home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

В результате неожиданно, но всё же произошедшей катастрофы, пострадали обе стороны. Пока уцелевшие наёмники откапывали своих полностью или частично погребённых товарищей, одновременно проклиная всех и вся вокруг, несчастные молодые высшие казалось дивились пришедшей на их сторону удаче. При падении два крупных куска с потолка образовали препятствия, тем самым сохранив им немного воздуха. Стараясь меньше тратить кислорода, Седж попытался вдохнуть побольше кислорода и задержать дыхание, как почувствовал сильнейшую боль. Тогда как его друг судорожно рыл землю в поисках зелья света, алхимик ощупывал себя. Он не мог определить, в каком именно месте болит сильнее, пока не выяснил суровую причину. «Кто бы сомневался, в моей жизни редко происходили полностью лучезарные моменты.» — светлый мастер не знал, плакать ему или смеяться. Во время удара о пол от одного из спасших молодых людей ограждений откололся и пронзил левое бедро светлого мастера, тем самым заставляя его терять не мало крови. Что ещё хуже, копать теперь нужно намного осторожнее, иначе спасшие тяжёлые предметы хорошенько придавят юношей, полностью лишив их всех шансов выбраться отсюда на свободу. Выживание у одного из носителей сейчас и без того мало. В лучшем случае алхимик станет временным калекой, в худшем… Однако брюнет надеялся на первый вариант, кому захочется умирать? Ему всего 46 лет, даже наставник прожил куда дольше.

Сумев достать зелье, счастливый Аран посмотрел на друга, после чего застыл, пребывая в полном шоке. «Держись, я сейчас вытащу нас из этого треклятого места! Ты слышишь? Ничего не предпринимай, твой ученик сам всё сделает!» — , игнорируя торчащие из собственного тела стрелы, мастер сплавов кинулся копать мягкую почву. Седж, выпив обезболивающее с зельем заживления средней эффективности, молча принялся постепенно вытаскивать из друга мешающие предметы, пока тот ещё не чувствовал боли. Он верил, что юноша сможет вытащить их из этой ужасной ситуации. Пока, если можно так назвать, всё шло хорошо и мастер сплавов, ценой частичного лишения ногтей, удачно справлялся с поставленной задачей. Наёмникам же, с другой стороны, везло куда меньше.

— Сколько же времени нам теперь понадобится раскопать хотя бы наших? — Ворчал один из мужчин.

— Не знаю. Зато артефакт теперь никуда не денется. — Услышав эти слова, многие улыбнулись, что крайне не понравилось присутствующим лидерам.

— И чему вы радуетесь, остолопы? — Получив подзатыльнику от вышестоящих, не успевшие нарадоваться скорчили кислые мины. — Мало того, что тот алхимик был крайне умел, так он ещё являлся и мастером сплавов. Вам часто удаётся встретить такое прекрасное сочетание классов в одном человеке? Представьте, что было б, вернись мы с ним. — Наёмники задумались. — Ну что, увидели перспективы, коих мы лишились?

— Всё равно его пришлось бы перевоспитывать. — Буркнул себе под нос один из отряда на слова своего лидера, получив от того второй подзатыльник. — Молчу.

— Так-то!

— Вы тогда вытаскивайте этих бестолочей, я быстренько чиркану о произошедшем главе. — Сказал снайпер, принявшись за дело. Света от факелов на такое более, чем достаточно.

— Давай, а то нам может ужасно влететь за задержку.

Из-за ограниченного количества кислорода у высших, замурованных в опасной для жизни ловушке, появились проблемы с дыханием. Не известно, сколько ещё требовалось для освобождения, Аран работал сверх своих способностей и прорыл приличный тоннель шириной чуть больше половины метра и длинной с половину своего роста. Утешает тот факт, что на данном этапе грунт уже мягкий, что облегчает раскопки. Преодолевая постепенно проявляющуюся боль, смешанную со слабостью и тошнотой, мастер сплавов старался как можно меньше использовать оставшийся кислород. Юноша стойко добывал выход на свободу и вот, казалось бы, что надежды уже сосем никакой, одна из его рук перестала нащупывать землю. В подтверждение своей догадке он увидел тёплые цвета заката, по которым так успел соскучиться. Слёзы непроизвольно потекли по грязному лицу, оставляя после себя мокрые полоски. «Мы спасены, Седж, я смог!» — радостно сообщил молодой человек и продолжил работать над тоннелем. Теперь можно не волноваться о проблеме нехватки кислорода. На счастливый голос товарища алхимик слабо улыбнулся. За прошедшее время он молодой человек потерял очень много крови и уже чувствовал холод, распространившийся по всему телу. Тем не менее он даже не подумал рассказывать об этом горе ученику, дабы не отвлекать того от действий. Мастер алхимик видел проход, через который ему пролезть уже вряд ли суждено. Выпив залпом парочку слабых зелий заживления, упомянутый горе ученик дал среднее своему другу и наставнику, осторожно принявшись вытаскивать «осколок». Затем он повернулся спиной к вырытому тоннелю и собрался вытаскивать обоих наружу, как услышал звук съезжающей вниз стены. Пробраться удалось, но в последний момент очередное препятствие угодило алхимику на ступни, тем самым прерывая движение. Однако алхимик даже не вскрикнул, высший уже не чувствовал боли, лишь сковывающий всё тело холод.

— Всё. Забирай мои вещи.

— Нет!

— Не слушаешься своего учителя? — Хохотнул Седж, роющийся в своей сумке в поисках колб.

— Ты же знаешь, я упрямый! Наставник хорошо меня обучил! — Горько ответил плачущий юноша.

— Ну и что ты ревёшь, как дама какая-то? Соберись, ты мужчина в конце концов!

— Мне всё равно! — Светлый алхимик усмехнулся, вспомнив подобный момент из далёкого прошлого. Одновременно с этим он, с помощью осколков стекла, не заметно для Арана, вырезал из ноги камень душ.

— Сентиментален, прям как я.

— Не волнуйся, я тебя вытащу!

— Надоел, оставь меня уже здесь! Неплохая могила!

— Выберемся и я самолично тебя придушу! — Рыкнул обозлённый товарищ.

— Хе-хе, договорились, только сначала держи, не дай стараниям двух хороших людей пропасть зря. — Светлый высший из последних сил протянул окровавленный артефакт другу. На лице застыла последняя улыбка.

— Что это? Погоди, это же не то, о чём я думаю? Ты вырезал из себя камень, будучи живым? Совсем с ума сошёл? Седж!?.. Седж?

Наставник не ответил, заставляя парня паниковать. Трясущимися руками он проверил дыхание первого и единственного человека, по праву названного настоящим другом и заметил его отсутствие. Большая утрата, ударившая в самое сердце, тем самым зародив неимоверные печаль и злобу, целиком и полностью заполнила одинокого молодого человека. Молодой человек не мог остановить льющиеся из глаз слёзы, оставаясь у тела умершего. «Не дай стараниям двух хороших людей пропасть зря.» — промелькнуло у высшего в голове, дав вспомнить о ситуации, которой он всё ещё не избежал. «Слушаюсь, наставник. Но ты знаешь, я человек по натуре эгоистичный, потому попрошу простить, позволь мне отомстить за тебя и твоего учителя!» — Аран поклялся сам себе, находясь у ещё не остывшего тела товарища. Забрав вещи и артефакт друга, он выполз наружу и завалил тоннель. На этом странные действия юноши не закончились. Разбив одно из зелий, он принялся резать себя осколками, ровно под своим камнем, после чего приложил туда оставленный от Седжа артефакт. Начало происходить слияние, вновь меняя тело высшего. Чувствуя происходящие странности, молодого человека вырвало на месте, после чего он быстро скрыл сие «преступление», дабы враг, в случае чего, не смог его слишком быстро обнаружить. Сразу же следом последовала температура, незадачливого высшего стало шатать. «Это не дело, необходимо срочно найти укрытие и передохнуть!» — заволновался мастер сплавов, закидывая все вещи на плечи. «Неужели в первый раз было так же ужасно?».

Прошло много лет.

Мало чего изменилось в мире: те же правила, устои, обычаи, конфликты между государствами, их политика, вражда с наёмниками. Жизнь бьёт тем же ключом. Древние тексты, расположенные на всех больших землях без исключений и оставленные от предков на разных носителях, тайно продолжали доставляться во дворцы правителей и крупных чиновников. Те первопроходцы, кто не желал делиться новой информацией бесплатно, зарабатывали хорошие деньги на её распространении. Делались разного рода незначительные открытия и новые изобретения, не представляющие из себя каких-либо вопиющих артефактов, наподобие некогда ходившего по миру и к настоящему времени уже давным давно забытого. Из плохо сохранившихся источников некоторые верховные власти узнали про не известные откаты эры, не понятно что вообще означающие и какую угрозу из себя представляющие. Другим упоминалась великая значимость высших, людей и без того уважаемых многими другими. Однако никому, вопреки своим нежеланием делиться даже с дружественными странами, так и не удалось собрать воедино общую картину и получить полное представление. Волнение властей, получивших обрывки важной информации, добрались до простого населения в виде изменения правил, да законов, либо введения новых, тем самым добавляя им дополнительной головной боли. В некоторых частях мира стали вести статистику проживающих на том или ином континенте представителей первоклассных профессий, выявив их снижение в количестве. Другие на подобное не обращали внимания до тех пор, пока тенденция снижения высших не боевых классов стала ощущаться более явственно. Только тогда власти спохватились.

На континенте Аншаса. В одном из лесов.

В одном из естественных природных углублений, спрятанном от посторонних глаз корнями выросшего дерева, лежал большой тканевый свёрток, слегка истлевший со временем. Вдруг внутри начало что-то или кто-то копошиться. Сладко потянувшись и зевнув, молодой человек стянул с себя лёгкое пальто, служившее покрывалом. Ему снился странный и долгий сон, требовавший дальнейшего приведения своих мыслей в полный порядок. Попытавшись встать, молодой человек упал лицом в землю и перевалился на бок. «Сколько ж я лежал, что мои мышцы настолько ослабли и тело одеревенело?» — с трудом почесав взлохмаченную голову с длинными ниже пояса волосами, он вспомнил последние события, произошедшие перед сном и собрался было вскочить, как ударился обо что-то твёрдое головой. К тому же у него вдобавок подкосились ноги, заставляя вновь попробовать здешний грунт. Увидев концы своих длиннющих волос, высший нахмурился. «Когда они успели так отрасти? Сколько времени прошло?» — снаружи стоял ясный день и свет пробивал через широкие щели корней. Благодаря ему молодой человек смог внимательно осмотреть себя. «Что с моей одеждой?» — вещи, надетые на юноше сплошь покрыты дырками, обнажающими грязное тело. «Божечки, так выйдешь наружу, невесть за кого ещё примут, надо срочно привести себя в порядок!.. Но для начала нужно вернуть контроль над собственным телом… Кошмар, как я ещё живой? Это разве руки? Больше на спички похоже!» — очередное новое открытие добавило высшему очередную порцию удивления. «Нет, так дело точно не пойдёт!».

Поочерёдно шевеля конечностями больше суток, юноша наконец смог добиться хоть какого результата и выбраться наружу. Что удивляло молодого человека, он не испытывал ни жажды, ни голода. Выбравшись наружу, он направился в сторону реки, шум которой он отчётливо слышал с того момента, как очнулся. По дороге он срывал съедобные листья и ягоды, а помывшись, наловил рыбы и наконец сменил одежду. Пока еда готовилась, молодой человек всё тщательно обдумал. До этого перед ним стояли другие первоочередные задачи. «Судя по изменениям, произошедшим после добавления камня душ Седжа, я теперь не какой-то там простой носитель наших артефактов. Итак, что ещё мне не известно?.. Без понятия, но разобраться стоит обязательно!.. И отомстить! Да!.. Пойду проведаю могилу Седжа, надо только вспомнить где она. И трав новых собрать, имеющиеся уже никуда не годятся… А, ещё надо бы доучить алхимию. Благо если не помогут записи, есть возможность разворошить воспоминания наставникаобратиться к воспоминаниям, полученных после слияния с артефактом… Кошмар, столько всего сделать надо, прям руки разбегаются.». Пока высший всё обдумывал, чуть не лишился блюда, потому пришлось есть что в итоге получилось. Только тогда он понял, насколько на самом деле был всё это время голодным. Красующиеся рёбра, пересчитать которые можно невооружённым глазом, видные на лице глазницы. Сейчас некогда пышущий здоровьем юноша представлял из себя страшного, осунувшегося человека, которого можно по праву назвать «кожа да кости», однако сей факт его не так уж и сильно беспокоит.


Глава 33 | Мастер сплавов (СИ) | Глава 35