home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Той ночью, лежа в постели, я рассказала ему об Аманде. Он кивнул и ответил:

– Это хорошо. Ты познакомилась с ней в колледже?

Я заерзала в кровати, удивившись, что он это знает, хотя понимала, что удивляться не стоит. Его люди следили за мной всю жизнь. Вероятно, он знал обо мне больше, чем я сама.

– Не совсем. В колледже у меня было не так много хороших друзей, надолго никто не задерживался. Я знала Аманду с первого курса. Мы ходили в клуб для первокурсников: они объединили новичков, чтобы им было проще адаптироваться. Я перестала ходить на встречи клуба после первого же вечера, когда поняла – нам вовсе не обязательно там бывать.

Он провел ладонью по моей руке, вызвав приятное покалывание.

– Вы с ней подружились не сразу?

– Нет, это произошло, когда меня взяли работать в «Ричмонд». Она преподает, но летом работает в соседнем кафе. Мы возобновили общение. Мэллори я встретила раньше. Она была моим единственным другом со времен колледжа. Мне потребовалось время, чтобы оценить, какими они были хорошими друзьями. Я никогда не была душой компании, но дружила со многими девушками. Мы ходили на вечеринки к парням, и это было ужасно. Честно говоря, думаю, дело в девушках, с которыми я дружила. Типичные задаваки. Даже не знаю, почему они общались со мной.

Его рука потянулась к моим волосам. Он убрал их с лица. Легкие касания успокаивали, и прежняя пустота начала отступать. Он пробормотал:

– Ты знаешь, как ты прекрасна, Эмма?

Изумленная, я подняла глаза и увидела, что он совершенно серьезен. Я потеряла дар речи. Я видела его любовь, и у меня перехватило дыхание.

Он провел большим пальцем по моему лбу и спустился вниз, к щеке. Обхватил за подбородок и улыбнулся:

– Ты всегда была красавицей, Эмма. Я беспокоился о тебе, когда ты жила в приемных семьях. И был рад, когда тебя поселили к последней паре. Джонсы были добры к тебе.

Увидев мое удивление, он улыбнулся шире.

– Да, даже тогда я наблюдал и пытался помочь. Я попросил судью поселить тебя к ним. Он согласился, что это будет для тебя полезно. И одобрил переселение.

Я судорожно выдохнула. Когда дело касается Картера, удивляться уже нечему. Я пробормотала охрипшим голосом:

– Ты считал меня красивой?

Он широко улыбнулся:

– Я бы давно тебя поцеловал, если бы не боялся, что меня убьет ЭйДжей.

– Правда?

– Правда.

Он наклонился ко мне и прижался к моим губам.

Во мне проснулся голод, и я раскрылась ему навстречу. Вскоре поцелуев нам показалось мало, и он лег на меня сверху. Позже, гораздо позже, он продолжил расспросы о моих друзьях из колледжа. Я свернулась у него на груди и вытащила простыню, чтобы укрыться. Его рука гладила мой живот, выводя небольшие круги.

Наслаждаясь, я пробормотала:

– Я давно не разговаривала с теми, кого знаю со времен колледжа.

Он поцеловал меня в плечо:

– Вы с Мэллори подружились после окончания?

Я перевернулась и посмотрела на него.

– А что?

Он засмеялся. Поднес руку к моему лицу, провел большим пальцем по нижней губе.

– Я пытаюсь узнать твою жизнь, Эмма. Я получал отчеты, но в них не говорилось, что ты чувствуешь или о чем думаешь.

– Думаю, твоя жизнь была поинтереснее.

Он закрыл глаза.

– Нет. Нет… Меня частенько избивал мой старик, но я никогда не уходил. Не хотел покидать лучшего друга и его маленькую сестренку. Они стали моей семьей. И когда их у меня отобрали, я поступил, как умел. Я избил их. Когда это не помогло, я убил их, а остальное ты знаешь. Моя жизнь совсем неинтересна.

– Думаю, ты недооцениваешь себя.

– Я бы предпочел послушать о тебе.

Его рука скользила вниз, к моей шее и впадинке между грудями. Я закрыла глаза. Он обхватил одну грудь и принялся ласкать ее. Я прошептала:

– Я встретила Мэллори на первой работе после школы. Потом меня взяли в «Ричмонд», и я снова нашла Аманду.

– Расскажи еще.

Он переместился ниже, чтобы поцеловать мои груди. Меня переполнило возбуждение.

– Эм… Мы много говорили о парнях. Все трое. У Мэллори было много парней. Бен за ней бегал, но она никогда ему не уступала. А Аманда… – у меня перехватило дыхание, когда он провел языком по нижней части моей груди. – Гм… Аманде нравились зануды. Она сказала, ее обрек на это бесхарактерный отец.

Он продвинулся еще ниже, к животу. Мои пальцы вцепились ему в волосы. Я ахнула, не в силах вымолвить ни слова. Жажда между ног росла с каждым прикосновением.

– Значит, тебе было с ней весело?

Его рука переместилась к моему бедру, и он толкнул меня на бок.

После этого он устроился позади меня. Поднял одну ногу и проник между ними. Обхватил меня и прижал к груди. А потом начал тихонько двигаться во мне. Я не могла говорить. Ощущения были ошеломляющие.

Поцеловав, он прошептал на ухо:

– Расскажи о вашей дружбе.

Я ловила воздух ртом, пытаясь сосредоточиться.

– Мы смеялись над нашими парнями. И Беном.

Он вошел глубже. Закрыв глаза, я откинула голову. Он взял медленный темп. И хрипло прошептал:

– Почему вы смеялись над ним?

– Потому что он смешной.

Я потеряла дар речи. Я могла только лежать, пока его пальцы блуждали по телу, а бедра вдавливались в меня.

– Картер…

– В чем дело?

В его голосе слышалось веселье. Повернув голову, я поймала его взгляд. Его глаза потемнели, и меня охватил первобытный голод. Оттолкнувшись от его бедер, когда он выскользнул, я стала поворачиваться, но Картер удержал меня за талию. Он поднял меня над собой и в то же мгновение вошел. После этого слов не осталось. Я выгнулась над ним, прижимаясь к нему грудью, пока наши бедра плясали в бешеном темпе.

Позже, после того как мы одновременно кончили, я по-прежнему лежала на нем, свернувшись в клубочек. Он расчесывал мои волосы, скользил руками по телу в нежной ласке и снова возвращался к волосам, повторяя то же движение. Я уже засыпала, когда мне в голову вдруг пришла мысль.

– У тебя есть люди, наблюдающие за Амандой?

Его рука на секунду сжала мне грудь. Затем расслабилась.

– Нет. Ты беспокоишься за нее?

– Нет.

У меня не было причин. Я посмотрела на него:

– Можно я приглашу ее на один вечер в «Октейв»? Было бы весело.

– Ты можешь пригласить ее куда захочешь.

В его взгляде появилась легкая печаль. Мое сердце сжалось.

– Что случилось, Картер?

Он грустно улыбнулся:

– Я рад, что у тебя есть хороший друг. Жизнь со мной одинока. Я беспокоюсь о тебе, когда уезжаю.

– Тебе никогда не нужно обо мне волноваться.

Он сжал мои руки:

– Я беспокоюсь. И всегда буду беспокоиться, потому что люблю тебя. Я никогда не стану контролировать тебя, Эмма. Ты можешь сама принимать решения и ходить куда хочешь, я не буду перечить. Но мне нужно, чтобы ты знала, что я беспокоюсь о тебе, потому что люблю тебя. Я хочу твоей безопасности. Я всегда буду хотеть, чтобы ты была в безопасности, не важно, с кем ты или что делаешь.

У меня перехватило дыхание от его пристального взгляда. Никто так не смотрел на меня с тех пор, как ЭйДжей сказал мне уйти, в том переулке, когда пришел Томино. Это был последний раз, когда я чувствовала настолько сильную любовь, как сейчас от Картера. У меня не было слов. Я не знала, как выразить свои чувства, поэтому просто наклонилась к его губам. Вскоре мы оба снова стонали. Я была дома. Там, где следует.

Прошел еще месяц. Я была счастлива. Картер пытался ограничить поездки одним днем в неделю, а когда у него не получалось, я знала, что он торопится вернуться ко мне. На работе все шло своим чередом. Я по-прежнему наслаждалась новой должностью и обретенными полномочиями, но Тереза держала дистанцию, когда мы работали вместе. Это немного меня расстраивало. После работы я стала все чаще ходить в кафе. Аманда ждала меня за нашим столиком. Она знала, когда у меня заканчивается работа, и заранее готовила кофе. Мы никогда не обсуждали Бена и Мэллори. Я делилась с ней мелочами насчет Картера – об очередном ресторане, куда он меня сводил, или что мы можем в любой момент пойти в «Октейв», а она рассказала истории о своих коллегах.

В последнюю пятницу месяца я скользнула на свое место в кабинке и заметила, что Аманда изменилась. Она сидела, сцепив ладони, вжав голову в плечи.

– Что случилось?

Она с ужасом подняла голову:

– У меня свидание.

Я улыбнулась:

– Выглядишь смертельно напуганной. Все настолько плохо?

Она сцепила руки и глубоко вздохнула:

– Как так вышло? Все время думаю и не могу понять. Правда не понимаю. Он был там. Привлекательный. Попросил рогалик. Я дала, и его рука коснулась моей, – она драматично вздохнула. – Он продолжал наступление. Я сошла с ума. Знаю, сошла с ума. Моя лучшая подруга встречается с гангстером, ладно, моя единственная подруга встречается с гангстером. Что я натворила? Я не могу пойти на это свидание. Нужно позвонить и отменить.

Она нырнула в сумочку, нащупывая телефон, но я выхватила его:

– О чем ты? Ты не можешь пойти из-за меня? Что за ерунда?

Она замерла.

Я заметила это. Бросила её в сумочку на стол и с телефоном в руке обратилась к ней:

– Можешь встречаться с кем хочешь. Не вздумай отменять встречу из-за меня. Поняла?

Она сглотнула:

– Он коп.

Ох.

Я отклонилась на спинку сиденья. Ее телефон выпал из рук. Такой сценарий я не рассматривала, но теперь всерьез задумалась об этом. Я никогда не говорила ей ничего конкретного. Я рассказывала ей о Картере только хорошее, обычные истории о свиданиях и о своих чувствах. Я ничего не знала о его делах. Он сказал, что вышел из игры, но в прошлом он убивал. Я знала об этом немного, но я никогда никому не рассказывала. Я снова подняла взгляд.

– Встреться с ним.

– Да?

Она открыла рот.

– Встреться с ним, – пожала я плечами. – Почему нет? Ты даже незнакома с Картером. Почти ничего о нем не знаешь. Так почему ты не можешь встретиться с этим парнем?

Она продолжала глазеть на меня, а потом застонала и притворно стукнулась головой о стол:

– Лучше бы ты со мной согласилась. Я не могу встречаться с этим парнем.

– Почему?

– Потому!

Я улыбнулась. Это была старая Аманда, и я сказала, что сказала бы раньше:

– Погоди, вот узнают обо всем Бен и Мэлс. Тогда ты все услышишь о…

Я осеклась. Неужели я правда это произнесла? Я забылась. Подалась назад, чувствуя, как от лица отхлынула кровь.

– Блин.

Она внезапно подвинулась вперед и хлопнула рукой по столу:

– Посмотри на меня.

Я забыла про них.

Она хлопнула снова:

– Посмотри на меня, Эмма.

Я подняла глаза, сердце все еще колотилось. Мэллори.

Аманда зашипела на меня:

– И что?! А? И что. Я понимаю, что только что произошло, и это нормально. Все нормально. Хорошо, Эмс? Хорошо?! Я знаю, ты думаешь, что забыла о Мэллори, и коришь себя, все такое? Я права?

Я молча смотрела на нее, не в силах прогнать чувство вины.

– Ты не права. Не права! То, что произошло, – ужасно, просто ужасно, но ты спасла свою подругу. Да. Спасла ее, но когда ты это сделала, правила игры изменились. Твой мужчина знал это. Он сразу понял, что наступит момент, когда они придут за тобой или за ней. Бен сделал подлость, но сделал это ради безопасности Мэлс, и то, что ты на секунду о них забыла, просто означает, что ты двигаешься вперед. Понятно? И больше ничего. Ты двигаешься вперед. Мы все живем дальше. Где бы они ни были, они тоже живут дальше. Ты не должна чувствовать вину из-за ее отъезда, а я знаю, ты чувствуешь. Будь довольна тем, что ты привлекательная девушка, и наслаждайся тем, что счастлива рядом с ним.

Я пробормотала:

– Откуда ты знаешь, что мне нужно было сказать?

Неужели все так просто?

– Потому что люблю тебя. Ты моя подруга, и я благодарна, что у меня до сих пор есть ты. Я зла, что Бен пошел к ним, но понимаю, что это должно было случиться. Твой мужчина был прав, что забрал тебя. Если бы ты осталась с нами, то оказалась бы легкой добычей. Они бы нашли Мэллори и Бена, и те сказали бы им, что ты сделала, чтобы спасти ее, – она пожала плечами. – Это должно было случиться. Твоя жизнь или ее. Твой мужчина спасал тебя, а Бен делал то, что должен.

Мне вспомнились наши прежние шутки, и я улыбнулась:

– Неужели ты заговорила о Бене как о мужчине?

Аманда хлопнула рукой себе по лбу и застонала:

– Он так долго был безнадежно зависим от нее. Вечно бегал за ней, был одним из тех парней. Так унижался.

Я усмехнулась:

– Он прозванивал квартиру, когда она была на свиданиях. Хотел, чтобы я рассказывала ему, когда она вернется домой. Я никогда не соглашалась, но однажды он даже прислал мне пиццу. Словно пытался подкупить для получения информации.

– Мэллори была такой глупой… – Она исправилась: – Хорошей, но глупой. Как она его к себе подпускала? Он был преследователем, которого она воспринимала как друга.

Я фыркнула:

– Или как брата. Иногда он приходил, а она пряталась в ванной. Мы даже оборудовали ее, чтобы убегать через окно. Бен не верил, если я говорила, что ее нет дома. Он требовал обыскать квартиру, чтобы увидеть собственными глазами.

– Он был слегка повернут на ней.

– Слегка? – Моя бровь взлетела. – Бери выше. Но она всегда говорила, что на самом деле он хороший. Получается, в некотором смысле она была права? Он был там ради нее, в конце концов.

– Да. Он был как прилипчивый двоюродный брат, который всегда рядом.

Я улыбнулась. Действительно. Потом улыбка померкла.

– Почему мы говорим о них, будто они мертвы?

– Потому что они мертвы.

Я резко подняла взгляд.

Она пожала плечами, вздыхая и отводя глаза.

– По крайней мере, для меня так и есть. Они ушли. Оставили нас позади. Когда ты ушла, ты хотя бы продолжала работать. Мы переписывались. Но они исчезли полностью. Ни сообщений. Ни звонков. Ничего. Так что да, это то, что приходит мне на ум. Они мертвы для меня.

– Это неправильно.

– Так меньше болит. Я не пускаю их. Может, тебе тоже стоит так сделать.

– Да, может, – я закусила губу и отвела взгляд. – Мэллори ни разу не написала мне.

– Потому что тупица Бен разбил ее телефон. Он думал, что они могут найти ее по GPS. Ты не слышала его в конце, прежде чем он стал счастливым. У него поехала крыша. Он думал, что за ним следят. Что кто-то прослушивает его телефон и может взломать компьютер. Он боялся выйти из квартиры. Он действительно схватил мясной нож, когда привезли пиццу. Странно, что мальчишка не наложил прямо на пороге.

Я опустила взгляд. Не удержалась. За ними действительно следили люди. Их послал Картер. В остальном я не знаю, но Бен был не настолько безумен, как она думала. Я поднялась из-за столика, выдавив улыбку.

– На этой ноте, думаю, мне пора домой.

– Завтра встречаемся?

Я остановилась, увидев искреннюю надежду на ее лице, и кивнула:

– Да. Давай повеселимся как следует. Может, сходим в «Октейв»?

Ее глаза загорелись.

– Серьезно?

– Серьезно, у нас даже будет собственный зал.

– Твой мужчина там будет?

Я пожала плечами:

– Понятия не имею. Постарается прийти, если не будет занят.

– Получается, мы будем только вдвоем, в собственном частном зале?

– Это плохо?

– Нет. Значит, я смогу напиться и не беспокоиться о том, что выгляжу как дура.


* * * | Картер Рид | КАРТЕР