home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32

Когда мы пришли туда, он выпустил мою ладонь, но я снова взяла его за руку и повела в ванную. Его лицо было помято от побоев. Повсюду, даже на волосах, была запекшаяся кровь. Он стоял, наблюдая, как я осматриваю каждую рану. Он вздрогнул, когда я прикоснулась к ребрам, поэтому вместо того, чтобы снять футболку, я схватилась за воротник и разорвала ее. Она упала на пол. Я увидела всю картину. Его грудь и ребра приняли на себя львиную долю ударов, по крайней мере, из тех, что я видела. Кончики моих пальцев мягко прикоснулись к нему, и он зашипел от боли.

Я поймала его взгляд. Увидев страдание, я глубоко вздохнула. В меня хлынули силы. Он нуждался во мне. Я показала на столешницу и попросила:

– Сядь.

Голос прозвучал хрипло, и я закусила губу. Меня пронзила боль, когда он вздрогнул от рвотного позыва. Но его не стошнило. Я облегченно выдохнула и намочила теплой водой несколько полотенец.

Я прижала полотенце к носу, и оно покраснело от крови. Он зашипел еще сильнее, когда я переключилась на опухшую щеку, а потом – на опухший глаз.

– Тебе нужно к врачу.

Он кивнул, закрыв единственный глаз. Медленно наклонился и опустил лоб мне на плечо. Его губы прикоснулись к моей коже, когда он ответил:

– Сначала я должен был увидеть тебя.

Я подняла руку и положила ему на затылок. Снова глубоко вздохнула и прижалась к нему щекой. Мои глаза закрылись. Я чувствовала его боль и ненавидела ее. Ему не должно быть больно, но я знала, что он оказался в этой ситуации не без причины. В голове роились вопросы, но я не стала ничего спрашивать. Мои пальцы начали массировать его затылок, сначала нежно, а потом сильнее, если он не морщился или отклонялся. Он положил руку мне на поясницу и крепче прижал к себе. Он становился все тяжелее и наконец навалился на меня всем весом. Он уснул. Я встала, продолжая его поддерживать. Я могла бы простоять так несколько часов, но заметила краем глаза какое-то движение и подняла взгляд.

Аманда прижала руку ко рту. Она наблюдала из дверного проема. По ее щеке скользнула одинокая слеза. Она спросила:

– Он спит?

Я кивнула. Мне не хотелось двигаться, но здравомыслие победило. Ему нужна медицинская помощь, чем скорее, тем лучше. Я прошептала:

– Выйди за дверь и попроси их позвать врача.

Она кивнула, снова исчезнув.

Картер застонал и напрягся. Он поднял голову, прикоснулся к лицу ладонью и застонал. Глаз сильно опух.

– Я уснул.

Он почти не двигался, только сел, приняв вертикальное положение. Я провела руками вверх по его ногам, чтобы проверить, есть ли там раны, развела их в стороны и встала перед ним. Потом я начала смывать оставшуюся кровь. Я начала с головы. На ней было очень много крови, поэтому я двигалась медленно и прикасалась осторожно, чтобы не повредить уже заживающие раны. Когда все было сделано, я взяла больше полотенец и приступила к его груди.

Картер сидел, положив руки мне на бедра. Я продолжала его мыть. Он закрыл глаза и опустил голову. Потом завалился вперед, словно уснул. Но когда я потянулась за очередным полотенцем, он сжал мои бедра, чтобы удержать перед собой. Я обхватила ладонью его щеку, и он открыл глаза. Он казался сонным, но повернулся и поцеловал внутреннюю поверхность моей ладони.

– Скоро придет врач, – пообещала я. Голос охрип от безумной любви к этому человеку.

Он снова закрыл глаза, но продолжал крепко меня держать.

Аманда вернулась и сообщила, что нужно быть готовыми через пять минут. Я не знала, придется ли куда-то ехать или доктор придет к нам, но кивнула. Она снова ушла, и я взяла Картера за руку.

– Тебе нужно принять душ и переодеться.

Он кивнул. Когда он потянулся, чтобы расстегнуть штаны, я отвела его руку в сторону и сделала это за него. Трусы и брюки упали на пол. Прежде чем я отвела его в душ, он остановил меня. Его пальцы потянулись к моей одежде, он снял с меня толстовку. За ней последовали штаны, и мы вместе шагнули под воду. По ее струями стекало вниз много крови, окрашивая воду в розовый цвет. Это казалось мне символичным. Исцеляющим.

Взяв меня за руку, он притянул меня к себе и обнял. И прошептал:

– Я чуть не проиграл, когда увидел в той комнате тебя.

Я подняла руку и снова положила ему на затылок. Зарылась пальцами в волосы, удерживая его напротив себя. Я боялась прикасаться к его ушибам.

– Прости. Я не подумала.

– Он мог убить тебя, – его рука сжалась крепче. – Мог застрелить меня и взять тебя. Франко хотел и тебя тоже.

Я ничего не сказала. Он пытался держать меня на расстоянии. Я должна была доверять ему.

Он застонал, уткнувшись мне в плечо. Другой рукой сильнее прижал меня к себе.

– Поэтому я не говорил тебе, что происходит. Не мог подпускать тебя близко. Ты должна была быть под защитой моих людей. Мне нужно было дождаться того звонка. Чтобы узнать местонахождение Франко. Тебя могли убить.

Меня снова охватил ужас. Я сморгнула слезы.

– Прости. Мне так жаль. Тебе было больно, и я не смогла сдержаться. Среагировала, не думая. Никто не отнимет тебя у меня. Я не хочу потерять тебя снова, не теперь, когда обрела вновь. Мой брат. Мэллори. Но не ты.

Его губы прикоснулись к моей коже, запечатлев поцелуй. Потом он поднял голову. У меня перехватило дыхание, когда я увидела в глубине его глаз страдание. Мучительное страдание. Он выдохнул, глубоко вздохнув:

– Он мог убить тебя. Тебя близко не должно было быть рядом с тем номером. Почему ты просто не послушала меня и не осталась в стороне?

– Потому что искала тебя.

– Я же сказал, что вернусь.

Я отступила назад и посмотрела на него, остолбенев.

– Однажды ты не вернулся. Я не могу потерять тебя. Ты защищаешь меня, но это работает в обе стороны. Я тоже буду защищать тебя. Я тоже люблю тебя. И знала, что ты врал. Это убивало меня сильнее всего. Ты не доверился мне, не рассказал план.

– А если бы рассказал?

Я замерла. Если бы он рассказал? Я опустила взгляд.

– Я сделала бы то же самое.

– Именно. – Он закрыл глаза, прижав мою руку к своей груди, потом поднял ее и поцеловал. – Семья Бартел знала, что один из их главарей сотрудничает с Франко. Он предупредил Франко перед первым ударом. Я должен был ждать, пока они не выяснят, кто. Когда мне сообщили, я потребовал встречу. Момент был идеальный. Дочь главаря работает в «Ричмонде» в Чикаго. Она получила три билета, и он вызвался со мной встретиться.

– Ты заранее знал, что должно произойти сегодня вечером?

Он кивнул.

– И ты ничего мне не сказал.

– Я предупредил тебя, – его взгляд стал жестче.

Мне было все равно. Я подняла подбородок и сделала шаг назад.

– Я не потерплю этого в наших отношениях. Думай что хочешь, Картер. Если ты собираешься намеренно подвергнуть себя опасности, я должна знать заранее. Я не собираюсь больше оставаться в неведении. Я люблю тебя, и я всегда буду защищать тебя, не думая о последствиях. С твоей стороны будет разумно принять мою сторону.

Он закрыл глаза и тихо выругался. Потом снова вздохнул:

– Я и забыл, как силен твой боевой дух. – Он ухмыльнулся: – И за это я тебя люблю.

– Правда?

Он кивнул, снова притягивая меня к себе. Наклонился и раздразнил мягким поцелуем.

– Мы не знали, кто еще поддерживает Франко, даже среди моих людей, поэтому я держал в неведении почти всех.

– Твои люди знали.

– Не знали до последней минуты. Их звонки отслеживались, чтобы отследить, не свяжутся ли они с Франко.

Я закусила губу.

– И как?

– Ничего. Они преданы мне. Но кто-то мог забрать тебя – еще одна причина, почему я не хотел говорить. Ты должна была оставаться за столиком.

Он застонал и привлек меня к себе. Я чувствовала каждый миллиметр его кожи. Вода струилась по нам, пробуждая во мне желание, но я сдержалась. Он слишком устал. Ему нужно показаться врачу.

Он продолжил, крепко обнимая меня:

– По плану, главарь должен был думать, что я почти мертв. Как только он сделал звонок, мы его взяли. Мы смогли отследить Франко по телефону.

– Да?

– Да. Он ни о чем не догадывался. Все кончено. Франко мертв.

Я нахмурилась, но не отодвинулась. Его руки сжали меня сильнее, и я увидела, как надуваются бицепсы. Я не знала, что Франко жив.

– А охранники? Ты же приставил ко мне двоих.

Он покачал головой:

– Нет, они всегда были. Следовали за тобой на случай, если Франко попытается схватить тебя. Я не хотел тебя тревожить.

– Картер, – я была так зла на него.

– Что?

– Ты должен был все это мне рассказать.

Он отпрянул, ловя и удерживая мой взгляд. Я не могла отвести глаз. И не хотела. Пусть видит, в каком я состоянии.

– Я думала, что теряю тебя. Ты знаешь, что со мной творилось?

Он ухмыльнулся:

– Да, это сводило тебя с ума.

Закатив глаза, я чуть не ударила его в грудь, но в последнюю секунду удержалась. Его ухмылка расширилась. Я покачала головой:

– Ты больше не можешь держать меня в неведении.

– И не буду.

Я пристально посмотрела ему в глаза. Когда он увидел мои страдания, то смягчился. И прошептал:

– Обещаю.

Я кивнула:

– Хорошо.

Потом поцеловал меня, вложив в поцелуй всю свою любовь.

Я встала на цыпочки и изо всех сил обняла его. Казалось, он не замечал своих ран, но я беспокоилась. После душа мы снова оделись и вышли, чтобы показаться врачу.

Пока Картера осматривали, ко мне подошла Аманда. Она заварила в турке свежий кофе: была уже середина ночи. Зевнула и виновато улыбнулась:

– Прости. Ты заслуживаешь счастья, и он твоя половинка, кто бы что ни говорил. Это правильно. Что вы вместе. Вы подходите друг другу.

Меня бросило в жар. Я растерялась от эмоций и, сглотнув, смогла лишь пробормотать:

– Спасибо.

Она погладила мою руку, поцеловала в щеку и прошептала:

– Ты заслужила свое «долго и счастливо». Это он. Тот самый.

Я улыбнулась, смаргивая слезы.

– Даже с криминальными связями?

– Да, – она заключила меня в объятия.

Я была слишком тронута, чтобы что-то ответить. Это значило для меня очень много, особенно если учесть, через что мы вместе прошли. Я не хотела терять эту дружбу.

– Ладно, – она снова взяла меня за руку. – Как думаешь, меня могут подвезти домой?

Я удержала ее, притянула к себе и покачала головой.

– Тебе лучше остаться здесь.

– Почему?

– Скорее всего, Тереза не одна.

– Ой. Ты права, – она вздохнула. – Они могут шуметь. Ладно. Можно теперь я посплю в комнате?

Рассмеявшись, я показала ей гостевую спальню на втором этаже и вернулась обратно на кухню. Доктор заканчивал осмотр. Он давал рекомендации, когда я заполняла посудомойку.

– Тебе нужен покой. Никаких нагрузок, Картер. Ни секса. Ни тренировок. Вообще ничего. Если можешь работать из дома, я бы это порекомендовал. И насчет секса, я серьезно. Не думай, что я не заметил эту очаровательную крошку. Никакого секса.

Картер слегка оттолкнул его:

– Не начинай, Док.

– «Не начинай…» – передразнил доктор. – Теперь он говорит мне «не начинай». Разбудил меня посреди ночи, прислал людей, привез сюда, а теперь говорит «не начинай». Я начну все, что захочу. У тебя сломано ребро. Оно должно срастись!

– Да. И срастется.

Я зашла к ним. Доктор увидел меня и улыбнулся. Он указал на меня блокнотом:

– Заставьте его отдыхать и не занимайтесь с ним сексом. Даже если вы возьмете все на себя, возникнет нагрузка на ребра, – он похлопал Картера по плечу, вежливо махнул нам рукой и взял сумку. – Надеюсь, теперь меня отвезут домой?

Картер дал знак парням, чтобы они выполнили его просьбу.

Позже, когда я помогла Картеру лечь в постель и свернулась рядом, я спросила, сдерживая зевок:

– Теперь все?

Он притянул меня к себе, положив голову между моим плечом и шеей. Его рука обхватила мою грудь.

– Думаю, да.

Я кивнула. Веки отяжелели.

– Хорошо.

Он поцеловал меня в шею.

– Хорошо?

Я взяла его за руку и глубоко вздохнула. Все так, как должно быть. Слова Аманды. Смерть Франко. Картер рядом. Не важно, что нас ждет – все будет в порядке. Я облегченно выдохнула, наслаждаясь умиротворением. Улыбнувшись, я прижалась к нему щекой:

– Да, все хорошо.

– Хорошо.

Он еще раз поцеловал меня в шею.

Вскоре я услышала его глубокое дыхание и поняла: он уснул. Я закрыла глаза. Все будет отлично. Я была в этом уверена, не важно, какие нас ждали трудности.

Жизнь прекрасна.


Глава 31 | Картер Рид |