home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Полдень в музее

Британский музей оказался огромным квадратным зданием в самом сердце Лондона. Перед центральным входом, к которому вели широкие ступени, возвышались массивные белые колонны. На крыше развевался сине-красно-белый национальный флаг Великобритании, придавая архитектурному сооружению ещё больше достоинства. По территории музея взад-вперёд с серьёзным видом расхаживали мужчины в чёрных и коричневых костюмах.

– Ты уже бывал раньше в этом музее? – спросил Себастиан Люциуса, когда они вылезли из кеба.

Люциус покачал головой:

– У Холмса и Ватсона нет времени на такие экскурсии, а миссис Хадсон нужно заниматься хозяйством.

– А я уже был здесь много раз, – сказал Харольд. – Музей просто отличный. Там выставлены египетские мумии и Розеттский камень, который помог нам расшифровать загадочную письменность древних египтян. Но Технический музей недалеко от Гайд-парка мне нравится ещё больше. Там можно увидеть очень классные штуки.

Люциуса не удивило, что любитель мастерить Харольд так увлекается старыми машинами. Сам же он больше интересовался запретными книгами, таинственными амулетами и другими предметами, о которых ходили разные слухи и легенды. Наверное, причиной тому было его пристрастие к волшебству и приключенческим историям.

– Здесь есть несколько очень классных вещей, – пообещал Себастиан. – Скоро увидите. Но сначала нужно проникнуть в здание. Центральным входом мы воспользоваться не можем: детей без сопровождения взрослых не пускают.

Он свернул вправо и побежал вдоль музейной ограды. Люциус, Тео и Харольд последовали за ним. Мальчики в обычной одежде в глаза не бросались, несмотря на рюкзак Харольда, зато при виде Теодосии в пёстром индийском одеянии прохожие то и дело удивлённо вскидывали брови, и Люциусу оставалось только надеяться, что их никто не остановит и не спросит, где их родители.

Тем не менее они беспрепятственно дошли до торца здания, и по узкой дорожке Себастиан подвёл их к нескольким ступеням, спускающимся к скрытой за декоративными кустами двери, которая, видимо, вела в подвал музея.

– Оттуда можно попасть в подвальный архив, где идёт подготовка к новой выставке, – прошептал сын Квотермейна.

– Дверь не заперта? – поинтересовался Люциус, пока они гуськом спускались по лестнице с чугунными перилами.

– Заперта, конечно, но это не страшно: я знаю, где они прячут ключ. – Себастиан повозился с камнем в стене и вскоре уже держал в руке серебряный ключ. – Та-да-ам! Чёрный ход, отворись. – Он вставил ключ в замок, тихо открыл дверь и сунул ключ обратно в тайник. Осторожно нажав на ручку, он приоткрыл дверь и заглянул в щель. – Всё в порядке, – сообщил он.

Один за другим они пробрались в подвал, и Себастиан запер за ними дверь вторым ключом, висящим на стене. Сердце Люциуса учащённо забилось. Неудивительно! Это было первым волнующим событием с тех пор, как он приехал в Лондон.

Люциус с любопытством огляделся. В маленькое окошко проникало мало света, но этого было достаточно, чтобы сориентироваться. Дверь вела в помещение с серыми оштукатуренными стенами и удивительно высоким для подвала потолком. Повсюду вдоль стен возвышались стеллажи с ящиками, на которых были написаны жирные чёрные буквы и цифры, на первый взгляд не имеющие смысла. Люциус предположил, что это какая-то система, понятная только архивариусам музея.

Себастиан, заметивший взгляд Люциуса, отмахнулся:

– Тут хранятся лишь старые книги. Идём дальше.

Он на цыпочках пересёк комнату, остальные последовали за ним. В темноте Люциус задел ящик, на котором лежало несколько старых книг, и они с грохотом посыпались на пол.

– Чёрт! – вырвалось у него.

Они замерли как мышки, прислушиваясь, не идёт ли кто-нибудь на шум. Но шагов не было слышно. Люциус быстро наклонился и снова сложил книги стопкой на ящике.

Когда они дошли до следующей двери, их ожидал сюрприз: она оказалась заперта.

– Какой дурак додумался закрыть эту дверь?! – горячился Себастиан. – Она должна быть всегда открыта. В неё же людям проходить надо!

– Похоже, все, кому туда сегодня надо, уже внутри, – заметил Люциус.

– И что теперь делать? – спросил Харольд.

– А у тебя в рюкзаке не найдётся чего-нибудь подходящего? – спросил Себастиан.

Харольд покачал головой:

– Я же инженер, а не профессиональный взломщик!

Люциус усмехнулся:

– Может, нас выручит один фокус.

– Это ещё какой? – не понял Себастиан.

– Смотри и дивись. – Он выудил из кармана несколько тонких отмычек, внимательно осмотрел замочную скважину и выбрал подходящую. Раздался скрежет и щелчок. Люциус довольно убрал отмычки, нажал на ручку и отворил дверь. – Сим-салабим!

– Ты взломал дверь?! – изумился Себастиан.

– Может, я и не такой умный, как Харольд, – отозвался Люциус, – и не такой знаток змей, как Тео. И в дикой природе я бы точно не выжил. Но и у меня есть свои таланты, которые именно в городе весьма могут пригодиться.

– Похоже на то, – согласился Себастиан. – Итак, господа и дама, нам сюда.

Коридор, находящийся за дверью, был широкий, с высоким потолком и освещён электрическими настенными светильниками, расположенными через равные промежутки. Люциуса

В коридор выходило множество дверей, дверь в начале и дверь в конце его были двустворчатыми. Дверь справа от них оказалась открытой, за ней продолжался коридор, который поворачивал налево. Люциус подумал, что двери, наверное, ведут в мастерские и складские помещения, где хранятся сокровища, не выставленные в музее.

Однако и сам коридор не пустовал. Вдоль стен стояли длинные столы, на которых лежали полураспакованные книги, картины и археологические находки. Рядом на тележках тоже громоздились ящики. Пахло стружкой и старой бумагой. Как они и надеялись, вокруг не было ни души.

Харольд за его спиной приглушённо чихнул.

– Здесь такая пылюка!.. – пожаловался он.

– Это не находки из Конгарамы, – констатировала Теодосия, подойдя к одному из столов. Она разглядывала обломки каменных табличек, лежащие на столе.

– Нет, это обычный архив, – сказал Себастиан. – Понятия не имею, что это за штуки. Подготовка к выставке ведётся в соседнем зале. – Он указал на двери напротив и направился прямиком туда.

Дверь оказалась незапертой – и Люциус счёл это весьма легкомысленным. С другой стороны, через неё обычно входили и выходили только сотрудники музея, поэтому не было причин принимать дополнительные меры предосторожности.

Себастиан проскользнул в соседнюю комнату, остальные – за ним. Из-за темноты в зале трудно было что-либо разглядеть. Только через два узких окошка под потолком проникало немного света, и Люциусу удалось различить тёмные очертания контейнеров, стеллажей и нескольких бесформенных предметов.

– Добро пожаловать в Конгараму, друзья, – сказал Себастиан, дёрнув рычаг, скрытый в ящике у двери. На потолке тут же загорелись электрические лампы, озарив помещение золотистым светом.

У Люциуса захватило дух. Зал был полон экспонатов. Должно быть, ими был набит весь трюм большого парусника, на котором Себастиан и его отец две недели назад прибыли в Лондон. Повсюду стояли деревянные ящики и коробки: некоторые величиной с коробку для обуви, другие больше чемодана. На многочисленных столах стояли и лежали глиняные фигурки, древнее оружие, экзотические маски, горшки, инструменты и таблички с загадочными значками. Некоторые экспонаты уже тщательно почистили и внесли в каталог. Другие, покрытые красноватой африканской степной пылью, скопившейся в помещении буквально повсюду, ещё беспорядочно валялись во всех углах и нишах.

Самая фантастическая находка стояла посреди комнаты на деревянных подпорках: массивная каменная плита, покрытая незатейливыми, но искусно высеченными рисунками. Подойдя ближе, Люциус разглядел полуобнажённых мужчин с копьями и в причудливых масках, которые сражались с другими полуобнажёнными мужчинами. Второй рисунок изображал коронацию правителя у входа в большой храм, третий – похоронную процессию.

– Невероятно! – воскликнул Харольд, стоящий рядом. – Похоже на историю жителей Конгарамы. Наверное, там была высокоразвитая культура – почти такая же, как у инков или ацтеков в Южной Америке.

Люциус плохо разбирался в таких вещах, но всё это казалось ему невероятно увлекательным. Люди, которые высекли на камне эти рисунки, носили это оружие и готовили обед в этих горшках, умерли сотни, а то и тысячи лет назад. Какой была жизнь в те времена? И какие древние тайны хранят эти находки?

Несколько минут они всё разглядывали, не переставая удивляться. Люциусу особенно понравились искусно отделанные острия копий и ножи с резными рукоятками из слоновой кости, разложенные на мягком сукне. А ещё там оказались два жутких полурассыпавшихся скелета воинов, которые покоились в похожих на гробы деревянных ящиках.

– Смотрите! – вдруг вскрикнула Теодосия, указывая на лежащую на опилках статуэтку.

Люциус, Себастиан и Харольд подошли ближе. Расписанная статуэтка из красноватой глины была длиной примерно с мужскую руку до локтя и изображала существо с толстыми руками и ногами и бочкообразным туловищем, из одежды на нём была лишь короткая юбка. На пальцах рук и ног росли когти. Руки растопырены, будто существо вызывало духов. Но самым жутким было его лицо: оно было расписано как одна из боевых масок жителей Конгарамы – с красно-синими щеками и страшными торчащими клыками.

– Смотрите, – заметил Харольд, – у этого создания не два глаза, а только один – как у циклопа из греческих сказаний. – Он указал на огромный круглый красный глаз над красно-белым носом. От глаза как от солнца отходили нарисованные жёлтой краской лучи. Они тянулись по всей верхней части лица.

– Это Умбак-владыка, – объяснил Себастиан. – Один из главных богов народа Конгарамы. Отец мне о нём рассказывал. О нём, наверное, говорится и на каменных табличках, которые лежат здесь повсюду.

– Жуткий товарищ, – содрогнулся Люциус. – Но что в нём такого особенного, Тео?

– Вы разве не видите? – взволнованно воскликнула девочка. – У него что-то в глазу. Он искрится и блестит.

– Где? – Люциус присмотрелся, но увидел только золотую точку вместо чёрного зрачка в центре жёлто-красного глаза.

– Да вот же! – Теодосия подняла статуэтку и сунула Люциусу под нос, указав пальцем на золотую точку.

– Эй, осторожно! – предостерёг их Себастиан. – Это очень ценный экспонат.

Тео пренебрежительно на него посмотрела:

– Не бойся, я аккуратно… – Вдруг она захрипела. Её тело оцепенело, глаза расширились, а пальцы вцепились в статуэтку Умбака-владыки.

– Тео? – обеспокоенно окликнул её Харольд. – Ты в порядке?

Тео лишь всхлипнула в ответ. Её веки задёргались, глазные яблоки закатились так, что стали видны одни белки. Зрелище было просто жуткое.

– Они стоят передо мной, – возвестила девочка дрожащим чужим голосом. – Мы их победили, но они не хотят сдаваться. – Тело её затряслось.

– Что ты несёшь?! – изумился Себастиан.

Теперь и Люциус увидел, что золотой зрачок в глазу Умбака странно искрится.

– Тут что-то не так! – крикнул он. – Тео разбудила колдовские силы!

– Колдовские силы? – переспросил Харольд. – Не выдумывай. Магии не бывает.

– А как ты назовёшь это?

– Они защищаются, – тем временем продолжила Теодосия. Её дыхание участилось. – Но Умбак их победит. Сила на стороне Умбака. – Её глазные яблоки вернулись в нормальное положение, и она с ужасом уставилась в пустоту – будто увидела что-то, недоступное другим. – Я повелеваю вам… – Она снова всхлипнула и заговорила своим обычным голосом: – Нет! Пожалуйста, не надо!

– Так, хватит, – мрачно произнёс Себастиан. – Довольно глазеть – пора действовать. Похоже, Тео во власти чар!

– Но что нам делать? – спросил Харольд.

– Нужно забрать у неё статуэтку, – ответил Себастиан. – Помоги мне, Люциус. Держи Тео крепче.

Люциус сделал как ему велели – схватил девочку за худенькие плечи. Тео закричала:

– Нет! Не хочу! Они не должны умереть!

И тут Себастиан вырвал статуэтку у неё из рук. Тео пыталась сопротивляться, но мальчик оказался сильнее. Он сразу же запихал Умбака-владыку в первый попавшийся ящик, и Харольд захлопнул крышку.

Тео задрожала и пошатнулась. Люциус держал её, чтобы она не упала. Её взгляд прояснился, и она, моргая, огляделась.

– Что… что произошло? – слабым голосом спросила она.

– Мы бы тоже хотели это знать, – отозвался Себастиан. – Ты коснулась Умбака – и вдруг слетела с катушек. Будто попала под действие его чар.

– Умбака? – растерянно переспросила Тео.

– Статуэтки, которую ты нам только что показывала, – сказал Люциус. – Что, забыла?

– Я… точно не знаю. – Девочка наморщила лоб. – Помню эту ужасную статуэтку с лицом как маска. И искры. А что было потом… Понятия не имею. Можно ещё раз взглянуть на неё?

– Лучше не надо, – возразил Себастиан. – Это было просто жутко.

– С тобой такое уже случалось? – спросил Харольд. – Я имею в виду, что ты…

Он не успел договорить, потому что в этот момент дверь распахнулась.

– Чёрт побери, что здесь происходит?! – воскликнул мужчина, появившийся в дверях. Это был громила с боксёрской челюстью и короткими рыжими волосами. – Ну погодите, озорники! Вот я вам сейчас уши надеру! Что вы тут забыли?!

– О чёрт! – простонал Себастиан. – Это же Грейнджер! Бежим! – Он повернулся и помчался в противоположную сторону зала к другому выходу.

«Надеюсь, он тоже не заперт, как и первый», – подумал Люциус. Не медля ни секунды, он схватил Тео за руку и пустился наутёк, увлекая девочку за собой. Харольд, взвизгнув с перепугу, поспешил за ними.

Они бежали мимо столов с экспонатами, огибая стоящие на пути ящики, чтобы не споткнуться. Люциус, обернувшись, увидел, что мужчина по имени Грейнджер, хоть и сделал несколько угрожающих шагов в комнату, за ними не гонится. Несмотря на это, никто из них не замедлил шага, когда Себастиан распахнул дверь, к счастью, оказавшуюся незапертой, и они промчались сквозь неё.

– Как нам теперь выбраться из музея? – пропыхтел сзади Харольд. – Этот Грейнджер торчит в коридоре перед входом в подвал.

– Тогда остаётся лишь бежать через центральный вход, – крикнул Себастиан через плечо.

– Это чистое безумство! – возразил Харольд. – Как ты себе это представляешь? Они же нас схватят.

– Нужно громко орать и бежать не останавливаясь, – отозвался Себастиан. – В Африке это всегда срабатывало.

Они заорали и припустили так, будто за ними гонится чёрт. По коридору, в дверь, вверх по подвальной лестнице, вниз по стерильно чистому ходу – и дальше через комнату, полную витрин, в которых были выставлены старые монеты, книги, вазы и каменные бюсты античных знаменитостей.

Посетители музея, почти сплошь седовласые мужчины в рубашках с накрахмаленными воротничками и с выглаженными носовыми платками, испуганно уступали им дорогу. Некоторые грозили им кулаками и возмущённо кричали вслед, что они не умеют себя вести. Но задержать их никто всерьёз не пытался.

Когда они уже почти добежали до центрального входа, им навстречу попалась группа, увлечённая беседой. Возглавлял шествие загорелый мужчина в фетровой шляпе, которого Люциус видел в лондонском порту в день своего прибытия.

Завидев орущих друзей, мужчина удивлённо вскинул брови.

– Себастиан? – озадаченно спросил он.

– Привет, пап! – бросил ему на бегу мальчик, не сбавляя скорости.

– Я думал, ты в клубе…

– Я сейчас! Мы как раз туда направляемся! – Он махнул рукой и выскочил наружу.

– Э… ну ладно. Я тебя тогда в пять часов заберу, – крикнул Аллан Квотермейн вдогонку сыну. – В пять, слышишь?

Но тот уже не слышал.

– Уфф, пронесло! – с облегчением выдохнул Харольд, когда они сели в наёмный кеб и поехали в клуб «Диоген». – Этот громила нас едва не схватил. Кто это был?

– Хуберт Грейнджер, он вместе с моим отцом руководил экспедицией в Африку, – объяснил Себастиан. – У него крутой нрав и шутки, которые в присутствии дам лучше не повторять. Но он ничего не боится и не теряет присутствия духа даже в опасных ситуациях. Такой талант дорогого стоит в дикой природе.

– Детей он явно не любит, – констатировал Харольд.

– В Африке мы неплохо ладили, – сказал Себастиан. – Сам не пойму, чего он вдруг так разозлился. Может, потому, что выставка на носу, а у него ещё столько работы. Мой отец тоже каждый вечер в гостинице стонет.

– А мне наша вылазка понравилась, – сказал Люциус. – Даже несмотря на то, что в конце нам пришлось убегать сломя голову. Спасибо, что показал нам все эти вещи, Себастиан.

– Да не за что, – отмахнулся тот.

– Но кое-что мне всё-таки хотелось бы выяснить, – сказал Харольд. Он повернулся к Тео, сидящей рядом с ним на скамейке. – Так что, у тебя уже бывали такие приступы? Или это первый такой случай?

– С чего ты взял, что со мной такое уже бывало? – вопросом на вопрос ответила девочка.

– Ну, Себастиан тоже дотрагивался до Умбака – но он не закатывал глаза и не нёс всякую чушь.

– Тебя это не касается, – отрезала Тео, скрестив руки на груди.

– Тео, мы вовсе не собираемся тебя дразнить, – вмешался Люциус. – Мы просто хотим понять, что произошло в музее.

Девочка на мгновение задумалась и наконец кивнула:

– Ну ладно, только чур не рассказывать никому. А то отец опять отправит меня к какому-нибудь дурацкому невропатологу, а тот всё равно не сможет мне помочь.

– Честное охотничье! – поклялся Себастиан.

– Честное инженерское! – сказал Харольд.

– Честное фокусни… – начал было Люциус, но подумал, что слово профессионального мошенника, наверное, мало чего стоит. – Ну, ты поняла, что я имею в виду, – с лёгким смущением прибавил он.

Теодосия улыбнулась ему, а потом снова посерьёзнела.

– Это правда, – призналась она. – У меня какая-то связь со сверхъестественным. Я и сама толком не могу объяснить, что со мной происходит. Может, это как-то связано с тем, что одна индийская волшебница… по крайней мере, так её называла Прия… В общем, в ту ночь, когда умерла моя мать, эта волшебница спасла мне жизнь. Роды, видимо, были очень тяжёлыми, и я тоже чуть не умерла. Но та старая женщина помогла мне выжить. Возможно, она прибегла к магии – и эта магия до сих пор во мне.

– Магия? – с сомнением пробормотал Харольд.

– Не перебивай и дай ей рассказать, – велел Себастиан.

– Сама не знаю, как это объяснить, – вздохнула Тео. – Порой я просто знаю вещи, которых знать не должна. Меня посещают видения, я вижу то, чего нет, – далёкие места, другие времена. Иногда это весело, но чаще страшно. Кроме того, время от времени мне начинает казаться, что я непременно должна сделать определённые вещи, чтобы избежать чего-то плохого.

– У тебя бывают предчувствия? – спросил Люциус.

Тео пожала узкими плечами:

– Наверное, можно и так сказать. Отец считает, что у меня просто слишком богатая фантазия. А ещё я иногда хожу во сне. Из-за этого он таскал меня в Индии по врачам, но никто так ничего и не выяснил. А методы лечения, которые они хотели на мне опробовать, мне не понравились. Поэтому, если со мной приключается что-то странное, я больше никому ничего не рассказываю. Всё лучше, чем снова ходить по врачам.

– Ну, не знаю, можно ли верить в магию, – протянул Харольд.

– Я тебе верю, – сказал Люциус Тео. – Я всегда думал, что в мире существуют таинственные силы, которых мы не понимаем. – На самом деле настоящая магия ему ещё ни разу не встречалась, но как фокусник он хотел

– Я согласен с Люциусом, – кивнул Себастиан. – В Лондоне магия встречается редко. Но в Африке я уже не раз сталкивался с необъяснимыми явлениями. От нас ты свой дар можешь не скрывать, Тео. Если что-нибудь почувствуешь, увидишь или узнаешь – скажи об этом нам. К таким предупреждениям нужно относиться серьёзно. Даже если их высказывает увешанный костями шаман.

– Ну спасибо, – буркнула Тео.

Себастиан покраснел:

– Я не это имел в виду! Я просто хотел сказать… – Он прервался на полуслове, когда девочка улыбнулась:

– Ладно тебе. Я всё поняла.

– Вернёмся к Умбаку, – сказал Харольд. – Что в нём такого? Почему ты слетела с катушек, дотронувшись до него?

Тео в задумчивости вытянула губы трубочкой и уставилась в пустоту. Потом покачала головой:

– Я правда не знаю. Мне показалось, будто у этой статуэтки что-то внутри. Что-то очень могущественное. Но больше я ничего сказать не могу. Я просто не помню.

– Хм… – Себастиан коснулся пальцем губ. – Думаю, нам стоит заняться этой тайной. Как считаете, друзья?

– Не сегодня, – покачал головой Харольд. – Скоро обед, а вечером мне надо прибраться в мастерской.

– Но завтра, – сказал Люциус, – нам непременно надо попытаться разузнать побольше об этом Умбаке и статуэтке в музее!


Глава 3 Чаепитие со змеёй | Люциус Адлер. Тайна золотого кристалла | Глава 5 Испуг за завтраком