home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add






* * *

В яйцеподобных прозрачных коконах спали чудовища. Они отдалённо напоминали людей – та же фигура, две руки, две ноги. Главное отличие заключалось в удлинённых конечностях, необычайной худобе и роговом покрове. У плавающих в прозрачной жидкости эмбрионов – как их ещё назвать? – ещё не выросли внушительные когти, зато из нижней челюсти торчали кончики растущих клыков. У некоторых на запястьях покоились браслеты, а на пальцах сидели кольца.

Пустынные демоны, если это они, на самом деле изменённые люди. Иного объяснения наличию украшений я не вижу. Ну не могут же твари изначально формироваться с изделиями эльфийских и людских ювелиров. Слухи о похищенных разумных – правда, только вот бедолаг не жрать собираются, хотя и такой поворот не исключён, а через них продолжать род. Вон, обрывки одежды у двоих сохранились, подтверждая придуманную мной теорию происхождения. А россказни о том, как человек превращается в чудовище, становясь одержимым голодом и желанием съесть себе подобных, получается, по большей части выдумки. Вот они где размножаются, голубчики. Интересно, кто тут занимается разведением морфов? Не Царь ли пустыни? Возможно, он сам изменённый, стоящий гораздо выше встреченных мною тварей. С ним столкнуться не хотелось бы. Ясно же, он круче любого здешнего обитателя, раз о нём слагают легенды и поклоняются ему.

Проверять, каковы коконы на ощупь, я не стал, да и вглядываться в них лишнее. Растут малыши, и пусть им. Подходить к этим биологическим контейнерам желания тоже не возникло. Мало ли, разбужу, псевдоэмбрионы крик поднимут, старшенькие сбегутся. А мне надо найти, наконец, детей проводника и внучку местного князька. Шансы обнаружить их живыми и здоровыми мизерные, но я отсюда не уйду, пока не выясню, что с ними.

Подпрыгнув, ухватился искусственной рукой за перегородку, подтянулся и перемахнул на балкон. За несколько часов изучения здания мне удалось спуститься до нижних этажей, и теперь меня отделяло от пола центрального зала каких-то восемь метров. Проникающий снаружи солнечный свет потускнел. Пять – десять минут, и зал погрузится во мрак. Бьющие из хрустального саркофага лучи еле различимы.

Послышался всхлип. Розовый материал стены лопнул, высвобождая существо, слепленное, кажется, из одних мышц и костей. Светло-серая кожица обтягивала двухметровый остов, к короткой жилистой шее крепилась безглазая голова, треть вытянутой морды занимала округлая, ощетинившаяся зубами пасть. Почему-то на ум пришла мысль о неудобстве укусов таким зубастым ртом, зато вгонять клыки в жертву должно быть весьма комфортно. Лениво перебирая лапами и волоча за собой пару заканчивающихся костяными клинками хвостов, демон поплёлся прочь, а на верхних этажах стены задрожали, обозначая места спячки его сородичей.

Демоны бывают разные – чёрные, белые, красные, всплыли не к месту слова старой переделанной песенки. Эмбрионы бесхвостые, гуманоидного типа, а сей экземпляр с человеком ничего общего не имеет.

Я не шумел, следовательно, разбудить местных обитателей не мог. Вывод: им пора вставать. Закат на дворе, вот-вот ночь вступит в права. С одной стороны, плохо, ведь бодрствующие твари резко снижают вероятность найти детей и Асталэ живыми. С другой, я себя чувствую лучше, готов и в тень нырнуть, и демонов с собой утащить на поживу тёмным духам. Радикальное средство спасения, конечно, вредное для здоровья, да ничего не поделаешь, в безвыходной ситуации выбирать не приходится.

Раздавшееся откуда-то снизу хлюпанье резко контрастировало с мелодией. Я выглянул за кожистый парапет, и сердце моё пропустило удар. К хрустальному саркофагу подходила, наплевав на опасность, внучка харана. Она и не думала скрываться. На её чавкающие шаги уже обратили внимание проснувшиеся и прильнувшие к парапетам балконов демоны. Они прислушивались, принюхивались, проверяли воздух длинными гибкими языками, однако, не спешили спускаться, следя за действиями эльфийки. За ней съёжилась девочка – вся в грязи и слизи, волосы слиплись. Сперва я принял её за очередное создание чудовищного дворца, затем узнал в ней обыкновенного ребёнка. Асталэ, будь она здорова, нашла дочку проводника!

Харани, неотрывно глядя на играющий багровыми лучами драгоценный камень, распростёрла над саркофагом руку. Чего творишь, дура?! Брать чужое не учили? Твою же… Не успеваю! И крикнуть предупреждение означает громогласно объявить о моём присутствии тварям.

Демоническая музыка прервалась, существа с балконов напряглись, неподвижно наблюдая за эльфийкой. Чутьё на опасность, развившееся за месяцы пребывания в Трёхлунье, вопило о несовместимых с жизнью последствиях поступка девушки.

Кишащий явно хищными созданиями неведомого разума дворец-лаборатория, драгоценный камень в груди мумии, лежащей в хрустальном саркофаге, и куча иных зловещих факторов как бы намекают – брать здесь ничего не стоит. Прикасаться к чему-либо, и то нежелательно, дабы не подхватить какой заразы, и речь не только о болезни физического тела. То ли девка безрассудно храбрая, то ли совсем рехнулась на почве пережитого.

Спрыгнуть и пробежать по залу, оглушив чудовищ хлюпающими шагами в наступившей тишине, не вариант. Долго, не успею помешать девчонке. А, была не была.

Теневое измерение приняло меня как родного. Мир преобразился, цвета исчезли, оставив оттенки серого. Силуэты эльфиек едва выделялись на общем фоне перекрещенных линий, по которым текла энергия. Стены, потолок, протянутые посреди здания канаты – абсолютно всё проводило айгату и жизненную силу.

Я рванул к Асталэ со скоростью выпущенного баллистой снаряда, вынырнул из её тени и выбил из руки пульсирующий пурпурным кристалл. Девушка дёрнулась, ошалело глядя то на меня, то на магический камень.

– Зачем? Я была так близка… – произнесла она одними губами, и тишина взорвалась негодующим воем и гневным рёвом десяток глоток.

– Слушайся меня, дурочка! – рыкнул я, снимая перчатку и проводя заострённым ногтем по коже на руке принцессы.

Из царапины выступила кровь. Совсем чуть-чуть, но на задуманное хватит. Вытер ранку пальцем и, скомандовав ошарашенной девушке спокойно стоять, вывел на её лбу упрощённое изображение теневого лотоса.

– Не отставай!

Девочка ринулась по лестнице, испугавшись меня. Нет, я тебя не отпущу, не затем столько лазил по отвратному дворцу. Схватив дочку проводника за плечо, развернул ко мне запачканным личиком и нанёс защитный знак Великого Князя на щеку.

– Брат где? – рявкнул я, посылая телепатический импульс в головку ребёнка. Та взвизгнула, зажав уши ладошками.

– Он мёртв, уходим, – разъяснила ситуацию подскочившая харани.

Сколько уверенности в голосе, словно ей известно, куда бежать, чтобы спастись от оравы спрыгивающих с балконов тварей.

– Держитесь за меня! – Я обхватил эльфиек и рухнул с ними в мир теневых духов.

Минуя потерявших нас из виду демонов, мы заскользили по поверхности стен, балконов вверх, к дыре в куполе. В Умбро без разницы, по какой плоскости передвигаться, вертикальной или горизонтальной. Есть воля, цель и результат. Мимо проносились чернильные кляксы тварей, каркасы живого строения. Ощущая астрал и теневое измерение наиболее полно, я понял, что здание на самом деле магический конструкт вроде оживлённого некромагом мясного голема. Жизни сотен тысяч разумных составляли его основу, а поддерживалось оно за счёт подаваемой извне энергии.

Затрещали опоры, пережатые сухожилия и суставы издали громкий хруст. Дворец будто свело судорогой. Айгата заструилась к куполу. Пролом стремительно затягивался, перекрывая нам выход и вынуждая прибавить скорости. Ощущая начальный распад астральных тел девчонок, – теневое измерение, несмотря на защитный знак, предохраняющий от нападения духов, пагубно сказывается на непосвящённых в таинства Тьмы смертных, – я вырвался из здания и помчался к границе города. Останавливаться посреди занесённых песком домов слишком опасно. Эльфийкам от долгого, продолжительностью меньше минуты, пребывания в Умбро будет совсем худо, толку от них не дождёшься в ближайшую седмицу, но они выживут.

Я буквально выпрыгнул из тени развалин сторожевой башни. Небо уже потемнело, робко мерцали первые звёзды. Луна ещё не взошла, и пустыня приобрела зловещий вид выжженной холмистой равнины. Быстро же настала ночь. Демонам раздолье, смертным горе. Так говорят солнечные эльфы, если верить Нуэглиру.

Потерявшие сознание девчонки висели у меня на руках безвольными куклами, сердца в замедленном темпе перекачивали кровь, аура дочери проводника поблёкла. Ей пришлось хуже, чем Асталэ. Без того измученная, она сохранила мало сил. Положив эльфиек на горячий песок, вынул две склянки с эликсиром восстановления айгаты, откупорил и вылил в приоткрытые рты, приподняв головы. Нормально, жить будут.

– Гархар! – закричал я. – Тащи сюда свою плоскую задницу, летающая рыбёшка!

Песок у скалы взвился в воздух, и из него вылетел наш скат. Изрядно уменьшившийся в размерах из-за нехватки пищи, он набрал высоту и резко рухнул к нам. Издали по дёрганым движениям видно, что лоа нервничает. Подлетев, он окатил нас волной неподдельного ужаса. Подхватив девчонок, я взбежал по хребту и привязал их ремнями к костяному гребню. Лоа тем временем плавно поднимался ввысь, удаляясь от города.

Рёв разнёсся под небесами, заставив вздрогнуть Гархара и меня заодно. Эльфиек затрясло, летающий скат накренился. Старший лоа, гроза мелких духов, дрожал осиновым листом. Он впервые на моей памяти так активно заработал крыльями, ускоряясь. Что ж его напугало? Я обернулся на город, и волосы у меня зашевелились на затылке. Окружающие дворцовый купол башни пришли в движение. Они изгибались в безумном танце, а с вершин сорвались в небо, устремившись за нами, четыре крылатые фигуры. Воздух за ними колебался, переполненный айгатой ветра, точно шлейф повелителя сильфов.

На земле творился невообразимый хаос. Черепки домов трескались, над ними кружился песок, источающий неописуемую, парализующую ярость. Нарождающийся песчаный смерч извивался гигантским змеем, снося постройки и вбирая в себя обломки. Он увеличивался, охватывая всё большую площадь под жалом-основанием, и вытягивался к небесам, выплёвывая тучи песка.

– Царь пустыни, – произнесла, не приходя в себя, Асталэ. – Царь пустыни пробудился… Горе нам… смертным… потревожившим его сон.


Глава 10. Сокровище демонов | Царь пустыни | Глава 11. Стражи царицы