home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать восьмая,

все события в которой происходят под сенью Станции

Хлестнула молния, и прямо по курсу из темноты возникла знаменитая труба четвертого энергоблока. До нее было не больше километра. Спустя мгновение видение исчезло, ночь снова окрасилась в ядовитые цвета ПНВ.

«Как в хреновом фильме ужасов», – подумал Седой. И в то же время вынужден был признаться, что картина его впечатлила. Он никогда так близко не видел Станцию вживую. Знал, конечно, что для сталкеров это место имеет некое сакральное значение, но сам считал станцию всего лишь прекрасно защищенным объектом. И вот теперь, проведя в Зоне столько времени, Седой очень хорошо понял тех, кто всерьез считал Станцию центром мироздания.

Тут полковник осознал, что после вспышки молнии как остановился, так и стоит. Он немного смущенно обернулся на отряд, но, как выяснилось, остальные также стояли, вглядываясь в темноту. Волков повернул голову к Седому.

– Понравилось?

– Не то слово.

– Жаль, темно, а то бы сфотографировались на фоне.

Отряд стоял на широкой дороге, выложенной из бетонных плит. Слева – высокий бетонный забор, вдоль забора, в метре над землей, тянется пара толстых труб; справа – открытое пространство, то тут, то там в темноте посверкивают аномалии.

Дорога, насколько хватало видимости ПНВ, тянулась прямо, не сворачивая. Чистая, не считая пары полусгнивших грузовиков. Вела она не совсем туда, куда надо, забирая правее, но Седой помнил, что, согласно карте, где-то там должна быть развилка, на ней повернуть налево…

– Бегом! – скомандовал Седой. – Они рядом!

Отряд сорвался с места. Полковник бежал первым, задавая темп. Волков держался рядом, справедливо полагая, что Седой недостаточно сведущ по части аномалий – глупо было бы в самом финале нелепо погибнуть в какой-нибудь «центрифуге». Возле первого грузовика сбавили темп, рассредоточились, насколько позволяла обстановка – но напрасно: засады не было. Второй грузовик стоял возле самого перекрестка, оказалось, что за ним валяется перевернутый БТР. Группа снова растянулась полукругом – но и тут никого не было. Стало ясно, что сталкеры решили сделать ставку на скорость.

Полковник вскочил на БТР, достал бинокль – и сразу же спрыгнул вниз.

– Видел? – азартно спросил Волков.

– Видел. У самых ворот. Галопом!

Отряд рванул к Станции, и тут же сверху обрушился ливень – гроза, угрожающе ворочающаяся в небе, наконец-то началась. Дождь был настолько плотным, что буквально мешал бежать. Седой, чертыхаясь, беспрерывно протирал окуляры ПНВ. Волков не видел ничего дальше пары метров, но особой проблемы в этом не было – дождь прекрасно выявляет все аномалии. Поверхность дороги быстро превратилась в сплошную кипящую лужу.

– Как бы они нас не подстрелили. Бежим на ощупь! – крикнул Волков.

– Они тоже ни хрена не видят! – прокричал в ответ Седой.

– Из своей чудо-пушки могут и вслепую палить!

– Патроны к ней кончились!

– Ну-ну, – пробормотал Волков себе под нос.

Он ненавязчиво, будто выдохшись, стал сбавлять темп. Его бойцы тоже замедлили ход, продолжая держаться за командиром. Вскоре получилось, что Седой бежит один, вырвавшись вперед метров на пять. Он, похоже, этого не заметил. Расплескивая воду, полковник с упорством робота несся к цели.

Вот он прогремел по железу опрокинутой створки ворот. Отряд вслед за полковником влетел за ограду Станции. Гроза, растратив всю свою силу на первый удар, стала выдыхаться – сквозь редеющие струи дождя проступили очертания энергоблока. Волков нервно оглядел крышу: нет ли снайперов? Впрочем, они бежали по открытой местности, укрыться все равно негде.

Дорога от ворот тянулась параллельно стене, отделенная от нее широкой полосой земли. На этом газоне через равные промежутки стояли какие-то бетонные коробки, огороженные сеткой. Из стены выходили толстые трубы и, извиваясь, опоясывали их со всех сторон. Волков нервно косился на эти постройки, всякий раз ожидая, что сейчас оттуда раздадутся выстрелы, но выстрелов не было. Седой как одержимый продолжал бежать вперед.

– Стой! – заорал Волков. – Стой, идиот!

Полковник будто бы и не слышал, хотя дождь почти совсем прекратился. Волков из последних сил поддал ходу, догнал Седого, схватил за рюкзак и дернул. Однако эффекта почти не было, генерал чуть было не упал, а Седой даже не заметил.

– Твою мать! – выругался Волков, с трудом выравнивая положение.

Он снова нагнал полковника и, примерившись, со всей силы ударил его по ногам. Оказалось, что ронять носителя экзоскелета – весьма болезненная процедура. Волков запрыгал на одной ноге, обхватив руками вторую и витиевато матерясь. Но цель была достигнута, Седой споткнулся и покатился по дороге, подняв фонтан брызг. Полковник тут же вскочил и попытался рвануть дальше, но Волков был уже рядом – он вцепился в Седого и с трудом развернул его к себе.

– Отвали! – прорычал полковник.

– Идиот! Не видишь? – Волков ткнул пальцем вперед.

Совсем рядом, не более четырех метров, на дороге виднелась широкая полоса совершенно сухой земли. Дождь, попадая на эту поверхность, не оставлял никаких следов.

Седой, казалось, пришел в себя.

– Что это?

– Не знаю. Аномалия какая-то.

– На хрен. В обход.

Седой оттолкнул Волкова и бросился через лужайку к стене Станции. Генерал, поколебавшись секунду, махнул бойцам и рванул следом. Полковник уже значительно оторвался, и Волков понимал, что теперь его уже не догонит, слишком выдохся, разве только пустить следом бойцов, но и они заметно сдали – генерал слышал за собой натужное дыхание.

И тут впереди Седой что-то заорал, резко остановился и, припав на одно колено, дал в темноту несколько коротких очередей. Из последних сил сделав рывок, Волков добежал до полковника, плюхнулся в траву рядом – и увидел, куда стрелять, но было уже поздно.

Впереди, метрах в ста, виднелись распахнутые створки огромных ворот. На глазах Волкова туда вбежал последний из преследуемых ими сталкеров.

– Чтоб вас! – простонал Седой и снова побежал.

Теперь, при виде цели, и у Волкова открылось второе дыхание. Они вместе влетели в огромное пустое помещение, наподобие ангара. Спустя пару секунд их нагнали остальные бойцы. Ангар был пуст. Седой, вскрикнув, ткнул пальцем в угол, там, полускрытая в нише стены, виднелась железная дверь.

Полковник в несколько прыжков добрался до двери и схватив массивную дугу ручки, дернул. Ручка с треском отломилась.

– Суки! – выругался Седой и с размаху пнул дверь.

– Сам ты сука, сапог бешеный! – отозвался Молодой, лягнув дверь изнутри.

– Пошли, хрен ли ты там переругиваешься! – крикнул ему Шаман снизу.

Сталкеры попали в узкий коридор, по стенам которого тянулись ряды кабелей и металлических труб. До низкого бетонного потолка можно было достать рукой. От двери вниз тянулась короткая железная лестница. Молодой сбежал вниз к остальным.

– Надежно заварил? – спросил он Мору.

– Не знаю. Показывай дорогу.

Молодой, вздохнув, протиснулся мимо остальных и занял место впереди. За ним пошли Зубр и Мора, следом двинулся Шаман. Оставшийся в арьергарде Сидорыч включил фонарь.

На самом деле сделал он это больше из чувства протеста – нужды в фонаре не было. По стенам на расстоянии примерно в три метра располагались красные светящиеся сферы. При ближайшем рассмотрении оказалось, что кто-то насовал в путаницу кабелей артефакты «мячи». Сами по себе не дорогие, они находились тут в таком количестве, что хватило бы на всех сталкеров Зоны. Артефакты освещали коридор теплым оранжевым светом, тусклым, но вполне достаточным, чтобы ориентироваться и не натыкаться на препятствия.

– Так было, когда ты шел? – спросил Мора.

– Было, – подтвердил Молодой. – Они до самого входа тянутся.

– Как указатели?

– Наверное. Я, во всяком случае, по ним шел.

– А я-то думал, как Молодой смог самостоятельно дорогу найти! – отозвался Шаман.

– Не нагнетай, бро!

– Ладно, ладно, веди, – миролюбиво ответил Шаман. – Ты, Сидорыч, это…

Тут голос его прервался, раздался какой-то шум, и обернувшиеся сталкеры увидели совершенно дикую картину: Сидорыч стоял над телом Шамана, наставив на них его загадочную пушку. Молчание длилось очень долго.

– Я убью тебя! – пообещал Мора.

Шаман полулежал на полу, поперек коридора, опершись спиной на стену. Рука его обхватила шею, между пальцев торчала рукоятка ножа, под воротник комбеза стекала кровь.

– Давайте, мясо, у кого «ключ»? – прохрипел Сидорыч.

На старика было страшно смотреть. Мясистое лицо обвисло, кожа была бледной до синевы, глаза, казалось, состояли из одних белков. И третьим глазом на лбу светился старинный фонарик – с таким по Зоне лазили еще первые сталкеры.

– Под контролем? – тихо предположил Зубр.

– Заткнись! – бросил Сидорыч. – Это вы у меня под контролем! У кого артефакт?

– Один хочешь идти? – спросил Молодой.

– Зачем? С другом. С полковником.

– Смотри, он и тебя замочит, – предостерег Мора.

– Не замочит. Если бы не я, он бы тут вообще ни хрена не добился. У него на меня планы. А у меня на него.

– Сука ты! – бросил Зубр.

– Кристалл нужен мне, а не вам, щенкам, – ответил Сидорыч.

И тут Зубр заметил, что Шаман открыл глаза. Он посмотрел на друзей, Зубр перехватил его взгляд.

– У кого артефакт?! – заорал Сидорыч.

Шаман показал глазами на Сидорыча, Зубр еле заметно кивнул. Из последних сил Шаман оттянул ногу и пнул старика в голень. Сидорыч от неожиданности подпрыгнул, посмотрел вниз. В это мгновение Зубр бросился на него, в полете ударив ногой по стволу. Сидорыч машинально нажал на спуск.

Раздался грохот, коридор затрясся, Мора с Молодым отлетели метра на три. Сталкеры тут же вскочили и устремились обратно, туда, где в облаке цементной пыли исчезли друзья. Разглядеть что-то было практически невозможно, ПНВ не помогали. Мора на ощупь, шаря руками по стенам, двинулся вперед, Молодой, схватив его за пояс, тащился следом.

Вдруг нога Моры уперлась во что-то мягкое. Послышался стон. Сталкер быстро опустился на пол, зашарил руками, пальцы наткнулись на густую бороду.

– Зубр!

– Вестимо, – прохрипел снизу голос.

– Как ты?

– Никак.

– Где эта сука?

– Там же, где мои ноги.

– Чего с ним? – прошептал рядом Молодой.

– Что с тобой?

– Все со мной.

Тут сталкеры увидели. Зубр лежал на полу, почти по пояс придавленный огромной бетонной плитой, рухнувшей сверху. Он был весь усыпан белой цементной пылью, отчего напоминал упавшую с пьедестала статую. Нижнюю часть его тела скрывала плита, на плите громоздились еще какие-то блоки, железные балки – проход был завален почти до самого верха. Молодой вскрикнул и отвернулся.

– Извини, дружище! – Мора старался не смотреть на ноги товарища, уходящие под завал.

– Ты о чем? – прошипел Зубр, кривясь от боли.

– Ну я же тебя дернул к Кристаллу.

– Нормально. Это нормально. Мы же все тут ради него. Есть в мире чудо. Сказка. Дойди, ладно, Мора? Дойди. Передай привет от нас с Шаманом. Скажи – не получилось. А сам дойди.

– Дойду.

Зубр медленно нащупал на поясе контейнер, открыл, достал «ключ» и протянул другу. Мора принял артефакт и положил к себе.

– Давай. Вали сейчас. Не смотри. Молодой где?

– Рядом.

– Узнай, откуда у него гранаты, – попросил Зубр.

– Хорошо.

Мора достал две аптечки, вытащил обезболивающее, вколол в ноги Зубра. Потом положил на грудь друга пистолет.

– Давай, – Молодой пожал Зубру руку.

– Давай, бро, – еле заметно кивнул Зубр.

– Давай, Зубр, увидимся, – Мора тихонько хлопнул сталкера по плечу.

Зубр закрыл глаза.


Глава двадцать седьмая, в которой герои почти выходят на финишную прямую | Дороги Зоны. Герои поневоле | Глава двадцать девятая, финальная