home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Разгадка.

Лугарев просыпался постепенно, медленно. Сначала сквозь дремоту он услышал щебетание птиц. Оно становилось все громче, пока он не осознал, что этот радостный птичий хор твердо вознамерился не дать ему спать. Некоторое время он еще дремал, пока, наконец, яркий солнечный луч не проник в окно вертолета. Лугарев сел на своем резиновом матраце, сладко зевнул и потянулся.

После всех волнений и потрясений последнего времени это было удивительно мирное пробуждение. Лугарев почесал за ухом и посмотрел на часы. Было 8.06 17 июня. Он поднялся, поправил, как смог, измявшуюся за ночь одежду, откатил в сторону дверь и вылез из вертолета.

Эльфы поднялись, похоже, уже давно. Селестиэль хлопотала, приготовляя завтрак, Ломиона и Рингамира не было видно.

-Привет, Селест! - окликнул ее Лугарев. - Где мужчины?

-Привет! - ответила Селестиэль, и он еще раз поразился мелодичности ее голоса. - Они пошли на разведку. В отличие от некоторых любителей поспать... - она улыбнулась, и эта улыбка, как показалось Лугареву, осветила лесную полянку ярче июньского солнца.

-Ну и пусть, - сказал Лугарев. - Зато им кофе не достанется.

-Чего не достанется? - переспросила она.

-Кофе. У тебя вода есть? - он наполнил котелок водой и повесил над огнем. Селестиэль внимательно наблюдала за ним.

Когда вода закипела, он пошарил по карманам и вытащил несколько ярких пакетиков из фольги. В коробке, присланной Марией, нашлись две пластмассовые чашки.

-Это, конечно, не серебряный кубок, - сказал он, - но пить кофе из кубка как-то непривычно.

Надорвав пакетики, он высыпал в чашки их содержимое и залил кипятком. Селестиэль с интересом принюхалась.

-Пахнет вкусно, - заявила она.

Лугарев высыпал сахар из двух других пакетиков и спросил:

-Тебе со сливками?

-А где ты возьмешь сливки?

-Там же, где и все остальное, - он вскрыл еще два пакетика с сухими сливками и высыпал в кофе. - Осторожно, горячее.

Селестиэль боязливо отпила из чашки. Лугарев внимательно следил за изменением выражения ее лица.

-Очень вкусно, - сказала она. - Сливки как настоящие. Тот, кто это придумал, весьма сведущ в магии.

-Точнее, в пищевой химии, - ухмыльнулся Лугарев.

Вскоре вернулись остальные эльфы. Он угостил и их. Попробовав кофе, Ломион заявил:

-Мне кажется, люди многого достигли за эти годы. Неужели такие чудесные порошки делают в Гондоре?

-Нет, конечно, - ответил Лугарев. - Их делают в Вечности.

-Я хотела бы там побывать, - сказала Селестиэль.

-Это несложно устроить, - пожал плечами Лугарев.

После завтрака эльфы быстро свернули свой лагерь. Селестиэль подошла к Лугареву и спросила:

-Ты можешь подвезти нас до Лотлориена?

-Пожалуйста, - ответил Лугарев. - Грузите вещи.

Эльфы быстро запихали пожитки в вертолет. Рингамир вдруг залихватски свистнул, и откуда-то из глубины леса примчались, как ветер, серебристо-белые эльфийские кони. Потряхивая гривами, которые заставили бы позеленеть от зависти многих блондинок, они подбежали прямо к своим хозяевам, стоящим у вертолета.

-Да, а как же быть с лошадьми? - спросила Селестиэль.

-Не знаю, - ответил Лугарев. - Но в вертолет они не влезут. Разве что застропить их и прицепить на внешнюю подвеску.

-Ну уж нет! - воскликнула Селестиэль. Она обняла свою белую кобылу и сказала. - Моя бедная! Ее чуть удар не хватил, когда ты поднял нас в воздух!

-Если бы горцы подняли вас на копья, ей бы это еще меньше понравилось, - заметил Лугарев. - Сейчас тролли уже глодали бы косточки твоей лошадки.

-Не надо никуда их цеплять, они сами найдут дорогу, - сказал Ломион, и, повернувшись к лошадям, добавил несколько эльфийских слов.

Лошади поняли его и с веселым ржанием унеслись прочь.

Лугарев усадил эльфов в вертолет. Мужчин он пристроил на креслах пулеметчиков, а Селестиэль на месте второго пилота. Она с интересом рассматривала приборы.

Лугарев уселся в пилотское кресло и запустил двигатели. Грохот моторов сотряс девственную тишину леса. Лопасти ротора завертелись, вначале медленно, затем все быстрее и быстрее.

Он взялся за ручку шаг-газа. Моторы взревели еще громче. Вертолет оторвался от земли, чуть качнулся - Лугарев тут же парировал колебания ручкой управления - и уверенно пошел вверх. Поднявшись выше верхушек деревьев, Лугарев двинул от себя ручку управления, "Найт Хок" опустил нос и понесся над лесом, набирая скорость. Когда он выпрямился, Лугарев сделал еще несколько "кивков", немного отклоняя ручку вперед, пока вертолет не разогнался.

Эльфы были в восторге от полета, особенно Селестиэль. Ручка управления покачивалась перед ней, как бы приглашая попробовать, подрагивали стрелки приборов на доске, а под вертолетом неслось назад зеленое лесное море. Поймав ее взгляд, Лугарев спросил:

-Хочешь порулить? Давай, не бойся. Только не делай резких размашистых движений. Это все равно, что раскачивать лодку...

Селестиэль осторожно взялась за ручку. Она почувствовала упругое, словно живое, сопротивление, когда попробовала слегка наклонить ее.

-Потяни на себя. Чуть-чуть, - сказал Лугарев.

Селестиэль чуть подала ручку назад. Вертолет послушно приподнял нос и взмыл вверх. Стрелки приборов заплясали. Селестиэль испугалась и поскорее вернула ручку в прежнее положение.

-Вот видишь, как все просто, - ободряюще улыбнулся Лугарев. - Ручка вперед - набор скорости. Назад - набор высоты и торможение одновременно. Вправо и влево на большой скорости - повороты с креном. На малой скорости можно повернуть без крена, педалями. Они у тебя под ногами. Вот эта ручка рядом с сиденьем - управление двигателями и главным пропеллером. Надо только не забывать следить за высотой. Вот эта стрелка должна быть все время на нуле.

-Я не запомню, - засмеялась Селестиэль. - И я не знаю ваших цифр.

-Если будет возможность, я тебя научу, - сказал Лугарев.

По ходу полета он продолжал рассказывать особенности управления и тут же демонстрировал их. Селестиэль быстро запомнила человеческие цифры и с удивлением поняла, что этой сложной машиной действительно довольно просто управлять, если знаешь, что показывают все эти бесчисленные стрелки. Видя, что она неплохо освоилась, Лугарев передал ей управление, продолжая на всякий случай придерживать ручку. Селестиэль один за другим сделала несколько довольно энергичных маневров, но тут урок пилотирования был прерван самым неожиданным образом. Сзади послышались настойчивые удары. Лугарев обернулся, с ужасом сообразив, что он совершенно забыл о сидящих сзади эльфах.

Рингамир высунулся в открытое окно, судорожно вцепившись в его края. Лицо у него приняло оттенок свежего зеленого салата. Лугарев понял, что его укачало. Ломион выглядел несколько лучше, но было ясно, что достаточно еще пары разворотов, чтобы и он полез на разгрузку.

Дальнейший полет проходил спокойно. Лугарев вел вертолет как можно ровнее, чтобы желудки эльфов поскорее пришли в норму. Селестиэль сидела с виноватым видом - это ее маневры привели к столь печальному результату.

Наконец впереди замаячили кроны деревьев Золотого леса. Подлетев поближе, Лугарев сумел по достоинству оценить размеры этих лесных исполинов. Они достигали пятидесяти метров в высоту, и два человека, взявшись за руки, не смогли бы их обхватить. Он только головой покрутил, увидев эти величественные деревья. Еще пара минут - и вертолет летел уже над лесом. Селестиэль рукой указала направление.

Неожиданно перед носом вертолета открылось чудесное зрелище. Впереди внизу расстилался широкий изумрудно-зеленый луг, на краю которого был вырыт когда-то глубокий, но теперь оплывший от времени и дождей ров. За ним поднималась высокая, местами обрушенная поверху белокаменная стена. Вдоль нее шла древняя дорога, тоже вымощенная белым камнем. За стеной высился зеленый холм, поросший великолепными деревьями, еще более высокими, чем в остальном лесу. Стена спиралью обвивала его.

-Это наш город, Карас Галадон, - сказала Селестиэль. - Ворота там, - она указала на юг.

Лугарев довернул вертолет и повел его вдоль дороги, постепенно заворачивавшей на юго-восток. Через две-три минуты он увидел мост из белого камня, переброшенный через ров к высоким мощным воротам. Лугарев плавно повел вертолет на снижение и посадил возле моста.

Эльфы быстро выгрузили свои вещички.

-Пойдем, - сказала Селестиэль.

Он подхватил первый попавшийся узел из кучи вещей, закрыл дверь вертолета и пошел вслед за эльфами через мост.

Подойдя к воротам, Селестиэль положила руку на створку и что-то сказала. Ворота распахнулись сами собой. За ними открылся узкий коридор между стенами. Пройдя еще немного, эльфы и Лугарев вступили, наконец, в город.

Кругом царила загадочная, необыкновенная тишина. Было так тихо, что звук шагов Лугарева отражался от стены громким эхом.

-Тихо как, - пробормотал Лугарев.

-Да, - внезапно погрустнев, ответила Селестиэль. - Раньше здесь звучали песни, музыка, звонкие голоса... Теперь их больше нет. Нолдоры ушли за море, и мы живем здесь только втроем. Вот уже тысячу лет...

Они шли по дорожкам, вымощенным белым камнем, поднимались по мраморным лестницам, встроенным в склон холма. В этом месте было необыкновенно хорошо и спокойно. Казалось, древнее доброе волшебство нолдоров не покинуло этот лес, а лишь уснуло на время, готовое в любой момент пробудиться. Сама природа здесь была как будто иной. Лугареву приходилось бывать во многих лесах, но в таком он был впервые. Доброе, печальное и благостное спокойствие висело в воздухе, сосредоточилось под корнями травы, жило в каждом листке любого дерева. Деревья! Они вздымались повсюду, высоченные, толстые. Кора их, гладкая и упругая, была похожа на пластик и отблескивала серебром. Стволы, прямые, как мачты кораблей, уходили высоко вверх; первые ветви отходили от них лишь на высоте около двадцати метров. Листья - длинные и отливающие золотом - скрывали между собой множество красно-золотых цветов.

-Что это за деревья? - спросил Лугарев.

-Это мэллорны , - ответила Селестиэль.

-Никогда таких не видел.

-Они растут только здесь. Они - свидетели славы Древности.

Они вышли на поляну, в середине которой был оборудован большой фонтан, облицованный белым мрамором. Из-под арочки в стене фонтана, весело журча, струился кристально-чистый ручеек. За фонтаном поднимался к небу серебристо-серый ствол могучего старого мэллорна, обвитый легкой лесенкой. Она уходила высоко вверх и скрывалась в листве.

Эльфы остановились возле фонтана. Остановился и Лугарев. Он заметил, что лица эльфов стали вдруг торжественны и печальны. Они обратились к старом дереву, и Селестиэль сказала, глядя вверх:

-Там, вверху, высоко в ветвях этого дерева, выстроен целый дворец из множества комнат. В нем жили Владыка Лотлориена Келеберн и Владычица Галадриэль... Они любили этот мир и не хотели возвращаться на Запад. Но после Войны Кольца наше могущество стало угасать, а человеческое - набирать силу. Между людьми и нами не было прямого соперничества - за редким исключением - но мир изменился, и нашему народу не было в нем места. Тогда начался исход эльфов на запад. Лотлориен опустел одним из первых. Лишь мы трое остались здесь, как хранители этого города...

Ее голос дрогнул, она опустила голову и отвернулась, не глядя на Лугарева. Помолчав немного, она сказала:

-Я обещала сделать гравировку на твоем мече. Идем, - она повернулась и быстро пошла по мраморной дорожке, не оборачиваясь. Глаза ее были полны слез, и она не хотела, чтобы Лугарев это заметил.

Он поспешил вслед за ней. Дорожка привела к небольшому каменному строению. Селестиэль отворила невысокую деревянную дверь и вошла.

Это была небольшая мастерская. Несколько мерцающих светильников освещали ее, выхватывая из мрака полки и шкафчики, уставленные множеством стеклянных и глиняных бутылочек. У окна стоял небольшой верстак, рядом - деревянная табуретка.

-Извини, здесь негде присесть. Ты придумал имя для своего меча? - спросила Селестиэль.

-Да, - ответил Лугарев. - Давай назовем его "Эленнар".

-Звездный огонь... Подходящее имя для такого оружия, - улыбнулась Селестиэль. - Ну, давай его сюда.

Она зажгла нечто вроде спиртовки и поставила на огонь небольшую баночку. Лугарев подал ей плазменный меч.

В воздухе запахло не то парафином, не то стеарином. Небольшой кисточкой Селестиэль нанесла тонкий слой парафина на рукоятку оружия. Когда парафин застыл, она взяла тонкую иглу и аккуратно процарапала витиеватые надписи. Это заняло довольно много времени, но Лугарев молча ждал, не желая мешать. Наконец Селестиэль смела мягкой щеточкой парафиновую крошку. Открыла маленькую бутылочку из темного стекла и смочила в ее содержимом вату, держа ее пинцетом. Вата задымилась. Селестиэль взяла в руки меч и тихо произнесла длинную, не очень разборчивую фразу на квэниа. Затем быстрым движением нанесла кислоту на парафиновый слой. Резкий неприятный запах поплыл в воздухе.

Выждав немного, Селестиэль снова помазала парафин кислотой, еще немного подождала, а затем смыла кислоту под струйкой воды. Соскоблив парафин, она обтерла ручку и протянула Лугареву меч. На его рукояти проступила затейливая вязь эльфийских рун, вытравленных кислотой.

-"Звездный огонь". "Да хранит тебя Элберет от сил зла", - прочитал Лугарев, поднеся меч к свету. - Спасибо, Селест.

-Я обещала, - улыбнулась Селестиэль. - Ты хороший друг, хотя и не эльф. Я должна поговорить с тобой о важном деле, но прежде я хочу кое-что тебе показать. Идем.

Они вышли из мастерской и пошли по вымощенной мраморными плитами дорожке к южному склону холма.

-Ты можешь достать нам звезду с неба? - спросила вдруг Селестиэль.

Лугарев опешил. Вопрос Селестиэль прозвучал так неожиданно и был столь странным, что он в первый момент даже не нашелся, что ответить.

-Ты о чем? - спросил он. - Ну, я, в общем, неплохой летчик, но звезд с неба не хватаю...

-Нет, я имела в виду настоящую звезду, - сказала Селестиэль. - Сейчас ты все поймешь. Не спеши.

Они прошли сквозь запущенную, давно не подстригаемую живую изгородь и оказались в небольшом садике на южном склоне холма. Садик прорезала пополам зеленая ложбинка, по которой протекал ручей, вытекавший, вероятно, из фонтана на поляне. Лугарев спустился в эту ложбинку следом за Селестиэль.

Он увидел каменный постамент, на котором была установлена серебряная чаша величиной с церковную купель. Рядом, на уголке постамента примостился солидных размеров серебряный кувшин. Лугарев прикинул на глаз его емкость - литров десять - двенадцать. Чаша была накрыта поверх краев, как кастрюля, большой серебряной крышкой - видимо, от дождя. На серебряной табличке, укрепленной на постаменте, виднелось несколько рунических строчек. Лугарев наклонился к табличке. Надпись была сделана компактным древним способом, когда гласные записывались над согласными. По отсутствию буквы "а" он догадался, что текст написан на эльфийском Древнем наречии - квэниа. В нем этот звук был столь частым, что при записи вообще опускался. Это ускоряло запись, но существенно затрудняло чтение.

Через пару минут Лугарев разобрался в надписи и прочел ее на эльфийском. Переводящая машинка выдала перевод.

"Зеркало Галадриэли. Наполни чашу водой. Увидишь прошлое, настоящее или будущее."

Селестиэль взяла кувшин и начала наполнять чашу, черпая воду из ручья. Лугарев оценил объем чаши, отобрал у нее кувшин и сказал:

-Дай-ка я помогу.

Чаша быстро наполнилась.

-Ну, так что ты хотела мне показать?

-Подожди немного, вода должна успокоиться, - ответила Селестиэль. - Я не знаю, что покажет зеркало, но могу рассказать, что видели мы.

В следующие десять минут Лугарев услышал самые странные вещи, когда-либо слышанные им. Селестиэль рассказала ему о видениях, явленных эльфам незадолго до прилета наемников в Гондор, и пересказала пророчество Мандоса. Лугарев только почесывал затылок.

Тем временем вода в чаше успокоилась. Селестиэль жестом подозвала Лугарева.

-Только не коснись воды.

Лугарев слегка наклонился над зеркалом. Вода, только что бывшая прозрачной, теперь была темна и казалась твердой, как стекло. Вдруг зеркало как бы осветилось изнутри. В глубине его словно раздвинулась полупрозрачная завеса.

Первое, что увидел Лугарев, был ... Хьюстонский космопорт на 258-й линии времени, откуда ему так часто приходилось улетать. Он увидел самого себя и Селестиэль рядом со звездолетом класса "Кобра". В открытом люке звездолета появился вдруг давний приятель Лугарева инженер Левин и махнул им рукой.

Картина внезапно исчезла и сменилась другой, еще более странной. Лугарев увидел внутренности какого-то устройства, здорово смахивающего на мощный рубиновый лазер, только вместо рубинов в нем были установлены три коротких толстых кристалла, ограненных столбиками и светящихся яростным синевато-белым огнем.

Прежде, чем Лугарев успел их рассмотреть, картина снова поменялась. Промелькнуло море, и странный корабль, напоминающий очертаниями лебедя, а потом...

Потом Лугарев увидел невысокий холм под звездным небом, на вершине которого стояли иссохшие черные силуэты двух небольших деревьев. Под этими деревьями он снова увидел Селестиэль - как ни странно, в кевларовом защитном костюме, и себя в боевом скафандре, в шлеме с поднятым лицевым щитком, с плазменным мечом в руке. Здесь же стояла небольшая гусеничная танкетка, наподобие робота для дистанционного разминирования, на которой был смонтирован зловещего вида тупорылый лазер. Из него выходил яркий луч, упиравшийся в одно из деревьев, а за пультом управления лазера сидел все тот же инженер Левин. Дерево, облучаемое лазером, не горело, а наоборот, вдруг выбросило молодые побеги и светящиеся темно-зеленые, отливающие снизу серебром листья.

Изображение задрожало, как при землетрясении, затем пропало, но тут же появилось пенистое бурлящее море, из которого, окутанные облаками брызг, вздымались, поднимались все выше и выше, как бы всплывая, горные хребты.

Море исчезло так же моментально, как и появилось, а его место заняло ужасное видение. Исполинская серая фигура, увенчанная трехзубчатой короной, сжимающая в руке тяжелый молот. Подробностей было не разобрать, но очертания ее, в целом подобные человеческим, больше напоминали игрушечного человекоподобного робота, чем человека, только увеличенного до гигантских размеров.

Изображение вдруг дернулось и исчезло.

Лугарев распрямился и шагнул назад, потрясенный увиденным, но еще более удивленный тем, что все это он увидел в серебряном горшке с водой, обыкновенной водой из ручья.

-Теперь ты тоже видел это, - сказала Селестиэль. - Не могу сказать, что мне все было понятно, особенно первая картина...

-Ну, это как раз понятно, - ответил Лугарев. - Это наш космопорт в Вечности. Оттуда улетают звездные корабли. Возможно, это указание, что нам придется полететь к звездам. А вот то, что было дальше? Эти кристаллы в виде столбиков?

-Это великие Сильмариллы Феанора, - ответила Селестиэль. - Интересно то, что мы видели их все вместе внутри какой-то странной машины... и я, кажется, знаю, что это за машина... Эту картину я видела и раньше!

-Эта машина здорово напоминает мощную лазерную пушку, - сказал Лугарев. - А тебе она откуда знакома?

-Я видела ее рисунок в дневнике Феанора, - ответила Селестиэль.

-У тебя есть дневник Феанора?!! - Лугарев обалдел. Древние легенды оживали на глазах. Дневник Феанора, легендарного Феанора, восставшего против валаров, величайшего ученого из народа нолдоров лежит здесь, у этой эльфочки, которая говорит об этом вот так, запросто! Он едва не подпрыгнул.

-Да, я покажу его тебе. Он в моей мастерской, - кивнула Селестиэль, как будто не заметив состояния Лугарева. - Я думаю, зеркало подтверждает мой план...

-Погоди, давай проясним все до конца, - сказал Лугарев. - Эти два дерева на холме...

-Это священные Древа Валинора - Тэлперион и Лауреллин...

-Да, помню, помню, ... - они говорили, лихорадочно перебивая друг друга. - По-моему, этот лазер...

-Он светил на дерево, и оно ожило!

-И мы стояли там, рядом. Потом были всплывающие горы... Это, наверное...

-Это Белерианд! Есть древнее пророчество...

-Знаю, знаю! "... пока мир не будет разрушен и пересоздан вновь", - процитировал Лугарев. - Правда, пока неясно, как это сделать... А что это за серое чучело в короне и с молотком?

-Боюсь, что это предвещает возвращение Моргота, - слегка побледнев, сказала Селестиэль. - В том пророчестве, что мы услышали недавно, было сказано, что витязь с огненным мечом уничтожит Моргота сиянием Сильмариллов. Придется тебе это сделать, - улыбнулась она, глядя на Лугарева. - Это ведь ты витязь с огненным мечом. Ты спустился с неба из чрева металлического дракона ...

-Лучше покажи мне дневник Феанора, - сказал Лугарев. Роль витязя, победителя Князя Тьмы, пусть даже с огненным мечом, ему совсем не понравилась.

-Идем, - сказала Селестиэль. - Только закроем зеркало.

Они вдвоем опустили на чашу зеркала тяжелую крышку, затем Селестиэль открыла пробку на ножке чаши, и из сливного отверстия потекла струйка чистой воды.

Селестиэль снова привела Лугарева в свою мастерскую. На одной из полок стоял ящик из нержавеющей стали, длиной около полуметра и сантиметров тридцать высотой. Своим утилитарным видом он разительно отличался от всех ранее виденных Лугаревым эльфийских изделий. Лишенный каких-либо украшений, он напоминал своей строгой простотой комнатный сейф.

Селестиэль положила правую руку на крышку и что-то пробормотала. Раздался щелчок, крышка, приподнятая пружиной, приоткрылась. Селестиэль откинула ее и достала из ящика толстый фолиант, переплетенный в черную кожу. Углы переплета были оправлены серебром, крышки стянуты серебряными застежками. На лицевой крышке была укреплена восьмилучевая серебряная звезда - уже знакомый Лугареву герб Дома Феанора.

-Идем к свету, - сказала она, выходя с книгой на улицу, и Лугарев последовал за ней.

Они уселись рядом прямо на пороге мастерской: "Словно дети, рассматривающие книжку с картинками", - подумалось Лугареву. Селестиэль положила фолиант на колени и раскрыла его, бережно перелистывая пожелтевшие страницы, густо исписанные бисерным почерком своего великого предшественника. Дневник был испещрен схемами, диаграммами, то и дело встречались расчеты, наброски чертежей ... "Таким, вероятно, был дневник Леонардо да Винчи", - подумал Лугарев. Действительно, если поискать аналогию в мире людей, лишь гений Леонардо можно было бы сравнить с гением Феанора, но, к счастью для себя, Леонардо не обладал той всесжигающей гордостью, что привела к гибели величайшего из эльдаров.

Селестиэль тем временем нашла нужную страницу и показала Лугареву набросок. Это был эскиз лазерного резонатора с последовательным усилением потока на трех кристаллах. В качестве генератора возбуждения, похоже, использовалась электрическая дуга. Было предусмотрено водяное охлаждение ... В общем, это был примитивный, но все же настоящий работоспособный лазер.

-Самое интересное написано вот здесь, - сказала Селестиэль, проводя розовым ноготком по строчкам сверху вниз. - "Отличие Сильмарилла от рубина, сапфира или иного кристалла состоит в том", - прочитала она, - что он излучает не в оптической части спектра, свечение же луча происходит, видимо, оттого, что излучение наталкивается на частицы воздуха..." И еще вот здесь: "Излучение их подобно яду змеи: как змеиный яд в малых дозах оказывает целебное действие, так и лучи Сильмариллов при малой мощности возбуждения благотворно действует на все живое, но стоит увеличить ток дуги, и животворное становится смертоносным..." А дальше, смотри: "Йаванна не понимает, что ее попытка возродить деревья с помощью Сильмариллов обречена на провал с самого начала. Она думает использовать их энергию для пробуждения жизни в древах, но их собственная энергия слишком мала для этого. Ее надо усилить, а сделать это может только мой аппарат. Но валары и слушать не хотят о том, чтобы привезти его из Форменоса, им подавай Сильмариллы, причем немедленно... Они, похоже, закоснели в своей божественности; им и невдомек, что вместо того, чтобы разрушить мои камни в бесплодной попытке возрождения древ, их надо сохранить, чтобы провести последнюю серию опытов с излучателем, и тогда мой аппарат вернет жизнь священным древам. Нет, я не отдам Сильмариллы на разрушение, пусть хоть все валары придут, чтобы отнять их у меня. Излучение их может дестабилизировать энергетическую структуру валаров, и, клянусь памятью матери, если они захотят забрать их, они тоже узнают, что такое смерть! "

-Он не успел закончить свои опыты, - сказал Лугарев, припоминая легенды. - Моргот убил его отца и похитил Сильмариллы, а без них аппарат Феанора был бесполезен...

-Нет, ты понял, что он написал здесь?! - возбужденно переспросила Селестиэль. - "Излучение их может дестабилизировать энергетическую структуру валаров", - процитировала она.

-Чего-чего?

-Вот, слушай! - Селестиэль перелистнула несколько страниц вперед: "Валары и майары, хотя и имеют облик, подобный нашему, на самом деле представляют собой совершенно иную, энергетическую форму жизни. В своем истинном облике валар - это огненный энергетический вихрь, описываемый довольно простой системой уравнений. Достаточно нарушить равновесие этого вихря, и он распадется с выделением энергии. Мой аппарат в Форменосе мог бы это сделать...", - Селестиэль победно посмотрела на Лугарева. - Вот эта система уравнений! Смотри, достаточно просто: первое уравнение описывает питание, второе - равновесие, третье ...

-Отстань, Селест, я все равно не силен в высшей математике, - сказал Лугарев. - О, дьявол! - он хлопнул себя по лбу. - Теперь понятно!

-Что понятно?

-Все! Сильмариллы ваши представляли собой угрозу для валаров, и они-то поняли это раньше, чем сам Феанор! Потому-то они и старались прибрать их к рукам, только Моргот их опередил. Пока они чухались, он уничтожил деревья, поверг всех, что называется, во тьму и отчаяние, а сам под шумок спер Сильмариллы!

-Ты думаешь? - недоверчиво спросила Селестиэль.

-Ну конечно! Ведь Валинор освещался тогда только светом этих самых деревьев. Достаточно было их умертвить, и Моргот мог делать что угодно, это же все равно что в разгар великосветского бала опустить в подвале рубильник! - Лугарев и забыл, что для эльфийки понятие "рубильник" весьма туманно. - Знаешь, думаю, валаров до некоторой степени устраивало то, что Сильмариллы попали к Морготу, ведь, как бы там ни было, он все же один из них. Главное, что у Феанора их не было! Думаю, Моргот воспринимал их только как красивые игрушки, аппарата Феанора у него не было, и об их свойствах, вероятно, он не подозревал.

-Это очень необычная трактовка нашей истории, - заметила Селестиэль, - но на свете нет ничего невозможного. Если учитывать опасность излучения Сильмариллов для валаров, то все представляется достаточно логичным...

-Блин, вот так история! - Лугарев и сам теперь не мог остановиться. - Селест, я просто обязан разобраться во всем до конца! Кто такие валары, что значит вся эта белиберда с энергетическими вихрями... Я теперь просто обязан отыскать истину!

Селестиэль посмотрела на него странным взглядом, и вдруг, к несказанному его удивлению, произнесла по-русски, забавно выговаривая непривычные слова:

-"Выжженная земля остается за спиной того, кто в одиночку уходит в погоню за истиной." По-моему, это довольно мудрые слова, - добавила она, переходя снова на Вестрон. - Тебе понадобится помощь, ты не сможешь сделать все сам.

Лугарев оторопел. Эту фразу он прочел пару лет назад в одной из книг Веллера, и она запала ему в память. Он любил такие изречения. Но как могла узнать его Селестиэль? Да еще произнести по-русски? Это было совершенно невозможно, если только...

-Ты что, мысли читаешь? - спросил он.

-Да, - улыбнулась она, но увидев, как изменилось его лицо, обеспокоенно спросила. - А что?

-И ты что, все время это делаешь?

-Нет, это не так просто. Это удается только в таком доверительном разговоре. Знаешь, это похоже на то, как хорошо знакомые люди понимают друг друга с полуслова, только у нас это выражено куда сильнее, .. - Селестиэль обеспокоенно посмотрела в глаза Лугареву. - Похоже, тебе это не понравилось?

-Ну... в общем, да, - промямлил он. - Может, у вас это в порядке вещей - разговаривать мыслями, но я-то так не могу! Для меня это твое чтение мыслей - все равно что вдруг оказаться без штанов на людной улице. Понимаешь, о чем я?

-Кажется, да, - Селестиэль улыбнулась. - Мне очень нравятся твои аналогии. Грубовато, но доходчиво и свежо, - она засмеялась. - Хорошо, я больше не буду. И остальным скажу.

-А что ты имела в виду насчет того, что я не справлюсь один?

-Тебе понадобится помощь, и я готова помочь, если и ты поможешь мне в одном важном деле.

-Чего же ты хочешь?

-В пророчестве сказано, что ты отыщешь Сильмариллы. А в зеркале мы видели, что с их помощью можно восстановить священные деревья - Тэлперион и Лауреллин, - сказала Селестиэль. - Я хочу, чтобы все это сбылось. Я хочу возродить деревья и вместе с ними - величие моего народа. Я хочу вернуть Сильмариллы и снять с народа нолдоров проклятие Мандоса! Но для этого мне понадобится твоя помощь. У меня уже есть план.

Лугарев с уважением посмотрел на нее. Теперь разговор перешел из области догадок и гипотез в совершенно конкретную и понятную для него область: что каждый из них хочет сделать, и что должен сделать взамен. Союз с эльфами был как нельзя более кстати.

-Я согласен. Излагай свой план, - ответил он.

-Вот, слушай. Гортаур, Черный Властелин, по своей природе майар, поэтому излучение Сильмариллов опасно для него и может уничтожить навсегда. Поэтому мы можем победить его, если у нас будет Сильмарилл.

-Но один из них у Врага, а у нас нет ни одного? - недоумевающе сказал Лугарев.

-Верно, - согласилась Селестиэль, - но с твоей помощью мы можем его достать.

Она выдержала небольшую паузу для пущего эффекта. "Ох уж эти женщины! " - подумал Лугарев.

-Ты говорил, что летал к звездам, - сказала, наконец, Селестиэль. - Тогда сними с неба Гил-Эстель!

-Что?!! - изумился Лугарев.

-Гил-Эстель, - повторила Селестиэль, указывая в небо на западе. - Корабль Эарендила, поднятый вместе с Сильмариллом в небеса! Имея один Сильмарилл, мы сделаем по расчетам и чертежам Феанора такой же аппарат, как у него; с его помощью мы справимся с Гортауром, отберем у него второй Сильмарилл, а с двумя нам сам Моргот не будет страшен! И священные деревья тоже можно будет восстановить.

Некоторое время Лугарев сидел молча, пытаясь переварить услышанное.

-Знаешь, - сказал он, - по-моему, может получиться. Хотя это самая безумная затея из всех, в которых мне доводилось участвовать. Не знаю, как мы вырвем второй Сильмарилл из лап Саурона, как мы вообще до него доберемся, но тут нам и наемники помогут, и экипаж Бартона что-нибудь придумает. Зато с лазером я знаю, кто нам поможет, тут твое зеркало попало в точку.

-Отлично! - Селестиэль было просто не узнать. Ее охватило радостное возбуждение, неукротимая потребность действовать, и немедленно. - Когда мы летим снимать Гил-Эстель?

-Погоди, погоди, не так быстро, - рассмеялся Лугарев. - Для этого нам сначала придется предупредить Митчелла и твоих приятелей, потом полететь в Вечность, на базу под Ленинградом, оттуда на самолете в Хьюстон, да еще найти Левина, связаться со службой космической безопасности, с Координатором разведки и контрразведки, черт! Сколько всего надо сделать! Книгу возьми с собой, она пригодится.

-Пойду скажу Ломиону и соберу вещи, - сказала Селестиэль, поднимаясь.

-Минутку, - остановил ее Лугарев. - Ты меня вчера замучила вопросами, но и у меня есть несколько вопросов к тебе.

-Какие вопросы?

-Ты знаешь, кто такие валары на самом деле? Вряд ли они боги, но тогда кто? Откуда у вас такие знания, если люди здесь живут в средневековье? Как получилось, что вы увидели Солнце не сразу, а через сколько-то там лет после вашего появления, и где они были до этого? И что такое митрил?

-Я не смогу ответить на все твои вопросы, - покачала головой Селестиэль. - Я просто не знаю. Последний - проще всех. Митрил - это такой металл, очень прочный и легкий, блестящий как серебро и очень дорогой. Его добывали гномы в Мории, пока не разбудили жившего там балрога. Сейчас у нас нет связей с ними, и я не знаю, добывают ли его до сих пор.

-Это все я и сам знаю, - ответил Лугарев. - А вот что это за металл?

-Ну, я же не знаю, как он по-вашему называется, - сказала Селестиэль. - У меня есть кусочек проволоки на серьги, я дам его тебе, а ты там, у себя, отдашь на анализ.

Она принесла из мастерской небольшой кусочек проволоки диаметром меньше миллиметра. Лугарев повертел проволочку в руках. Полированный металл сверкал глубоким блеском, похожим на серебряный, но это было не серебро.

-Не знаю, - покачал головой Лугарев. - Левину покажу, он разберется. Да, вот еще что. Мне тут рассказали совершенно невероятную легенду о королеве Гондора Гилраэни. Ты знала ее?

-Нет, - покачала головой Селестиэль. - В ее время мы уже уединились в Лотлориене. Я знала ее мать, Элеррину. Давно, еще до Войны за Кольцо. Не то чтобы близко, но мы встречались на праздниках, торжествах... Нас ведь всегда было не так уж много, живем мы долго, поневоле успеешь со всеми перезнакомиться...

-Но откуда Гилраэнь смогла узнать столько всего? Она строила пароходы, дирижабли, подводные лодки? - допытывался Лугарев. - Откуда такие знания, и почему у вас, эльфов, этого не было, судя по легендам, а у Гилраэни было?

-Элеррина была учителем, учила детей, - сказала Селестиэль. - Поэтому она знала довольно много во всех областях нашей науки. Не понимаю, чему ты удивляешься? Если Феанор создавал искусственные кристаллы, то уж такие элементарные вещи, как использование пара, аэростаты, кое-какие химические реакции каждому из нолдоров знакомы с детских лет. Да, у нас не было техники, потому что ее строят на ... как это по-вашему... на заводах, которые отравляют воздух, воду, растения... Мы могли обойтись без всего этого. А у Гилраэни была цель - восстановить государство, которое она считала своей родиной. Она была совершенно права, строя мощь своей империи на основе нашей науки. Эльфиниты вообще более целеустремленны, часто более талантливы, они берут лучшее от обеих рас - от эльдаров и от людей. Но судьба их неразрывно связана с целью их жизни. Достигнув цели, они вынуждены делать выбор...

-Да, я знаю, - кивнул Лугарев. - Я примерно так и думал, но мне нужно было подтверждение.

-Подтверждение..., - Селестиэль покачала головой. - Это мое предположение. Подтвердить могла бы Элеррина, но она в Валиноре. А Гилраэнь, к сожалению, мертва.

-Ой ли? - Лугарев в двух словах рассказал о своем визите на могилу Гилраэни, и о том, что он услышал там.

-Интересно! - сказала Селестиэль. - Очень даже интересно. Возможно, все будет именно так. Волшебство нолдоров действительно вернется в Гондор... вместе со мной.

Пока Селестиэль собирала вещи, переодевалась и и говорила с эльфами, Лугарев вышел на связь с Митчеллом и предупредил его, что должен побывать в Вечности, и что этот вояж может иметь решающее значение для исхода военных действий.

-О'кэй, - ответил Митчелл. - У нас все спокойно. Если что - позвоню.

К вертолету подошла Селестиэль и ее приятели. Лугарев вновь залюбовался ею. Он уже видел ее в сверкающих латах, в зеленой походной куртке. На этот раз на ней было длинное бледно-серое платье, отделанное кружевами, поверх которого она набросила серо-зеленый маскировочный плащ, длинный, почти до земли, с большим капюшоном. На груди, на серебряной цепочке, висел бледно-зеленый изумруд, оправленный в серебро.

Эльфы остановились перед вертолетом. Ломион выступил вперед:

-Селестиэль рассказала мне, что вы задумали. Не ведет ли тебя алчность или иное неблагородное желание? Сильмариллы обладают огромной властью над душами - примером тому проклятие нолдоров. Они уже сгубили немало великих - как из числа эльдаров, так и гномов, и людей.

-Я знаю о проклятии, лежащем на Сильмариллах, ответил Лугарев. - Думаю, тебе нечего опасаться. Меня еще мама учила, что брать чужое - нехорошо, - усмехнулся он.

-Ну, что ж, - сказал Ломион. - Задуманное вами воистину великое дело, ради которого стоит жить. Посему не будем повторять ошибок прошлого, не будем давать невыполнимых клятв, которые свяжут нас. Клятва мобилизует волю, но иссушает душу. Давайте просто будем работать вместе во имя победы.


Глава 4 Селестиэль из Дома Феанора. | Спираль истории. Заморские ландскнехты | Глава 6 Вечность