home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2. Ловцы


Оуэн не знал, сколько ему витков.

Да и зачем их считать? Это люди отмечают завершение каждого прожитого ими года-витка, как невероятно важное событие. Причём, чем больше этих витков, тем грустнее им становилось. Какой в этом смысл?

Хотя иногда и он вспоминал времена, когда сам подсчитывал свои витки. Хотя очень этого не любил.

Тогда таких, как он, разумных головоногих моллюсков на этой планете было очень много. И обретать индивидуальность им помогало не только имя, выбор которого был ограничен историческими традициями и фантазией родителей, но и числом витков прожитой жизни, то есть - возрастом индивида. Допустим, в твоём окружении несколько Саниэнов, но они рознились числом витков и, соответственно, кто-то предпочитал общение только с ровесниками. Саниэн, который четырёхсот витковый - Саниэн мэ ти-тан го, предпочитал тех, имел такие же го - похожий жизненный опыт и прочее. А сейчас он был просто Оуэн - единственный и неповторимый. Безо всяких там 'го'. Потому что называть его по имени было теперь некому. Он остался единственным представителем некогда развитой цивилизации разумных моллюсков. И имя это всё, что осталось ему от той давней, очень давней жизни. А число его личных го... Зачем их считать, если отличаться уже не от кого? Ни одного Оуэна, кроме него - впрочем, как и Саниэна - на планете больше не было. Когда-то ему было пятьсот тысяч витков - Оуэн мэ до-мэн го, затем ещё раз мэ до-мэн го, а теперь он уже сам сбился со счёта этих го ...

'Почему Творец дал мне такую длинную жизнь? - в который раз спросил Оуэн, сидя в своей пещере, расположенной неподалеку от некоего южного острова. - Я не ропщу. Просто интересно - зачем я вообще живу, если я никому не интересен? - Он виновато покачал головой, устыдившись себя. - Опять хандра? Унылое настроение недостойно звания морского философа, каковым я себя считаю. Я ведь догадываюсь - зачем? Мне, как и каждому мыслящему существу, надо постигнуть смысл жизни. А для этого необходимо, хотя бы, научиться воспринимать все перипетии судьбы с философским спокойствием. И быть благодарным Творцу за то, что Он дал мне на это время. А одиночество... Путь философа всегда одинок. И тот, кто уходит вперёд, не имеет попутчиков. Это путь сильных. Буду считать, что я добровольно избрал его. Но как же он труден и долог! - не удержавшись, вздохнул он. - Я начал его в ином мире. Тогда это был единый Великий Океан, моя прародина... Мировия - нарекли его люди, обнаружив его древние признаки, мы же называли его - Тоо-Тэто-Кан: Великий и Могучий Поток. Потому что наш Океан был живым и он постоянно двигался. Когда-нибудь и я уйду в иной бескрайний Океан Света, не имеющий ни конца, ни начала - туда, куда ушёл мой род. Каков он и что там? Мои соплеменники говорили - что там, в Океане Света, объединившись с Творцом, каждый из нас постигнет Истину. И всё тайное и вечное, что скрыто сейчас за границами материального мира, станет простым и понятным. Как радостно мне будет - я, наконец, пойму всё, что влечёт и мучает меня здесь. Смысл существования вселенных, законы мироздания, истоки и цели возникновения жизни... Но сначала мне надо постараться постигнуть всё это самому. А иначе - зачем я живу? Зачем Творец дал мне долгую жизнь? - Оуэн снова вздохнул. - Научиться быть беспристрастным... Но как? Ведь Истина не даётся страстным и несдержанным. Но это не просто. Ведь каждым существом в первую очередь управляет инстинкт самосохранения. Он и внушает постоянную тревогу за себя. И потому, чтобы выжить, я всё ещё не научился нейтрализовать свои эмоции. Разве что вот тут, в тишине пещеры, где в безопасности так легко думается о смысле жизни, я спокоен. Но какова в этом моя заслуга? Ведь за её пределами многое видится по-другому. Но я рад, что хоть иногда мне удаётся в моих философских размышлениях свести эти два мира воедино. Но это не всегда'...

Сегодня Оуэн не был бесстрастен. Мало того - он был встревожен. И для этого была причина - он кое-что сделал не так. И то, что его это тревожило, само по себе было бессмысленно - ведь прошлое уже свершилось и тревожится о нём не разумно. Но он ничего не мог с собой поделать.

Ведь вчера ночью впервые с незапамятных времён он не завершил свой Танец достойно и согласно древним традициям. Он не послал вселенной символ обратной спирали - знак благодарности, с помощью которого он обычно вежливо прерывал контакт с небесными сферами. Это недостойно звания древнего существа и могло внести дисбаланс в его физические и духовные силы. Возможно, что его сегодняшнее уныние и есть последствие этого сбоя. Единственное, что служит ему хоть каким-то оправданием - ему помешали это сделать. Хотя....до древних ли традиций, если под вопросом сама твоя жизнь? Впрочем и это его не оправдывает. Отнять или оставить ему жизнь - это только во власти Творца.

Оуэн с недоумением покачал головой, заново осмысливая происшедшие события.


Этого Полнолуния, впрочем, как и всегда, он ждал с радостным нетерпением. Танец в Ночь Полного Сочетания Небесных Сфер был лучшим моментом в его однообразном существовании, позволяя ему сохранять Дух бодрым. Луна, поднимаясь в зенит, дарит в эту ночь всему живому энергию, дающую толчок к новому росту и гармонизирующую ритм всех жизненных процессов. Древние существа знали об её живительном влиянии. Нынешние забыли. спрут Оуэн знал.

Но в этот раз всё пошло не так.

Поприветствовав сияющую Луну, Оуэн закружился в Танце, демонстрируя вселенной универсальные знаки, соединяющие его с мирозданием и сочетающие его биополе с потоком чистой энергии Сфер и гармоничными колебаниями космических тел. Поначалу всё было отлично, но потом произошёл сбой - Энергия Потока вдруг возросла невероятно, став даже опасной...

Оуэн, остановившись, увидел в небе рядом с Луной ещё одно огромное, зелёное светило. Его поток энергии, слившись с голубоватым сиянием Луны в нездешние вибрации, едва не завертел его штопором. Справиться с этим вихрем Оуэну помог лишь его немалый опыт в Танце и нужных символов. Они договорились. Оуэн вернул гармоничное взаимодействие двух потоков космической энергии со своей. Музыка небесных сфер вновь зазвучала слажено. И Оуэну даже показалось, что он летит куда-то меж пылающих звёзд и галактик...

Но что это?

Опять ощутив дисбаланс, Оуэн увидел рядом с собой чей-то силуэт. Нет, скорее это был дисгармонирующий вихрь, который создавала некая юная особа в жёлтом. Её движения и незавершённые знаки вносили в её Танец хаос. Она явно не владела нужными знаниями, чтобы вступить в диалог со Сферами, поэтому её бросало из стороны в сторону...

И Оуэн мгновенно исправил ситуацию, остановив хаотическое вращение энергий.

'Не бойся, Жёлтая Звёздочка! Я помогу тебе! Запоминай!' - проникнув в растерянное сознание неумелой танцорки, мягко сказал Оуэн:

Он почему-то сразу связал её образ со звёздами. Ведь она явилась сюда вместе с загадочным зелёным светилом от далёких звёзд.

Жёлтая Звёздочка оказалась одаренной ученицей и мгновенно освоила его уроки.

Она тут же закружилась вместе с ним в Танце. Это был чарующий Танец среди звёзд в ласковых струях поющих Потоков...

Но тут опять что-то случилось...

Жёлтая Звёздочка растаяла, прихватив с собой зелёное светило. Оуэн остался под Луной один.

'Что это было? Наваждение? Сон?' - потрясённо подумал он, автоматически продолжая Танец, но в то же время понимая, что с окружающим пространством что-то совсем не так.

Луна дарит теперь меньшую энергию? Не хватает Жёлтой Звёздочки?

Нет, всё не то...

Замедлив Танец и оглядевшись, Оуэн увидел, что неподалёку вертятся два пловца, направив на него луч подводного фонаря

- Вот он, монстр! Видишь? Танцует под Луной! Ишь, колбасит его! - прожужжал в его голове человеческий голос. - Я же говорил тебе, гринго - это великан? Музей отвалит нам кучу денег!

'Музей?' - Перед мысленным взором Оуэна пронеслась странная картинка: ряд неких безводных помещений, в одном из которых торчит на постаменте его гигантская туша, лишенная внутренностей.

И - о, ужас! Мозга тоже! Он набит какой-то сыпучей субстанцией. А рядом стоит множество таких же несчастных выпотрошенных существ - реликтов, вокруг которых бродят люди! И дети!

'Вот чудовище! - с ужасом таращась на него, брезгливо говорят они, - Жуткий монстр!'

- Отличный экземпляр Octopus vulgaris! Или, скорее - Giant Octopus, гигантский криптит, - шелестел тем временем в рацию другой, довольно занудный голос. - Ну, Мэйтата! Удивил!

- Давай, хватай его, гринго! Чего телишься! - зажужжала беспардонная радио-речь другого ловца. - Забрасывай сети, пока он не улизнул! Эх ты, раззява!

Но Оуэн уже был далеко. Он 'улизнул' от Стивена с Мэйтатой, ловко создав в пространстве световую иллюзию контура своего тела, а сам тем временем дал дёру. Это было просто - от пребывания на большой глубине его чернильный мешок изменился и теперь был наполнен светящейся флуоресцирующей жидкостью. Её-то, придав свой облик, он и выбросил наружу. А сам, изменив окраску и став почти невидимым, мгновенно опустился вниз, дав дёру. И поэтому сеть, наброшенная ловцами на этот обманчивый силуэт, прошла сквозь него, лишь разбросав вокруг флуоресцирующий состав и ослепив незадачливых ловцов.

Раздалась злобная ругань Мэйтаты и разочарованные стоны Стивена.

Но Оуэн, включив реактивный режим - набирая в себя побольше воды, которую с силой выталкивал наружу - уже мчался к своей пещере. Влетев в которую, забился в самый дальний её угол.

Все его три сердца были готовы выпрыгнуть наружу, а древнее тело от пережитого страха стало почти белым. Но, главное - чтобы оно не стало алым. Он уже давно не позволял себе алой окраски - признака сильных и неуправляемых эмоций. Но и белеть - стыдно для философа.


Глава 1. Хрустальная Скала | Любовь и миры. Часть 1. Часть 2 | Глава 3. Танец Ланы