home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1. Хрустальная Скала



- Ого! Что это у тебя? - сказала Мэла, указав на лицо подруги.

Та устремилась к зеркалу и воскликнула:

- О, Древние Мудрецы! Вот, не повезло! Случайно ударилась о раму в университете.

Как же! Случайно! Удивительно как она вообще жива осталась, саданувшись щекой, когда стремглав вылетала из аудитории в окно. И пребывая в полном восторге от лекции досточтимого профессора Натэна Бишома о дальних мирах. А теперь как быть? На щеке алый след ушиба, а они собрались плыть на Танцы. Лана с досадой вздохнула. Почему же она сразу не удосужилась приложить к нему походный магнитул, который всегда валяется в её сумочке? Сейчас бы от него и следа не осталось. От ушиба, конечно, а не от магнитула. Магнитулы вечны, как скептицизм её подруги Мэлы.

- Как некстати! - вздохнула Лана. - Может, здесь потанцуем? - нерешительно покосилась она на подругу, резонно полагая, что та не согласится.

Танцы дома? Фи! Такое на Итте позволяют себе только весьма престарелые особы. Или тяжело больные. Им к таким ещё рано себя причислять - подумаешь, ушиб. К тому ж, всякие общественные мероприятия Мэла обожала не меньше, чем пробовать новые коктейли.

- Здесь? - критически огляделась она, будто впервые увидев их совместное с Ланой жилище. И вдруг заявила: Да! Забыла тебе сказать! Почтенный доктор Донэл вернулся! И наверняка будет открывать Танцы! Не хочешь полюбоваться? - спросила она и мечтательно подкатила глазки. - Он та-а-кой стартёр!

Провокация была её излюбленным приёмом.

- Так он же на Баритане! - удивилась Лана.

- Танита сказала - вернулся, - заверила плутовка. - Ну, так что, поплыли? Или здесь станцуем?

Могла бы и не спрашивать. Если уж на горизонте возник почтенный доктор Донэл, для Ланы все травмы мира утратили свою актуальность. Её глаза засияли, как фонарики глубоководной рыбки пурины, а движения лихорадочно ускорились. В таком состоянии её можно было смело выбрасывать в открытый космос прямо без скафандра - всё равно не заметит.

Мэла с усмешкой наблюдала за ней, будто говоря:

'Знаю, подруга, о чём ты грезишь. И пойдёшь на Танцы, даже если вся покроешься ушибами, раз уж там будет почтенный Донэл Пиуни'.

И Лана, радостно сияя, действительно заявила:

- Ну,тогда давай скорее! А то опоздаем!

- Не будем здесь танцевать? - усмехнулась Мэла.

Могла бы и не спрашивать - Лана её уже не слышала.

Мгновенно облачившись в свой любимый кислотно-жёлтый цвет, она рыбкой порхнула к окну и наверх - к транспортной площадке на крыше. Мэла, любительница холодных оттенков - сегодня в сиреневом, устремилась вслед за ней.

- Пригаси свой реактор, подруга! - воскликнула она, едва поспевая вслед за Ланой. - Успеешь ещё насмотреться на своего обожаемого!

А про себя подумала:

'И на то, как он танцует с другими'.

Но Лана, не слыша её, пребывала на своей волне.

'Донэл, Дон! Я увижу Донэла!' - приговаривала она.

Ну, явно не в себе. Хотя и Мэла тоже была уже слегка на взводе, едва не пританцовывая на ходу от возбуждения.

'Танец! Танец Силы! Древнее волшебство!' - раздавалось у не в душе.

Подруги быстренько уселись в транспортную кабинку, та резко взмыла, распугав мирно парящих над террасой сонных рыбок-губастиков, и устремилась к сверкающей огнями Хрустальной Скале на окраине города Поона. К ней уже со всех сторон приближались и другие кабинки.

'Полнотуние! Танец Силы! Древнее волшебство!' - доносилось из каждой кабинки на телепатической волне.

***

Сегодня Итта отмечала Полнотуние.

Это была самая необыкновенная Ночь в месяце. В которую Туна - небесный спутник Итты -изливала на неё максимальный поток космической энергии. в эту волшебную Ночь даже Великий Океан будто приподнимался на цыпочки - до высших отметок, растения неудержимо тянулись вверх, а каждая частица планеты, вибрируя, наполнялась энергией. А всё живое, ощущая приток сил и бодрости, теряло в эту Ночь покой и сон.

Традицию отмечать Полнотуние магическим Танцем с незапамятных времён основали ещё Древние Мудрецы. Они же оставили иттянам его правила и древние магические символы, являющиеся универсальным кодом, позволяющим с их помощью вступить во взаимодействия с разумным космическим пространством. Древние Мудрецы избрали на Итте для Танцев Полнотуния особые места - места Силы, одним из которых и была Хрустальная Скала. Кто были эти Древние Мудрецы, откуда пришли и куда ушли, никто не знал, и даже их имена не сохранились. Да разве это важно? Главное - это мудрые и бережно хранимые традиции, почитаемые иттянами, и позволяющие им жить в гармонии с вселенной.

Хрустальная Скала, место Силы поонцев, считалась красивейшим Местом Силы на этой планете. Хотя это упорно оспаривалось.

Например жители Тоона были убеждены, что их чёрный базальтовый кратер потухшего вулкана Тахико, украшенный сверкающими выходами алмазных трубок, гораздо красивее.

- Какая глубокая чернота! Какие яркие алмазы! - говорили они. - Будто звёзды на ночном небе! И как потрясающе сливаются ночь и чернота кратера в единое пространство! Будто ты в Танце паришь среди звёздам! - говорили тоонцы. - Потанцуйте с нами в Полнотуние, сами убедитесь в том, что кратер Тахико - лучшее место во вселенной!

Жители же Лоона - столичные снобы - настаивали на безусловном превосходстве своего нефритового каскада Пуссон.

- Зелёное - это цвет Туны, цвет радости, цвет жизни и надежды! - говорили они. - Может ли быть что-то лучше нашего нефритового каскада, включающего все оттенки зелёного?

А жители Моона превозносили выше волн Океана достоинства своей лазуритовой скальной гряды Лолото, украшенной прото-иттянскими рисунками. Основным сюжетом рисунков был Танец Полнотуния. На них древние прото-иттяне, изображённые в виде танцующих гигантов, переставляли горы и доставали звёзды.

- Наши предки и сейчас участвуют с нами в Танце Полнотуния. И во время Танца будто перебрасываются с нами звёздами и горами, - уверяли моонцы. - Не верите? Потанцуйте здесь!

Несомненно все Места Силы на Итте были уникальны - не зря же их избрали Древние Мудрецы. Но именно Хрустальная Скала была символом их галактики, именуемой Тиуана. К Хрустальной Скале были проложены межгалактические туристические маршруты. А её изображение было растиражировано в КСЦ - Космическом Сообществе Цивилизаций, куда входила и Итта, как одно из чудес света. В межгалактическом путеводителе, кстати, кратер Тахико, каскад Пуссон, и прото-рисунки лазуритового Лолото шли лишь приложением к Скале.

Так что, как говорится - стоит ли пускать пузыри?

Лана с Мэлой, подлетев к Хрустальной Скале, в очередной раз залюбовались ею:

Её прозрачные друзы нежно переливались в лучах освещения пурпурными, розовыми, зелёными и лиловыми оттенками, придаваемыми примесями кобальта, лазурита и бирюзы. Сквозь чистый хрусталь просвечивали золотые прожилки, переплетаясь в узоры, подобные древним символам Танца. А на террасах, будто паря на весу, раскинулись разноцветные ковры из актиний и анемонов.

Эта красота завораживала.

***

Отпустив кабинку на одной из террас, Лана с Мэлой быстро нашли в толпе университетской молодёжи своих однокурсников.

Хотя до восхода Туны ещё оставалось время, но на Скале уже было немало поонцев. Они были в прекрасном настроении, щеголяя наилучшими расцветками. Всюду слышался смех, приветствия. В атмосфере уже витал праздник. Ещё бы - Ночь Полнотуния! Ночь приобщения к древним традициям! Ночь единения! Самые предусмотрительные уже загодя оккупировали места у балюстрады, откуда можно было первым увидеть зелёную Туну, величаво всплывающую над поверхностью Океана. А в высоте за балюстрадой - наблюдать знаменитое шоу заводил, традиционно открывающих Танец. Некоторые поонцы уже начали пританцовывать от нетерпения, разминая конечности. Их лица сияли:

'О, Танец Полнотуния! Скоро начнётся Танец!'

Их руки и ноги, каждая из которых имела собственный разум, уже вспоминали танцевальные па, настраиваясь на магический ритм.

Здесь были и пожилые поонцы. Они, держась подальше от острых друз и лишь придерживаясь общего ритма, обретают в такую Ночь новые силы, молодея на глазах. Этот Танец - их воспоминание о молодости, о плодотворно прожитых годах, о лучших витках их жизни. Есть тут и малыши. Они сегодня, вертясь с края, как заведённые, получат первые навыки в Танце. В эту Ночь им раздолье - никто не отправит их в сонный куб.

Да разве возможно сегодня спать! Волшебство! Праздник! Торжество гармонии и вселенского ритма! Танец Полнотуния! Танец Силы!

И ещё - сегодня здесь состоится великолепное шоу, открывающее начало Танца, которого все ждут с особым нетерпением.

В нём участвуют лишь лучшие виртуозы Поона или, как их привыкли называть - заводилы. Проносясь в опасной близости от острых друз и хищных актиний, они выделывают такие акробатические па, что у поонцев дух захватывает. Их мастерство - это особый талант или же результат длительной учёбы у великого Танэна, законодателя и хранителя танцевальных традиций в Пооне. Сами иттяне предпочитают лишь любоваться такими трюками, не рискуя их повторять. Ведь среди головоногих моллюсков Итты особо почитается разумное здравомыслие и рассудительная осторожность. Риск и азарт - не их морской конёк. А прослыть в иттянском обществе оригиналом - это плохой тон. Однако в Ночь Полнотуния танцорам-виртуозам прощаются некоторые чудачества, а рискованность даже поощряется символическими аплодисментами. Ничего не поделаешь - Ночь волшебства! Ночь лёгкого безумия! Но завтра каждый из этих виртуозов - это уж непременно - вновь станет таким же консервативным и сдержанным, как и все. До следующего Полнотуния, разумеется. Заводила это призвание.

Почтенный Донэл Пиуни, которого сегодня так мечтала увидеть Лана, также был известным заводилой. Что не очень-то сочеталось с его званием декана факультета минералогии поонского университета. Но в эту Ночь всё сходило ему с рук. Да что там, ему всегда и многое сходило с рук - благодаря его неунывающему характеру и лёгкому пофигизму. Как правило, простительному лишь молодёжи, с которой он ежедневно общался. И, очевидно поэтому, его слегка заносило в этот молодёжный поток. Но, как видно, ему нравилось быть оригиналом хотя бы в Танце - консерватизма ему хватало и в науке, которой он посвящал большую часть своего времени.

Лана всегда с восторгом следила за опасными виражами Донэла. Сама она, увы, танцевала неважно, лишь плавно покачиваясь в такт общему ритму почти что рядом с малышнёй. Наверное потому что во время Танца она видела лишь его - Донэла. В которого она была безответно влюблена. Впрочем, как и половина особ женского пола их университета. Ответных чувств она не ждала. Ей, романтической натуре, вполне хватало иногда видеть его. Сам же Донэл Пиуни, доктор наук и декан их факультета, наверняка её не замечал. Мало ли кто прозябает там, с края этого праздника. Да и что для него какая-то студенточка? К тому же, слегка не успевающая по его предмету.

В прошлое Полнотуние почтенного доктора Донэла Пиуни здесь не было. К большому разочарованию Ланы, он отбыл в очередную научную экспедицию. Как же здорово, что он вернулся! И наверняка будет открывать сегодня Танцы.

А что она? Опять будет с края? Нет, надо с этим что-то делать!

И Лана вдруг решила, что сегодня с ней обязательно произойдёт нечто особенное. Может, Донэл станцует с ней?

'А как же быть с электричеством? - вздохнула она. И сама себе возразила: Хотя - о чём это я? Он меня и не заметит'.

Тут Сэмэл Сиуни, лучший студент их курса, прибывший сюда с Танитой - куда же он без неё - прервал её мечтания. Заметив след ушиба на лице Ланы, он воскликнул:

- Лана! Что это с твоей щекой? Ты так соскучилась по любимой Скале, что на радостях приложилась к ней лицом? Или сейчас так модно - румянить одну щеку?

Но Лана ему даже не ответила. Именно в этот миг её пронзило чистое электричество, отнявшее способность соображать. Так всегда происходило при появлении доктора Донэла. Вот и сейчас она увидела его - Донэл выбрался из кабинки и, ведя под руку некую особу, присоединился к группе университетских преподавателей. И, как всегда, о чём-то оживлённо заговорил с ними! Обычное дело! Все знали - доктор Донэл Пиуни никогда не лезет за словом в чужой рюкзак. Про таких иттяне в шутку говорят: "Мама не приучила малыша к соске, а теперь уже поздно - язык великоват".

Лана радостно выдохнула остатки электричества, не видя и не слыша больше никого.

Сэмэл удивлённо пробормотал:

- Да, видно, наша Лана хорошо приложилась.

А Мэла ехидно шепнула ей:

- Видела? Донэл опять с новой подружкой! Это Сионэла Титуни - его лучшая аспирантка. Она была с ним в этой экспедиции на Баритане.

Донэл в этот момент что-то с улыбкой сказал этой самой Сионэле Титуни. Тут уже Лану пронзило не просто электричество, а настоящая молния.

'Тысяча барракудр! - мысленно вскричала она. - Зачем я сюда пришла? Ведь хотела же дома станцевать!'

Но вслух заявила:

- Меня это не интересует!

- А ещё мне по секрету сказали, - продолжала Мэла, - что Сина с Донэлом нашли в пещере Баританы древние таблички. Это настоящая научную сенсация!

- Я рада за них! Но меня и это не интересует! - пробормотала Лана, закипая от разрядов молний.

'Я тоже сделаю открытие! - отчаянно подумала она. - А сейчас станцую! Даже Сина так не сможет!'

- О, Туна уже взошла! Пойдём танцевать! - воскликнула она, хватая за руку Мэлу и устремляясь туда, где проводились шоу, открывающие Танцы.

Хотя за балюстрадой не было ещё ни одного заводилы.


глава 13. | Любовь и миры. Часть 1. Часть 2 | Глава 2. Ловцы