home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ЭПИЛОГ

- Сёрвик, вы словно не можете надышаться перед смертью. Я же вижу, что у вас все давно готово. Идите отвечать.

Невысокий худенький паренек вздохнул и с обреченным видом потопал ко мне.

- В-вот тест, - чуть заикаясь, сказал он и протянул мне лист бумаги.

Я быстро пробежалась глазами по ответам, подчеркнула в середине единственную ошибку.

- Что ж, неплохо, - ободряюще улыбнулась ему. – А зелье?

Студент посмотрел на меня жалобным взглядом и поставил на стол флакон со светло-сиреневой жидкостью. Я внимательно всмотрелась магическим зрением в ее структуру, потом откупорила склянку, понюхала.

- Оно не фиолетовое, - грустно сказал парень.

- Фиолетовое, - возразила я. – Просто вы не домешали раствор на первой стадии приготовления, поэтому цвет получился такой бледный. Только и всего. В остальном все правильно.

- Правда?!

- Конечно. В тесте у вас одна ошибка, поэтому я задам дополнительный вопрос. Расскажите, пожалуйста, правило Хоота.

Он оттарабанил мне его на зубок. Вообще, Сервик, конечно, молодец. Жаль только, невнимательный и нетерпеливый. Чуть больше старания и была бы у него пятерка, а так…

- Четыре балла, Сервик. Вас устроит?

- Спасибо, - просиял третьекурсник. – Госпожа Дорн, спасибо!

Получив зачетку с моим автографом, он радостно умчался из кабинета, а я осталась собирать свои вещи. Когда складывала в стопку ведомости, услышала писк портативного магбука.

«Как там твои экзамены?»

«Только что закончился последний»

«Ура! Знаешь, я окончанию сессии радуюсь больше, чем твои студенты. Когда приедешь домой?»

«Ближе к вечеру, раньше никак. Мне еще нужно заскочить на работу»

«На какую из них?»

«На ту, где я официально нахожусь в штате»

«Понятно. Увидишь Фила, передавай привет. Дома тебя, кстати, ждет сюрприз»

«Какой сюрприз?»

«Не скажу»

«Эрик!»

«Лея, какой же это будет сюрприз, если я все разболтаю? Могу только намекнуть – его для тебя приготовили мальчики»

«В прошлый раз, когда мальчики приготовили мне сюрприз, оказалось, что они полили твоим полуготовым составом мою лилию. Мы с тобой тогда почти час ловили ее по всему дому»

«Да, я помню. Интересная реакция получилась. Честно, я в первый раз видел, чтобы растение отращивало себе крылья. Только ты волнуешься напрасно. На этот раз они ничего такого не наколдовали. Вроде бы»

«Эрик, так что это за сюрприз?»

«Я намекну еще раз – он очень милый и теплый. Жаль только ковер из прихожей придется выбросить»

«Эрик!»

«Все, моя фея, я отключаюсь – в лаборатории пищит таймер. Ждем тебя»

Домой я прискакала, бросив все дела. Только на пару минут заехала в ИОМ – проверить перешли ли мои зелья на новую стадию вызревания. А потом отменила все встречи и галопом помчалась к своему безбашенному семейству.

Первое, что бросилось в глаза, едва я переступила порог нашего дома – отсутствие в прихожей ковра. Получается, уже выбросили?.. Потом из гостиной раздался громкий взрыв хохота и какое-то странное повизгивание.

- О, мама пришла! – воскликнул Анжей, наш младший, когда я решительной походкой вошла в комнату. – Знакомься, мам, это Лео. Он теперь будет жить с нами.

- Папа уже разрешил, - поспешно добавил Грег – его старший брат.

Я проследила за взглядами сыновей и обалдела. На полу, рядом с диваном сидело НЕЧТО. Оно было бело-серого цвета, с длинной пушистой шерстью, черным носом и большими зелеными глазами. Увидев меня, нечто поднялось на четыре мохнатые лапы и направилось в мою сторону. При этом в холке оно стало мне примерно до пояса. Шел чудо-зверь как-то странно, спотыкаясь и чуть прихрамывая. Мелькнула мысль, что дети нашли больное животное и из жалости притащили его в дом, но потом я поняла, что оно просто путается в собственных лапах. Боги, да это же детеныш!..

Хм. Если быть точной, щенок ОЧЕНЬ большой собаки.

Лео подошел ко мне вплотную, деловито обнюхал мои ноги, а потом вдруг взвизгнул и ткнулся лобастой головой мне в живот.

- Он хочет, чтобы ты его погладила, мам, - подсказал Грег. – Ты ему понравилась.

- Мы ведь можем оставить его себе, правда? – сделав жалобные глаза, уточнил Анжей.

- Папа, значит, разрешил? - кашлянув, чтобы прочистить горло, спросила я.

Мальчики закивали. Лео ткнулся мне в живот еще раз. Я осторожно провела рукой по его по голове. Действительно теплый. И мягкий, как игрушка. А уж какой же лохматый!.. Во время линьки, наверное, весь дом засыплет шерстью. Хорошо, что мы чародеи…

- Как тебе сюрприз? – мою талию сзади обхватили сильные мужские руки.

- Он же будет выше меня, когда вырастит, - ошеломленно ответила, повернувшись к мужу.

- Нет, - возразил он. – Взрослым он будет тебе до груди. Ну, самое большое, до плеч. Ты все равно останешься выше, чем он.

Утешил, ага. Впрочем, я ведь сама уже думала завести для детей домашнего питомца.

- Где вы нашли это чудовище? – спросила я у сыновей.

Они наперебой начали рассказывать про собачий приют, в который зашли сегодня вместе с приятелями. Собственно, там они и увидели этого замечательного пса.

- Мы не могли его там оставить! Его там держали впроголодь!

- У него были такие грустные глазки!

- Мамочка, не прогоняй Лео! Он добрый и хороший!

- Ну пожааалуйста!..

- Лео - щенок хорэйской сторожевой, - прошептал мне на ухо Эрик. – Эти собаки остаются преданны своим хозяевам до самой смерти. Лучшего охранника и компаньона и представить нельзя.

- Здорово. Только собаки нам не хватало.

- Именно так, моя фея. Для полного счастья нам нужна именно такая большая и умная собака.

- Выгуливать его будете сами, - строго предупредила я сыновей, продолжая гладить и почесывать щенка.

Мальчишки с радостным воплем бросились ко мне обниматься.

***

Тем же вечером я с умилением наблюдала, как огромный мохнатый зверь, виляя хвостом, облизал носы моих спящих детей, а потом улегся в проходе между их кроватями и тоже уснул. Я же осторожно закрыла дверь детской и пошла в гостиную.

Эрик уже ждал меня там с двумя бокалами вина. Я на мгновенье остановилась на пороге – полюбоваться игрой света от горящего камина, которая бросала на лицо моего чародея причудливые тени.

Мы с Эриком поженились через восемь лет после того памятного разговора в главном кирийском парке. Сначала год общались в сети, встречаясь всего три-четыре раза в месяц. В целях профилактики Эрик дважды ездил в Долину озер, поэтому мы и виделись редко.

После того, как все его лечебные процедуры подошли к концу, наши свидания участились, а спустя еще полгода мы снова начали жить вместе.  

К этому времени я уже вернула себе и свое имя, и свою привычную внешность. А еще устроилась на работу в одну из лабораторий ИОМ и прочно обосновалась в Синерии. Дважды в неделю через персональный телепорт общества магов я посещала колледж Магических искусств – уже на правах преподавателя.

Скрывать наши с Эриком отношения на тот момент не было ни смысла, ни возможности. Каждый вечер Дорн забирал меня с работы, мы часто появлялись вместе на улицах, ходили и кино и театры, гуляли в парках и скверах. На вечеринки к друзьям и коллегам тоже являлись вместе.

На одном из таких сборищ мы как-то раз повстречали Ивена Цореса. Увидев меня, господин ректор удивленно вскинул брови, а потом до самого конца вечера я чувствовала на себе его взгляд.

Эрик на интерес «племянника» тогда отреагировал спокойно. Зато на следующий день, когда курьер привез мне от господина Цореса большой букет цветов, чуть напряженно предложил переехать в его дом на ПМЖ. Я согласилась, ведь на тот момент уже окончательно убедилась, что бояться Дорна мне не нужно.

В Синерии я очень наглядно поняла, что значит состоять в отношениях со знаменитым мужчиной. Когда в СМИ появились публикации о том, что имя загадочной возлюбленной великого мага, наконец, рассекречено, на мою электронную почту стали приходить письма с рекомендациями убраться в свою родную провинцию, дабы освободить место возле легендарного чародея более достойным девушкам.

Эрику я про эти послания поначалу не рассказывала, да и сама не особенно на них реагировала – в мире огромное количество людей с нестабильной психикой, и если обращать внимание на каждого из них, самой до сумасшествия будет не далеко.

Тем более, очень скоро письма прекратились. Стоило обездвижить на улице одну из эриковых фанаток (а, может быть, бывших пассий - кем была эта дама я так и не узнала), которая попыталась швырнуть в меня какую-то дрянь, как больше на мой электронный адрес не пришло ни одной анонимки. Более того,  в газетах как-то вдруг перестали обсуждать наш с Дорном роман и делать ставки на то, сколько месяцев он продлится.

Сам чародей вечером после нападения обеспокоенно спросил, почему я раньше не рассказала о его ненормальных поклонниках, и пообещал, что во всем и со всеми разберется. Вот, собственно, и разобрался.

С тех пор, как мы возобновили свои отношения, Эрик года два общался со мной очень осторожно и в спорах лишний раз старался не возражать. Он безропотно сносил мои частные задержки на работе, вернее, на работах, так как помимо ИОМ и КМИ я то и дело ввязывалась в разные исследовательские проекты, которые казались мне интересными. Готовил мне ужины и ванну, чтобы я смогла расслабиться после активного долгого дня. И это при том, что сам он работал никак не меньше меня.

Эрик разрешил изменить интерьер своего синерийского дома, а еще выделил мне место в своей лаборатории, дабы я имела возможность заниматься собственными зельями и эликсирами.

Потом, правда, поверил, что я никуда от него уходить не планирую, и стал вести себя свободнее.

Сама же я всеми силами старалась и стараюсь до сих пор следить за тем, чтобы покой и комфорт царили не только в доме моего чародея, но и в его сердце. Потому что это совсем не сложно – говорить своему мужчине, что он самый лучший и замечательный, слушать его идеи и нежно целовать, когда он чем-то расстроен.

На самом деле, то, что мы поженились через восемь лет после разлуки, было не таким уж большим сроком. Я бы замечательно прожила с ним без официального оформления брака еще столько же, если бы не одна веская причина, которая появилась на свет через неделю после нашей свадьбы.

О своей беременности я узнала в самый разгар работы над одним серьезным проектом. И это известие стало для меня настоящим шоком. Я буквально не понимала, как и жить и что делать дальше. Позже я была очень благодарна Эрику, что он не воспользовался ситуацией и не потащил меня в тот же день регистрировать наши отношения. Предложение он мне, конечно, сделал, но сначала успокоил, привел в адекватное состояние и очень ласково пообещал, что тоже будет принимать участие в воспитании малыша, и мне не придется все свои силы тратить на домашнее хозяйство. Я тогда попросила его еще немного подождать со свадьбой и дать возможность закончить  работу – самочувствие даже на первых неделях беременности у меня было вполне сносное, поэтому свое исследование я планировала завершить еще до того, как живот полезет мне на нос.

Однако воплощение проекта чуть затянулось, и проводить свадебный обряд пришлось, когда я уже не влезала ни в одно платье. Я бы с большим удовольствием вышла замуж после родов, но тут вмешалась моя тетушка.

Узнав, что скоро станет бабушкой, она тут же приехала из Ириса в Синерию, дабы поздравить нас с Эриком лично. А увидев по приезду, что радостное событие произойдет не через несколько месяцев, как она полагала, а, судя по размеру моего живота, через несколько дней, тетя Марта устроила жуткий скандал. Больше всего мою старушку возмутило даже не то, что племянница заработалась и сообщила о своем интересном положении так поздно, а то, что внук рискует появиться на свет незаконнорожденным. Поэтому Дорн, который тихо кивал в ответ на ее крики и жесты, в тот же день отправился в храм договариваться об обряде бракосочетания, а еще через день мы стали мужем и женой.

На протяжении всей моей беременности Эрик с каким-то невероятным пиететом относился к моему растущему животу. Отекшая, с фигурой тонконогого бегемота я приводила его в неистовый восторг. Вообще, это понятно – человек впервые готовился стать отцом, причем, аж на сто седьмом году жизни. Поэтому, когда наш первенец, наконец, родился, великий маг устроил перед окнами больницы, в которой я рожала, настоящее шоу с магическими иллюзиями, а еще банкет для медперсонала и всех пациентов.

С сыном у него, кстати, отношения сложились с самой первой встречи. Маленький зеленоглазый человечек на руках у папы успокаивался почему-то гораздо быстрее, чем у меня. А уж как ловко папа мыл ему голову, стриг ногти и менял подгузники!..

В целом, благодаря помощи мужа, находиться в декретном отпуске мне понравилось. Магию и зелья с рождением сына я не бросила, но заниматься ими могла всего один-два раза в неделю и исключительно по ночам.

Через четыре года под окнами родильной больницы снова было шоу, а в столовой банкет. Появление в нашей семье еще одного малыша на этот раз было моей собственной инициативой – уж очень хотелось разбавить сложившуюся в доме дружную мужскую компанию девочкой. Девочки не получилось, и мужская компания пополнилась еще одним мальчишкой.

… Я стояла в дверях гостиной, смотрела на своего мужа, сидящего на полу у камина, и думала о том, что непростое, но очень важное решение, которое я приняла той далекой весной в Кирии, все-таки оказалось правильным.

Нет, наша жизнь не была совсем уж безоблачной. Через год после рождения Грега Эрик на месяц уехал в Долину озер. Нервы снова дали сбой, и ему опять пришлось лечиться. Врачи объяснили – сказалось нервное напряжение, которое не покидало его с того момента, как он узнал о том, что станет отцом.

Правда, в этот раз обошлось без магии, истерик и кандалов. Просто в один прекрасный вечер я нашла своего мужа, сидящим на полу его домашней лаборатории с бледным лицом. Он раскачивался из стороны в сторону и отрывисто дышал. Я тогда очень испугалась, побежала в кухню за лекарством. Он его принял, пришел в себя, а на следующий день отправился в Фарию.

Через сеть информпорталов мы тогда общались по десять раз на дню. Эрик жаловался, что в клинике слишком тихо - он-то уже привык к постоянному шуму и детскому смеху…

С тем, что у моего мужа есть проблемы со здоровьем и ему время от времени нужно лечиться и принимать особые препараты, я свыклась давно. Более того, эти самые препараты уже несколько лет подряд готовлю ему собственноручно. Эрик пьет лекарства без каких-либо возражений и от них, вроде бы, даже есть толк – месяц назад Грегу исполнилось одиннадцать лет, и за это время у его отца срывов больше не было.

- Лея.

Я переступила порог и оказалась в крепких объятиях мужа. По привычке спрятала лицо у него на груди и, слушая, биение его сердца, подумала, что я жаловаться в этой жизни мне все-таки  не на что. У меня есть любящий мужчина, прекрасные непоседливые дети, дело, которое приносит моральное удовлетворение. У меня даже собака есть. Уже.

Я хихикнула.

- Чему ты смеешься? – тихо спросил Эрик.

- Я радуюсь, что у нас с тобой все получилось, - честно ответила ему.

Он улыбнулся и нежно поцеловал мою руку.

КОНЕЦ



ГЛАВА 18 | Госпожа чародейка |