home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Со свастикой и без… (Облик современного нацизма)

БИБЛИОТЕЧКА ПРОПАГАНДИСТА И ПОЛИТИНФОРМАТОРА

В. ИВАНОВ

СО СВАСТИКОЙ И БЕЗ…

(Облик современного нацизма)

МОСКОВСКИЙ РАБОЧИЙ 1981


Рецензент — доктор исторических наук Н. Е. Овчаренко

Иванов В. Г.

И 18 Со свастикой и без… (Облик совре

менного нацизма). — М.: Моск. рабочий, 1981. — 128 с. — (Серия «Библиотечка пропагандиста и политинформатора»).


и 10506–194 М172(03) — 81

42–81. 0801000000 ББК 66,68

1 ФК

© Издательство «Московский рабочий», 1981 г.



В памятном 1945-м, когда гитлеровская Германия потерпела поражение, людям хотелось верить, что с фашизмом покончено навсегда. Однако послевоенные годы свидетельствуют, что фашизм не был аномалией, случайным зигзагом в лабиринте истории. Жизнь вновь и вновь подтверждает справедливость слов В. И. Ленина о том, что монополистическая буржуазия «готова на все дикости, зверства и преступления, чтобы отстоять гибнущее капиталистическое рабство»[1]

В предлагаемой вниманию читателей книге рассказывается о преступной деятельности неофашистов в нынешнее, сложное для судеб мира и разрядки международной напряженности время, вскрываются корни современного фашизма, прослеживается взаимосвязь между неофашизмом и его подлинным хозяином — монополистическим капиталом.

Фашизм, являющийся «штурмовым отрядом» империализма, не отказывается от попыток повернуть вспять колесо истории. Неофашисты поднимают голову во многих странах. Их деятельность разнообразна и проявляется в различных формах. И хотя каждая из неофашистских организаций имеет свои политические и идеологические особенности, все они объединены общей ненавистью к социальному прогрессу, миру и социализму. Поэтому не могут не вызывать тревогу попытки централизации неофашистских сил в международном масштабе.

Как в 20-е и 30-е годы, фашизм сегодня не брезгует для достижения своих целей никакими средствами. Одним из них является социальная демагогия, широко используемая неофашистскими лидерами с целью обмана трудящихся и вербовки в свои ряды неустойчивых в классовом отношении элементов, особенно из числа молодежи. Они активно спекулируют, в частности, на социально–экономических трудностях, которые тяжелым бременем ложатся на плечи трудящихся стран капитала в результате инфляции и роста цен, увеличения безработицы (отчасти это является следствием научно- технической революции в условиях капиталистического производства), обострения всех противоречий капитализма в период углубления кризиса отживающей системы эксплуатации и угнетения.

Наиболее активными борцами против неофашизма являются коммунисты, выступающие за объединение всех демократических сил, за создание единого антифашистского фронта. Эта борьба является для них, для всех подлинных демократов важнейшей составной частью общенародной борьбы с реакцией, милитаризмом, монополистическим гнетом и неоколониализмом.


КТО СТОИТ ЗА НЕОФАШИЗМОМ

Политическую карту современного мира вновь покрывают коричневые пятна фашистской чумы. Молодчики со свастикой на нарукавных повязках открыто проводят сборища на улицах американских городов. Наследники Гитлера в ФРГ врезаются в колонны бастующих рабочих — их «боевые группы» действуют подобно штурмовикам. В Италии неофашисты терроризируют прогрессивные организации, профсоюзы, убивают людей на улицах средь бела дня. Фюрер шведских фашистов в стокгольмской штаб–квартире своей партии говорит журналистам: «Мы построим лагерные бараки, обовьем их колючей проволокой и загоним туда всех бездельников — безработных и прочие беспокойные элементы, чтобы они не мешали порядочным людям…»

Так заявляет о себе неофашизм — единоутробный брат того фашизма, хребет которому был переломлен три с половиной десятилетия назад, путь которого в истории XX века отмечен кровью, разрушениями, варварской, изуверской жестокостью. И как вчера, так и сегодня фашистская угроза заключена в самой социально–экономической, социально–политической природе капиталистического общества. «Империализм, — отмечал Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев, — это строй жестокого угнетения трудящихся, подавления демократии, строй, который породил фашизм — самое крайнее воплощение реакции, мракобесия и террора» [2].

Фашизм как политическая реальность появился в период, когда империализм вступил в стадию общего кризиса, когда Октябрьская революция вырвала важное звено из цепи мирового капитализма. Далеко не во всех странах национальная буржуазия была в состоянии противостоять революционному натиску с помощью традиционных методов подавления. Монополистический капитал породил новую форму реакционно–диктаторской консолидации антинародных режимов, форму, для которой характерна тяга наиболее влиятельной части буржуазии к жестоким, экстремистским методам отстаивания своего господства.

Фашизм, как известно, впервые заявил о себе в Италии на пороге 20-х годов — в бурный период классовых столкновений. В результате первой мировой войны страна оказалась в тяжелом экономическом положении. Безудержно росла безработица, невиданных размеров достигла инфляция. Рабочий класс и крестьянство поднялись на борьбу за свои коренные интересы. В этих условиях монополистическому капиталу Италии потребовалась «крепкая рука», которая была в состоянии совершить государственный переворот и установить откровенную диктатуру буржуазии.

Схожи в своих основных чертах причины появления фашизма и в Германии, когда германский монополистический капитал передал власть Гитлеру. Под господством фашистов оказалась страна, которая обладала экономическим потенциалом, позволявшим подкрепить империалистические притязания военной силой, в которой монополистические группы были наиболее хищническими, разбойничьими. Следует упомянуть также Португалию и Испанию. Испанская буржуазия, в частности, искала и нашла необходимую поддержку для установления нужного ей режима у гитлеровского фашизма. Помощь Гитлера сыграла решающую роль в гражданской войне и установлении в стране фашистской диктатуры генерала Франко. В малых странах Европы фашистские движения не были самостоятельными. Они смогли оказаться у власти либо в качестве коллаборационистов, полностью поддерживавших немецко–фашистских оккупантов, или в роли марионеток гитлеровской Германии, которая в силу тех или иных причин оставила им некоторые атрибуты мнимой независимости.

Монополистический и финансовый капитал, вложивший немалые средства в фашистское движение, не остался в накладе. Годы фашизма явились для него весьма прибыльными. Так, если в 1933–1934 годах концерн Круппа получил 6,65 миллиона рейхсмарок чистой прибыли, то в 1938— 1939 годах — уже 21,11 миллиона, то есть его доходы возросли более чем в 3 раза. Другой немецкий концерн — «ИГ Фарбен- индустри» за семь предвоенных лет увеличил прибыли более чем в 9 раз. Доходы одного из крупнейших банков того времени — «Дрезденербанк» с 1,6 миллиона рейхсмарок в 1933 году выросли до 9 миллионов марок в 1940 году.

После разгрома фашизма во второй мировой войне, после победы социалистических революций в ряде стран Европы и Азии, а затем, в конце 50-х годов, на Кубе в мире произошли глубокие политические, экономические и социальные преобразования. Отличительная черта современного революционного процесса — изменение соотношения сил на международной арене в пользу социализма. Остановить этот процесс не в силах никакая реакция. «Мы идем навстречу эпохе, — сказал Л. И. Брежнев, — когда социализм в той или иной его конкретной, исторически обусловленной форме станет преобладающей общественной системой на земле, неся с собой мир, свободу, равенство и благосостояние всему трудовому человече. ству» [3].

Исторические успехи стран социалистического содружества, разрядка международной напряженности в ходе реализации Программы мира, углубление общего кризиса капитализма, поворот от настроений «холодной войны» в умах большинства населения нашей планеты в сторону мирного сотрудничества — все это вызывает бешеную злобу в стане империалистов, милитаристов, реакционеров всех мастей. Силы милитаризма и реакции воздвигают, в частности, серьезные препятствия на пути разрядки, что создает реальную угрозу для всего человечества. Гонка вооружений в ряде стран Запада приобретает все больший размах. США, например, намерены в ближайшие пять лет (с 1981 по 1985 год), как о том заявил тогдашний президент Дж. Картер в сентябре 1980 года, израсходовать на гонку вооружений астрономическую сумму — триллион долларов!

Подобная политика, безусловно, способствует активизации сил международного фашизма. Империализм в свою очередь использует различные фашистские организации, союзы, объединения, всю фашистскую идеологию для борьбы с национально–освободительным, демократическим и социалистическим движениями. Это еще раз подтверждает правильность марксистского анализа социальной сущности фашизма. Он был и остается порождением и орудием империализма. Поскольку же природа империализма остается неизменной, то сохраняется и опасность фашизма. Крайне правый фланг империалистической реакции нуждается в неофашистах как реальном политическом факторе. На Всемирном конгрессе миролюбивых сил в Москве Л. И. Брежнев говорил: «…Милитаристский робот лелеет, как любимое детище, самые реакционные, тиранические, фашистские режимы и пожирает демократические свободы»[4].

Лидеры фашистов обычно утверждают, что их партии поддерживают главным образом мелкие промышленники и торговцы. Однако факты свидетельствуют, что основной поток финансирования идет от наиболее реакционных слоев крупного капитала. Вот конкретный пример. В числе итальянских монополистов, финансирующих неофашистов, в печати не раз назывались имена владельца концерна «Италчементи» Карло Пезенти и нефтяного магната Аттилио Монти. Показательно, что принадлежащие этим промышленникам будто бы «беспартийные» газеты «Джорнале д’Италиа», «Нотте», «Рома» и «Гадзетта дель суд» изо дня в день ведут откровенную пропаганду реакционных взглядов. В итальянской печати сообщалось также, что часть денег в кассы фашистской партии «итальянское социальное движение» (ИСД) поступает из США через «Континентал Иллинойс бэнк» и связанного с ним крупного финансиста итальянского происхождения М. Спидона. Немалые средства поступают в кассу ИСД и от французского «Банк де Пари э де Пеи–Ба», через который в свое время осуществлялось финансирование наемников колонизаторов в Алжире и Конго.

Главная же цель ИСД и подобных ей организаций — уничтожение республиканского строя в Италии и установление фашистского террора по всей стране. К чему это в конце концов может привести, свидетельствует трагедия чилийского народа. Непрекращающиеся массовые репрессии захватившей с помощью международного империализма власть в стране военной хунты против демократических слоев населения — логическое завершение фашистских провокаций в период, предшествовавший пиночетовскому перевороту. Вполне логично и то, что такие крупнейшие американские корпорации, как «ИТТ», «Анаконда» и др., помогавшие Пиночету узурпировать власть, ныне беззастенчиво грабят чилийский народ, расхищают природные богатства страны.

Разумеется, современный фашизм не является точной копией фашизма довоенного. Его проявления стали во многом иными — об этом речь пойдет ниже. Но природа фашизма — надо подчеркнуть это еще раз — остается прежней. Неофашистские политики и идеологи выражают стремление наиболее реакционных слоев империалистической буржуазии любыми средствами задержать необратимый процесс распада капиталистического строя.

В. И. Ленин указывал, что в условиях империализма милитаризм выступает в качестве главного орудия классового господства буржуазии и политического подчинения рабочего класса. Он представляет собой две взаимосвязанные стороны одной сущности: военную силу, направленную вовне, и военную силу для подавления всякого рода движения пролетариата внутри страны[5]

И сегодня, защищая свои цитадели, империализм по–прежнему делает ставку на насилие. Поэтому олицетворяющие милитаристскую сущность империализма военно- промышленный комплекс, военный и полицейский аппарат, агрессивные блоки (прежде всего НАТО), секретные службы рассматривают фашизм как одно из главных орудий своей политики.

Зловещую роль военно–промышленного комплекса США следует подчеркнуть особо. Он превратился в своеобразное государство в государстве, приобрел громадную силу. Даже такой отнюдь не сочувствовавший демократическим институтам государственный деятель, как Д. Эйзенхауэр, еще двадцать лет назад указывал на возможность установления контроля над государством со стороны ВПК. Опасения бывалого политика подтверждаются: военно–промышленный комплекс все чаще играет роль политического катализатора милитаристских процессов внутри капиталистических стран и агрессивных акций на международной арене. И все отчетливее прослеживается связь ВПК с неофашизмом.

Союз неофашистов и милитаристов — своего рода «брак по расчету»: он выгоден тем и другим. Неофашисты явно рассчитывают на то, что гонка вооружений еще более повысит их акции в мире военного бизнеса. И наоборот — это они тоже прекрасно понимают — в случае победы политики мирного сосуществования, дальнейшего серьезного углубления разрядки надежд на то, чтобы выплыть наружу, у них останется меньше. Нужен этот альянс, как уже говорилось, и военным промышленникам. Не случайно поэтому, что те самые финансовые круги, которые наживаются на военных заказах, особенно охотно пополняют фашистские фонды. В книге А. Фостера и В. Эпштейна «Опасность справа», вышедшей в США, перечисляется около 150 крупнейших фирм и корпораций, свыше 70 так называемых «культурных фондов», которые стоят за спиной нынешних последователей Гитлера и Муссолини.

Активную поддержку неофашизму оказывают созданные империалистическими державами агрессивные военно–политические блоки, среди которых главенствующее место занимает НАТО. Руководители этого агрессивного союза неоднократно выступали в роли вдохновителей и организаторов военно–фашистских переворотов. Так, совершенный в апреле 1967 года в Греции фашистский путч «черных полковников» был спланирован в штабах НАТО под кодовым названием «ОПЛАН 100–1». По натовскому сценарию действовали и итальянские экстремисты, пытавшиеся захватить власть в стране.

Зловещую роль играет на международной арене Центральное разведывательное управление США. Оно организует заговоры, провокации и убийства, беззастенчиво вмешивается во внутренние дела других стран. Не так давно стал достоянием гласности документ под названием «Руководство FM 30–31», в котором содержатся директивы американского генерала Уэстморленда о том, как вести себя секретным службам США в «дружественных странах», то есть в государствах — членах НАТО, когда там возникает угроза радикальных изменений политической обстановки не в пользу империализма. Эти директивы касались прежде всего Италии. Укрепление здесь влияния левых сил, в особенности коммунистов, явно не устраивает вашингтонских стратегов. Поэтому ЦРУ и реакционные круги Италии приступили к проведению плана «стратегии напряженности», конечной целью которого должна была стать дестабилизация внутреннего положения на Апеннинах. Суть этого плана один из его авторов, генерал Вернон А. Уолтерс, сформулировал следующим образом: «Заставить Италию жить в хаосе, а для этого надо создать хаос». Американский империализм в союзе с местной реакцией рассчитывал изолировать коммунистов, нанести удар по организованному рабочему движению, толкнуть страну вправо. План этот, однако, был сорван народом Италии.

Активно участвовало ЦРУ в подготовке и осуществлении фашистского путча в Чили. Группа американских ученых в книге «Чилийский путь к социализму» прямо указывает, что нити подготовки переворота вели в государственные ведомства США, и прежде всего в Пентагон и Ленгли (штаб–квартира ЦРУ).

Большое внимание уделяют неофашисты армиям империалистических государств, стремясь создать там атмосферу военного психоза, антисоветизма. Примечательны такие факты. Почти треть состава западногерманской профашистской партии НДП — военнослужащие бундесвера. В армии ФРГ неофашисты имеют даже свои «ячейки». С бундесвером теснейшим образом связаны и различные реваншистские союзы. Один из главарей ХИАГ — реваншистского объединения бывших военнослужащих гитлеровского вермахта — Э. Кернмайер публично хвастался: «Нет такого решения в министерстве обороны ФРГ, будь оно трижды засекречено, о котором мы не получили бы подробнейшую информацию через 24 часа после его принятия». Свыше двух тысяч офицеров–неофашистов активно действует в армии Италии. Как писал журнал «Джорни» о парашютно–десантных дивизиях, здесь каждый второй военнослужащий — неофашист. На протяжении многих лет фашистские молодчики специально устраиваются на службу в английской армии, чтобы приобрести соответствующую военную выучку и получить доступ к оружию.

И не случайно, очевидно, мнения некоторых военных чинов совпадают со взглядами откровенных фашистов. Американский неофашистский идеолог Т. Пауэр утверждает, к примеру, что все разговоры о разоружении — это «вредная чепуха», что любая точка зрения, отвергающая неизбежность войны, является «абсурдной».

Представители армий западных государств активно сотрудничают в неофашистских организациях, а нередко даже возглавляют их. В число руководителей «общества Джона Бэрча» в США, например, входят адмиралы Ч. Уорд, А. Рэдфорд, Б. Моррил, Ф. Стемп, генералы Э. Улмунд, А. Веденмейер и некоторые другие. Членами руководства западногерманской НДП являются многие офицеры, занимавшие и занимающие важные посты в бундесвере. А итальянский адмирал Биринделли, бывший командующий объединенными военно–морскими силами НАТО в Средиземноморье, не только находился у штурвала одной из неофашистских партий Италии, но и рекрутировал в нее офицеров ВМС.

Альянс милитаризма и неофашизма таит в себе весьма реальную опасность. Ведь в руках фашиствующих милитаристов могут оказаться нейтронные бомбы, крылатые ракеты и другие средства массового уничтожения. К тому же в создании некоторых видов этого оружия принимали участие ученые гитлеровской Германии, перешедшие затем на службу американских и западноевропейских монополий. Итальянский журнал «Калэндарио дель пополо» в августовском номере за 1980 год опубликовал статью «Создатель крылатых ракет — бывший нацистский генерал». В ней сообщается, что генерал В. Р. Дорнбергер, который в годы второй мировой войны являлся одним из руководителей секретного центра по производству ракетного оружия, в 1947 году был приглашен на службу в американские ВВС в качестве «консультанта». По поручению Пентагона Дорнбергер «скомбинировал» крылатые ракеты и управляемые снаряды, создав оружие дальнего действия под названием «Томагавк». В дальнейшем, будучи уже «главным конструктором» авиастроительной компании «Белл» в Бостоне и «специалистом по крылатым ракетам» на заводе фирмы «Белл эйркрафт» в Буффало, он усовершенствовал эти ракеты. «Один из весомых аргументов, подтверждающих опасность оружия, подобного крылатым ракетам, — пишет журнал, — это сама история их создания, отмеченная военным и научно–техническим сотрудничеством нацистских военных преступников и тех американских кругов, которые с помощью широкого и постоянного перевооружения преследуют свои империалистические цели во всем мире».

Опыт показывает, что империалистическая буржуазия прибегает к военно–фашистским методам как средству «превентивной контрреволюции». Она идет на это тогда, когда возникает реальная угроза всевластию монополистического капитала.

Армия, полицейский аппарат и неофашисты — основное орудие империализма в борьбе с рабочим и коммунистическим движением. За двадцать последних лет в Соединенных Штатах воинские части около 300 раз привлекались для подавления «гражданских беспорядков». С этой же целью использовались расисты и неофашисты, которые прибегали к методам террора по отношению к демократам, и прежде всего к коммунистам. Примерно то же самое можно наблюдать и в Западной Европе. Фюрер нюрнбергских неофашистов, называющих себя «спасителями Германии», К. — Х. Гофман прямо заявил: «В определенном критическом положении, точнее — в случае гражданской войны, мы будем необходимыми людьми. Нас ничто не удержит. Весь этот бесконечный парламентаризм надо выбросить». Западногерманская газета «Тат» справедливо замечает: «Опасны не только провокации открыто выступающих неонацистов. Поводом для тревоги является прежде всего тот факт, что неофашизм стал возможен благодаря политическому климату, для которого характерны свертывание демократических прав, опасные проявления антикоммунизма, культивирование национального превосходства и милитаристский угар».

Как видим, неофашизм отнюдь не является изолированным, самостоятельным явлением на мировой арене. Это — политика и практика наиболее реакционных, наиболее империалистических, наиболее шовинистических элементов финансового капитала. Это — оголтелый, патологический антикоммунизм, обращающий порождаемое капиталистической системой недовольство мелкобуржуазной и люмпен–пролетарской массы против организованного рабочего движения, демократии и социализма. Это — реакция контрреволюции на действия демократических, революционных сил. Л. И. Брежнев отмечал на XXV съезде КПСС, что «если возникает реальная угроза господству монополистического капитала и его политических ставленников, империализм идет на все, отбрасывая всякую видимость какой бы то ни было демократии»[6]


| Со свастикой и без… (Облик современного нацизма) |