home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Выдержки из доклада, записанного на пленку всемирным советником среды Джи Нефзави Ибсоном и разосланного с секретными курьерами другим всемирным советникам.


ИСПОЛЬЗУЙТЕ ДЕШИФРОВАЛЬНЫЙ КОД № 1489 С.

ПОСЛЕ ПРОСЛУШИВАНИЯ СОТРИТЕ СООБЩЕНИЕ.


Касательно врагов Земного Сообщества Джефферсона Сервантеса Кэрда, он же Уильям Сент-Джордж Дункан и пр. (см. Индекс) и Пантеи Пао Сник, она же Дженни Ко Чандлер и пр. (см. Индекс).

Многие выдающиеся и вполне лояльные историки утверждают, что история кончилась, когда настала Новая Эра. Историю заменила хроника разных незначительных событий. Хотя такие заявления не следует принимать слишком уж всерьез, доля правды в них есть. Главный смысл заключается в том, что Новая Эра дала всем людям так называемую хорошую жизнь, но взамен лишила их каких бы то ни было неожиданностей.

Как это ни парадоксально, у нас остался прогресс, но перемены исчезли. Нет, они есть, конечно, но происходят так медленно, что отдельный гражданин их не ощущает.

Расизм, сексуальный шовинизм, национализм, бедность, загрязнение среды и экономическая нестабильность ушли из нашей жизни. Конфликты и предубеждения между расами, имевшие место в период перед Новой Эрой и в ее ранние годы, исчезли. Белая раса, монголоиды, негры, индейцы и австралийские аборигены слились в одну более или менее темнокожую общность. Однако исчезла не только разница в цвете кожи. Почти все «краски» повседневной жизни также пропали, хотя эту потерю возместили другие факторы, кроме расовой общности.

Я склонен согласиться с историками и социологами, заявляющими вышеуказанное. Но подобная утрата «красок» неизбежна. За все в жизни надо платить. У каждого преимущества есть свое неудобство.

Все это штампы и трюизмы, но я не прошу за них извинения. История — это серия вариаций различных штампов и трюизмов. Меняются имена людей, событий и мест, а войны, торговля, наука и техника приносят разные плоды (к счастью, на Земле нет войн вот уже две тысячи объективных лет). Но в основном это один и тот же цикл, движимый алчностью или идеализмом (чаще алчностью). И как за тем, так и за другим стоит желание властвовать, что бы ни утверждали поборники обоих этих факторов.

Я подвожу к концепции героя в истории. Вы все — высокообразованные люди, имеющие одну или несколько докторских степеней. Поэтому мне нет нужды разжевывать вам, что такое герой (или героиня) в мифологии, легендах и истории. Во всех эрах, кроме нашей, героев было в изобилии. Новая Эра ими чрезвычайно бедна. Единственная выдающаяся личность, чье имя знает каждый гражданин, — это Джерри Пао Нель. Он поднял в марсианских колониях обреченное на поражение восстание против Сообщества Земли. Он фигурирует в бесчисленном множестве сценариев, которые мы допустили на экран потому, что они служат катарсисом для мятежных и недовольных настроений. Подобная терпимость соответствует тайному правилу управления гражданами Новой Эры. То есть: дайте людям всю свободу, которой они желают, — но в определенных пределах. Держите их на длинном поводке. И не натягивайте его, пока они не зайдут слишком далеко. Делайте все возможное, чтобы граждане не разглядели стальную длань под бархатной перчаткой.

Это правило создано для их же пользы.

Я заговорил о героях потому, что теперь в Новой Эре появился еще один. Точнее — два.

Это двое преступников: мужчина, Джефферсон Сервантес Кэрд, ныне известный как Уильям Сент-Джордж Дункан, и женщина, Пантея Пао Сник, взявшая себе фальшивое имя Дженни Ко Чандлер.

Разрешите мне вкратце остановиться на биографиях этих двоих, прежде чем обосновать, каким образом они стали народными героями и какую опасность представляют для Сообщества Земли. В наших глазах они — правонарушители, дневальные, убийцы и подрывные элементы, — короче говоря, негодяи. Но многие граждане определенно смотрят на них как на героев, как смотрел народ древней Англии или Швейцарии на Робин Гуда или Вильгельма Телля, а народ древнего Китая — на Сунь-Цзюаня и его банду. А в древнем государстве США, скажем, такими героями были Джон Диллинджер и Джесси Джеймс[36].

Кэрд-Дункан, как я впредь буду его именовать, и Сник совмещают в себе политические склонности Робин Гуда, Телля и Суня и патологически-экономические стремления Диллинджера и Джеймса.

Я останавливаюсь на некоторых фактах их биографий лишь для того, чтобы понять, как они стали преступниками и какое потенциальное влияние могут оказать на нас, то есть на историю. Будем надеяться, что скоро они станут именно этим — историей.

Родителями Джефферсона Сервантеса Кэрда, или Дункана, были Хоган Рондо Кэрд, доктор медицины и биохимии, и Элис Ган Сервантес, доктор философии и молекулярный биолог. Оба родились в штате Манхэттен, как и их сын, единственный ребенок в семье. Доктор Элис Ган Сервантес была дочерью знаменитого биохимика, д-ра Гилберта Чинь Иммермана. Иммерман также приходился дедом д-ру Хогану Рондо Кэрду, отцу Джефферсона. Таким образом, Иммерман является и дедом, и прадедом Джефферсона Сервантеса Кэрда.

Как вам хорошо известно, Органический департамент лишь совсем недавно открыл, что Иммерман, еще будучи молодым, разработал в своей лаборатории культуру, которую мы теперь называем «эликсир», или ФЗС, то есть фактор, замедляющий старение. Человек, получивший это средство, стареет в семь раз медленнее. Младенец, который в естественных условиях прожил бы сто сублет, будет жить семьсот, получив это средство при рождении. А поскольку система мира дней уже продлила его жизнь до семисот облет, он проживет 4900 облет.

Если бы этот гипотетический младенец жил каждый день, он дожил бы до семисот облет. Или семисот сублет, поскольку в его случае объективное время ничем бы не отличалось от субъективного. В течение его жизни Земля совершила бы семьсот оборотов вокруг Солнца.

Можно сказать, что Иммерман был доктором Фаустом Новой Эры. В его руках было открытие, которое могло стать и величайшим благом, и величайшим проклятием для человечества, в зависимости от точки зрения. Для отдельного человека это был бы дар Божий, если вы простите мне столь тенденциозное выражение. Видит Бог, слишком много граждан все еще верит в Бога. А многие верят также в астрологию, гадание, в привидения, ангелов, демонов, в колдовство и выигрыш.

Для общества же в целом это могло стать проклятием. Мы (под «нами» я подразумеваю прошлых и нынешних всемирных советников) удерживаем прирост населения Земли на нуле. Нам удалось даже, как известно вам и неизвестно общественности, снизить количество населения с десяти миллиардов, как было тысячу облет назад, до теперешних двух миллиардов. Но население (все население, за исключением самых высокопоставленных лиц в правительстве) по-прежнему верит, что на Земле живет десять миллиардов человек. Мы совершили это, движимые высшими этическими ценностями, ради блага людей и блага Земли.

Благо Земли — то же самое, что благо людей. Никогда больше не позволим мы нашей планете стать голой и отравленной, грозящей вымиранием человеку, как это было в начале двадцать первого века по старому стилю.

Итак, у Иммермана был выбор: сделать свой эликсир, или ФЗС, достоянием гласности или сохранить его в тайне. Но он выбрал третий путь: принял эликсир сам и дал его своей жене и детям. Его жена поклялась хранить тайну ФЗС, такую же клятву принесли и дети, став взрослыми. Впоследствии эликсир получили и более дальние родственники, а затем и посторонние. Они сформировали ядро тайного общества, члены которого стали называть себя иммерами. Спустя какое-то время эта постоянно растущая группа стала преследовать политические цели. От них отпочковались другие тайные организации, контролируемые иммерами, но ничего не знающие ни о ФЗС, ни о своем происхождении.

Из того, что мы выяснили по делу Кэрда-Дункана и Сник, следует, что Иммерман решил исчезнуть. Он выглядел намного моложе своих сверстников, и ему нужно было симулировать смерть, прежде чем принять новое имя (его жена погибла в результате несчастного случая).

Он подготовил копию своего тела, вырастив ее в своей лаборатории (это учреждение было государственным, находилось под его управлением) и устроил «аварию», частично повредившую искусственное тело, которое опознали как его труп.

Хотя сейчас ведется активное следствие с целью выловить фальшивые вводы в банки данных и фальшивые имена, которыми он пользовался, результатов мы пока не получили. Возможно, и не получим. Как я уже указывал в предыдущих рапортах, контроль над информацией и пристальное наблюдение за гражданами дает нам большую власть. Но контроль над информацией — это палка о двух концах. Мы используем его для управления торговлей, транспортом, распределением ресурсов, а также для защиты граждан от самих себя и от других. Но преступники используют банки данных в своих целях. Фальшивые вводы информации, как правило, обнаруживаются, но могут, безусловно, быть и случаи полного успеха. Сколько таких случаев имело место, нам, разумеется, неизвестно.

Иммерман исчез, превратившись в кого-то другого, но продолжал руководить иммерской организацией. Потом он расстался со своим новым именем — возможно, путем еще одной «смерти» — и стал Дэвидом Джимсоном Анандой. Это произошло в местности, которая в древности называлась Албанией, а ныне является частью Юго-Восточного Европейского департамента. Вам известно, каким образом он из квартального в Тиране сделался членом Всемирного Совета. Его колоссальную изобретательность подтверждает тот факт, что его биография неоднократно и скрупулезно изучалась по мере его служебного роста, но никто не обнаружил, что это подделка.

Как только он стал всемирным советником, он сконструировал секретную систему управления телевизионными каналами. Мы до сих пор не знаем, как он это сделал, и не знаем, где помещается эта система. Теперь мы, правда, в состоянии прервать ее передачи, но нужно еще определить, откуда они исходят. Предполагается, что станция установлена на одном из семи тысяч спутников связи. Если так, то ее монтировали космические специалисты, и сейчас все, кто мог иметь к этому отношение, подвергаются обработке туманом правды.

Однако проверка показала, что трое вероятных кандидатов умерли как раз в тот период, когда могла быть установлена передающая система. Виновником мог быть один из них или все трое. Если так, то нам не повезло. Возникает также вопрос, насколько реальны эти три смерти, и в этом направлении ведется следствие.

С какой целью Иммерман-Ананда установил эту систему, нам неизвестно. Возможно, это входило в какой-то его план или же Ананда, хотя это представляется невероятным, замышлял стать диктатором мира.

Какой бы ни была причина, он, конечно, не ожидал, что кто-то вырвет у него тайну места и назначения станции, чтобы воспользоваться ею в своих собственных целях. И что этим кто-то будет его же отпрыск, Джефферсон Сервантес Кэрд, он же Дункан и пр.

В определенном возрасте, скорее всего лет в восемнадцать, Джефферсону Кэрду рассказали об иммерах и о ФЗС. Он принес присягу, связавшую его двойным узлом — ведь если бы он предал иммеров, он предал бы и своих любимых родителей. Кроме того, насколько мы разобрались в характере Кэрда, узнанное вызвало у него азарт и желание сыграть в организации активную роль. Закончив Южный Манхэттенский колледж, он поступил в Манхэттенскую Органическую Академию и при выпуске получил множество похвальных отзывов. Темой докторской диссертации он избрал психологический профиль и биохимию мозга дневальных. Оглядываясь назад, мы видим, каким дурным предзнаменованием это стало для Сообщества.

Иммеры давно уже занимались продвижением своих людей на видные должности в правительстве. Кэрд в качестве органика имел возможность узнавать заранее, когда иммерам грозила опасность обнаружения, и предупреждать их об этом. Мы не знаем точно, когда он принял на себя роль курьера организации. В его обязанности входила доставка межтемпоральных сообщений — устно или на кассетах, передаваемых из рук в руки. Кэрд стал дневальным. Для этого ему нужны были разные документы на каждый день. Фальшивые биографические данные, на которых базировались эти документы, были введены в банки данных с помощью процедуры, до сих пор не раскрытой органиками..

В этот ранний период жизни обнаружилась одна из особенностей Кэрда, ставшая открытием как для него, так и для руководителей иммерской организации.

Сначала он просто жил каждый день под иным именем. Но потом стало ясно, что Кэрд не просто играет эти роли. Он по-настоящему стал каждым из этих людей. И хотя они значительно отличались и друг от друга, и от самого Кэрда, он был каждым из них. В среду он был Тинглом, банкиром данных; в четверг Дунским, тренером по фехтованию; в пятницу Реппом, телесценаристом, продюсером и актером; в субботу Омом, опустившимся субъектом, барменом на полставки; в воскресенье отцом Томом Зурваном, полусумасшедшим уличным проповедником, и в понедельник Ишарашвили, смотрителем Центрального парка.

Но в каждой из этих личностей сохранялся примерно один процент от Кэрда. Этого было достаточно, чтобы он мог регулярно переходить изо дня в день и выполнять свою функцию курьера.

Родители Кэрда погибли — утонули на своей яхте близ острова Лонг-Айленд. Катастрофа произошла в исключительно ненастную, штормовую погоду. Спутники не имели возможности наблюдать за ними, а сигналы с борта перестали поступать. Яхта затонула, но неделю спустя были обнаружены разбухшие трупы обоих супругов. Это могли быть и искусственно выращенные тела. Родителям Кэрда по неясной нам причине — Кэрду она, очевидно, тоже неизвестна — могло понадобиться «исчезнуть». Возможно, они начали где-то новую жизнь с поддельными документами.

Еще будучи в Академии, Кэрд женился и получил лицензию на одного ребенка. Его дочь в данное время живет в Манхэттене и преподает историю. При ее допросе с применением ТП выяснилось, что она ничего не знает о ФЗС и об иммерах.

Вторая из особенностей Кэрда, уникальная особенность, можно сказать — это его врожденная или приобретенная способность противостоять так называемому туману правды, ТП. Кэрд способен лгать, подвергаясь действию ТП и в аэрозольной форме, и в форме инъекции. Он находится в бессознательном состоянии и все-таки лжет. Он обманывает даже электронные приборы, регистрирующие такие верные признаки уклончивости и стресса, как электрическая проводимость кожи, химический состав крови, мозговые волны и движения глазного яблока.

Кэрд-Дункан, похоже, способен под действием ТП лгать не только другим, но и себе самому.

Пантея Пао Сник — дочь манхэттенских офицеров-органиков. Она выбрала профессию своих родителей и незадолго до событий, приведших к ее встрече с Кэрдом, получила звание детектива-майора. У нее был отличный послужной список, и руководство считало ее очень способным детективом. То, что ей в порядке редкого исключения выдали темпоральную визу, свидетельствует о высоком доверии, которым Сник пользовалась у начальства.

Сник получила задание выследить женщину-дневальную по фамилии Даблдэй. О том, что произошло потом, вы знаете. Это запутанная история, но в ходе событий Кэрд (и его двойники) стал опасен для иммеров. Сник была захвачена иммерами в плен, и Кэрд воспротивился идее ее убийства.

Сам Иммерман, то есть Дэвид Джимсон Ананда, прилетел из Цюриха в Манхэттен, чтобы лично заняться этим делом. Родственных чувств он был, как видно, лишен, поскольку обрек собственного внука на смерть. Но Кэрд бежал сам и спас Сник.

В то время Кэрд был уже близок к психическому срыву. Все его двойники пытались захватить власть, оттеснив других. Преследуемый и органиками, и иммерами, Кэрд впал в состояние временной кататонии и был арестован органиками.

После допроса Сник были арестованы и допрошены под ТП несколько других иммеров. Гражданин среды полковник Паз рассказал при этом все, что знал. Ему, разумеется, не больше нашего было известно, что Ананда — это Иммерман, не знал он и того, что Ананда в Манхэттене. Но органикам удалось захватить некоторое количество иммеров низшего ранга, и показания, данные Пазом и остальными, открыли нам глаза на общество иммеров.

К сожалению, мы были вынуждены горгонизировать Сник и поместить ее на склад в безлюдной местности Нью-Джерси. Она слишком много знала и слишком сочувствовала своему спасителю Кэрду, чтобы на ее молчание можно было полагаться. Главной причиной ее устранения был ФЗС. Общественность не должна была знать о нем. Узнав об эликсире, массы стали бы требовать его, и последствия в конечном счете стали бы пагубными для всего общества. По иронии судьбы мы вынуждены были в этом пункте согласиться с Иммерманом. Но у себя в Совете мы решили разделить ФЗС между собой и дать его тем из наших детей, кому можно доверять.

Теперь, вследствие того, что Кэрд обнародовал формулу ФЗС и она разошлась по всему миру, мы оказались в очень трудном положении. Следует ли нам признать, что формула верна? Или мы должны отрицать это и заявить, что это всего лишь преступный розыгрыш, несущий, возможно, в себе опасность? Или, в ответ на бурные требования граждан, дать им этот самый ФЗС? То есть это они будут считать, что получили ФЗС. Это может быть какое-то безвредное вещество, которое поможет людям поверить, что теперь они проживут в семь раз дольше. К тому времени, когда они поймут, что стареют не медленнее, чем раньше, пройдет по меньшей мере десять субъективных, или семьдесят объективных, лет. И вину за это можно будет свалить на Кэрда.

Вернусь к фактам его истории. Пока мы вели дебаты, что делать с Кэрдом, он бежал из здания, побег из которого считался невозможным.

Кэрд горазд на выдумки всякого рода, как и подобает герою авантюрных историй. Это его качество тоже вызывает в массах восхищение и прибавляет блеска его мятежной славе.

Похоже, он снова изменил свою личность перед побегом из Манхэттена в леса Нью-Джерси, и эта новая личность именуется Уильям Сент-Джордж Дункан.

Он стакнулся с отверженными, с лицами, которые стали дневальными по разного рода преступным причинам. Они скрывались в древних туннелях под складом — тем самым, где хранилось окаменелое тело Сник. Кэрд нашел ее и раскаменил. В этот же период он, чтобы окончательно сбить нас со следа, умудрился вырастить в государственной лаборатории, размещенной поблизости, копию своего тела. Эту копию он искусно выдал за свой труп, оставшийся на месте схватки с офицером-органиком. При этом Кэрд убил и офицера.

Кэрд, Сник и их спутник (см. в Индексе «падре Кабтаб») пробрались в штат Лос-Анджелес. Там они вступили в контакт с одной подпольной группировкой. У нее несколько названий, но я буду пользоваться лишь одним, СК. Это означает «Старый Койот». Никто из членов СК, за исключением разве что высшего руководства, ничего не знал об иммерах или ФЗС. СК был только орудием в руках иммеров.

В конце концов всемирный советник Ананда, то есть Иммерман, обнаружил, где скрываются Кэрд, Сник и Кабтаб. Сначала он распорядился их убить, а затем почему-то велел доставить в свою секретную резиденцию на 125-м этаже Башни Ла Бреа. Даже лос-анджелесские генералы-органики каждого дня не знали об этой тайной квартире члена Всемирного Совета.

Пленники каким-то образом вырвались на свободу. Падре Кабтаб при этом погиб, но Сник и Кэрд-Дункан перебили всех, кто был в квартире, за исключением двоих: Иммермана и его сообщника Каребары. Кэрд-Дункан применил к своему деду ТП и получил от него различную информацию, в том числе и о подпольной системе телевещания, которую Иммерман-Ананда создал много сублет назад. Запустив механизм передачи своих мятежных посланий по каналам видеовещания и автоматической распечатки, Кэрд-Дункан позвонил в ближайший органический участок и сказал дежурному офицеру, что в такой-то квартире совершено убийство. Офицер пришел в недоумение, поскольку в регистре этажа квартира значилась незанятой. Однако он все же послал туда нескольких органиков промежуточной смены.

Кэрд-Дункан и Сник покинули квартиру через ангар и ведущий на крышу люк до прибытия органиков, которые выжгли замок единственной входной двери. Очевидно, Кэрд сообщил органикам об убийстве для того, чтобы отдать Иммермана-Ананду в наши руки живым. Кэрд имел все основания ожидать, что мы применим к его деду ТП и после будем вынуждены открыть всему миру грандиозный обман, осуществленный одним из членов Совета.

Он глубоко заблуждался. Правда об этом, если это будет в наших силах, никогда не выйдет наружу. Во всяком случае, генерал Коуэтт уведомлен, что Каребара и Иммерман-Ананда должны умереть в органическом госпитале или сразу по выходе из него. Генерал будет достойно вознагражден за скромность и четкое исполнение приказа.

Об «убийстве» всемирного советника Ананды и Каребары уже объявлено (в среду). В их смерти обвиняются Кэрд-Дункан и Сник. Насколько известно Органическому департаменту, в обществе не существует никаких подозрений относительно того, что их гибель следует приписать чему-то другому. То, что настоящее имя Ананды было Иммерман, также не будет раскрыто по причинам, которые мне нет нужды разъяснять.

Розыск Кэрда-Дункана и Сник продолжается. В данный момент мы не имеем понятия, где они находятся. Совершив несколько архипреступных деяний, как-то: одновременное раскаменирование всех жителей Лос-Анджелеса, уничтожение городского энергораспределительного центра, а несколько часов спустя также термионного конвертора, обслуживавшего все Западное побережье, они ушли от преследования и скрылись.

Их действия вызвали колоссальную неразбериху и хаос, причинив массу неудобств гражданам нескольких департаментов. Мировой огласки, которую получили эти события, избежать не удалось.

Кэрда-Дункана и Сник необходимо схватить — и быстро. Они, без сомнения, планируют предпринять новые атаки на Сообщество, надеясь вызвать этим неудержимую бурю недовольства — а возможно, и бунт. Я предлагаю убить этих архипреступников на месте, если только позволят обстоятельства. При отсутствии гражданских свидетелей с Кэрдом и Сник следует покончить немедленно. Если же гражданские свидетели будут присутствовать и преступники не окажут сопротивления при аресте, последних следует доставить в ближайший органический участок. Доверенному генералу будет поручено подготовить персонал и организовать «ликвидацию при попытке к бегству».

КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ.

ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СТЕРЕТЬ.


Глава 3 | Мир одного дня (сборник) | Глава 5