home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

СЕРВАДИ

Я проснулся в цепях.

Опять.

Ну почему со мной постоянно происходит какая-то дрянь? На сей раз в помещении не было ни окон, чтобы впустить свежий ветерок, ни масляных ламп, чтобы дать мне свет. И, разумеется, никакой мягкой постели.

Я сидел, привязанный к деревянному стулу, а воздух был таким затхлым, что, казалось, в моих легких он превращается в пыль. И кругом царил непроглядный мрак.

— Эй?..

Нет ответа.

Я бы испугался, что снова потерялся в Тенях, если бы не тяжелые цепи на плечах. Руки были связаны за спиной. Да вдобавок кто-то обмотал мои пальцы шипастой проволокой, чтобы я уж точно не сотворил никаких магических жестов.

Словно этого недостаточно! Но нет: рот зажали каким-то металлическим аппаратом, который мешал четко выговаривать слова, и, стало быть, я не смог бы произнести формулу заклинания.

Видимо, в этой стране не слишком-то церемонятся с арестованными…

Сколько я здесь пробыл? День? Неделю?.. Я предполагал, что после драки с охранниками минимум пара ребер окажутся сломаны. Но, хотя все тело болело, переломов вроде бы не было.

Откуда-то послышался еле уловимый звон колокола, а потом открылась дверь. В комнату хлынул свет, и мне пришлось зажмуриться.

Шаги. Не тяжелые, но четкие. Чеканные. Военные.

Еще один стул. Ножки царапнули пол. Похоже, стул поставили прямо передо мной.

Никакого скрипа дерева — тот, кто сел на стул, вероятно, был не слишком крупного телосложения. Это могло оказаться полезной информацией, не будь я связан.

Чьи-то руки ухватились за штуковину, затыкавшую мне рот. Послышался щелчок, и штуковину вытащили. Я проглотил слюну с привкусом металла.

— Почему бы тебе не открыть глаза? — спросил голос. Я не мог понять, мужчина это или женщина, но человек говорил на наречии джен-теп, хотя явно был не из моего народа.

«Странная любезность, — подумал я. — Или, может, — просто способ застать меня врасплох».

— Я слишком долго просидел в темноте. Жду, когда ты погасишь фонарь. Не хочу, чтобы он меня ослепил.

— И с какой стати мне заботиться об удобстве шпиона джен-теп?

Теперь я был уверен, что голос принадлежит женщине. Она говорила ровно, без эмоций, просто информируя, что ей плевать на мой комфорт. И все же спустя пару секунд мне показалось, что свет погас.

Я открыл глаза. Странное дело, но первой моей мыслью было, что женщина чем-то напоминает Фериус. Я не мог определить ее возраст; она была по меньшей мере лет на десять старше меня, но резкие черты лица и суровый взгляд еще больше старили ее. У женщины были темные кудрявые волосы, доходящие до плеч. Это меня удивило. Полицейские и солдаты предпочитают стричься коротко — чтоб противник не ухватил за волосы во время боя.

Возможно, это какой-то знак статуса. А может, она достаточно хороша в бою, чтобы не позволить никому себя схватить.

— Тебя что-то беспокоит, — сказала она.

«Только то, что я прикован к стулу в какой-то крошечной комнатенке неизвестно где и понятия не имею, живы ли мои друзья, а сидящая передо мной гитабрийка глядит так, словно раздумывает, какую часть тела отрезать первой».

— Мне нравятся твои волосы, — сказал я.

Предки, почему я снова говорю о волосах? Как выясняется, я не великий мастер общаться с женщинами — даже с теми, которые приходят лишь затем, чтобы допрашивать и пытать меня.

— О! — сказала она. — А ты наблюдательнее, чем я думала.

Серьезно? Фраза «мне нравятся твои волосы» позволяет мне казаться умным?

Она вытащила из кармана монету. Ту самую, что подарила мне старая аргоси.

— Где ты это взял?

— Никогда раньше ее не видел.

— Да ну? — Женщина подбросила монету в воздух.

Она упала ей на ладонь, как любой другой кусок металла. Странно. Всякий раз, когда я играл с ней, монета, казалось, зависала в воздухе на долю секунды, а падая — вращалась.

— Говорят, что в правильных руках сотокастра — на вашем языке «монета стража» — может открыть любую дверь или замок. Увы, не в моих. — Она снова подбросила ее в воздух. — Возможно, потому что я — не танцующая-с-монетами. И не шпионка.

— Я тоже.

Она одарила меня улыбкой, показав, что оценила шутку.

— Неужели? Ну, я полагаю, в наши дни осталось не так много кастрадази. Раз ты говоришь, что монета не твоя, оставлю-ка ее себе, покуда не найду законного владельца.

Вот черт!

Она вытащила из-под стула маленький ящичек. Внутри звякали металлические инструменты, вызывая в голове видения страшных мук и изощренных пыток.

— Меня зовут сервади Завера те Дразо — сказала женщина. — Я агент службы безопасности Казарана. Это место… ну, у него есть название. Но оно тебя скорее напугает, чем утешит. Имей в виду, что это место непроницаемо в том числе и для магии джен-теп.

— Теперь я чувствую себя в большей безопасности.

Если женщина и решила, что это смешно, то не подала вида.

— Я задам тебе несколько вопросов, а ты мне на них ответишь.

Ей даже не обязательно было добавлять в голос угрожающие нотки. Надетые на меня цепи и так зазвенели от бившей меня дрожи.

«Прекрати! — сказал я себе. — Будь как Фериус. Чем ей страшнее, тем более смело она действует».

Бравада, как она сама любит это называть, — один из семи талантов аргоси. Похоже, ее любимый.

Я мысленно перебрал составляющие ее длинного имени. «Сервади» — род занятий. «Драцо» должно быть фамилией. «Те» — статус в семье и, поскольку это не «заль», как у Джанучи, очевидно, она не глава семьи.

То, что осталось, видимо, имя.

— Приятно познакомиться, Завера, — сказал я. — Я бы поцеловал твою руку, как должно поступать джентльмену, но… — Я погремел цепями. — Не имею возможности.

— Арта валар, — отозвалась она легкой улыбкой. — Талант отваги у аргоси. Но, боюсь, здесь тебе это не поможет.

Не думаю, что сумел скрыть удивление. Она много обо мне знала и, вероятно, о Фериус тоже. Не вполне справедливо, учитывая, что я ровно ничего не знал о ней. Был лишь один способ получить эту информацию.

— Ты сказала, у тебя есть вопросы?

Она вытащила что-то из своего ящичка. Длинный тонкий предмет с заостренным кончиком, сверкавшим в свете лампы.

— Нет, пожалуйста! — крикнул я.

Это чересчур даже для моего арта валар.

Завера и ухом не повела. Она извлекла второй предмет — небольшую бутылочку. Будет использовать болезненные яды! Предки, ну почему вы никогда…

Сервади достала третий предмет — маленькую записную книжку. И лишь тут мой охваченный ужасом мозг сообразил, что кошмарные орудия пыток, при виде которых я едва не обмочился, — это перо и чернильница.

— Ты назовешь мне имена лорд-магов своего клана, — сказала Завера. — Расскажешь об их магических специализациях и зажженных татуировках. Перечислишь всех других магов джен-теп, о которых у тебя есть информация. Особенно интересно узнать о любых подробностях их жизни, которые они предпочитают хранить в тайне.

— Подожди! Откуда мне знать…

— Ты предоставишь мне сведения о пути аргоси, которым идет женщина, называющая себя Фериус Перфекс. Назовешь всех других аргоси, с которыми познакомился, и расскажешь о том, какими путями следуют они. Перечислишь все карты дискордансов аргоси, созданные за последние семь лет, и тех, у кого они хранятся.

Зачем ей все это?! Почему семь лет? Если она думает, что я обладаю такими сведениями, почему бы не спросить сразу обо всех картах?

— Но я не знаю ничего подобного! Фериус — просто карточный фокусник. Я никогда не встречался с аргоси!

Конечно, это ложь, но дело принимало опасный оборот. Пришло время делать то, в чем я действительно хорош.

— И раз уж зашла речь… Ты взаправду думаешь, что лорд-маги джен-теп позволят недоучке-посвященному выведать их секреты? Я всего лишь меткий маг, леди. Просто оказался не в том месте не в то время, и…

Снова зазвенел колокол, тот, что я слышал раньше. Только на сей раз мелодия была несколько иной. Завера прищурилась, и в ее глазах мелькнула досада.

— Давай приступим. — Она окунула перо в чернила. — Начни с Фериус Перфекс. Расскажи мне все, что ты о ней знаешь.

Колокол снова зазвучал, повторяя последнюю мелодию. Казалось, это раздражало девушку. И хорошо. Это не облегчит мою участь, но теперь я знал о Завере то, что она не хотела показать. А знать нечто подобное о человеке, когда ты в его власти, — это странным образом успокаивает.

— Нет, Завера. Полагаю, что сегодня не отвечу на твои вопросы.

Она посмотрела на меня, как усталый дворник смотрит на последнюю соринку в конце долгого рабочего дня. Отложила перо и записную книжку и потянулась к своему ящику.

То, что она вынула на сей раз, определенно не было пишущей принадлежностью. Вид инструмента наводил на мысль, что им можно причинить сильную боль.

Опять зазвонил колокол. В этот раз Завера проигнорировала его и подошла ко мне.

— Надеюсь, ты простишь меня. Я делаю это для своей страны.

Она взяла меня за подбородок и так сильно сжала челюсть, что рот открылся сам собой. В другой руке она держала свой инструмент, и теперь я увидел, что это клещи.

— Итак, ты хочешь, чтобы я рассказал все, что знаю? — спросил я. Зубы стучали о клещи. Завера чуть отодвинула их, но не убрала.

— Говори.

— Ты не просто какой-то там рядовой сотрудник службы безопасности. Ты работаешь в гитабрийской тайной полиции. Может, даже, командуешь ею. А все эти бессмысленные вопросы о лорд-магах моего клана?.. Ты просто хочешь замаскировать то, что тебе действительно важно, — вопрос о Фериус Перфекс. О, и я знаю еще одну вещь…

Она поднесла клещи к уголку моего правого глаза.

— Какую же?

Колокол зазвонил в четвертый раз. Теперь — особенно настойчиво. По крайней мере я на это надеялся.

— В этом здании есть кто-то главнее тебя, и примерно через тридцать секунд он войдет в эту дверь. И тогда, готов поспорить, спектакль закончится.

Завера наклонилась ближе и прошептала мне на ухо:

— Ты слишком сильно полагаешься на свой арта валар. — Она погладила меня клещами по щеке. — Кто-то приходил сюда и просил о свидании с тобой. Представитель вашего народа. Уж не знаю, почему его впустили, но в такие дипломатические тонкости я не вдаюсь. Так или иначе человек этот, на мой взгляд, довольно интересный, хотя его вкусы в одежде оставляют желать лучшего. Она слегка… аляповатая, я бы сказала.

Аляповатая?

Она говорит о том, красном!

Когда колокол зазвонил вновь, Завера швырнула клещи мне на колени.

— Он просил, чтобы я оставила свои инструменты здесь.

Ужас накрыл меня с головой, точно волны бесконечного черного океана. Проклятие! Моя идиотская самонадеянность! Почему я решил, что могу блефовать с дознавателем? Чертова Фериус со своей придурочной философией аргоси. И Рейчис туда же! Это он всегда трындит, что надо быть отважным в любой ситуации!

Дверь распахнулась. Свет был таким ярким, что я видел лишь очертания трех фигур, на пороге. Две имели военную выправку охранников. Третья была ниже и шире. И громче.

— Хватит! — провозгласила кредара Джануча заль Гассан. — Ты просила позволить тебе переговорить с юношей, и я позволила. Но это слишком далеко зашло, сервади Завера.

Она сделала акцент на слове «сервади»; очевидно, это был не слишком-то высокий ранг. С другой стороны, Джануча, вероятно, не знала о подлинном звании Заверы.

— Творец, мне обещали два часа с арестованным.

— И ты их получишь, — ответила Джануча. — В другой раз. И в каком-нибудь приличном месте. А еще там будут чай, пирог и наблюдатель — в моем лице. Кстати, за чай и пирог платишь ты.

— Этот шпион джен-теп пытался убить вас, кредара Джануча. Ваша ценность для нашей страны…

— Достаточно велика, чтобы, если я пожалуюсь лордам-торговцам, тебя отправили в какое-нибудь очень неприятное место. Ты свободна, сервади Завера.

Ни на миг не потеряв самообладания, Завера коротко поклонилась и сложила свое имущество обратно в ящик. А потом ушла. Но до этого, приостановившись в дверном проеме, сказала мне:

— Твой арта превис недурен. Но его недостаточно.

«Арта превис» — талант аргоси к восприимчивости. Он позволяет увидеть то, что другие видеть не хотят. Так что, думаю, это был комплимент. Вроде как.

— Эй! — крикнул я ей.

— Да?

— Монета все еще у тебя. — Я посмотрел на двух охранников, стоящих у дверей. — И хорошо бы кто-нибудь вернул мне шляпу.

Завера повернулась на каблуках и улыбнулась почти — почти! — дружелюбно. Вынула монету из кармана и швырнула ей в меня. Она приземлилась ко мне на колени, рядом с клещами.

— Слишком много арта валар — это опасно, Келлен Аргос. С нетерпением жду нашей следующей встречи.

— Да? Ну, может, и я ее с нетерпением жду.

«О, предки! Просто заткнись и не перегибай палку! Ты начал вести себя как белкокот».


Глава 22 УБИЙЦА | Механическая птица | Глава 24 КРЕДАРА