home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава сорок третья

Они провели вдвоем весь вечер, неторопливо прогуливаясь по берегу океана. Мэри рассказывала о том, как жила после побега из дома барона Дугласа, Стейн делился воспоминаниями о родителях и детстве, проведенном в Шотландии. Им было так хорошо вместе и так не хотелось расставаться, что они решили поехать в дом Айворов и выпить вечернего чая. Там, прямо в прихожей, им и сообщили, что Кэтрин пришла в себя.

– Хвала Господу! – воскликнула Мэри и бросилась вверх по лестнице. Душа ее ликовала. Она убедилась в том, что поступила правильно, да и брат, похоже, прислушался к ее просьбе, и сейчас девушке не терпелось узнать, что же такого он сказал или сделал.

Сразу выяснить это не удалось: Кейт была еще очень слаба, вокруг нее хлопотали служанки, а потом к ней поднялся Стейн и какое-то время в ее комнату никого не пускали. Мэри попыталась расспросить Роберта, но тот сдержанно ответил, что всего лишь читал роман и держал мисс Маккейн за руку. Что-то в его тоне показалось девушке странным, но она решила, что брат переволновался из-за неожиданного пробуждения Кейт.

Тут как раз дверь открылась, и доктор Норвуд разрешил ей войти.

Кейт уже не выглядела мертвенно-бледной и могла говорить, но только шепотом. Ее обложили подушками, чтобы она полусидела в постели – так ей было легче дышать. Увидев подругу, она улыбнулась, и Мэри немедленно заключила ее в объятия, забыв предостережение Стейна о том, что от бурных проявлений чувств лучше пока воздержаться. Она хорошо понимала, что именно чувства являются самым действенным, поистине чудотворным лекарством.

– Я слышала твой голос, – прошептала Кейт, – и шла на него, словно на свет, сквозь пустоту и мрак. Скажи, это правда, что Лиззи и остальные выжили? Я боялась, что воображение играет со мной и что, когда я очнусь, все это окажется сном.

– Не окажется, – ответила Мэри, помогая ей устроиться поудобнее. – Сегодня я побывала в госпитале и могу с уверенностью сказать, что жизни твоих подопечных находятся в самых надежных руках. Как и твоя. – Она улыбнулась и с нежностью посмотрела на Стейна. – Если хочешь, я расскажу обо всем по-порядку.

Кэтрин кивнула, и Мэри пустилась в долгое и весьма обнадеживающее повествование. Доктор Норвуд вышел, чтобы не мешать им, и тогда, уже в самом конце своего рассказа, Мэри осторожно спросила, не слышала ли Кейт, находясь в пустоте, еще чьи-нибудь голоса. Девушка задумчиво взглянула на нее:

– Да, я слышала голос Роберта Айвора. Но все, что он говорил, было более чем фантастично. Разумеется, я не поверила ни единому слову.

– И что же такого сказал мой брат? – полюбопытствовала Мэри.

Бледные щеки Кэтрин порозовели:

– Роберт просил прощения, – призналась она. И добавила еле слышно: – А потом сказал, что любит меня… Какая нелепость! Полагаю, я все это выдумала, просто чтобы себя утешить.

– А если нет? – Мэри подсела ближе. – Китти, ведь это же правда, которую брат так долго скрывал. Но теперь Бэнксы расторгли помолвку и Роберт свободен от каких-либо обязательств. Он может сделать тебя счастливой… прошу, дай ему еще один шанс!

– Чем больше я думаю о его признании, тем больше убеждаюсь, что это был сон. – Девушка грустно улыбнулась. – Как будто все происходило в другом мире, в другой жизни и не со мной… Ты вряд ли сумеешь понять меня, Мэри. Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом.

Она прикрыла глаза, и Мэри поняла, что подруга устала. Тогда девушка наклонилась, поцеловала ее в лоб и тихо сказала:

– Отдыхай, Китти. И набирайся сил: тебе еще предстоит рассказать нам о том, что произошло той ночью в приюте. Как бы то ни было, в этом деле должна быть поставлена точка.


На следующий день в присутствии губернатора, капитана, преподобного Майлза и судебного секретаря мисс Маккейн подробно описала события, предшествовавшие пожару, и свой разговор с миссис Чэпмен до того момента, когда безумная женщина напала на нее. Она умолчала лишь о причине, по которой святой отец не позволил обыскивать подвальное помещение в своем доме. Кейт пожалела старика: он и так то краснел, то бледнел от ужаса, когда речь шла о том, где все это время скрывалась преступница, и, когда допрос закончился, покинул комнату без привычных нравоучений. Вскоре губернатору письменно сообщили, что дело об убийстве миссис Паркер и о поджоге приюта официально закрыто.

Это была хорошая новость. Плохая же заключалась в том, что городские власти не собирались что-либо делать для восстановления приюта. Земля под пепелищем и руины оставались в собственности мисс Маккейн, но помогать ей отстраивать дом заново или предлагать в аренду другое здание никто не спешил. Главы города сделали вид, что подобного заведения в Сент-Джордже вообще никогда не было. Кэтрин старалась не показывать своих чувств, но такое положение дел ее безмерно огорчало.

Благодаря неусыпной заботе Мэри и лекарствам, прописанным доктором Норвудом, девушка быстро пошла на поправку и в воскресенье даже попробовала встать: ей очень хотелось поехать на утреннюю службу и присутствовать при оглашении. Однако Стейн запретил ей покидать комнату до тех пор, пока не будут сняты швы, и о том, как все прошло, Кейт узнала только со слов подруги.

Особого удивления новость о грядущей свадьбе не вызвала – слухи и сплетни сделали свое дело; гораздо больше всех поразило то, что жених не явился на оглашение и что невеста и ее семья отнеслись к этому совершенно спокойно. Мэри замечала недоуменные взгляды, слышала за спиной возмущенный шепот, но продолжала улыбаться и держаться с достоинством. Эти люди не знали того, что знала она: сегодня утром Риггз проводил свою первую операцию на брюшной полости, и Стейн просто обязан был находиться рядом, чтобы поддержать молодого хирурга. Это было его служение Господу, гораздо более важное, чем сидение на скамье и бормотание псалмов под звуки органа.

И все же по окончании службы многие подходили к губернатору и его дочери с поздравлениями и пожеланиями счастья будущей паре. Мэри огорчил лишь поступок Чарлза Пламмера: молодой человек покинул церковь сразу после оглашения, ничего не сказав ни девушке, ни мистеру Айвору.

Церемония бракосочетания была назначена на среду, третье сентября. Дата и время, освободившиеся после разрыва помолвки Роберта Айвора и Кандиды Бэнкс, теперь принадлежали Мэри и Стейну.

До свадьбы оставалось три недели и два дня. Но больше, чем подготовка к собственному празднику, невесту волновало другое, а именно – как помирить лучшую подругу и любимого брата.


После объявления о предстоящем браке жизнь доктора Норвуда не особенно изменилась, разве что светлых моментов в ней стало намного больше. Он, как и прежде, рано утром отправлялся в госпиталь, до полудня занимался пациентами, после чего ехал обедать в дом губернатора. Обратно он возвращался с Мэри, и пока девушка развлекала больных чтением очередной комедии, Стейн давал уроки Берни и Риггзу или ставил опыты в своем кабинете. Иногда Мэри уезжала раньше, если у нее были свои дела, но чаще терпеливо ждала, когда доктор закончит работу, и они вместе отправлялись домой: либо на берег океана, где проводили время в компании Джейсона, либо к мистеру Айвору, где Мэри устраивала небольшие концерты или семейные посиделки за чашкой чая.

Предвкушал ли Стейн радости брака, считал ли в нетерпении дни до свадьбы? Пожалуй, нет. Жизнь приучила его к тому, что будущее непредсказуемо, а судьба любит разбивать самые дорогие надежды, поэтому лучше всего наслаждаться тем, что имеешь в данный момент. Он и наслаждался – звуками музыки, невинными прикосновениями и неповторимой красотой, присущей его невесте.

В один из дней в госпитале неожиданно появился Пелисье – его здесь давно не видели и, честно говоря, о его существовании уже начали потихоньку забывать. Бывший аптекарь прошелся по палатам, убедился, что его отсутствие никак не сказалось на благополучии заведения, и заглянул к доктору Норвуду, который отдыхал после небольшой операции.

– Я пришел предупредить вас как друга, – без предисловий начал он. – Ваше решение – большая ошибка, которая будет иметь последствия. Мистер Таккер глубоко оскорблен тем, что вы отвергли счастливую возможность породниться с его семьей и предпочли стать зятем мистера Айвора. Вы оттолкнули руку, которая возносила вас и даровала блага, и этот поступок непростителен. У вас еще есть время передумать. Мистер Таккер беспощаден в гневе, но может проявить снисхождение, если вы поступите благоразумно и сделаете правильный выбор.

– Я уже выбрал, – ответил Стейн, – и менять решение не собираюсь.

– Как скажете, доктор, – недобро усмехнулся Пелисье. И добавил, прежде чем уйти: – Я запомню вас, как человека, который потерял все, что имел, из-за своей глупости.


К середине месяца Кэтрин оправилась настолько, что уже могла сама спускаться по лестнице и выходить во двор, чтобы посидеть на скамеечке под окном. Кроме доктора Норвуда, ее мало кто навещал: пару раз приезжал Эйдан О’Нил да Ясмин непременно заглядывала к ней, когда приносила на примерку свадебное платье Мэри. Но однажды, к великому неудовольствию Джейсона, повидать мисс Маккейн явились сразу несколько женщин, род занятий которых еще недавно вызывал всеобщее осуждение. Но сейчас они выглядели и вели себя так же благопристойно, как и в те дни, когда находились в приюте.

– Джейн! Марта, Анна, как я рада вас видеть! – воскликнула Кэтрин, увидев знакомые лица. – А где остальные? Где Молли и Лу?

– Не волнуйтесь, мисс, они не вернулись к прежней жизни, – сдержанно улыбнулась Джейн Уотерс. – Молли теперь работает в госпитале, она и Лусию уговорила пойти в сиделки. Они ухаживают за Элис, которая еще долго не сможет ходить. А мы пока собираемся у меня и шьем фартуки на продажу и мужские рубашки, чиним белье – словом, беремся за любую работу. Вот, – она достала сверток и вынула из него два фартука, бежевый и голубой, – эти мы сделали специально для вас с мисс Айвор. Надеюсь, вы не побрезгуете принять их?

– Что вы, Джейн! – Кейт погладила чистую, накрахмаленную ткань. – Это прекрасный подарок, и я благодарна вам за него, но еще больше – за то, что вы не оставили мое начинание и не свернули на путь греха. Спасибо вам от всего сердца.

– Это мы должны благодарить вас, мисс, – возразила рыжая Марта. – Если бы не ваша доброта и щедрость… Вы показали нам, что есть и другая жизнь и что не все в этом городе относятся к нам, как к отбросам. Мы не посмели бы разочаровать вас и вновь пуститься во все тяжкие.

– И я горжусь вами, – улыбнулась девушка. – Мы с Мэри-Энн обязательно что-нибудь придумаем, чтобы помочь вам… Кстати, а с кем сейчас маленькая Лиззи?

– Девочку забрали в семью, – ответила Джейн Уотерс. – Помните Маргарет Броуди?

– Мэгги? Да, разумеется.

– Теперь она миссис Хупер, – женщина добродушно усмехнулась, – и с новым мужем выглядит счастливой до неприличия. Недавно встретила ее в лавке, так эта дурочка плачет от радости: «Джейн, он велел мне забрать Лиззи и с первого дня стал называть ее дочкой!.. Джейн, он так добр ко мне, что я буду любить его всю свою жизнь!»

– Повезло ей, – хмыкнула Анна. – Нарожает ему детишек, будут жить душа в душу до скончания дней. О чем же еще мечтать женщине?

Кейт задумалась. И правда, о чем? Позже она спросила об этом Мэри, и та без колебаний ответила:

– Так или иначе, все, о чем мы мечтаем, к чему стремимся и за что боремся, это любовь. Только она может вытащить нас из бездны. – Девушка замолчала, неожиданно ощутив в этих словах иной, более глубокий смысл. Потом вздохнула: – Китти, тебе нужно поговорить с Робертом. Мне больно видеть вас обоих несчастными. Брат пытается разглядеть хоть малейший знак того, что он прощен, что он тебе нужен… а ты погрузилась в какую-то меланхолию и в его сторону даже не смотришь. Неужели так трудно ради своего будущего оставить прошлое в прошлом?

– Не знаю. – Кейт отрешенно смотрела в окно. – Я хочу забыть – и не могу. Хочу простить, но не получается. Хочу любить, а в душе пустота… Если бы мы могли повернуть время вспять и начать все заново… К сожалению, это невозможно.

– Повернуть время вспять… – эхом отозвалась Мэри. И вдруг на ее губах появилась озорная улыбка: – Знаешь, а ведь это отличная идея. Почему бы не попытаться?

Кейт восприняла ее слова как не слишком удачную шутку, но Мэри и не думала шутить. Напротив, она отнеслась к своему замыслу более чем серьезно, и на следующий же день поделилась им с Робертом. Выслушав сестру, капитан в изумлении взглянул на нее:

– Я знал о твоей любви к актерству, Мэри-Энн, но не предполагал, что однажды ты решишь поставить настоящий спектакль.

– Это нетрудно, ведь пьеса почти дописана. – Девушка лукаво подмигнула ему. – Не хватает только счастливого финала.

– Ты уверена, что он будет счастливым? – без особой надежды спросил Роберт, но Мэри с улыбкой потрепала его по щеке:

– Я успела неплохо изучить Кэтрин, поэтому доверьтесь мне, капитан, и отбросьте сомнения.


Последние полторы недели августа выдались дождливыми и ветреными, но наконец утром в субботу, тридцатого числа, засияло солнце. После завтрака Мэри пришла в комнату подруги и с самым загадочным видом сообщила, что хочет устроить для нее сюрприз.

– Мы отправимся на прогулку, но сперва ты должна надеть вот это. – Она протянула Кейт новые платье и шляпку, очень похожие на те, что девушка носила во время путешествия на борту «Валианта». – Тебе очень идет серо-синий цвет, – пояснила Мэри. – Он подчеркивает красоту твоих глаз.

– Спасибо, – смущенно улыбнулась Кейт. – А куда мы поедем? Кататься по городу или в гости?

– Доверься мне, – отозвалась Мэри. – И прошу, не задавай лишних вопросов.

Через час, принарядившись, они сели в экипаж и Джейсон повез их по залитым солнцем улицам. Кейт заметно оживилась, заинтригованная очередным приключением, и в нетерпении смотрела по сторонам. Наконец девушка поняла, что коляска приближается к пристани.

– Мэри! – воскликнула она. – Неужели ты решила затащить меня на корабль?!

– Я слышала, что морские прогулки позволяют развеяться и избавляют от грусти, – невозмутимо ответила подруга. – Взгляни, какой чудесный маленький пакетбот! Мы проплывем на нем по заливу Сент-Джордж и вернемся обратно. Поверь, там чудесные виды на соседние острова.

Кейт озадаченно хмыкнула, но больше ничего говорить не стала. Едва они поднялись на палубу, капитан отдал приказ отплывать. Погода стояла прекрасная, волн почти не было, и опасения Кейт, что ей станет дурно от качки, к ее облегчению, не оправдались. Мэри куда-то исчезла, но вскоре появилась из темноты полубака, и, увидев ее, девушка ахнула: подруга зачем-то надела свое старое платье, в котором изображала бедную компаньонку мисс Уоллес, и даже повесила на грудь памятный бисерный мешочек.

– Что все это значит? – в полном недоумении спросила Кейт. – Мэри, я не понимаю…

– Марион, – с улыбкой поправила ее девушка. – Марион Уоллес к вашим услугам, мисс Маккейн. Время нельзя повернуть вспять, но кое-что можно пережить заново… Взгляните, мисс, к нам приближается корабль. Насколько я могу разглядеть, это военный фрегат под белыми парусами.

Кейт медленно обернулась. Через пролив мимо острова Сент-Дэвид им навстречу летел «Призрак».

– Прекрасный и грозный, – еле слышно прошептала она. – Как благородство и преданность, как истинная любовь…

– Эй, на пакетботе! – прозвучал над морем хорошо знакомый глубокий и сильный голос. – Кажется, вам нужна помощь?

С фрегата спустили шлюпку, матросы на пакетботе сбросили трап. Кейт, вся дрожа, схватила подругу за руку, и та увлекла ее под навес. Они обменялись взглядами, и Мэри увидела, что глаза Кэтрин полны слез.

– Он уже здесь, – прошептала Мэри, а затем, услышав шаги, вышла из тени и сделала книксен.

– Капитан «Призрака»? – с трудом произнесла Кейт. И робко шагнула навстречу удивительному мужчине, который с надеждой и трепетом смотрел на нее.

– Позвольте представиться: Роберт Айвор, командующий флотом Бермудских островов и капитан его флагманского корабля. – Он склонил голову. – А как зовут вас, прекрасная леди?

– Я не леди, – уже не пытаясь сдерживать бегущие по щекам слезы, ответила девушка. – Мое имя Кэтрин Маккейн… а это моя компаньонка, мисс Уоллес.

– Не ожидал оказаться в столь восхитительном обществе. – Роберт вновь поклонился. Кейт глубоко вдохнула, почувствовала все тот же завораживающий, пряный запах с нотами бергамота, корицы и амбры, и ей показалось, что она в самом деле попала в прошлое, в том самый день, когда впервые встретила капитана. Ощущение дежа вю усилилось, когда Роберт с улыбкой поинтересовался:

– Вам приходилось плавать по океану на шлюпке, мисс Маккейн?

– Один раз, – тихо ответила она. – И мне было очень страшно.

– Не бойтесь. – Синие глаза капитана оказались совсем рядом. – Отныне вам ничего не грозит, потому что я буду рядом.

Они спустились по трапу в шлюпку, которая тут же направилась к «Призраку», и все это время Роберт не выпускал руку Кейт из своей, а Мэри смотрела на них и загадочно улыбалась. На палубе фрегата их встретили Эйдан в парадной форме и выстроившийся в ряд старший и младший офицерский состав.

– Штурман О’Нил к вашим услугам, – поклонился ирландец, пряча озорную улыбку. – Не желаете совершить ознакомительную прогулку по кораблю?

– Нет, благодарю вас, – рассмеялась Мэри и показала на бисерный мешочек: – Не хотелось бы вновь его где-нибудь потерять.

А Кейт вдруг остановилась, заметив среди младших офицеров старого знакомого, на этот раз облаченного в синий китель, белые бриджи и чулки. Но над всем этим великолепием по-прежнему ухмылялась, хоть и выбритая, однако совершенно разбойничья физиономия.

– Хупер? – удивленно протянула она, не веря своим глазам.

– Мичман Хупер, мисс, – с достоинством склонил голову бывший пират. – И ваш покорный слуга.

Мэри потянула ее за руку, и вскоре девушки оказались на шканцах – только они вдвоем и капитан. Над их головами громко хлопали паруса. Сердце Кэтрин учащенно забилось, когда Роберт подошел и опустился перед ней на одно колено.

– Мисс Маккейн, – взволнованно проговорил он, – позвольте мне, человеку свободному и не связанному никакими обещаниями, признаться в том, что я полюбил вас с первого взгляда и с тех пор ничего не желал так страстно, как только назвать вас своей женой перед Господом и людьми. Я знаю, что не достоин такого подарка судьбы, но все же… окажете ли вы мне честь, согласившись принять мое предложение и стать миссис Роберт Айвор?

Мэри на несколько мгновений перестала дышать, отчаянно молясь про себя, чтобы все получилось. И ее молитвы были услышаны: Кейт всхлипнула, спрятала лицо в ладонях и, не то смеясь от счастья, не то плача, тихо ответила: «Да!»

Роберт поднялся, обнял новоиспеченную невесту, и его радостный взгляд стал для Мэри лучшей наградой. Стоящий на лестнице штурман махнул рукой, и неожиданно корабль вздрогнул от грохота: сразу двадцать пять пушек дали залп в сторону океана. Судно закачалось на волнах, девушки с испуганным визгом закрыли уши ладонями, и довольный О’Нил рассмеялся:

– Не пугайтесь, милые дамы! На этот раз выстрелы холостые!

А мичман Хупер повернулся к замершим неподалеку матросам и грозно нахмурил брови:

– Вы что, оглохли? – рявкнул он. – Девушка ответила «да»! А ну-ка, трижды ура капитану Айвору!


Глава сорок вторая | Унесённые «Призраком» | Глава сорок четвертая