home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2. Встреча и расставание

Сложенные из камня и грубого кирпича здания жались к центральной башне-колокольне, оповещающей крестьян близлежащей деревушки об опасности либо важных событиях вроде рождения наследника. Поместье выросло из замка, возведённого в доимперский период, о чём напоминали и толстые стены, и ров, ныне превратившийся в глубокую канаву. Клеймёные, как только пришли сюда, установили купол защитного барьера, наложили на камни недолговечные чары прочности и обвели каждое здание сигнальным контуром, сообщающим о проникновении чужаков. Дополнительно Глан обустроил наблюдательные посты на окрестных возвышенностях. Все эти предосторожности оказались пустым звуком при появлении Лукаса. Я уверен, что Ночной Охотник способен, не напрягаясь, незаметно пройти в мои покои. Вот и полагайся на охрану. Его даже волки не учуяли! Клеймёные, между прочим, отвечали за безопасность первых лиц Эладарна, то бишь королевской семьи, наравне с гвардией. Раз уж они бессильны, не представляю, как можно скрыться от Охотников.

Система прозрачных барьеров задрожала от прохождения через них нашей группы. Опознавательные чары позволили нам войти в поместье, и тут же прорехи, оставляемые нами в астральных стенах, захлопнулись. Лилиана заспешила на кухню ужинать, с ней проголодавшиеся волки и три дриады, я с Акелой направился в свои покои. Помедитирую и обмозгую ситуацию.

Переступив порог комнаты, замер. Расположение предметов прежнее, дверь не открывалась, посторонних запахов и следов в астрале нет, и всё же меня что-то насторожило. Акела прижал уши к голове, активно принюхиваясь. Приглядевшись к потокам энергий духовным зрением, я уловил некую пустоту, будто тончайший разрез в астрале, замаскированный фоновыми аурами предметов и заклятий. Такой остаётся после двигавшейся сущности, только со шлейфом её айгаты.

Я перехватил Маркарта, готовясь нырнуть в теневое измерение. Похоже, меня навестил скрытник высочайшего класса. А вдруг их несколько, и кто-то из них подобрался к сестре? Проклятье!

– Ну ты и подозрительный, – раздался до боли знакомый голос, и из спальни показалась завернувшаяся в покрывало Смуглянка. При виде её с плеч словно гора свалилась. – Я надеялась сделать тебе сюрприз, а ты чуть в Умбру не сбежал.

– Твою… матушку во фрейлины Небесного Короля, – процедил я и улыбнулся.

– Маму не трогай, она тебе ничего плохого не сделала. Кроме меня, естественно.

Авариэль прильнула ко мне, мурлыча и щекоча дыханием мою шею.

– Не люблю сюрпризов, но рад тебя видеть, melisse. Как никогда рад. – Подхватив взвизгнувшую Смуглянку, я понёс её назад в спальню.

Как же я соскучился по её глубокому голосу, по янтарным, совсем чуть-чуть раскосым глазам, глядя в которые можно утонуть, по пышным волосам, чёрной волной опускающимся на плечи, по нежным рукам, по губам, которые хочется целовать бесконечно, по гибкому стану…

Позднее, поглаживая бархатистую кожу Смуглянки, я удивлялся, как отпустил её в логово наших врагов – Тельперинг. В жреческой цитадели хранятся древнейшие артефакты, представляющие опасность для ангелиан, и ценнейшие реликвии, среди них – Лунная Слеза, принадлежавшая Клеймёным до разрушения их родного города Исиланта и похищенная храмовниками дома Алых Шипов. Авариэль искала способ выкрасть магический самоцвет, попутно собирая сведения о намерениях жрецов относительно нас.

– Что думаешь о совете слуги де Виллано? – внезапно спросила Смуглянка.

Глан донёс по мыслесвязи, не иначе.

– Брадосец пытается играть со мной, – хмыкнув, ответил я. – Раскладывает карты рубашками вверх и предлагает выбрать, какая мне нравится. Порой кажется, что он предусмотрел любой мой шаг.

– Давай поступим непредсказуемо. Не поедем на север, забудем о пустыне и Эладарне, о Брадосе и отплывём на закат, в Гвейнмар. Предложим услуги правителю. Полагаю, он не откажется принять под крыло наш дом. Шпионы и убийцы народа долгоживущих ценятся всюду. Или махнём в столицу империи и попросим у императора разрешения осесть на его землях в обмен на службу. Он точно не откажет. Агенты его тайной канцелярии нам и в подмётки не годятся.

– Сомневаюсь, что целитель не предвидел такой шаг. Царство сумеречников, должно быть, кишит доносчиками Ночных Охотников, выполняющих поручения правящих домов Лумирена1. К тому же, нет никаких гарантий, что нас не используют, узнав о причинах интереса ко мне эладарнских жрецов.


## 1 Лумирен – столица царства Гвейнмар. Древнейший (и первый) город сумеречных эльфов, по праву считающийся красивейшим на западе Ирозанского континента. Его также называют Адамантом Запада.


– Тогда давай поплывём на Лаэгард.

– Ты серьёзно? Никто не согласится нас туда доставить ни по воде, ни по воздуху. Моряки ничего так не боятся, как кракенов и штормовых змеев, обитающих в Море Чудовищ, а обходить его слишком рискованно, сама знаешь. Неизведанные земли потому и остаются неизведанными. Имперцы говорят, что Лаэгард красивая сказка, и я склонен им верить.

– Эльфы утверждают обратное. За океаном лежит богатый лесами и реками материк. Добраться туда трудно, да, но возможно, заручившись поддержкой магов стихий.

– Ага. Волшебники имперской академии пытались. В итоге флотилия из девяти кораблей пропала возле Моря Чудовищ, погибли четверо супрем-магистров стихийной магии, без пяти минут архимаги, и множество обычных магистров. Элементали, заклятия, призванные звери – ничто не помогло хотя бы пересечь Море Чудовищ. Кто-нибудь из эльфов сумел добраться до Лаэгарда?

– В Эпоху Единства туда часто ходили корабли аллиров. Аллиран основал на побережье ряд колоний. С ними прервалось сообщение с приходом в Трёхлунье ангелов.

– Почему-то туда не переправились бежавшие из Аллирана правители. Великий Князь предпочёл укрыться под землёй. Значит, путь в Лаэгард был закрыт и для него.

Помолчав, Смуглянка проворчала:

– Будь у нас Лунная Слеза и Звёздный Камень, я бы не раздумывая купила корабли у тёмных эльфов вместе с командами из рабов и двинулась на поиски потерянного материка.

Чего-то она не договаривает.

– Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

– Может быть. А может, и нет. У тебя же есть секреты, которые ты даже мне не доверяешь. Вот и у скромной княжны, занимавшей пост главы внешней разведки королевства, имеются.

– Хм. Ладно, потом поговорим. Слуга брадосца приглашал в Белую пустыню на встречу с де Виллано.

– Вот скользкий угорь! – вскинулась Смуглянка. – Пёс с ними, с Ночными Охотниками. От пристального внимания ублюдков нам, похоже, не отделаться. Зато сильное государство охладит пыл карубиальцев. Империя, по-моему, отлично подходит на роль нашего покровителя. Светлые эльфы не дураки ссориться с людьми. Что до тебя, то не все ангелиане разделяют точку зрения эльфийского верховного жреца. Имперские иерархи самостоятельны, их не касаются туманные пророчества эльфов. Люди недолюбливают долгоживущих. Между Церквями натянутые отношения, сами Церкви очень разные. Их объединяет лишь вера в ангелов и Творца. Власти империи, возможно, и попробуют тебя использовать – как средство устрашения Эладарна. До выдачи не дойдёт. А взбреди кому-то из иерархов схватить тебя, у него почти нет шансов на успех. Во-первых, мы не будем сидеть сложа руки, во-вторых, ты не позволишь себя посадить в клетку. Верно?

Зависит от того, кого пошлют по мою душу. Против слаженной команды магистров-супремов боевой магии, храмовников и жрецов во главе с Анарионом я вряд ли выстою в открытом бою. С другой стороны, они чересчур «громкие» в астрале, успею улизнуть.

– Какие новости из благословенного королевства? – решил я переменить тему. – Король жив? Его дальние родственники не собираются грызться за корону Эладарна?

– Не недооценивай мощь его величества Эльрунна и Защитников Престола, сопровождающих его в походе. Последнее известие от него пришло полтора месяца назад. В письме сообщалось о благополучном спуске в Подземье у Шунтальской пустыни и разгроме дозорных отрядов Дуазарка. Это город поклонников Голгорота, если ты не в курсе, милый, – промурлыкала Смуглянка. – Ещё из новостей – скоро произойдёт избрание следующего верховного жреца Карубиала. Две седмицы, и светоносную мантию наденет некто Ильфирин, бывший советник Габрилла Радужного и настоятель монастырской цитадели Тельперинг. Поговаривают, старый пёс потерял хватку, но спокойно жить он нам не даст. Из хороших новостей – в хранилище артефактов Тельперинга существует шанс проникнуть, обманув охранные чары. Как выйти оттуда – ума не приложу. Ну, и самая плохая новость. – Тон Смуглянки стал серьёзным. – Натиэль пытают, обвиняя в сговоре с тобой и убийстве верховного жреца.

Я выругался вслух. До последнего надеялся, что жрецы не осмелятся поднять руку на принцессу. Её тайно держат под стражей в Тельперинге, объявив мёртвой. Король Эльрунн Смелый, узнав от верховного жреца Габрилла Радужного о смерти единственной дочери, павшей жертвой колдовства тёмных эльфов, собрал войско и выступил в Подземье громить предполагаемых убийц. Подозреваю, на трон служитель ангела Карубиала намеревался посадить верного эльфа, что развязало бы жречеству руки в охоте на меня. Услышав от Смуглянки о столь грандиозных планах, я понял, до какой степени ненавидят и боятся сидящего во мне аллирского Великого Князя ангелопоклонники. Для них я навсегда останусь угрозой номер один. Они пойдут на государственный переворот, на убийство короля и королевской семьи, если понадобится, лишь бы уничтожить меня.

Принцессу Натиэль Крылатый Единорог Карубиал благословил даром Видения прошлого, настоящего и будущего. По сути, она пророчица, святая дева, чьё предназначение – предупреждать королевство о надвигающейся опасности. После спасения мною Натиэль из лап троллей – в аранью её послал Габрилл вместе с отрядом воинов покончить со мной, покуда во мне не пробудился Великий Князь – доверие к принцессе со стороны жрецов упало. Девушку тайно схватили и отвезли в Тельперинг, там она рассказала, где меня найти. В тролльи леса снарядили целую армию по меркам эльфов, малочисленную, отлично вооружённую, состоящую из овладевших магическими знаниями храмовников, жрецов и боевых магов под командованием героя королевства Анариона и верховного жреца. Выжил только один.

– Раньше ли, позже она выдаст нас, Санд. Учитывая, что мы в империи, за нами придут наёмники. Не удивлюсь и Анариону, жаждущему отомстить за поражение в Марадро и аранье. Он дважды упустил нас, не сберёг верховного жреца, потерял в бою с шаманом своих братьев. Как глава храмовников он опозорен.

– Поэтому в следующий раз ударит наверняка, прихватив с собой Натиэль. В таком случае мы не убежим, и наши перемещения утратят смысл. Чтобы избавиться от нас, жрецы пойдут на ссору хоть с империей, хоть с сумеречными эльфами. Войны из-за нас ни те, ни другие не начнут. Ждать нам недолго, melisse. Сколько там до выборов верховного, пару седмиц? Новый глава Церкви первым делом подпишет приказ о формировании отряда убийц. От нескольких дней до седмицы на подготовку, затем выдвижение. Командиром непременно назначат Анариона, а приведёт к нам душегубов лично принцесса.

В янтарных глазах Смуглянки промелькнул страх. Есть, отчего впасть в отчаяние. С Анарионом не справятся и все Клеймёные скопом. Дважды Авариэль сходилась с ним в бою и дважды отступала, не сумев нанести ощутимого вреда.

– Не хочешь осесть в империи – я уведу дом на север, – заявила Смуглянка. – Ледяные Пустоши укрыты от ангельского взора пеленой облаков и аурой древних божеств Полуночи. Натиэль не увидит нас среди снегов севера. Санд, твой брадосец дал тебе правильный совет. Мы построим селение недалеко от границы. В крайнем случае спрячемся в Шунтальской пустыне.

– И будете всегда трястись, ожидая гостей из Эладарна? Не по мне это, melisse.

– Мы выживем, Санд! – Смуглянка села напротив, взяв меня за руку. – Постепенно окрепнем. Выясним отношения с Ночными Охотниками, может быть, добьёмся от них помощи.

– У меня в Седых горах три десятка детей, у тебя Клеймёные, из них некоторые семейные, с малышами. Выживать в Ледяных Пустошах трудно даже воинам, что уж говорить о детях. Куда мы их приведём, в метель?

– А ты что предлагаешь? – взъярилась Авариэль. – Красиво уйти за Багровую реку, забрав побольше врагов? Жрецы отыщут и убьют всех! Детвора в городе дварфов, думаешь, уцелеет? Их не трогают, дабы не портить без того плохие отношения с бородачами. Когда на трон сядет новый король, разразится очередная война с подгорными кланами, и целью будет очищение мира от твоего возможного наследия. Смертные, связанные с тобой, должны умереть. Полагаешь, после твоей гибели за Лилианой не начнут охоту? Ошибаешься!

Я предполагал нечто подобное, правда, не в таких масштабах. Смуглянку и командиров Клеймёных убрать для жрецов необходимо, но зачем трогать детей и сестрёнку? Уроды.

– Я ударю прежде. Ударю так, что они забудут о своих ублюдочных планах.

– Каким образом, Санд? – вскинула руки Авариэль. – Пойдёшь штурмовать Тельперинг в одиночку?

– Не штурмовать. Нужно вытащить оттуда Натиэль.

И спрятать её подальше, на том же севере. А я продолжу возведение крепости на Зеркальном озере. Со Звёздным Камнем в качестве источника энергии островной замок станет моей новой столицей и передним рубежом обороны. Пусть о него бьются отряды имперцев и эльфов, я тем временем нанесу удар во вражеский тыл – по королевству светлых эльфов. Север будет запасным убежищем на случай поражения.

– Ты хоть понимаешь, о чём говоришь? Ладно, мы проберёмся в цитадель, найдём принцессу. Дальше что? Окажемся в каменном мешке, окружённые врагами. Да Лунную Слезу выкрасть легче, чем Натиэль! Знаю, вы с ней друзья, к ней я отношусь как к младшей сестре, но сделать пока мы ничего не можем. Со временем придумаю способ, как безнаказанно покинуть Тельперинг, и мы вместе отправимся за принцессой.

– У нас мало времени.

– Мы уйдём на север. Санд, прошу, – Смуглянка сжала ладонями моё лицо, – пошли с нами. Забудь о троллях, у них свои вожди и шаманы, свои покровители! Ты им чужой!

– Расскажи, как проникнуть в Тельперинг, и уезжай с Клеймёными сегодня же. Лилиану проводи до столицы и передай магистру Вольмиру, придворному чародею. Она будет поначалу орать, но потом поймёт и успокоится. Я с ней переговорю.

– Идиот! Из тебя душу вытрясут, воплотят заново, сожгут, а пепел растворят в кислоте, кислоту выльют в жерло вулкана. От Сандэра Валирио ничего не останется, вообще ничего! Окончательная смерть! Никакого посмертия, побега в Серые Пределы, иномирье. Уясни это себе, Санд! Соваться сейчас в Тельперинг чистое безумие! Мелкая пигалица, может быть, уже предвидела твой приход, и эльфы готовят горячий приём. Как я спасу тебя?! Погублю Клеймёных, мой дом исчезнет, и всё зря!

Я перехватил занесённую для пощёчины руку Смуглянки. Знал бы, к чему приведёт идея похищения Натиэль, молчал бы. Завтрашней ночью покинул бы поместье и принялся за осуществление задуманного. Рассчитывал на информацию, а чуть не получил по щам. Ненавижу скандалы.

– Не сумею лишить жрецов Видящей – переберусь на север, – сухо произнёс я. – Там и встретимся.

– Нет, – покачала головой Авариэль. – Ты же сперва захочешь выяснить отношения с брадосцем? – не столько спросила, сколько утвердительно сказала она, разгадав мой план. – Жди меня в Белой пустыне. Оставь зашифрованное послание у деда. Напиши, где тебя искать. Спасём принцессу вместе.


Солнце улеглось за холмистой грядой, передав мир во власть ночи. Над морем повисла круглоликая луна в окружении звёздной свиты, окрасив берег в бледно-серые тона. Воды почернели, обратившись в шумящую, колышущуюся массу, напоминающую океан темноспинных насекомых, завоёвывающих сушу. Поместье выглядело угрюмым и покинутым. Пропала сотканная из лунного света и невидимая днём пелена барьера, опустели внешние стены. Лишь со двора по-прежнему доносились звуки тренировочного боя.

Я резко распахнул глаза. Сон и явь перемешались и слились воедино. Мне снилось, что Клеймёные во главе с Авариэль ушли. Выглянув в окно, увидел бьющуюся с дриадой Лилиану и волков, сидящих вокруг тренировочной площадки.

Тринадцать преисподних! Сестрёнка должна быть далеко отсюда, а она здесь, и нет ни одного эльфа поблизости. Смуглянка оставила её! Я ведь просил забрать Лилиану, и Авариэль вроде согласилась. Кивнула молча, ничего не обещая. Надо было заставить её поклясться!

Выругавшись, опрометью кинулся к лестнице. Времени у нас всё меньше, возможно, его уже вовсе нет, и к поместью приближаются бойцы жрецов. А каким простым казалось всё вчера. Я, не обременённый сестрой, дриадами и волками по теневому измерению – демон с влиянием Тьмы, оно при таком перемещении околонулевое – попадаю в Шунтальскую пустыню быстрее, чем дирижаблем, и нанимаю Проклятых. Далее Эладарн, «прощупываем» Тельперинг на предмет брешей в системе охраны цитадели и умыкаем принцессу. Жрецы лишаются всевидящего ока, отчего не в состоянии выследить ни меня, ни Смуглянку. Правду говорят, хочешь насмешить богов – расскажи им свои планы.

Псу под хвост мой замысел. Днём я ехал на лошади, волки бежали по лесу, в высокой траве, не попадаясь никому на глаза. Дриад благодаря чарам иллюзии, накладываемых Клеймёными, было не отличить от обычных девушек. Как теперь передвигаться без фишек Клеймёных? Ладно я, с Маркартом и в доспехах солнце мне не страшно. Волки так же продолжат быть разведчиками, предупреждая о случайных путниках и держась на расстоянии. Девчонки в плащах с капюшонами и в масках на лицах вполне сойдут за наёмниц, которых немало на южных землях империи, особенно по окончании войны с троллями. Бывают среди наёмных отрядов чисто женские коллективы, состоящие преимущественно из боевых чародеек. Идти следует вдали от крупных сёл и городов. Риск наткнуться на шпионов Эладарна в таком случае минимален. Но… не вариант, совсем.

Путь до Шунтальской пустыни займёт не один месяц. Разбойников не боюсь, а вот дружин феодалов, иногда не брезгующих грабежом, опасаться стоит. Не потому, что мы с ними не справимся, девчонки положат несколько десятков латников, не вспотев, а потому, что нами заинтересуются соответствующие органы. Слыханное ли дело – перебит отряд рыцарей, пусть и мелкого пошиба. Попахивает магией, а магов, неподконтрольных государству, в империи не любят. Снарядят группу поиска и захвата, и тогда нам не отвертеться от конфликта с властями.

– Привет, братик! – просияла Лилиана, завидев меня, и прекратила атаковать сидящую в глухой обороне Юнию.

– Почему осталась? Я же сказал уйти с Авариэль!

– Судя по всему, – сестрёнка расслабленно отставила руку с копьём в сторону, – ты опять хочешь вляпаться в неприятности. Либо уже вляпался. Зная тебя, могу утверждать, неприятности эти с большой буквы. Поэтому тебе понадобится любая поддержка. Да, я мала, никогда не принимала участие в битве, однако, я не одна. Со мной дриады и волчатки, а они никогда не подводили, разве нет?

– Авариэль того же мнения, раз позволила тебе остаться?

Подставила меня Смуглянка. Отомстила, чтоб её.

– Не-а. Она против. И девчонки умоляли пойти с ней. Пришлось настоять. – Лилиана кивнула на копьё у меня в руке. – Я пригрозила, что нападу, если Авариэль или кто-то из Клеймёных попробует подойти ко мне. С Маркартом и белыми волками не поспоришь.

Злость на Смуглянку постепенно схлынула. С человеком, вооружённым божественным артефактом, схватиться не пожелал бы и архимаг. Несмотря на неопытность сестрёнки, она с повергавшим богов и высших демонов копьём в руках представляет нешуточную опасность. Драться всерьёз не входило в планы Смуглянки, и она отступила. В битве могли пострадать Клеймёные. Будь я предводителем эльфов, сделал бы так же.

Я глубоко вздохнул, окончательно успокаиваясь.

– Глупая ты девочка, Лилька. Я забочусь о твоей безопасности.

– А я о твоей. Помнишь, что обещал в аранье, когда мы снова встретились? «Мы больше не расстанемся», говорил ты.

– Надолго не расстанемся, – внёс я необходимую поправку.

– «Надолго» понятие относительное. Для тебя, может, и год мгновение.

– Скажешь тоже. Куда мне тебя теперь деть, а? До столицы, не привлекая внимания, вряд ли дойдёшь. В Куркемб разве только. Город дворфов такой.

– Никуда ты меня не денешь, Саш. Оставишь где-нибудь – сбегу. Закроешь в четырёх стенах – откажусь от еды и воды. Заставят есть насильно – умру, и мой дух вечно будет с тобой.

Я стиснул зубы. Возникло желание дать этой дурочке воспитательную оплеуху.

– Никогда не говори так. Даже в шутку. Поняла?

В Куркемб везти её бессмысленно. Город наверняка у эльфов на примете. На Зеркальное озеро не отправить, не с кем. Дриад тролли на дух не переносят, а саму Лилю, ну, ладно, не саму, с волками, не отпущу.

– Поедешь со мной, – огорошил я примолкшую сестрёнку. – Собирайся. Девчонки, вы составите нам компанию. Ну, и вы, белые бестии, куда уж без вас.

– Правда? – не веря ушам, спросила Лилиана и бегом бросилась одеваться.

Спустя полчаса мы стояли у ворот поместья – четыре дриады – остальных я отослал в Куркемб, – волки, сестрёнка и я. Девчонки в лёгких дорожных плащах, под которыми кожаные куртки-безрукавки, тёмно-серые рубахи и штаны. Волосы убраны под береты. Одеты по погоде – начало лето выдалось прохладным. Лица открыты. Светло-зелёная кожа издали, да ещё и в тени, неотличима от смуглой кожи выходцев из южных стран. Оружия не видно. Дриады не носят стали, предпочитая магию.

Лилиана в сером охотничьем костюме нервно сжимала подаренный Смуглянкой чародейский посох – непримечательную деревянную палку, неизменный атрибут начинающей магички. Посох не так прост, как кажется с первого взгляда. Верхний конец иллюзия. Маг, умеющий видеть сквозь чары, разглядит вместо тупого конца острый клинок-навершие. Пышные русые с проседью волосы сестрёнки спрятаны под украшенный серебряным магическим знаком берет, на поясе фляга, парочка непромокаемых футляров со свитками и маленькая книжка в специальном коробке, дневник, куда записываются выученные заклинания и наблюдения. Ни дать ни взять ученица какого-нибудь имперского колледжа магии.

Я по виду типичный наёмник из бесчисленной армии странствующих рыцарей. На голове округлый глухой шлем с узкими прорезями для глаз. Глаза он и прячет, они же у меня чёрные, причём речь не только о радужке, а и о склере. Кольчужно-пластинчатые доспехи прикрыты плащом с капюшоном, подкладка расшита защитными и скрывающими ауру символами. Запечатлённая на плотной ткани вязь заклятий неразличима для человеческого глаза. В петлях широкого поясного ремня склянки боевых эликсиров. Футляр на боку хранит гремучее и ядовитое зелья и малый церковный набор борца с нежитью и нечистью, куда входят начиненные гремучим зельем бомбы, освящённые соль, вода, серебряная пыль и прочие полезные при встрече с чересчур вёртким и живучим врагом мелочи. За поясом по паре метательных топоров и внушительных размеров кинжалов с зачарованными на остроту лезвиями. В руках копьё с надетым на чёрный клинок чехлом.

Передо мной бледным призраком почти беззвучно заскользил Акела, Лилиану окружили трое её питомцев. Волки за последний месяц чуток подросли и обзавелись собственными доспехами – наспинными и нагрудными щитками и ошейниками из дублёной воловьей кожи. Акела тащил на боках сумы со съестным. Дриады и я не нуждаемся в пище, а Лилиане и волкам хватит на седмицу. Свитки с боевыми заклятьями, воду и лекарства разделили между остальными волками и девчонками.

Критически осмотрев нашу группу и сочтя её готовой к путешествию, я удовлетворённо кивнул. Эстер жестом приказала сёстрам отворить ворота.

Мы не оборачивались. Поместье для нас лишь очередная остановка в долгом побеге от убийц.

– Куда мы, Саш? – поинтересовалась Лилиана, остановившись рядом со мной в шаге от накатывающих на берег волн. – Тракт и просёлочная дорога в другой стороне, лодок что-то не вижу.

– Мы полетим. – Я достал кинжал. – Лиль, дай ладошку, пожалуйста.

– Это обязательно, Сань? – протянула руку сестрёнка.

– Угу, – я сделал маленький аккуратный надрез. – Набери крови и брызни в воду. Юния, залечишь ранку.

– Слушаюсь, повелитель, – дриада с готовностью подвинулась к Лилиане.

Раньше я призывал лоа, жертвуя им животных. Позже, по мере овладения шаманскими навыками, начал использовать свою кровь. Сейчас Тьмы во мне столько, что духи отказываются принимать моё подношение, и приходится проводить призыв по старинке, перерезая глотки зверям. За неимением таковых сойдёт кровь Лилианы, схожая с моей прежней, чистой.

Я выкрикнул короткий призыв одновременно с движением сестрёнки, вложив в имя лоа немало духовной силы. Брызги частью исчезли в воздухе, частью упали в море. Жертва принята.

Над поверхностью воды сгустился туман, закручиваясь спиралью. Внутри взвеси образовалась фигура, чьи очертания проступали чётче с каждой секундой. Повеяло холодом, заставившим поёжиться Лилиану и обрабатывающую ранку дриаду, волки прижимали уши к головам и скалились. Не привыкли наши питомцы к пришельцам из Серых Пределов.

«Кто звал повелителя воздуха?» – грозно осведомился сформировавшийся скатоподобный лоа, парящий в клочках тумана. Его бас отразился эхом в сознании. Девчонки вздрогнули, волки тихонько зарычали.

– Привет тебе, Гархар, – помахал я рукой старому знакомому.

«Ааргх, надо было догадаться. Вкус крови похож, – разочарованно прогудел материализованный дух. – Опять захотел посидеть на горбу?»

– Не преувеличивай, у тебя замечательно ровная спина. И удобная. На ней сутки напролёт лежать, глядя в небо, сплошное удовольствие.

«Врёшь. Лучше бы она тебе не нравилась, колдун. Мой могучий владыка недоволен. Меня призывают без его на то разрешения. Видишь свежие шрамы на крыльях? Виноват ты, страдаю я. Он знатно поколотил меня, в половине Серых Пределов слышались мои стенания. Отказывать тебе, раз уж явился, не буду, однако, не призывай больше бедного лоа, очень прошу».

Все мной недовольны. Твой босс, боги Предвечной Тьмы, Смуглянка, и та на меня злится.

– Сочувствую, Гархар. Назови имя владыки, дружище, хочу с ним потолковать.

«Вы с ним, чего доброго, поладите, а отдуваться потом мне. Мол, виноват, не свёл с хорошим собеседником. Кыттакум накажет. А поссоритесь, всё равно сорвёт злость на моей шкуре».

– Не бойся, и пальцем – или что там у него вместо пальцев – тебя не тронет. Кыттакум, говоришь? Запомню. Подлетай к нам и дай залезть на спину.

По-моему, летающий скат тяжко вздохнул. Лёгких у него, разумеется, не предусмотрено, но впечатление сложилось именно такое, в его астральной эманации чётко ощущалась обречённость.

Подхватив на руки сестрёнку, я взбежал по опущенному крылу и устроился посредине широченной спины, за мной лёгкими прыжками последовали дриады. Волки нерешительно переступали с лапы на лапу. Их еле удалось уговорить запрыгнуть на воплощённого духа.

Взмахнув крыльями-плавниками, Гархар поднялся над водой, неспешно набирая высоту.

– Летим на юго-восток, – приказал я едва слышно и спросил, мысленно обращаясь к лоа: – Сколько ночей до ксаргского побережья?

«Три», – подумав, ответил дух.

«А до пустыни за Морем Утопленников? Не пересекая Эладарн».

«Девять – десять. Пустыня… жарко, душно, голодно. Не долечу. В море упаду».

«Донеси нас до какого-нибудь островка под утро, отдохнём, а вечером продолжим, подкрепившись местной фауной».

«Чем-чем?»

«Наловят тебе вкусной питательной рыбы, говорю».

«Вирма поймай. У него мясо сочится жизненной силой и снимает усталость».

«Ну и запросы у тебя. Морского змея не обещаю, зато рыбку покрупнее поймать постараюсь. Лети давай быстрее».

«Ох… Владыка меня сожрёт, попомни моё слово, колдун».

«Не будь пессимистом. Мы ещё посмотрим, кто кого сожрёт».

Развернувшись и мерно взмахивая крыльями, летающий скат спешно взял курс на родину солнечных эльфов.


Глава 1. Слуга | Царь пустыни | Глава 3. Сборщик податей