home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 38

ПОСЛАННИЦА

Моя младшая сестренка посмотрела на меня с улыбкой.

— Брат! — сказала она и вскочила со стула, чтобы обнять меня. Она словно не понимала, что три секунды назад я едва не превратил ее в пепел.

— Шелла?

Я не видел сестру больше года — с тех пор как я покинул земли джен-теп. Ну, кроме тех случаев, когда она использовала заклятия и ее лицо появлялось передо мной на песке или в чаше с водой. Обычно она делала это исключительно ради того, чтобы выразить мне свое очередное недовольство или укорить — за то, что мои преступления отражались на благополучии нашей семьи.

— Ну конечно это я, глупый. Кто еще мог здесь быть?

«Отличный вопрос», — подумал я, не зная, могу ли я доверять ей. И обнял ее. Магия шелка хорошо обманывает зрение и слух, а вот с другими чувствами она менее эффективна. Девушка с энтузиазмом ответила на объятия. Именно так, как это делала Шелла, когда я ее не бесил. Ее тело было телом Шеллы. Запах ее волос — таких же, как у матери, — напомнил мне о доме. Но если это и впрямь моя младшая сестра, то возникал вопрос…

— Во имя предков, что ты здесь делаешь, Шелла?

Она отпустила меня и сделала шаг назад, приняв до боли знакомую позу — всем своим видом выражая снисходительность и самодовольство.

Ладно, да. Это определенно Шелла.

— А не очевидно? Я — посол джен-теп в Гитабрии.

— Погоди… Что? Тебе же всего тринадцать лет! Как они могли…

— Мне пятнадцать, глупый. Я на два года моложе тебя, и мой день рождения наступил за две недели до твоего.

Ее лицо озарилось улыбкой.

— А это значит, что мы пропустили твой день рождения. Значит, теперь должны отпраздновать его вместе!

Ее неуемный энтузиазм не передался мне. Я молчал. В отличие от остальных людей в комнате.

— Хватит глупостей! — сказал старший из двух магов. Полы серебристо-серых одежд обтянули его живот, когда он вдарил по столу тяжелым кулаком. — Этот негодяй — предатель нашего народа!

Молодой человек — тот самый, в одежде купца, говорил не так экспрессивно, но не менее враждебно.

— Лорд-маг Хет-эмад прав. В этом человеке — Черная Тень. Наш долг джен-теп — уничтожить его.

— Не будь смешным, — сказала Шелла. — Келлен — мой брат.

— Тогда я с радостью разберусь с ним сам, — объявил Хет-эмад, без труда поднимаясь на ноги.

Серый и золотой свет замерцали вокруг его предплечий, когда он призвал магию железа и песка. Но, прежде чем Хет-эмад успел сотворить заклинание, стальная карта воткнулась в стену в дюйме от его лица.

— Думаю, будет лучше, если мы пообщаемся как цивилизованные люди, приятель. — Карта все еще вибрировала, едва не касаясь щеки старшего мага.

— Что ж, возможно, мне не стоило спешить, аргоси. — Он отступил от стены и поднял руки ладонями вверх, демонстрируя, что не будет творить заклятие. — Дальвен, убей-ка их ты.

Не промедлив ни секунды, младший маг призвал вторую форму молнии — не самый убойный ее вариант, но, без сомнения, самый быстрый. Едва лишь последний слог магической формулы сорвался с его губ и возникли белые щупальца энергии, я закрыл собой Фериус. И дело тут не в каком-то героическом порыве, просто она с большей вероятностью сумеет разделать мага до того, как он прихлопнет одного из нас. Кроме того, меня уже столько раз били молниями, что должен был возникнуть какой-то иммунитет, правда же?

Фериус перехватила меня.

— Малыш, ты иногда бываешь очень милым, ты в курсе?

— Ты должна была что-то бросить в него! — ответил я, немного смущенный.

Странное дело, но молния в меня так и не ударила.

Обернувшись, я увидел, что белые щупальца заклятия Дальвена остановились всего в нескольких дюймах от нас. Электрические искры мерцали на каком-то странном невидимом барьере.

— Ну хватит этого вот, — сказала Шелла. Правую руку она держала перед собой, медленно ведя ее вперед, будто выталкивала что-то. Мышцы Дальвена напряглись, вспыхнули медные татуировки огня на его предплечье. Похоже, он был не очень-то рад, что ему сопротивляется девчонка.

— Я не буду слушаться твоих приказов только потому, что твой отец — Верховный маг клана.

— И в мыслях не было, — отозвалась Шелла. Едва заметным движением пальцев она заставила барьер толкнуть молнию назад — туда, откуда она и прилетела. — Есть гораздо более простая причина, почему ты должен мне повиноваться.

Лицо Далвена было мокрым от пота, он сдвинул брови, из последних сил удерживая собственное заклинание, которое теперь грозило убить его самого.

— А я говорил им! Не надо было назначать послом мелкую пигалицу! — прорычал Хет-эмад.

Он положил ладони друг на друга, словно собираясь пожать руку самому себе, и перекрутил их. Замерцала татуировка магии железа. Простое заклинание, которое мы использовали, когда были посвященными. Оно создавало связующее притяжение. Но зачем? Все, чего можно этим добиться — создать связь между двумя заклятиями… О, черт!

— Фериус! — заорал я.

Не было времени объяснить, что собирается сделать Хет-эмад. А он хотел связать щит Шеллы с молнией Дальвена и в процессе убить этой молнией Фериус. Даже если бы я добавил сюда собственное порошковое заклятия, я бы лишь создал взрыв, который прикончит нас всех.

— Ясно, — сказала Фериус.

Хотя она, похоже, гордится тем, что ничего не смыслит в магии, у нее есть какая-то сверхъестественная интуиция и умение угадывать намерения людей. Хет-эмад произнес только половину заклинания, когда вторая стальная карта влетела ему прямо в рот. Маг выплюнул ее вместе со сгустком крови.

— Шортова дула! — выругался он. Ну, думаю, он сказал что-то в этом роде. Трудно изъясняться разборчиво, если ваш язык сильно кровоточит.

— Что я говорила об общении цивилизованных людей? — спросила Фериус.

Хет-эмад яростно жестикулировал, некоторые из его татуировок искрились, но без заметного эффекта.

— Эй, малыш, — сказала Фериус. — Для заклятий ведь важно правильное произношение, да?..

Воздух между Шеллой и Дальвеном искрился, когда она толкала молнию в его сторону.

— Ну давай, милорд, — лениво сказала моя сестра. — Я ведь даже не настоящий боевой маг. Просто наглая пигалица. Вроде бы вы оба только что дали мне это понять, так?

Я не знаю, зачем Шелле нужно постоянно дерзить старшим, но она делает это с того дня, как произнесла свою первую связную фразу. И не похоже, чтобы с годами ситуация улучшалась.

— Конечно, один из вас — двух искусных и могущественных магов — мог бы преподать мне небольшой урок, а?

Глаза Дальвена расширились настолько, что я видел отражавшуюся в них молнию.

— Хватит! — сказал он, развеивая свое заклинание. — Я сдаюсь.

Шелла выглядела разочарованной.

— О… Ладно. — Она обернулась ко мне. — Теперь, братец, давай поговорим о твоем дне рождения. — Она потеребила нижнюю губу и нахмурилась. — Гитабрия — такая маленькая страна. Боюсь, мы не сможем отпраздновать с должным размахом. Но все же…

Она окинула взглядом двух магов позади нее.

— Сделаем что можем, с доступными нам ресурсами.

И как прикажете реагировать на это безумие? Шелла всегда на меня так влияла. Она была как водоворот, который утягивает вас дальше и дальше, пока не затащит в свою воронку.

На минуту показалось, что нам удалось решить дело без кровопролития (ну, если не считать язык Хет-эмада), но потом Фериус сказала:

— Малыш, ты слишком пристально смотришь на деревья. Не прогляди за ними лес.

Я думал, она имеет в виду Дальвена или Хет-эмада, но ни тот ни другой даже не шевелились. Затем я оглянулся на Шеллу и заметил кое-что странное. Все это время она держала левую руку прижатой к телу, а рукав ее платья закрывал ее запястье.

«Предки! Пожалуйста, только не это!»

— Шелла, — сказал я таким холодным голосом, что сам себе удивился, — подними руку.

Она проследила за моим взглядом.

— Не будь таким, Келлен. Мы поговорим завтра, когда ты…

— Подними руку, сестра. Сейчас же.

Она подняла обе руки. На самом деле вскинула их, точно сдаваясь. Рукав платья сполз, обнажая запястье.

— Брат, есть вещи, которых ты не знаешь. И которые тебе нужно понять до того, как…

Иногда мне кажется, что я — это два разных человека.

Один из них — мальчик-плакса, джен-теп, отчаявшийся получить то, чего он так страстно желал в детстве, — быть в безопасности, владеть магией своего народа, жить со своей семьей… А другой Келлен? Он преступник. Изгнанник. За свои семнадцать лет он перенес столько, что иным хватило бы на целую жизнь. И он до смерти устал от джен-теп, использующих магию, чтобы совершать низости.

Именно этот второй Келлен — изгнанник — увидел ониксовый браслет на руке своей сестры и потянулся за порошками, намереваясь уничтожить ее.


Глава 37 СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ НАТИСК | Механическая птица | Глава 39 СОПЕРНИЧЕСТВО