home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Чтобы погрузиться в сон, мне пришлось выпить "валидол". Иначе я просто не мог заснуть. Не мог успокоиться. Я чувствовал опустошение и отчаянно старался вновь "стать на ноги" хотя бы в своих мыслях. Успокоившись и смирившись, наконец, с поражением, я заснул. А утром первым делом полез в капсулу. Мир "Артении" был для меня как наркотик. Даже получив от него под дых, я не переставал о нём думать. И, несмотря ни на что, очень хотел вернуться.

Я зашёл в игру и отправил письмо Ревалору:

"Привет. Извини, что вчера не ответил. Спасибо за то, что тебе не всё равно."

Затем сменил адресата и написал:

"Привет, Толик. Не отвлекаю? Можно я прилечу?"

"Привет. Прилетай. Готов даже выслушать, если нужно выговориться", — ответил он в своём стиле.

Делиться болью я не хотел. Я хотел лишь поблагодарить за поддержку. Почему-то мне казалось это очень важным. Поэтому сжал в кулаке свиток и улетел в клан-холл, едва вышел за порог инстанса.

НПС-привратник подозрительно на меня посмотрел, как только я перед ним появился. Не рассмотрел кланового значка над головой и посмотрел ещё подозрительнее. Мне пришлось дать к себе прикоснуться, чтобы избежать вопросов, и через пару минут я уже стучал в знакомую дверь.

Открыли мне не сразу. Там шло очередное совещание на военно-экономическую тему. Так что пришлось простоять ещё несколько минут, ожидая, когда они закончат. Аркадий мне подмигнул и похлопал по плечу, когда вышел. А Стасик, прежде чем пропустить к Копернику, сказал:

— Не переживай, Алексей. Это всего лишь соревнование. Главное участие, а не победа.

С ним я был абсолютно не согласен, но не стал ничего отвечать. Отреагировал на призывной взмах Коперника и приземлился за знаменитым столом на 12 персон.

— Ты чего? — так неопределённо начал он и, первым делом, как хороший хозяин, налил в бокал дорогого виртуального пойла.

— Эх! — махнул я рукой и выпил залпом. — Неплохо так. Даже с бонусом к получаемому опыту. Прикольно… А вы что обсуждали-то? Я пока ждал, слышал жаркие дискуссии. Не ссорились хоть?

— Юморист, — усмехнулся Коперник и подмигнул. — Ссориться со мной чревато… Но тебе, как сыну лейтенанта Шмидта, скажу — обсуждали дальнейшие действия. Пока ты потел на турнирах, мы тоже не спали. Взяли штурмом деревни Хилтон и Хартуолл. И теперь собираемся нагнуть Мидлтаун, который чуть севернее.

— Всё думаешь о севере? — спросил я, вспоминая давешние разговоры.

— И только о нём! — кивнул головой он. — На востоке такая заруба сейчас идёт, что соваться бессмысленно. Попадём между американском молотом и китайской наковальней. Не хватало ещё… А так, пока они грызутся и меряются кошельками, мы потихоньку прокладываем себе путь. Задача к началу осени — взять под контроль линию Осомак — Мидлтаун — Винтертон.

— Если честно, мне это мало о чём говорит.

— Это потому, что ты всё ещё плаваешь в низкоуровневом болоте. Если бы прилагал усилия, как я настаивал, и брал бы уровни, мог бы очутиться в клане и знать куда больше. Тебе-то я доверяю, в отличие от многих рядовых мемберов. Тебе бы не надо было отбывать испытательный срок. И тогда то, что сейчас тебе ни о чём не говорит, заговорило бы о многом.

— Ты же знаешь, что я хотел пойти своим путём…

— А сейчас что? — перебил меня он. — Уже не хочешь? Готов влиться в "Империю"?

Я помолчал и внимательно посмотрел на него. Коперник с интересом ждал ответа и не подталкивал к тому ответу, который, мне казалось, хотел услышать.

— Турнир — это была неплохая идея, Алексей, — наконец сказал он, когда молчание затянулось. — Серьёзно. Когда выдавалась минутка, я смотрел за тобой. Но так же я смотрел за другими… Скажу тебе честно — у кинжальщика нет никаких шансов взять первый приз в боях 1 на 1. Просто нет. В этом мире есть классы, которые к таким боям приспособлены гораздо лучше. Не говоря уже про безумных донаторов, которых хватает в любом клане. И по сравнению с ними — ты ребёнок. Школьник, который вытащил из мамкиного кошелька деньги на мороженое… Так что тебе не стоит расстраиваться и переживать. Ты попытался и сделал всё, что мог. Теперь забудь и двигайся дальше. Бери уровни и становись одним из нас.

— Ты знаешь, Толик, я, наверное, всё же попробую иной путь, — неторопливо произнёс я. Вчера, засыпая, я всё же принял решение. И сейчас решил сообщить его Копернику. — Я пришёл поблагодарить тебя за всё, что ты для меня сделал, и сказать, что продолжу идти своей дорогой, несмотря на поражение… Недавно я впервые попробовал собрать рейд. Я впервые почувствовал, что значит быть лидером… Кто-то кинул клич про рейдового босса и я подсуетился. Подсуетился первым среди тех, кто растерянно стоял и ждал. Я не кричал "ищу". Я кричал "собираю". И мне это понравилось. Понравилось, отчасти потому, что мне это удалось. Мне удалось собрать в рейде 25 человек и повести за собой. И хоть на боссе нас опередили, никто не сыпал проклятиями на мою голову. Наоборот — просили добавить в друзья. Это были очень странные ощущения. Волнующие и невероятно позитивные… Мне кажется, я справлюсь. Мне кажется, смогу. Я очень хочу создать клан и попытаться его организовать. Мечта об этом заставила меня принять участие в турнире, прилагать усилия и тратить деньги. И я думаю, что мне не стоит отступать.

— Хм, — Коперник опять улыбнулся. Наверное, ему казалось забавным, что такой "ноунейм", как я, всячески отказывается от приглашений в один из топовых кланов "Артении". — Интересно. И что ты планируешь делать дальше? Мировых боссов под твой уровень 4 или 5, кажется. У них ужасно долгий "респаун", но и их фармят по откату. Вряд ли тебе позволят к ним подойти даже на пушечный выстрел. Что остаётся?

— Мелкие боссы и очень много квестов на отвагу, — пожал я плечами. — Я очень не хочу их выполнять, но они всё же выполнимы. А рейдовых боссов изучу на форуме. Там есть тема с картой и их расположением. Посмотрю, вызубрю и попробую.

— Сломаешься ж ведь, — уверенно сказал Коперник. — Всё равно ко мне перебежишь.

— Вряд ли я когда-нибудь пересеку ту планку, которую ты вечно задираешь, — засмеялся я. — Через месяц какая она будет? 150-й уровень? Вот здесь я точно не справлюсь. Точно сломаюсь.

— Ну, мы бы могли договориться, — засмеялся он в ответ. — Всё же ты не рядовой игрок. Ты тот, кто дал нашему сообществу мощный толчок… Не шучу, Алексей. Я серьёзно. Ты же сам видел глаза нарцисса-Джонни. Из-за тебя он вынужден поступать так, как совершенно не собирался. Ты как кость в горле…

— А я думал это ты. Ты — кость в горле, — продолжил смеяться я. — И это из-за тебя он вынужден поступать так, как поступать вынужден.

— И из-за меня тоже, — согласился Коперник. — Но не я увёл "разрушитель" у него из-под носа. И не я продал его самому себе. Это сделал ты. Так что… — он развёл руками и пристально уставился на меня. — Ты действительно решил? Решил основать клан? Не отступишься?

— Я обязательно попробую.

— Хм, — озадаченный, но почему-то очень довольный лидер клана "Империя" смотрел на меня, тёр подбородок и раздумывал. — Ну что ж, тогда я смогу тебе помочь, — он прекратил паясничать и враз стал серьёзным. — Помнишь, я как-то говорил, что с тебя причитается? И сейчас тебе придётся выполнить одно моё условие, чтобы эту помощь получить.

— Я не понимаю…

— В мои силах дать тебе второй шанс, Алексей. Я хочу, чтобы ты вернулся на турнир! — он так хлопнул ладонью по столу, что оба наших бокала одновременно подпрыгнули. — Раз ты настроен решительно, раз ты такой целеустремлённый парень, что даже поражение не сбило тебя с курса, я готов дать тебе шанс. Но если я решу это сделать, всё будет происходить по моим правилам. Понял?

— В смысле?

— Соревнования ведь идут в разных категориях. Ты лишь принимал участие в одной из них. В самой сложной, замечу опять. Но правила оставили лазейку… Замены! Вспомни, что в течение всего турнира можно провести замену. И я хочу тобою заменить одного игрока в группе. И даже знаю в какой.

— В какой? — в моём виртуальном рту пересохло, едва я вспомнил про такую возможность.

— В этом и заключается моё требование: я внедрю тебя в группу, которой руководит Даша… Да, именно так! Не смотри на меня такими глазами. Это моё условие твоего дальнейшего участия. Из-за тебя она потеряла покой и я вынужден был найти ей мотивацию, чтобы не раскисла. Подобрал в группу ещё двоих и теперь ты займёшь место одного из них. Сам решишь чьё место, ведь теперь руководить ими будешь ты. Я, своей волей, назначаю тебя командиром! Единственное безвариантное условие — Даша остаётся! Ты можешь удалить одного из двух, но она останется. Ты соберёшь сопли в кулак и найдешь с ней общий язык. Сделаешь, наконец, то, о чём я давно просил… Как думаешь, тебе это по силам? Я смог заинтересовать тебя? Ухватишься ли ты за невероятный шанс, который я предоставляю?

Я сидел не шелохнувшись почти минуту. Сидел и не сводил глаз с Коперника. Он говорил со мной так, как не говорил никогда. Словно не собирался ничего обсуждать, а просто ставил перед фактом. Он возвращает меня на турнир, а я, ради этого, должен буду помириться с Дашкой. Не просто потому, что уже давно пора. А потому, что нам придётся выступать в одной команде.

Про поступок Дарьи я уже практически забыл. Не вспоминал давно, ведь голова была забита совсем другим. Но сейчас Коперник своей суровой речью заставил воспоминания вернуться. И хоть боль давно прошла, оставался нехороший осадок. Я зачерствел немного, не думал больше возвышенно о девушке, которая когда-то вызывала у меня столько чувств. Но был не уверен, что эти чувства не нахлынут, когда мне — хочешь не хочешь — придётся с ней контактировать.

Но неожиданную возможность, которую дарил Анатолий Коперник, нельзя было упускать. Казалось, турнир для меня был закончен. Но нет! Неожиданно всё перевернулось с ног на голову. И теперь мне нужно быстро решить, что важнее — старые обиды или новые перспективы.

— Ты меня отправишь в группу, которая сражается в категории 3 на 3? — уточнил я, когда, наконец, обрёл дар речи. — И этой группой руководит Дарья?

— Руководила… Будем говорить о ней в прошедшем времени, если ты решишь всё верно, — Коперник продолжал говорить таким же строгим тоном. — Ты займёшь её место. Возьмёшь бразды правления в свои руки, но и её оставишь в группе.

— А кого ж тогда я должен буду заменить?

— Теперь это твои проблемы, — пожал плечами он. — Ты лидер — ты и решай. А я посмотрю, как ты справишься. Дарья остаётся без разговоров, а по остальным примешь решение, как составишь поверхностный портрет.

— А я справлюсь?

Коперник перестал хмуриться и спокойно сказал.

— Алексей, если ты не справишься с группой из 3-х человек, то собирать клан тебе точно не стоит. Если тебя не будут слушать двое ближайших соратников, то сотни и тысячи — и подавно. Я даю тебе возможность проверить свои лидерские качества до времени, когда пришлось бы создавать клан. Даю возможность помириться с той, кому ты не безразличен. Даю возможность сесть на коня и вернуться в турнир. Даю возможность не рассыпаться на части после падения и проверить из какого теста ты слеплен… А когда всё закончится, тогда и узнаю, сколько целей, в итоге, будет достигнуто. Мотивы мои ясны. Я очень доходчиво тебе всё объяснил. Что ты скажешь в ответ? Готов ли проверить самого себя?

Я всё ещё пребывал не в своей тарелке, но смысл слов Коперника до меня доходил чётко. Я понимал, что он не шутит. И не собирался шутить сам.

— Попробую, Толик! — решительно кивнул головой я. — Спасибо тебе за это. Я не знаю получится ли, но приложу усилия. Я очень хотел победить, но проиграл. А теперь оказалось, что ещё не проиграл… Я готов!

— Хе-хе, — не скрывая своего удовлетворения, улыбнулся он. — Быстро ты соображаешь, однако. Я сейчас напишу всем троим, чтобы собрались в таверне во внутреннем дворе клановой базы. Но не буду говорить зачем. Ты сам им расскажешь… Про Дашу всё понял?

— Кристально. А они не будут возражать? Ну, все трое, я имею в виду. Вдруг начнут возмущаться, что замена снизит шансы на победу… До какой стадии они дошли? Какая сейчас стадия у бойцов 3 на 3?

— Ранним утром они победили в 1/64-й. И теперь будут ждать, когда турнир переедет в колизей… Но ты меня не понял. Мне плевать на турнир. Мне всё равно победят они или нет. Далеко зайдут или нет. Мне важно было занять Дашу. В ней есть соревновательский огонёк. Но если бы я её определил в категорию 1 на 1, она бы сразу опустила руки. Проиграла бы ещё в "квалифае". А ответственность за команду держит её в тонусе. Она всегда была такой, кто переживает за других больше, чем за саму себя. Потому разрыв с тобой так плохо на ней отразился, — Коперник помолчал немного и почесал затылок, наблюдая, как я смущённо ёрзаю на стуле. — Так что будут ли они против? Возможно. Команда у них неплохая, сыгранная. И неизвестно, как на ней отразятся перемены… Но это ничего не меняет. Мне нужно, чтобы ты наладил контакт с девчонкой и безразлично победите вы или нет. Но раз для тебя победа так важна, значит ты обязательно будешь прилагать максимум усилий, чтобы команда стала ещё лучше… От себя могу лишь сказать, что ребята неплохие и умелые. Они не подведут.

— Не подвести бы мне их, — прошептал я.

— А вот это мы и выясним. Посиди пока. Я дам указания, — он выпал на переписку, а я подошёл к бару и без разрешения налил полный бокал. Бахнул залпом и лёгкая дрожь в коленках прошла.

Я долго сопротивлялся и не хотел этого делать, но, видимо, пришла пора заключать с Дарьей перемирие. Не знаю, хочет ли она этого в действительности, как рассказывал Коперник, но откладывать дальше некуда. Придётся, наконец, поговорить с ней и очень сильно постараться не выплеснуть негатив на бедную головушку. Можно, в принципе, вообще не затрагивать тему отношений, ведь теперь перед нами будет стоять задача более важная — победа. И ради победы я должен буду угомонить своё эго, наступить на горло обидам и, наконец, повзрослеть. Перестать быть тем пацаном, которого во мне увидел Аркадий Громов.

Но смогу ли я? Сдержусь ли?

— Я дал им 15 минут на сборы, — сказал Коперник, внимательно наблюдая, как я стою и кручу в руках пустой бокал. — Найдёшь их в таверне… Желание ещё не пропало?

— Нет.

— Надеюсь, тебе его хватит, чтобы дойти до конца. Всё, ты можешь идти, — кивнул он в сторону двери. — Не напортачь, будь любезен.

Он встал, показывая, что приём окончен, и на нём начали появляться великолепные латные доспехи, искрящиеся сиреневым светом. Ботинки, поножи, штаны из стали, кираса, наплечники и шлем с забралом. В левой руке он сжал треугольный щит, а в правой — здоровенный меч. Такой я даже двумя руками бы не смог поднять. В обоих мирах.

Я смотрел, как он обрастает экипировкой, и только теперь понял, каким классом играет. Он играет "танком". Его преображение показалось мне столь неожиданным и диким, что враз разбило все представления, как о мудром лидере — эдаком Гендальфе. Я видел Коперника в разных ипостасях, но никогда в полном боевом облачении. И сейчас не смог удержаться от смеха.

— Ты что? — удивлённо уставился он на меня.

— Я думал, ты маг какой-то охренительно-убийственный, а не простой обычный "танк". Тебя так все боятся, что мне казалось, ты молниями из глаз вражеские орды раскладываешь, не напрягаясь. Что дракону можешь шею свернуть собственноручно. А ты всего лишь боец, который только и может, что впитывать урон.

— Ну, может быть, не только это, — заулыбался он. — "Танк" — самый правильный выбор для того, кто хочет стать лидером клана. Он первым несётся на врага и первым залетает в толпу. Ведёт за собой, в общем. Я уже не раз убеждался, что личный пример — образец для массовой храбрости. Многие тысячи стояли и боялись пойти на вражеские копья, пока я не вдохновлял своим примером. Я врывался первым, выживал и наносил чудовищный урон по вражеской морали. А мораль своих бойцов поднимал на недосягаемый уровень… Так что мне пока непонятно, как ты собираешься управлять кланом. Как собираешься врываться во вражеские ряды. Делать это "Чистильщиком" будет проблематично.

— Я забущен, — ответил я смехом на смех и, когда мы оба немного успокоились, задал вопрос, ответ на который меня давно интересовал. — Кстати, Толик, раз такое дело… Можешь объяснить мне, зачем ты продал "античный" меч индусу? Ведь это так, да?

Коперник посмотрел на меня таким взглядом, как когда-то смотрели "имперские" маги у входа в Гильдию Магов в Раздолье — как на надоедливого прилипалу. Затем хмыкнул и снисходительно махнул рукой:

— Ладно, скажу. Надеюсь, админских ушей здесь нет…

— Ведь ты же потерял в бусте. С таким мечом, наверное, легко бы взял 1-ый приз на турнире.

— Слушай, пойми уже. Мой личный буст, мои личные игровые успехи ничего не значат для меня. Важно лишь развитие клана, альянса и всего нашего игрового сообщества. Да, меч мы скрафтили общими усилиями и он действительно был максимальной градации. Но оставлять его себе было бы глупо. Ведь, на самом деле, это не меч. Это — катализатор. Катализатор благосостояния клана и, замечу, общего прогресса. И здесь я имею в виду не только прогресс клана. Прогресс всего нашего сообщества…

— Опять не понимаю, — затряс я головой.

— Как ты думаешь, за сколько я его продал? — поинтересовался он.

— Ну не знаю… — пожал я плечами и замер, так как до меня кое-что дошло. — Неужели дороже, чем я "разрушитель"?

— В несколько раз.

— Да как так!? Это же всего лишь меч! А у меня…

— Это "античный" меч под 200-й уровень. Ты вообще представляешь, сколько он может стоить? Конечно дороже "разрушителя"!

— Да как же… А аргумент?.. Сам же говорил…

— А меч никогда не исчезнет. Никогда не сломается. Он останется с тобой навсегда. Его будет достаточно, думаю, даже на 300-м уровне. Хоть до "капа" добираться ещё ой как долго, но топовая градация решает… "Разрушитель" полезен. Полезен сразу для всех. Он козырь в геополитической игре. А меч — это всего лишь оружие для одного человека. Для того, кто имеет возможность за него заплатить. Моё существование он бы совсем не облегчил. А вот продав его, мне стало значительно легче. Благодаря ему, мы аккумулировали значительные ресурсы, вложились в восстановление Осомака и скоро ты заметишь серьёзные изменения. Мы залатаем дыры, укрепим базу и продолжим экспансию на север. Меня ничто не сможет остановить! Я давно всё продумал и теперь постепенно двигаюсь вперёд. И этот "античный" меч помог сделать сразу несколько шагов. А то, что благодаря ему кто-то действительно может победить в турнире — меня совершенно не беспокоит. Богатые соло-хомячки из Индии никогда не смогут повлиять на глобальную расстановку сил.

— Так получается, ты его продал, чтобы сильнее стал не один человек, а сотни? А может и тысячи?

— Или десятки тысяч, — улыбнувшись, пожал он латными плечами.

— Похвально, — уважительно кивнул я. — Способность жертвовать личными интересами ради общих — это достойно уважения.

— Хе-хе, — засмеялся он. — Смотри, захвалишь ты меня, Алексей. Вдруг, это всё враньё?

— Ну вот сам и увижу, когда начнутся "серьёзные изменения". Ведь я точно увижу. Потому, что теперь знаю куда смотреть.

Я следил за улыбающимся Коперником и чувствовал, как к нему просыпается нечто большее, чем уважение. Восхищение, я бы сказал. Восторженность. Не только потому, что он не обманул и сделал меня обеспеченным человеком. Не только потому, что очень толковый лидер. А потому, что сейчас я увидел насколько ему небезразлично, что будет со всеми нами. Что будет со всем восточно-европейским сектором. Он хотел чего-то сразу для всех, а не только для себя одного. Он хотел победы и был готов ради неё на личные жертвы.

— Я всё же могу понять, — не сводя с него влюблённого взгляда, сказал я. — Что тобой движет, Толик? Зачем тебе всё это? Ты же… Мне раньше казалось… Ну, в смысле… — начал мямлить я, стараясь аккуратно подбирать слова. — Ты с виду не похож на того, кого могут волновать чужие сложности. Я имею в виду… Ну, в общем, фамилия твоя… Я никак не ожидал, что ты окажешься "Ивановичем". Мне всегда казалось, что вы… Ваши… Что беспокоятся лишь о своих и никогда не подумают о других. Что "другие" — это всего лишь материал для извлечения выгоды.

Коперник по-доброму засмеялся:

— Ты старательно подбираешь слова, чтобы меня не обидеть? Или чтобы не попасть под пункт в лицензионном соглашении? Намекаешь, что я еврей и моё желание сделать великим не только свой клан, но и всё наше сообщество, нечто из ряда вон выходящее?

— Ну что-то типа да, — неловко поёжился я, ощущая, как начинают краснеть щёки. — Ты не обижайся, но я тоже историю хорошо знаю. И читал про всяких идеалистов. Но среди ваших они появлялись тогда, когда после большой войны на кону стояло построение нового государства. Они строили новый дом в окружении вековечных врагов и готовы были ради него жертвовать многим. Но что движет тобой сейчас? Ради чего ты так стараешься? Зачем это тебе?

— Какие интересные вопросы ты задаёшь, — усмехнулся он и вновь присел на стул. — Хоть меня и зовут в рейд, но, видимо, придётся им подождать. Копнул ты глубоко. Не могу не ответить. Присаживайся.

Я сел напротив Коперника, а он снял шлем, чтобы не мешал, и положил на стол перед собой.

— Глобальный вопрос ты задаёшь, Алексей. Ты хочешь знать, зачем я всё это затеял? И почему именно я, ведь со стороны всё выглядит слишком уж неправдоподобно? Тогда попробую тебе объяснить… На самом деле фамилия Коперник — это фамилия моей матери. Её зовут Далия Георгиевна Коперник и она преподавала русский язык в московской средней школе до самой пенсии… Ага, так и есть. Я не шучу… Мой отец — профессор философии Иван Афанасьевич Елагин. Ещё юношей он приехал из Новосибирска покорять Москву и покорил не только её. Покорил мою мать. Может быть такой союз тебе кажется странным, но из него получился я — гибрид двух культур, которые жили бок о бок друг с другом на протяжении многих веков. И через своих родителей я впитал обе эти культуры. Для меня они обе родные. Я никогда не забывал этого. Я не раз бывал на своей малой родине и, конечно, имею двойное гражданство. Получаю оттуда гранты для определённой пропаганды и ничуть этого не стесняюсь. Но я так же не стесняюсь того, что дал мне отец. Он русский до мозга костей. Великорусский монархист я бы сказал. И он многое мне объяснил, когда я только начинал выяснять, как устроен мир. Мать передала мне любовь к языку, а отец передал любовь к культуре. Любовь к народу. И на филологическом факультете я очень плотно изучал эти три вопроса — язык, культуру, народ. У меня сформировались определённые взгляды, к которым я пришёл путём анализа и долгих размышлений. Я считаю, что Россия — это не просто великая держава с многовековой историей! Это — отдельная цивилизация! Это не просто самая большая по площади страна в мире, а совокупность народов, объединённых исторической памятью. Даже я, наполовину еврей, считаю себя русским. И если бы жил в Тель-Авиве, а не в Москве, всё равно считал бы себя им. Я считаю, это слово пронизывает многие народы настолько глубоко, что пытаться избавиться от него, вырвать из памяти собственными руками, очень опасно. Не зря генетические ненавистники и геополитические противники в реальном мире мечтают вытравить это слово из народов, которые на подсознательном уровне чувствуют свою принадлежность к этой цивилизации. Не зря их главная мечта — не полное уничтожение страны, а дробление на мелкие удельные княжества, которые будут ненавидеть друг друга и вечно враждовать. Они всегда хотели стравить нас. Всегда старались сделать так, чтобы мы уничтожали друг друга своими руками. Всегда поддерживали обе стороны в гражданских конфликтах, чтобы конфликт никогда не затухал.

Тоже самое я наблюдаю и в игре. С первого дня, как здесь появился. Я проявлял инициативу, а мне ставили палки в колёса. Я старался, а на меня натравливали соседей. Мне пытались не давать развиваться и душили везде, где только могли. Но всё же я смог стать на ноги. Собрал клан, научился зарабатывать и очень скоро заработал первый миллион. Сплотил вокруг себя хороших ребят и заразил их идеей. Ведь идея — она как вирус. Если целиком тобой завладеет, избавиться от неё крайне сложно. Моя идея — создать в виртуальном мире аналог той цивилизации, которая воспитала меня. Которой я горжусь. Я хочу, чтобы взращённая мной "Империя" росла и впитывала представителей тех народов, кто близок нам по духу. Тех, кто добровольно захочет присоединиться и чувствовать себя, как дома. Кто готов относиться к каждому носителю великого русского языка, как равный к равному. И такой идеей я хочу заразить весь восточно-европейский сектор. Я хочу, чтобы они стали если не частью "Империи", то обязательно частью унитарной цивилизации. Той цивилизации, которая, несомненно, им близка. И тогда не я один, не только мой клан, не только альянс, а мы все вместе будем бороться с теми, кто считает нас биомусором. Мы сделаем их биомусором…

Пока я стою во главе "Империи", пока во мне горит желание основать цивилизацию, я не остановлюсь. Я не отступлю. И не позволю кому-либо меня остановить… Я ответил на твой вопрос, Алексей? Теперь ты понимаешь, что таки движет Анатогием Копегником? Осознал силу моей мотивации?

Хоть Коперник иронизировал и улыбался, мне было не до смеха. Мне показалось, что сейчас он вырос ещё на пару метров и упирается головой в потолок. А я стою и смотрю на него снизу вверх. И очень хорошо понимаю, насколько велика между нами разница. Хоть в его пламенной речи я рассмотрел явные претензии на мессианство, она мне понравилась. Я никогда в своей жизни не видел человека с такими амбициями. И не слышал, чтобы говорили с таким жаром. И выслушав его, я осознал силу той страсти, которая им движет.

Сам я никогда не задумывался о таких высоких материях. Плавал совсем мелко по сравнению с ним. И сейчас понял, что хочу погрузиться глубже. Хочу перестать думать только о самом себе, перестать думать только о своих проблемах. Хочу попробовать создать нечто, что сможет заинтересовать таких же простых игроков, как и я. Дать им веру в то, что вместе мы способны на большее. Что существование в одиночестве, что эгоизм и озабоченность лишь самим собой — противоестественны человеческой природе. Сейчас я хотел создать клан ещё больше, чем когда сюда зашёл!

— Сильно, — уважительно произнёс я, когда вновь обрёл дал речи. — Не уверен выполнимо ли… Но сильно! Моё уважение.

Коперник улыбнулся и встал из-за стола. Хлопнул латной ладонью по моему плечу и кивнул в сторону двери.

— Давай, чеши отсюда. Мне уже пора уходить, а то ребята волнуются. А ты отправляйся в таверну. Напиши, как разберёшься. Мне интересно, как всё пройдёт.

Не церемонясь, он взял меня под руку и выпроводил из тронного зала. Затем, не моргнув глазом, использовал свиток и улетел.

— Да уж, — сказал я сам себе, всё ещё пребывая под впечатлением. — Коперник — мужик серьёзный. Человечище! Глыба! Даже не ожидал…

Я попросил НПС-привратника отворить мне дверь и выбрался во внутренний двор. Опять обалдел от количества игроков, снующих туда-сюда, и сразу направился в таверну, которая, совсем не по лору, светила неоновой вывеской — "Империя".


Глава 15 | Не отступать, не сдаваться! | Глава 17