home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая,

в которой на базе Скадовск творится непотребное

Бородач проснулся рано. Вчера вечером, накануне Выброса, на Скадовск набилась уйма сталкеров – соответственно с утра всю эту ораву нужно накормить и напоить. Он заглянул в подсобку, растолкал персонал, отправил на камбуз и вернулся в каюту. Самочувствие было хуже некуда. Кружилась голова, казалось, что ноют все кости, помимо этого еще и тошнило: толстые стальные стены Скадовска давали, конечно, защиту от Выброса, но все же недостаточную – во всяком случае, для немолодого уже организма. Морщась и временами постанывая, Бородач почистил зубы, накинул робу и вышел в бар.

За столиками уже стоял несколько сталкеров, они курили и тихо переговаривались. Из камбуза доносился аромат кофе. Бородач хмуро ответил на приветствия и уселся на свой стул у стойки. Тайком, под столом, налил себе рюмку водки и быстро выпил – с утра употреблять крепкие напитки в среде сталкеров было не принято.

Официант, Хобот, пронес мимо поднос, уставленный кофейными чашками. Бородач поморщился от резкого запаха, снова плеснул себе водки, выпил и закурил. Вроде бы потихоньку отпускало, тошнота, во всяком случае, стала проходить.

Скрипнув, открылась входная дверь, на несколько секунд прокуренный воздух бара проткнули золотистые лучи восходящего солнца. Вошли двое, обвешанные оружием, как Рембы из телевизора. Бородач прищурился, пытаясь разглядеть лица против света. Дверь захлопнулась и, проморгавшись, бармен узнал вновь прибывших – Мора и Молодой.

– Ребята, – раздраженно начал он, поднимаясь, – вы что, воевать сюда пришли?

– Тихо, тихо, уважаемый, – ответил Молодой. – Не начинай.

– Давайте-ка, идите отсюда сразу…

– Извини, Бородач, – сказал Мора. – Мы это для Филина.

– Исключительно с целью обогащения, – добавил Молодой.

– К этому придурку с верхней палубы вход, – Бородач снова плеснул себе водки, уже не стесняясь, – мне его гешефты неинтересны.

– Прощенья просим, – Молодой вслед за Морой пошел через бар к лестнице.

Несмотря на раздражение, Бородач не мог не отметить, что арсенал у сталкеров подобрался что надо: Мора тащил два «Винтореза» и СВД с какой-то серьезной оптикой, у Молодого на спине крест-накрест расположилась пара «Абаканов» с подствольниками, а на согнутой руке висел увесистый мешок, в котором что-то звякало. Да, ребята где-то затарились по-крупному, и Филину придется отвалить за эти машинки серьезные деньги. Бородач под стойкой достал КПК и отбил короткое сообщение. Потом оглядел зал – никто в его сторону не смотрел.

А Мора с Молодым, бряцая оружием, поднялись по железной лестнице на вторую палубу. Длинный железный коридор, весь в разводах ржавчины, тянулся до самой кормы, где заканчивался тяжелой дверью. Такие же двери – по три с каждой стороны коридора – вели в каюты. Сталкеры завернули к Филину, в первую дверь справа. Несмотря на раннее время, барыга уже торчал в своем закутке за перегородкой.

– Чего надо, мясо? – поприветствовал он вошедших.

Филин – лысый, высокий и тощий, с болезненно бледным, прыщавым лицом – славился своей грубостью и скупостью. Происходил он, по слухам, из бандитов, поэтому имел в их среде обширные связи. Сталкеров откровенно презирал, с группировками даже не пытался завязать дружеских отношений, драл за товар три шкуры. Даже удивительно, как подобный персонаж смог так долго существовать в Зоне и не потеряться. Видимо, никто не хотел с ним связываться – Филин мог реально доставить неприятности, были прецеденты. Ну и не последнюю роль играл ассортимент его товаров: не было такого оружия, которое он не смог бы достать.

– Чего притащили? – голос у Филина был сиплый и очень тихий.

– Сам угадаешь, или подсказать? – спросил Мора, выкладывая на стойку стволы.

– Остроумные на Скадовске выше нижней палубы не поднимаются, – Филин даже не посмотрел на товар.

– А глупые? Они тут на втором этаже? – поинтересовался Молодой, в свою очередь выкладывая на стойку «Абаканы».

– На втором этаже особо дерзким клизмы ставят.

– Ты, что ли? – Мора облокотился на стойку, вплотную наклонившись к Филину.

– Могу и я, если надо, – лицо Филина напряглось, на виске вздулась вена.

– Ну попробуй, – предложил Мора. – Хочешь, повод дам?

Они с Филином некоторое время глядели друг на друга, их разделяло не более двадцати сантиметров. Мора чувствовал несвежее, приправленное запахом чеснока дыхание барыги.

– Ребята, вы чего это? На ровном месте! – подал голос Молодой.

– Погоди, – не глядя на него, ответил Мора. – Надо решить.

– Ладно, – Филин тряхнул головой. – Отбой. Что у вас?

– Глаза разуй, – вежливо посоветовал Мора.

Филин, помедлив, перевел взгляд на стойку.

– Откуда это?

– На распродаже взяли, – успокоил Молодой.

– А хозяева не придут?

– Говори цену.

– СВД за тысячу возьму.

– Филин, ты охренел? – полюбопытствовал Мора. – Ты при мне Чухраю такую машину за семь штук загнал!

– Я не заставляю.

– Послушай, я тебе не лох, чтобы меня разводить. Я сейчас там, внизу, вот эту вот СВД влегкую загоню за две.

– Попробуй.

– Хорошо, – Мора отложил винтовку в сторону. – Давай дальше.

– «Винторезы» по две с половиной. И «Абаканы» за полторы, оба.

– Ты сейчас шутишь, да? – догадался Молодой.

– Шутят студенты в КВН, – Филин спокойно смотрел на сталкеров.

– Филин, я торговаться не умею, – сказал Мора. – Поэтому слушай мои цены. СВД – три тысячи, «Винторезы» по пять, «Абаканы» за полторы, но каждый. В подарок рюкзак патронов. Там много, с магазинами.

Молодой поставил на прилавок рюкзак. Филин расстегнул клапан, заглянул внутрь. Потом принялся изучать оружие. Сталкеры терпеливо наблюдали за манипуляциями барыги, который, казалось, задался целью разобрать стволы полностью. Наконец осмотр был закончен.

– СВД, похоже, в «жарке» побывала. Ствол поведен.

– Ничего там не поведено, – возразил Молодой. – Пойдем на улицу, я тебе докажу.

– Цены здесь устанавливаю я, – Филин повернулся к Море.

– Когда продаешь, – уточнил Мора.

– «Винторезы» по четыре тысячи. Больше тут никто не даст. Можешь, конечно, на Янов их тащить. Остальное – по твоим.

– Ладно, давай, – согласился Мора.

Филин отсчитал деньги, сталкеры прямо на стойке поделили их пополам и спустились в бар. Бородач по-прежнему сидел на своем месте. Они подошли к нему, уселись на стулья.

– Ты, Бородач, не гневись на нас, – миролюбиво сказал Молодой.

– Устали, тащили все это от самой лесопилки, – добавил Мора.

– Ладно, – кивнул Бородач. – Налить?

– Давай, – хором откликнулись сталкеры.

– И пожрать что-нибудь, ладно? – добавил Мора.

Бородач махнул кому-то на камбузе, указал на сталкеров и оттопырил два пальца. Потом разлил водку по рюмкам, проворчал что-то насчет чертова Выброса и добавил к двум рюмкам третью. Выпили.

– Если не секрет, конечно, – откуда арсенал такой? – поинтересовался Бородач.

– У лесопилки химера вояк каких-то подрала, – откликнулся Молодой.

– Химера?

– Ну, если судить по следам, – вставил Мора.

– При чем тут след, я сам видел! – вскинулся Молодой.

– Видел, видел, – отмахнулся от него Мора.

– Да, – покивал Бородач, – ходили разговоры, что видели ее у лесопилки. Я-то, понятное дело, не верил. Надо будет ребят оповестить, чтобы не лазили там.

– Тут, Бородач, везде лучше не лазить, если уж на то пошло, – ответил Мора.

– Это да, – согласился бармен. – Еще?

После плотного завтрака сталкеры снова поднялись на вторую палубу. Молодой направился в отель – так на Скадовске называлась большая каюта, уставленная койками. Мора пошел к Кулибину, местному технику-умельцу. Они были друзьями, именно Кулибин как-то достал для Моры его «Грозу» – автоматно-гранатометный комплекс, если говорить правильно. Кулибин, обрадовавшись старому другу, выставил на стол бутылку – так что возвращался от него Мора уже слегка пошатываясь.

Отель-каюта в середине дня была почти пустой, помимо Молодого, спящего в углу, тут был только один сталкер, сидевший на кровати с ноутбуком на коленях. Он поднял глаза на вошедшего, кивнул, и снова уткнулся в комп.

Мора аккуратно, стараясь не потерять равновесие, прошел между рядами кроватей, укрытых не очень чистыми матрасами, и уселся напротив Молодого. Тот безмятежно храпел, лежа на спальнике. Мора тоже достал спальник, расстелил поверх матраса и по примеру Молодого не стал залезать внутрь, улегся сверху. Вскоре Мора тоже заснул.

Проснулся он от того, что кто-то методично стучал по железной спинке кровати. Разлепив веки, Мора увидел прямо над собой хмурую морду Филина. За ним маячило заспанное лицо Молодого, видимо Филин разбудил его первым. Иллюминаторы показывали если не ночь, то уж точно поздний вечер. «Проспали часов восемь», – машинально отметил Мора.

– Чего тебе? – хрипло спросил он у Филина и потянулся за рюкзаком.

– На, смотри, – Филин бросил на кровать СВД. – Я говорил, что ствол в «жарке» был?

– Чего смотреть? – спросил Мора и принялся жадно пить воду из бутылки.

– Кранты стволу. Я стрелял. Хорошо, что не разорвало. А то были бы кранты тебе.

– Филин, что тебе надо?

– Бабло за СВД вертай.

– Почем там? – спросил Мора у Молодого.

– Не помню.

– По полторы с носа, девочки, – напомнил Филин.

Сталкеры вяло отсчитали деньги и протянули Филину.

– Извини, мы не специально, – сказал Молодой.

– Надеюсь, – криво усмехнулся Филин и, быстро оглядевшись, добавил вполголоса: – Короче, орлы, вчера ко мне какие-то серьезные дяди подваливали. Искали сталкера Молодого. Обещали бабла, если стукану, как появится. Я их послал. Они – к Бородатому.

– И что Бородач? – спросил Мора.

– Не знаю. Но имейте в виду, эти серьезные дяди только что прошли мимо моей конуры в бар. К Бородатому.

– Спасибо.

– Служу Советскому Союзу, – криво усмехнулся Филин. – Вот вам, мясо, «маслята» к вашей поломанной СВД.

Торговец достал из кармана две коробки патронов и бросил на кровать рядом с винтовкой.

– Так зачем, если она не стреляет? – спросил Молодой.

– Ты попробуй, – посоветовал Филин, – вдруг получится?

– Понятно. А ты с чего нам помогаешь?

– Бородач рискует подохнуть Сукой. Мне погоняло менять на старости лет западло.

Филин сделал неопределенно-прощальный жест рукой и ушел. Мора и Молодой, не сговариваясь, быстро собрали шмотки и тоже двинулись к выходу. В отеле уже потихоньку собирались постояльцы – сталкеры, вернувшиеся с Зоны, забивали места для ночевки. Кто-то узнавал Мору, здоровался, пару раз поздоровались и с Молодым. Сталкеры отвечали на приветствия рассеянно. Возле двери Мора остановился и осторожно выглянул наружу.

Коридор, освещенный яркими лампами, забранными в решетчатые кожухи, был пуст. Снизу, из бара, долетал гул голосов вперемежку с какой-то веселой музыкой. Пахло луком и жареным мясом. Мора дернул Молодого за рукав. Из-за своей двери выглянул Филин и жестами показал, что сверху на лестнице дежурят два человека. Мора кивнул и, потянув за собой Молодого, тихо двинулся в конец коридора, к каюте Кулибина.

Подошел, дернул дверь – заперто. Он тихо постучал по переборке и тут же резко обернулся – по лестнице из бара поднимался человек. Молодой тоже обернулся на звук шагов.

– Нормально, это из наших, – вполголоса сообщил он Море.

– Ты смотри за лестницами. Сейчас, наверное, пошуметь придется. Этот колдырь спит, по ходу.

Мора в полную силу забарабанил в переборку, подергал дверь и заорал:

– Кулибин, открывай. Я принес, что просил! – вроде как пришли сталкеры до местного техника, мало ли какое дело. За переборкой послышался приглушенный кашель, что-то упало, кто-то выругался. Секунд десять прошло, потом дверь со скрипом отворилась. В это же время со стороны бара раздался окрик. Сталкеры обернулись – по лестнице поднимался здоровенный, коротко стриженный мужик. Одет он был как рядовой сталкер, но целый комплекс как явно заметных, так и еле уловимых примет выдавал в нем военного. Увидев сталкеров в глубине коридора, вояка задорно свистнул и бросился вперед.

– Чего ты долбишь, глушак не подошел? – прокряхтел Кулибин от двери.

– Давай внутрь, харя синяя, – прошипел Мора.

Они вместе с Молодым буквально внесли Кулибина в каюту. Молодой, захлопывая дверь, увидел, что к преследующему их мужику успело присоединиться еще четверо.

– Молодой! – заорал вояка. – Хватит бегать! Верни долг по-хорошему!

Молодой хлопнул дверью и надавил на рычаг. Кулибин, высокий сутулый парень лет двадцати пяти с мятым, заросшим щетиной лицом, смотрел на пришедших с сонным недоумением. В каюте его, небольшой комнате, практически до потолка заставленной верстаками, полками и ящиками с деталями и инструментами, стоял густой запах перегара.

– Вы чего, бродяги? – пробормотал он.

И в этот момент по переборке грохнул удар. Сталкеры синхронно обернулись. С той стороны, очевидно, пытались вскрыть дверь – рычаг дергался и скрипел.

– Эти шакалы за нами, – ответил Мора. – Точнее, за ним. Он им должен.

– Ничего я им не должен! – возмутился Молодой. – Это он, чтобы никто не влезал в разборки.

– Короче, нужно как-то свалить отсюда, – закончил Мора.

Дверь скрипела и гудела от ударов и попыток отогнуть ее от переборки. Снаружи о чем-то неразборчиво переговаривались взломщики, звучали отрывистые команды. Кулибин, все еще не въезжающий в происходящее, тупо переводил взгляд с гостей на дергающуюся дверь.

– Соображай, мужик! – прикрикнул на него Мора.

– Давай их всех перевалим, – выдал наконец Кулибин.

– Их там пятеро как минимум.

– Перевалим, – убежденно повторил Кулибин.

– Минимум пять. Спецы какие-то. Короче, выход от тебя есть?

– Выход? – Кулибин снова посмотрел на дверь.

– Другой выход, не этот! – снова заорал Мора.

– А! Есть, – закивал Кулибин. – Там вот воздуховод от машинного отделения.

Кулибин переместился к дальней стене, кряхтя, попытался отодвинуть высокий узкий ящик, сталкеры бросились ему помогать – ящик опрокинулся набок, открыв узкую дверцу в стене. Но на дверце имелись замочные петли, скрученные огромными болтом с гайкой.

– Твою мать! – выругался Мора.

– Сейчас, – Молодой достал пистолет.

– Охренел! – посмотрел на него Кулибин. – Или фильмов американских насмотрелся?

Он схватил с верстака болгарку, и в это время со стороны входной двери оглушительно грохнуло. Загудела вся каюта. Грохнуло еще раз. Кулибин включил болгарку и принялся спиливать болт. Мора отпрянул от фейерверка оранжевых искр.

– Стреляют! – проорал Молодой.

– Да ты что?! – восхищенно посмотрел на него Мора. – Успел заметить, откуда?

В дверь выпустили целую очередь, потом пошли тяжелые удары. Оглянувшись, Мора увидел, как железо поддается напору – верхний шплинт уже выскочил из паза. В этот момент перестала рычать болгарка, Кулибин выбил болт и со скрипом открыл дверцу.

– Сколько до низу? – быстро спросил Мора.

– Уровень бара, – успокоил Кулибин. – Давайте.

Мора толкнул вперед Молодого, тот бросил вниз рюкзак, автомат, перешагнул порог и, выругавшись, когда случайно коснулся раскаленного замочного уха, прыгнул вниз.

– Нормально? – крикнул Мора в темноту.

– Нормально! – донеслось снизу.

– Стоять, суки! – заорали от двери.

Мора опять оглянулся. Верхняя часть железного листа уже отогнулась сантиметров на десять. Чем взломщики и воспользовались – в щель пролезла рука с пистолетом и выстрелила в потолок. Кулибин, схватив с полки наган, выстрелил в ответ, рука выронила ствол и отдернулась, по двери потекли дорожки крови.

– Завалю, суки! – заорали из-за двери.

– Стволы лови! – крикнул вниз Мора и сбросил автоматы с СВД.

– Кто это хоть? – спросил Кулибин, махнув головой на дверь.

– Не знаю. Давай, прыгай.

– Ты первый, – сказал Кулибин, доставая с полки автомат.

Прыгать в темноту было очень неудобно. Как Мора ни старался, но идеально приземлиться не получилось – нога подвернулась, он отлетел в сторону и крепко ударился головой обо что-то железное, прогудевшее гонгом.

– Во, бро, я в нее тоже влетел, – раздался голос Молодого.

– Вещи где?

– Вот, бери, – Молодой сунул рюкзак с автоматом.

– СВД где?

– Не знаю я!

– Кулибин! – крикнул Мора вверх.

– Давай, брат! – донесся сверху голос. – А у меня к ним есть вопрос. Про дверь.

Лязгнуло железо и пятно света вверху погасло. Потом над головой снова загремело, застучали выстрелы, кто-то заорал от боли.

– Валим! – крикнул Мора и, вытягивая перед собой руки, двинулся в сторону зияющей вдалеке пробоины в днище Скадовска.

– Стой, включи фонарь, – предупредил Молодой. – Я здесь был как-то, тут настил наполовину разобран.

В свете фонаря сталкеры быстро добрались до дыры. Запах ржавчины у выхода резко оборвался, сменившись ароматом свежей, умытой дождем зелени. Выстрелы сверху внезапно стихли, с потолка в глубине трюма упал луч света, потом что-то звякнуло.

– Ложись! – заорал Мора и, дернув за собой Молодого, прыгнул в проем.

В трюме раздался оглушительный хлопок, вспыхнул ярчайший свет и тут же пол загудел – кто-то спрыгнул сверху на настил.

Сталкеры, успевшие скатиться под киль корабля, бегом перебежали к другому борту. Светила луна, и ее света вполне хватало, чтобы их заметили на открытом пространстве. Мора рванул вдоль борта к камышам, которые росли у самой кормы. Сталкеры уже были готовы прыгнуть в заросли, когда оттуда вышла высокая фигура в капюшоне. Молодой направил на нее автомат, но Мора ударил по стволу.

– Зубр?

– Вестимо, – спокойным басом отозвалась бородатая фигура.

И тут на сталкеров сверху спрыгнул человек. Мора с Молодым разлетелись в разные стороны, Зубр смог устоять на ногах и даже сделал что-то такое, от чего спрыгнувший упал. Но тут же поднялся и снова бросился на сталкера. Мора ударил настырного незнакомца по ногам, а Зубр принял его на колено. Человек откатился к камышам, но тут Зубр, очевидно узнав его в свете луны, издал рык, подскочил к нападавшему, поднял его над головой и изо всех сил приложил о корму Скадовска. Ржавое железо торжественно загудело. Над головами дерущихся прошла автоматная очередь, Молодой, не целясь, дал очередь от бедра в ответ – пули искрами прозвенели по днищу. Стреляли со стороны пролома.

– Давай! – Мора дернул Зубра, порывающегося добить прыгуна, и махнул Молодому.

Вся троица нырнула в камыши.


* * * | Дороги Зоны. Герои поневоле | Глава восьмая, в которой Живодер получает по морде, а также выясняется, что не все в этом мире продается