home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 5

Дорф, Кетль

Три года назад

Мастер открыл дверь спустя минуту. Увидев на пороге меня, он застыл на месте, а на его лице появилось выражение такого глубокого удивления, что меня переполнило чувство триумфа.

Я обыграла великого чародея! Я, вчерашняя студентка, провинциалка, сделала то, что не удавалось еще ни одному волшебнику!

Триумф мой, правда, длился недолго, всего пару мгновений. Столько понадобилось Эрику Дорну, чтобы прийти в себя. Лицо волшебника окаменело, а взгляд стал ледяным и колючим. Гм. Мое появление явно его не обрадовало.

- Добрый вечер, господин Дорн! – затараторила, не давая ему времени, чтобы сказать хоть слово. Потому что, судя по его лицу, вряд ли бы я услышала что-то приличное. – Я – Лорелея Ридли. Пришла вручить прошение о стажировке. Лично в руки, как вы и говорили. Вот, возьмите, - и сунула лист ему прямо под нос.

Дорн посмотрел на бумагу с такой брезгливостью, будто я протянула ему здоровенного фарийского таракана.

- Я узнал вас, Лорелея, - сухо сказал мастер, забирая у меня прошение. – У вас весьма запоминающаяся внешность.

Это да. Тем более, иллюзию невзрачной мыши я сняла с себя еще когда вылезла из окна приемного дома.

Мастер открыл дверь шире, чуть посторонился.

- Заходите. Обсудим вашу стажировку.

Бабочки у меня в животе радостно захлопали крыльями. Что ж, по крайней мере, сразу он меня не выгнал.

Едва я переступила порог, дверь за моей спиной захлопнулась с неожиданно противным металлическим лязгом. Словно отрезая путь к отступлению. Впрочем, в тот момент я не придала этому значения.

Пока господин Дорн, явно очень раздраженный моим появлением, вел меня в гостиную, я во всю вертела головой по сторонам, стараясь рассмотреть все, что встречалось на нашем пути. Честно говоря, никогда раньше не задумывалась о том, как может выглядеть изнутри жилище великого чародея. Конечно, я не ожидала увидеть здесь чучела летучих мышей, развешанных по стенам, и банки с заспиртованными змеями прямо в прихожей, да их, собственно, и не было.

Зато было много воздуха и света. Дом Эрика Дорна внутри оказался очень просторным – широкий холл с двумя расходящимися от него коридорами, и лестницей, ведущей на второй этаж, длинные окна с плотными шторами, классическая мебель – вроде простая, но при этом элегантная и явно дорогая. На стенах висели бра с волшебными огоньками, узкие картины с какой-то абстракцией. И повсюду идеальная чистота, явно магического происхождения, потому как содержать в порядке такие просторы способен лишь большой штат слуг.

Из холла мы свернули в левый коридор, а из него попали в гостиную с большим камином, диваном, тремя удобными креслами, высокими напольными вазами и мягким ковром. Все строго, красиво и ничего лишнего.

- Присаживайтесь, Лорелея, - все так же сухо и холодно сказал господин Дорн, кивая на одно из кресел. – Подождете меня здесь, я пока распоряжусь насчет ужина.

Ну да, ужин. Есть не хотелось – сказывалось нервное напряжение, не отпускавшее меня со вчерашнего вечера. Впрочем, я была уверена, стоит мне оказаться за столом, как в один присест съем все, что мне дадут – завтрак и обед я ведь пропустила…

Пока ждала мастера, снова принялась внимательно рассматривать окружающую обстановку. И пришла к выводу, что хозяин, по всей видимости, посещает эту комнату редко. Она, конечно, элегантная, но какая-то стерильная и совершенно нежилая. Уверена, в этом большом доме таких комнат много. Наверное, господин чародей пользуется хорошо если третью помещений этого особняка.

Если весь дом выполнен в том стиле, что и коридоры, и гостиная, то здесь удобно и приятно жить. В интерьере много дерева, а днем тут, скорее всего, очень светло из-за больших окон. Если б сюда добавить каких-нибудь милых мелочей, был бы не дом, а уютная сказка.

Мои размышления прервал вошедший в гостиную мастер.

- Идемте, Лорелея, - сказал он. – Я приглашаю вас поужинать вместе со мной. За столом обсудим нашу с вами ситуацию.

Слово «ситуация» неприятно резануло слух. По пути в столовую меня снова начало охватывать волнение. Ясное дело, Дорн не ожидал, что кто-то из студентов отважится на штурм его берлоги. И уж точно не думал, что кому-то этот самый штурм удастся. Неужели он заявит сейчас, что его слова на экзамене по зельям были шуткой, и мне предстоит вернуться домой?

Столовая явно относилась к той же категории нелюбимых комнат, как и гостиная. С длинным столом, персон на двадцать, без цветов, картин и вообще каких-либо украшений. Слишком чистая и безликая. Наверное, ее хозяин привык трапезничать в другом месте.

 Ужинали молча. Я вяло ковыряла овощной салат, а к запеченной куриной грудке не притронулась вообще. Господин Дорн ел быстро и сосредоточенно. Я осторожно, из-под опущенных ресниц наблюдала за ним. Кто бы мог подумать, что этот мужчина в мягких домашних брюках, легких туфлях  и футболке с коротким рукавом – величайший чародей этого столетия? И кто бы мог подумать, что я буду сидеть с ним за одним столом, да еще в его же доме! Что ж, если он меня все-таки прогонит, будет, хотя бы, что рассказать внукам. После этой мысли волнение, наконец, отступило.

- Что будете пить, Лорелея? – спросил господин Дорн, аккуратно вытирая губы салфеткой.

- Чай, если можно, - ответила я.

- Можно, - кивнул мастер.

Тарелки, из которых мы только что ели, исчезли, а на их месте появилась чашки с ароматным чаем и тарелочка с пирожными.

О, служба магической доставки! Ни разу не видела ее в действии – уж очень дорогое это удовольствие, магическая почта дешевле в разы. Еда, чай и сладости, видимо, готовились в каком-нибудь ресторане. И судя по их вкусу, явно не в бистро.

- Теперь поговорим, - сказал господин Дорн, сделав глоток чая. – Прежде всего, я хочу узнать, каким образом вы смогли преодолеть мой силовой щит.

- Притворилась местной жительницей, - ответила я, тоже отхлебывая ароматный напиток.

- Поясните, - попросил маг после небольшой паузы.

Я пояснила. Подробно рассказала о своих рассуждениях и гипотезе, о покупке развалюхи господина Букка и полуторамесячной жизни в Дорфе. Судя по заинтересованно заблестевшим глазам волшебника, я смогла удивить его еще раз.

- Невероятно, - сказал господин Дорн. – Вы не представляете, Лорелея, сколько раз посторонние люди пытались проникнуть в этот дом - взламывали щит, перенастраивали на себя мой портал. Но никто из них ни разу не пробовал пробиться ко мне без магии. А это, оказывается, так легко! Надо найти время и перенастроить привязку, сделать ее не на землю, а на что-нибудь другое. Дабы в мою дверь больше не ломились незваные гости, - мастер серьезно посмотрел на меня. – Я возьму вас на стажировку, Лорелея, брать свои слова обратно не в моих правилах.

Я от радости едва не подпрыгнула на месте.

- Признаюсь честно, восторга по этому поводу я не испытываю, - продолжил чародей. – Наоборот. Ваше появление здесь, госпожа Ридли, очень некстати – я работаю над заказом от министерства обороны, плюс у меня идет важная фаза нового исследования, и совершенно нет времени отвлекаться на посторонние вещи. А на посторонних людей тем более. Но раз уж вы оказались достаточно умной, чтобы суметь пройти через щит, значит, у вас хватит мозгов не отвлекать меня от дел по пустякам. Поэтому поступим следующим образом – до завтра я обдумаю, как построить нашу работу и куда лучше вас поселить. Сегодня переночуете в одной из гостевых спален, а утром за завтраком обсудим подробности вашей стажировки. Согласны?

- Согласна, - сказала я, чувствуя себя самым счастливым человеком на свете.

***

Спала я, как убитая. Вырубилась, не просто упав на подушку, а, наверное, еще в полете на нее. Зато утром подскочила, как ужаленная, хотя до завтрака оставалось около двух часов – господин Дорн любезно предупредил, что будет ждать меня в столовой в 9.00.

В спальне, в которой я ночевала, обнаружилась душевая кабина. Ею я с удовольствием воспользовалась.

Одеваясь во вчерашние джинсы и футболку, пожалела, что не взяла с собой какую-нибудь другую блузку или даже платье. Рядом с Эриком Дорном, который был безупречен даже в домашней одежде, тоже хотелось выглядеть аккуратно.

Когда спустилась в столовую, мастер ждал меня за столом. Вместе с ним меня ждали омлет, легкий салатик и чашка чая.

- Доброе утро, - поприветствовала я чародея.

Дорн кивнул. Ели снова молча и быстро. Когда настала очередь чаепития, маг заговорил.

- Я обдумал план вашей стажировки, Лорелея, - сказал он. – Выслушайте меня внимательно и постарайтесь все запомнить, потому что я согласен работать с вами только на этих условиях.

Кивнула и сделала самое внимательное выражение лица, на какое была способна.

- Значит так, - начал мастер. – Хочу, чтобы вы уяснили – я привык к определенному укладу жизни и не собираюсь его менять. Если вы, Лорелея, хотите, чтобы наше общение проходило гладко и без конфликтов, а через два года я написал вам хорошую характеристику и дал нужные рекомендации, вы должны как можно реже попадаться мне на глаза. По понедельникам и четвергам мы будем с вами встречаться в библиотеке или тренажерном зале – там в течение двух-трех часов я стану проверять ваши знания – которые вы получили в университете и обучать тому, чего вы не знаете, да и что скромничать, не узнаете ни от кого, кроме меня. Это по поводу ваших слов о передаче опыта – помните, как упрекнули меня на экзамене в вашем вузе, что я сижу в скорлупе и не хочу работать с молодежью?

Я покраснела. Я-то сказала это в сердцах, а он, гляди-ка, запомнил.

- Раз уж вы теперь мой стажер, - продолжил господин Дорн, - значит, будете выполнять мои задания и помогать в делах. Пятничный прием местных жителей возьмете на себя. Проблемы этих людей оригинальностью не отличаются, поэтому вы в них легко разберетесь. У вас ведь алмазный диплом, да? Ну так тем более. Сразу предупреждаю, меня по поводу пастухов не дергать, отныне их жалобы – исключительно ваша забота. Сама будете варить для них улучшенные зелья от простуды и бальзамы от паразитов для их скота. У вас будет своя маленькая лаборатория, я вам ее покажу чуть позже. Моя библиотека и кладовая с травами тоже теперь в вашем распоряжении. Надеюсь, вы будете вести себя и с книгами, и с ингредиентами для снадобей очень аккуратно. Работу с деревенскими жителями нужно отражать в специальных журналах. Я расскажу, как их вести и буду каждый месяц проверять, что вы там пишите. Далее. Жить останетесь здесь, в левом крыле этого дома. У вас будет не только спальня и лаборатория, но и своя ванная, гостиная, кухня и даже свой кусочек сада. На мою половину дома заходить я вам не рекомендую, разве что случится что-то совершенно экстраординарное. Питаться будете за мой счет. У меня здесь магдоставка из трех неплохих ресторанов, можете заказывать себе любое блюдо из их меню. За стажировку, к слову, я платить вам не стану, потому что вы здесь будете жить практически на моем полном обеспечении. Что еще?.. Раз в несколько месяцев я через свой портал выбираюсь в какой-нибудь город, если будет желание, можете выходить туда вместе со мной. Еще можете здесь свободно пользоваться магической почтой и паутиной информационных порталов. Магбук у вас имеется?

- Имеется.

- Хорошо. И еще. Вам запрещено водить сюда гостей. И рассказывать до окончания срока стажировки о том, как получилось пробраться в мой дом. В противном случае, мы с вами распрощаемся. Впрочем, если вы сама захотите прервать практику, я возражать не буду. Договорились?

- Договорились, - кивнула я.

***

В помещениях, которые мне выделил господин Дорн, явно когда-то жили слуги - на первом этаже левого крыла его дома оказалось несколько пустых запертых комнат. Ключи от них мастер вручил мне сразу же после завтрака. И провел небольшую быструю экскурсию по дому, дабы я не забрела, куда не следует в поисках библиотеки, кладовки с травами и реактивами или тренажерного зала. А уж после этого отвел туда, где мне предстояло жить ближайшие два года.

- Выбирайте комнаты, которые понравятся, - предложил чародей. – Где-то среди них есть кладовая с мебелью, посудой и прочей ерундой. У вас в распоряжении заклинания чистоты и левитации и два выходных дня, чтобы полностью обустроиться. Я сделал вам допуск для свободного прохождения через защитный купол. Сходите в деревню, заберете свои вещи. В понедельник в 9.30 буду ждать вас тренажерном зале. Все возникшие вопросы выслушаю там же. Напоминаю, Лорелея, раньше понедельника беспокоить меня не нужно.

- Хорошо, мастер.

Господин Дорн удалился, а я отправилась обустраивать свой быт.

Свободные комнаты находились в самом конце левого крыла. Много лет назад кто-то наложил на них заклинание стазиса, поэтому стены и пол находились в прекрасном состоянии – ни желтизны на вполне приличных обоях, ни провалившихся половиц на симпатичном, хотя и скрипучем паркете. Впрочем, судя по тоннам пыли на все том же полу, на окнах и светильниках, стазис, видимо, был наложен единожды и ни разу не обновлялся.

Я пробежалась по комнатам и быстро определила, где буду спать, и где есть. Кухня, к слову сказать, привела меня в настоящий восторг. Она была достаточно просторная, и имела выход на небольшую веранду, с которой можно было спуститься в сад. Вернее, в мою часть сада, так как здесь не было ни клумб, ни ухоженных деревьев, зато обнаружился плотный ковер из каких-то сорняков и жуткие запущенные кусты, которые отделяли этот кусок сада от остального - красивого и опрятного. Мой «надел» упирался в каменную ограду с небольшой калиткой, за которой чуть слышно гудел защитный купол.

Нда. Работы в саду много, выходных на это явно не хватит, так что лучше оставить его на потом. С этими мыслями я вернулась в дом и отправилась на поиски кладовой.

Нашла ее в самом дальнем закоулке, за старой невзрачной дверью. А когда вошла, оторопела.

Это была не кладовая, а настоящий склад рухляди. Мебель, небрежно прикрытая посеревшей от времени тканью, стояла вперемешку с садовым инвентарем, кухонной посудой, тюками с какими-то тряпками и кипами старых книг. Складывалось впечатление, что кто-то собрал из комнат абсолютно все старые вещи и, не потрудившись что-либо выбросить, просто сгрудил их в одном месте.

Первые минуты я попросту не могла сообразить, что мне со всем этим делать. А когда сообразила, долго думала – как. Потому что килограммы пыли, которые наверняка поднимутся в воздух, едва я попытаюсь что-то поднять, угрожали забить мои легкие, как перья подушку.

В общем, обустраивалась долго и очень осторожно. А заклинание чистоты читала над каждым предметом своего будущего интерьера.

Примерно к полуночи я стала счастливой (очень счастливой!) обладательницей вполне комфортной спальни с широкой деревянной кроватью, добротным шкафом, чуть потертым ковром и даже небольшим туалетным столиком. В тюках с тряпками обнаружились сносные тюлевые шторы, очень похожие на те, что висели в доме тетушки Марты, так что для окон в моей новой спальне они вполне сгодились. А еще там было постельное белье – старенькое, конечно, но на первое время, пока не перевезу сюда свое, сойдет.

В воскресенье, укрывшись пологом невидимости, я сходила в Дорф за своими вещами, а потом до поздней ночи обживала кухню. В залежах ненужного хлама нашла потрясающий резной обеденный стол и три стула, явно одного с ним стиля. Затем еще полдня играла в игру «собери шкафы кухонного гарнитура, которые разбросаны по всей кладовой, прочихайся от пыли и хорошенько подумай, так ли эта треклятая кухня тебе нужна». В принципе, имея в наличии магдоставку из ресторанов, я могла бы ограничиться подобием столовой, но меня никак не покидала мысль, что ни один ресторан не приготовит лапшу, овощное рагу,  сладкие булочки и прочие мои любимые вкусности так, как готовлю их я – по фирменным рецептам моей мамы. Поэтому гарнитур был собран и вычищен, а среди рухляди (о чудо!) были найдены жутко древний холодильник и электрическая варочная поверхность.

С чем мне действительно повезло, так это с ванной. Вернее, с душевой – в небольшой, обитой голубым пластиком комнатке не было никакой ванны, зато имелись унитаз и душевая кабина. После общажных удобств и импровизированного санузла во дворе моего домика в Дорфе – просто невиданная роскошь.

Словом, спать в воскресенье я легла хоть и далеко за полночь и очень уставшая, но вполне довольная – и собой, и жизнью.

***

А утром едва не опоздала на занятие к господину Дорну. Звонил мой будильник или нет, навсегда останется тайной, потому что глаза я продрала не в 8.00, как планировалось в воскресенье, а за пятнадцать минут до тренировки. Впрыгнула в спортивный костюм, с бешеной скоростью почистила зубы, побрызгала в лицо холодной водой, два раза мазанула по волосам расческой, и резвой лошадкой поскакала в спортивный зал. Позавтракать не успела и, как оказалось, правильно сделала.

С мастером мы встретились возле открытых дверей тренажерного зала – просторного помещения, которое когда-то явно задумывалось как комната для танцев, но теперь было переоборудовано для занятий спортом. По периметру там стояли тренажеры и какие-то спортивные снаряды странного вида. 

- Хочу проверить вашу физическую подготовку, Лорелея, - пояснил мне мастер.

Было бы что проверять. Нет, не то чтобы я хилая размазня, по физической подготовке в универе у меня была пятерка, но ведь и преподавали нам ее не очень-то серьезно. Зачем зельеварам бегать и скакать? Это удел боевых магов, а у нас в лаборатории работа больше сидячая…

Собственно, это я и сообщила господину Дорну. После того, как обвела взглядом орудия пыток, которые почему-то оказались в его тренажерном зале.

- Когда мне было столько же лет, сколько вам, Лорелея, магов готовили, как универсалов, - снисходительно сказал мастер. – Мы не знали, куда нас может забросить жизнь и как долго эта самая жизнь продлится. Поэтому должны были уметь все. Если вы думаете, что профессия зельевара состоит только в том, чтобы сидеть в лаборатории и что-то там варить, то сильно ошибаетесь. Вам еще доведется полазать по горам и долам в поисках какой-нибудь особенной травки или двадцать часов без перерыва простоять над пробиркой с дозревающим зельем, удерживая над ней сферу с нужным микроклиматом. К тому же, никогда нет уверенности, что вы всю жизнь проведете именно с колбами и пробирками, а не с оружием от нежити или бинтами и целебными отварами. Физическую силу и выносливость должен поддерживать в себе каждый человек, вне зависимости от пола. А уж волшебник тем более. А теперь к снарядам!

Следующие два часа стали самыми ужасными за все двадцать два года моей жизни. Сначала меня заставили бегать, прыгать через препятствие, отжиматься от пола и на турнике, лазать по канату, выполнять гимнастические упражнения на кольцах. Потом поместили в какой-то металлический решетчатый шар и пустили в нем колесом по залу, очевидно проверяя возможности моего вестибулярного аппарата. А в довершение, едва я на четвереньках выбралась из этого шара, неожиданно запустили энергетическим пульсаром. Защиту от внезапного нападения выставила на автомате – с реакцией у меня всегда все было нормально.

От удара о мой щит пульсар мастера распался на тысячу искорок и погас. Дорн хмыкнул и бросил в меня еще два таких же шара. Это для моего не привыкшего к таким усиленным тренировкам, а потому уставшего, организма было слишком. Щит лопнул, а я, как была на четвереньках, со всей возможной на тот момент скоростью откатилась в сторону, больно ударилась об пол коленкой, и потому на ноги вскочила с некоторой задержкой. Однако, стоило мне принять вертикальное положение, как правую ногу обожгло огнем – если от одного пульсара я ушла, то второй меня все-таки задел. Я взвизгнула от боли, снова отпрыгнула в сторону и, запнувшись о непонятно откуда взявшуюся гирю, грохнулась на пол.

С первого раза подняться не получилось. Мастер же не стал дожидаться, когда я оклемаюсь – подошел вплотную, взял за шиворот, как котенка, и поставил на ноги. Я подняла на него глаза и невольно сжалась – губы волшебника кривились в той самой презрительной усмешке, которую я так боялась словить в университете, а взгляд, как мне показалось, был разочарованным.

- Я могу называть вас на «ты», Лорелея? – неожиданно спросил господин Дорн.

Кивнула.

- Ну что ж, - чародей внимательно оглядел меня с головы до ног. Задержал взгляд на прожжённой его пульсаром дыре в моих спортивных штанах и наливающемся синяке, который был через нее прекрасно виден. – Честно говоря, я ожидал большего, физподготовка у тебя хромает. Впрочем, от современного образования нельзя требовать слишком много. Слава богам, хоть щит ставить умеешь.

- Мне следовало тоже кинуть в вас пульсаром, мастер? – едко поинтересовалась я.

- Да, следовало. Только вряд ли ты бы успела это сделать,- невозмутимо ответил Дорн. – А теперь слушай домашнее задание. Трижды в неделю будешь приходить в этот зал и тренироваться на тренажерах и снарядах. Программу тренировок набросаю тебе к пятнице. Каждый день – пробежка. Хочешь по саду бегай, хочешь вокруг поместья, хочешь, до Дорфа и обратно – на твое усмотрение. Целительной магией владеешь?

- Владею.

- Значит, вылечишь себе ногу. Или мазь приготовишь. На сегодня занятие окончено. Идем, покажу твою личную лабораторию.

Мастер пошел к выходу, а я поковыляла следом.

***

Лаборатория оказалась расположенной в моем крыле, по соседству с кладовой. Ее дверь была той единственной, от которой у меня не было ключей. Зато теперь появились.

- Тут есть все, что тебе может понадобиться, - сказал мастер. -  Небьющиеся пробирки, центрифуга. Горелки, если понадобятся, будешь зажигать магией, газовых и спиртовых я у себя не держу. Видишь ящик? Там снадобья для твоих пастухов, я сварил их несколько дней назад для пятничного приема. Примерно тоже самое предстоит готовить для них и тебе. На полках найдешь кое-какие компоненты для зелий, когда понадобится что-то еще, возьмешь в моей кладовке. Обживайся, лечи синяк и не забывай про тренировки.

За сим господин чародей изволил удалиться, а я, игнорируя голодные завывания желудка, поплелась составлять мазь от синяков и ушибов. Что-то мне подсказывало, что скоро она станет моим любимым лекарством.

Весь оставшийся день я снова посвятила своему домашнему хозяйству и разбору залежей хлама. Двигаться старалась как можно больше, а вкусняшки, доставленные из неизвестного ресторана, и вовсе ела стоя – уж очень не хотелось из-за молока в мышцах чувствовать себя три-четыре дня подряд старой бабкой, у которой с трудом двигаются руки и ноги. Синяк, к слову, исчез уже через десять минут после нанесения мази.

До четверга я наслаждалась жизнью. Полностью обставила свои жилые комнаты, и даже приступила к облагораживанию сада. Через сеть инфопорталов связалась с тетей и университетскими друзьями. Ужасно хотелось похвастаться местом своей стажировки – вы в меня не верили, а я (вот какая умница!) пробилась-таки к Эрику Дорну. Однако, оставались опасения, что моя радость может обернуться против меня же. Поэтому о практике у мастера я рассказала только тетушке. Остальным решила сообщить позже. Только Мэту намекнула, что стажируюсь в глухой деревне у сильного талантливого чародея.

Занятие в четверг прошло спокойно.

Эрик Дорн подробно расспросил меня об учебе в университете, задал кучу вопросов почти по всем пройденным предметам, попросил продемонстрировать некоторые  заклинания. Знаниями моими великий чародей, по всей видимости, остался доволен - обошлось без травм, презрительных усмешек и едких замечаний. В конце второго часа внезапного импровизированного экзамена мастер протянул мне две книги в однотонных матовых обложках.

- Это очень любопытные монографии одного моего хорошего знакомого, - сказал он. – Там описываются интересные методы создания материальных иллюзий и новый вид защитных заклинаний. К следующему четвергу тебе нужно их прочесть, они – теория к нашему будущему занятию. Обрати внимание, ни в одной библиотеке мира этих книг еще нет, они появятся там примерно через полгода. Еще я составил для тебя график тренировок и инструкцию, как заполнять учетный журнал местечкового чародея, - мастер извлек из кармана брюк две сложенные бумажки и тоже протянул их мне. – Завтра у тебя первый приемный день. С пастухами веди себя уверенно, и не забудь короб с зельями. Что еще?.. Ах, да. Бери все, что они тебе принесут. Даже, если тебе это будет не нужно. Они верят, что, если чародей ничего не взял за свою работу, то это плохая примета…



ГЛАВА 4 | Госпожа чародейка | ГЛАВА 6