading...