home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XIII. Приманка — перо

Улыбка испарилась так же быстро, как и появилась. Колтон наклонился, и его сильные руки подняли девушку. Он отнес ее на кушетку в противоположной стороне комнаты. Из маленькой комнатки за библиотекой (он иногда использовал ее как спальню) проблемист принес платок, смоченный в холодной воде, и осторожно вытер ее лицо и руки, попутно нащупав пластырь на порезанном пальце девушки. Ее глаза открылись, и она безучастно взглянула на слепого. Затем испугалась.

Казалось, проблемист знал, когда открылись ее глаза. Возможно, тело в тот момент шевельнулось. Возможно, это было некое шестое чувство, дарованное ему взамен отсутствующего зрения. Когда девушка пришла в сознание, он спокойно заговорил.

— Молчите, — приказал он. — Сможете говорить, когда немного отдохнете.

— Осколок разбитого мной бокала, — промямлила она. — Вы знаете?

— Да. Мои пальцы ощутили, как липнет кровь, и я сохранил его. Я знал, что в нужный момент он поможет подтвердить вашу личность. Я — слепой, как вы знаете.

— Слепой? — Колтон мог почувствовать, как она смотрит в его слепые глаза. Сейчас на нем не было дымчатых очков, и казалось, что его глаза сверкают на фоне бледного, строгого лица.

— Не удивительно, что вы сомневаетесь, — сухо заметил он. — Несколько сотен человек в Нью-Йорке отказываются поверить в то, что я — слепой. Несколько сотен человек знают меня в лицо, и, когда они заговаривали со мной, оказывалось, что они и не подозревали, что я слеп.

— Так вы — тот человек! — в голосе златовласки больше не было нерешительности. В нем появилась твердость, вовсе не свойственная той девушке, которую секретарь Колтона описывал в ресторане накануне. — Вы — тот человек, что пытается упрятать нас в тюрьму!

— Не вас, — сурово поправил ее проблемист.

— Почему вы так быстро вернулись?

— Потому что я знал: здесь может появиться кто-то, кого мне хотелось бы увидеть.

— Вы знали…

— …что кто-то желал заполучить ворона так сильно, что готов был пойти на риск, — закончил за девушку Колтон.

— И вы притворились, что ушли, чтобы потом внезапно вернуться и подловить меня? — презрительно спросила девушка.

— Я не ожидал, что это будете вы, — признался слепой. — Я думал, что это будет другой. Но ваши движения в момент, когда я открыл дверь, подсказали мне: визитер — женщина. От страха вы присели. Мужчина сделал бы другое движение и произвел бы другой шум — он бы приготовился обороняться. И у человека, которого я ждал, не было бы запаха египетских духов.

— Он не смог прийти! Он… — девушка умолкла, поняв, что проболталась.

— Но он дал вам прийти!

— Я вернусь, — заявила она. — Ухожу обратно!

Рука, лежавшая на ее плече, была так легка, что она даже не ощущала ее, пока не пыталась двигаться. Рука удерживала ее. Мягко, но надежно.

— Вы — типичная женщина, — заметил Колтон. — Вы не понимаете всю серьезность наказания, которым уголовный кодекс грозит тем, кто проникает в чужое жилище с целью воровства.

— Вы собираетесь арестовать меня? — испугалась девушка.

Колтон покачал головой.

— Я собираюсь выслушать ваш рассказ.

Слепой чувствовал, как напряглось ее тело. Его острые уши услышали, как постукивают ее дрожащие зубы.

— Я ничего вам не скажу!

— Десять тысяч полицейских ищут вас, чтобы заставить говорить, — холодно заметил Колтон.

Если он надеялся испугать этим девушку, то ошибся.

— Знаю, — усмехнувшись, ответила она, — но я не скажу им ничего, что позволило бы привлечь к ответственности кого-либо еще.

— Вам и не придется! — строго заявил проблемист. — Ведь вы — одна из убийц того человека в ресторане!

Колтон убрал руку с ее плеча, но его слова, кажется, отвлекли все мысли девушки от побега.

— Думаете, я убила его? — ее голос, глаза и движения рук были пропитаны страхом.

— В глазах закона, вы — убийца!

С губ девушки сорвался стон, а вслед за ним — рыдания. Внезапно она приподнялась на локте и посмотрела в глаза слепому.

— Я — убийца? — выкрикнула она. — Я?

Кивок.

— Тот мертвец был моим отцом! — казалось, что в эти слова девушка вложила всю свою силу, так как, выкрикнув их, она обмякла и рухнула на диван.

— Знаю, — медленно сказал Колтон. — И у вас, и у мертвеца есть фамильное сходство в строении рук. Но я также знаю, — в голос Колтона вернулась резкость, — что всякий человек, замысливший и взявшийся осуществлять план хладнокровного убийства, в глазах закона виновен точно так же, как и тот, кто нанес фатальный удар!

— Он не был убит! — горячо воскликнула девушка. — Все они врут! Врут! Газеты полны лжи!

— А рассеченные запястья? — спросил слепой. — Безошибочное подтверждение артериотомии?

— Он так… распорядился! — девушка снова стала запинаться.

— И вы повиновались?

— Нет! Нет! Я — нет!

— Вы просто сидели за столиком и наблюдали, как исполняются его распоряжения?

— Д-да. Да, — ее голос стал тверже. Намного тверже. — Таков был мой долг. Мой долг перед покойным отцом!

Колтон встал с кушетки и медленно пересек комнату. Взял со стола портсигар, наполненный табаком, и начал вертеть его в руке.

Сыщик услышал, как скрипнула кушетка, когда девушка села на ней, но он не пошел к ней. Эта странная девушка постоянно сбивала его с толку. Он побуждал ее говорить, но еще сильнее настроил ее против себя. Он быстро понял, что за ее словами скрывается сила, даже если ее голос временами и дрожит. С ней нужно обращаться иначе.

— Мне нужен ворон! — крикнула девушка, с поразительным упрямством вернувшись к своей цели. Попав в ловушку и оказавшись беспомощной перед угрозой ее свободе, а может, и жизни, она, тем не менее, боролась за то, что привело ее в этот дом.

— Предположим, что у меня его нет?

— Он должен быть у вас! Вы сказали, что он у вас! — девушка сидела на краю кушетки. Колтон снова почувствовал, как она сверлит его глазами.

— Допустим, я говорил, что он у меня! — с триумфом и злорадством заявил проблемист. — Рассматривайте эти слова, как ловушку, расставленную мной, чтобы заманить кого-нибудь в свой дом. Понимаете, зрение не позволяет мне выслеживать. Мне приходится придумывать хитрые ходы, чтобы получить желаемое.

— Как паук в паутине! — презрительно фыркнула девушка.

— Точно! — Колтон, похоже, обрадовался такому сравнению.

— Ворон должен быть у вас! — упорствовала девушка. — Вы нашли перо в отеле!

— Вы слышали, как я об этом говорил? — многозначительно спросил слепой.

— Нет. Я…

— Вам рассказал кто-то, кто слышал, — заключил проблемист.

— Вы нашли перо! — повторила девушка, решив не попадаться в ловушку.

— Да, — признал Колтон. — Я нашел его там, где вы обронили его. А также я нашел золотистый волос!

От этих слов девушка вскочила на ноги.

— Меня там не было! — заявила она.

— Вы имеете в виду, в квартире?

— Там, где вы нашли перо, — парировала она.

— Я нашел его там, где вы обронили его — в доме вашей тети. Вы пытались поймать птицу, но что-то перепугало ее. Возможно, одурманивание и гипнотизирование моего секретаря. Вместо птицы вам досталось только перо!

— О, нет! Нет! — в голосе девушки слышалась мольба.

Она ослабевала.

— Сядьте! — приказал проблемист, и она повиновалась ему, как малое дитя. — Вы могли видеть моего беспомощного секретаря, не так ли? — безжалостно заявил слепой. — Вы знали, что официант, рекомендательные письма которого были украдены, был также загипнотизирован с целью, чтобы его говор и манеры не отличались он нью-йоркских.

Колтон услышал, как скрипнули пружины кушетки — девушка схватилась за край.

— Вы слышали? — прошептала она.

Он покачал головой.

— Мне рассказал секретарь. Как раз перед тем, как вы пришли, я закончил сражаться за его разум. Я составил всю картину по тем обрывкам, что сохранились в его памяти: мрачная комната, пыльный черный занавес, одурманенный человек, Серебряная Сандалия, летящий ворон. Затем ваш побег, и оставленное вами кровавое пятно на перилах!

— Вы пытаетесь запугать меня! — сердито заявила девушка. Она снова настроилась агрессивно. — Вы лишь догадываетесь. Вы нашли перо в отеле. Я знаю!

— Конечно! — важно согласился проблемист. — Но это перо я взял с шахматной доски еще до того, как отправиться в отель. Я сказал, что Макманн не нашел перо, так как не знал, где его искать. До того момента, когда я показал ему перо, оно лежало в моем кармане. Моей целью было дать кое-кому понять, что у меня есть ворон. Я знал, что кое-кто попытается забрать его. Найденный волосок был удачей — я притворялся, что ищу перо. Но я знал, что это наведет кое-кого на мысль отправить вас сюда. А как он туда попал, я не знаю.

— Вы ничего не знаете! — объявила девушка.

Колтон поднес сигарету к губам.

— Можно закурить? — спросил он. Она кивнула. Но он все еще ждал, пока она не ответила вслух, после этого сыщик осторожно зажег сигарету. На его лице появилось странное выражение, свидетельствовавшее об уважении. Никогда еще он не встречал никого, кто боролся бы с ним так долго и так отважно. Он подлавливал ее полдюжины раз. Дважды он ставил ее на колени. Но она всякий раз выкручивалась и сражалась дальше. Пусть и с одышкой, но сражалась.

— Прошлой ночью вы были испуганы, — констатировал он. — Что-то заставило вас покинуть дом Серебряной Сандалии, прежде чем вы смогли поймать ворона. Но вы оставили там Джорджа Нельсона. Он должен был забрать Рамзеса, — Колтон сделал паузу, но не смог услышать ни звука, так что упоминание имени ворона не принесло никакого результата. — Но окружной прокурор вспугнул его, и ворона забрал я, пополнив свою мозаику еще одним недостающим кусочком.

— Так вы забрали его? — триумфально вскричала девушка.

— Да, — недовольно признался проблемист. — В ночь смерти вашего отца вы, конечно, видели, как управляющий ресторана заговорил со мной? Тогда вы не знали, кто я, но увидев, как я ощупываю запястья мертвеца, вы испугались и сломали бокал. А я уловил запах ладана с вашей стороны — тот же запах, что исходил и от одежды мертвеца. Вы увидели, как я вернулся к своему секретарю. Вы знали, что он шел за вами. В Уолдорфе вы и кто-то еще позвонили и предупредили Серебряную Сандалию. Вы ждали. Вероятно, у вас был заготовлен некий трюк — вы хотели поразить, удивить его. Но он не поверил. И это испугало Серебряную Сандалию. И она сделала его еще одной пешкой. Из-за слепоты я привык мысленно представлять все происходящее, так что, найдя своего секретаря в отделении полиции, я все понял. И это меняет всю игру. Она становится игрой не на жизнь, а на смерть!

— На смерть! — повторила девушка, и в ее голосе снова звучали триумфальные нотки. — Вы знаете, что у меня в руках пистолет, направленный в ваше сердце? — выпалила она.

Проблемист медленно кивнул.

— Вы и не представляете, насколько хорош мой слух, — улыбнувшись, сказал он. — Несколько секунд мне было очень интересно прислушиваться. Когда вы его взяли, курок зацепился за какую-то нитку в кармане.

— Где ворон? — потребовала девушка. Колтон услышал, как она поднялась и шагнула к нему.

— Мой паренек уложил его спать, — спокойно ответил слепой. — Весь день он слушал птицу и записывал все сказанное.

— А где записи? — резко спросила девушка и подошла поближе. Совсем близко. Слепой почувствовал дуло пистолета, нацеленное в его грудь.

— Вот они, — слепой подобрал их со стола и высоко поднял руку с бумагами.

— Отдайте их мне! Сейчас же! — приказала девушка.

Тонкие губы слепого растянулись в улыбке, а незрячие глаза словно стали еще холоднее.

— Вы получите их после того, как я поговорю с вашим мужем, миссис Брэкен!


Глава XII. Обдумывание битвы | Серебряная Сандалия | Глава XIV. Рассказ