home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Лексей стоял перед генералом-губернатором, не зная, что ответить тому. То, о чем говорил несчастный отец, напомнило о случившемся с ним самим пять лет назад помрачнении разума. До сих пор не мог точно понять - действительно ли в него вселились злые духи или они стали наваждением больного сознания. Но чтобы то ни было, он выжил - с помощью шамана или без него, - стал сильнее и выносливее, в нем пробудились какие-то способности, которыми пользуется до нынешних пор. Как же помочь бедной девушке - не представлял, коль даже в самом себе не разобрался. Не предлагать же везти ее к шаману, да и поможет ли тот - неизвестно, вполне вероятно, что их камлание - сплошное шарлатанство. Единственно, что хоть немного подсказывало - после прошлой встречи с ним Наталье стало легче. Наверное, в нем есть нечто такое, которое повлияло на душу страдалицы, надо попробовать как-то с ним выяснить, но осторожно - душа слишком тонкая субстанция, грубым вмешательством можно только навредить.

Примерно так высказал смотревшим на него с надеждой отцу и дочери:

- Не знаю, смогу ли помочь, но постараюсь. Только есть опасение - ведь мне неведомо происходящее с Натальей, - что ей на пользу или нет. Потому если готовы рискнуть, то я займусь ею. Конечно, со всеми предосторожностями, а уж как там выйдет - одному богу известно.

Генерал посмотрел на свою дочь - та кивнула головой, - после с некоторым сомнением дал ответ: - На все воля божья, уповаю на его милость и защиту. Приступай, Лексей Григорьевич - терять нам нечего, хуже уже не будет, а при удаче Наташа сможет жить на радость, а не мучиться. Езжайте к нам дом, чтобы никто вам не помешал. А ты, дочь, скажи матери, что я дозволил вам уединиться - а то будет стоять рядом и блюсти твою честь!

По пути выяснил у Натальи - при каких обстоятельствах у нее появились бредовые видения, - оказалось примерно также, как у самого Лексея - сильно простыла, а потом у нее началась горячка. Хотя ее и излечили, но кошмары продолжались, просыпалась в холодном поту и так не раз за ночь. Как-то перебивалась дневным сном, но недолгим, как будто в дреме, не дававшим полного отдыха. А в тот вечер, на его свадьбе, с первого их взгляда ее как будто отпустило, почувствовала себя легко и могла веселиться, не боясь ночных страхов - откуда-то у нее возникла такая уверенность. Причем точно знала, от кого ей идет покой, старалась быть ближе к нему, хотя он не обращал на нее внимания - так ей казалось. Даже пришла мысль - почему она не его жена, была бы всегда рядом, наслаждалась с ним миром и блаженством, вот как сейчас!

Лексей от последних слов девушки, сказанных откровенно, как на исповеди, даже оторопел - никак не ожидал от юной девицы подобных признаний! После как-то объяснил для себя - больная немного не в себе, столь продолжительные мучения сказались на ее душевном здоровье. Ради спасения от кошмаров готова на многое, даже на все, но ведь ему-то от нее ничего не надо! Или будет так и преследовать его, идти за ним по пятам - от такой перспективы молодого человека бросило в дрожь, мысленно воскликнул - чур меня, больной на голову мне только не хватало! Нет, уж, надо скорей с ней разобраться, привести в более-менее разумное состояние, если, конечно, получится, а там пусть родители с ней нянчатся. С таким настроем приехал к губернаторскому подворью, прошел за Натальей в дом и ждал, пока она объяснится со своей матерью относительно него.

Не стал проходить за Натальей в ее спальню, остался в гостиной, пока она переодевалась в домашнее платье. Заняться ею также решил здесь, пусть на глазах матери, но зато спокойнее - невесть что ей в голову взбредет наедине! Уселись за столом напротив друг друга и уставились в глаза - Лексей попытался через них проникнуть в сознании девушки как когда-то случилось у него с шаманом племени ительменов. На этот раз не вышло - видел только серую тьму, никакие образы в ней не всплывали. Повторил еще раз с тем же результатом - пришло беспокойство, что какие-то способности у него утеряны, как сейчас, внутреннее зрение, да и чтение мыслей или эмоций - просто не чувствовал девушку. Лишь когда взял ее за руки, что-то стало получаться и то не сразу. Постепенно до него стали доноситься слабые отголоски ее переживаний - доверия, любопытства, потом нетерпения, желания ощутить его ближе. А когда она подалась вперед и схватила его за плечи, то как будто прорвало, поток ее мыслей хлынул в сознание.

В них перемешалось многое - воспоминания из детства, радость от подаренной куклы, огорчение из-за испачканного "взрослого" платья с кружевным лифом, волнение перед первым балом, восторг от внимания поклонников и их комплиментов, а потом страдание и страх. Девушка только вступала во взрослую жизнь, ждала от нее самого лучшего и прекрасного, но внезапная болезнь перечеркнула все надежды, оставляя лишь горечь и боль. И как-то невольно Лексей проникся эмоциями и помыслами девушки, он как будто сам их пережил - это ему было больно и страшно, терял надежду жить, - и именно тогда перед ним открылась страдающая душа, увидел те фантомы или призраки, ставшие кошмаром во снах. Они полетели к нему самому, будто почуяли новую жертву, а затем повторилось то, что было с ним пять лет назад - эти чудища терзали его, он же лишь страдал, не мог сопротивляться и некому было прийти на помощь.

Видение казалось настолько реальным, что у Лексея не возникло сомнения - происходит не где-то в чужом сознании, а в нем самом. Различал каждый сгусток тьмы, тянущийся к нему щупальцами, они высасывали из него силы, лишали воли противиться им. И тогда дал себе команду: - Держись, майор (почему майор, он же лейтенант - краешком пролетела мысль)! - подавил охвативший его страх и вступил в бой. Невидимыми руками рвал от себя присосавшиеся чудища, огненным мечом развеивал их плоть, но к ним добавлялись новые и новые, а силы его убывали. Бился насмерть, до последнего вздоха, перебарывая отчаяние и ужас перед множившейся нечистью. Прошла целая вечность, а битва продолжалась и вот в какое-то мгновение возникло чувство - он выдержал, самое трудное позади! Пусть еще долго враг сопротивлялся, накатывался темными волнами, но уже без прежней силы и напора, а потом внезапно иссяк, будто растаял, как снег под жарким солнцем.

Сознание выплывало как из темного омута, сначала неясно, как в мареве, а потом уже отчетливо увидел сидящую напротив девушку, ее серые глаза, смотрящие на него с заметным беспокойством. Наверное, заметила в нем происшедшую перемену, спросила с ноткой волнения:

- Лексей, что с тобой? Ты напугал меня, застыл и даже не дышишь!

Молодой человек оторвался от ее глаз, осмотрелся вокруг, как бы приходя в себя, после ответил успокаивающим тоном:

- Со мной все в порядке, Наталья. Просто я заглянул в твою душу и там задержался. Теперь у тебя все должно быть хорошо, надеюсь, кошмары больше не будут мучить. Сама скоро убедишься, но если что-то еще побеспокоит, то пошли за мной.

После встал и попрощался, не остался на обед, который приготовила хозяйка дома - сослался на небольшое недомогание, ему надо отдохнуть. Не лукавил, действительно чувствовал в себе слабость, на обратном пути даже задремал в санях. Дома сразу лег в постель и отключился, спал до следующего утром мертвым сном, без всяких видений и кошмаров. В тот же день из губернаторского дома передали письмо, на этот раз написанное самим хозяином, в нем он выразил благодарность за дочь и пригласил Лексея на ужин вместе с женой. Отказать генералу, конечно, не мог, к указанному часу отправился с Машей, согласившейся поехать в гости к самому губернатору без каких-либо сомнений - лишь немного помучилась с выбором платья из своего гардероба, благо, что их там было достаточно. Гостей, кроме них, не оказалось, так что ужин прошел без особых церемоний - по-простому, как выразился Осипов. Еще раз поблагодарил молодого офицера за помощь дочери, предложил обращаться по любому поводу - предпримет все от него зависящее ради спасителя.

История с губернаторской дочерью на этом не закончилась - по возвращению домой жена призналась, что пригласила Наталью в гости.

- Знаешь, Лексей, она такая милая, нисколько не заносится своим папой. А еще ей стало интересно, как я сшила платок из кисея - прежде ей не доводилось, - вот и позвала, покажу что есть у меня. Ты не будешь меня ругать, родной?

Конечно, у молодого мужа не хватило духа попрекнуть простодушную женушку, ответил лишь: - Маша, ты вправе звать кого хочешь - здесь твой дом и ты в нем хозяйка. Да и разве я могу отказать в такой малости, все, что тебе в радость, приму без укоризны!

А у самого кошки заскребли в душе - эта девица не отстает от него, нашла лазейку видеться с ним, войти в его дом, а жена рада вниманию столь видной подружки. Из того, что увидел в душе Натальи, понял - она потянулась к нему не только из-за своей болезни, вообразила еще, что влюблена в него. Теперь, когда недуг позади, открылась для вспыхнувшей страсти, а то, что избранник его сердца женат - не остановило жаждущую любви красавицу. На том званном ужине не раз замечал ее томный взгляд, краснела, когда встречалась с ним глазами. Потому не стал долго задерживаться в гостях, при первой удобной возможности простился с хозяевами. И вот как-то ведь умудрилась навязаться жене и не объяснишь своей половинке о подоплеке интереса к ней дочери генерала. Махнул рукой - пусть будет, как есть, - только самому надо быть осторожней с влюбленной интриганкой и не оставаться с ней наедине.

Заявилась в усадьбу уже на следующий день со своей сестренкой. Время было послеобеденное, жена что-то вязала будущему малышу, Надя ушла во двор - ее позвали посмотреть только что родившегося теленка. Сам Лексей выпиливал из дерева зверюшку - приохотился с недавних пор пилить и строгать всякие поделки для дома, в одной из комнат устроил небольшую мастерскую. За ним пришла сама Маша, позвала в гостиную - приехали важные гостьи. Пришлось оставить в сторону игрушку и идти переодеваться, а потом развлекать юных дам светскими разговорами. После пили чай, пахнущий дымом от еловых шишек, из настоящего тульского самовара с медно-красным сверкающим боком. Этот новомодный прибор Лексей купил еще в прошлом году на ярмарке, стоил он дорого - отдал купцу пять рублей, как за добрую корову, - теперь проводил с родными ему людьми каждый вечер за ним, наслаждаясь идущим от него теплом и уютом.

Сын императрицы

Чаепитие за самоваром

После чаепития гостьи уехали, поблагодарив за теплый прием, в свою очередь пригласили вместе праздновать масленицу, наступающую через неделю. Конечно, Маша, а за нею и Лексей с Надеждой согласились приехать - уж как пропустить гуляние, да с такими милыми барышнями! К удивлению молодого хозяина, старшая гостья не предпринимала попыток сблизиться с ним, вела себя ровно, чисто по-дружески. А с Машей ворковала как с лучшей подругой, делилась с ней какими-то девичьими тайнами, а та поведала свои - о муже, будущем дитя, своих женских делах. Казалось, им обоим доставляет удовольствие такое общение, во всяком случае, после отъезда девиц Осиповых жена не могла нахвалиться ею - уж такая разумница и ласковая, каких еще поискать! Сам Лексей не знал что и думать - может быть, действительно Наталья подружилась с его супругой, а к нему поостыла, уняла неразумное чувство - ей ведь надо заводить семью, устраивать свое счастье, а не ломать чужое.

Через два дня к Лексею в усадьбу заехал сосед Романов Степан, пригласил поохотиться на волков. Молодой дворянин - ему еще не исполнилось тридцать, - именно он был дружкой на венчании, помогал также с устройством свадьбы. С первой встречи почувствовали приязнь друг к другу, во многом тому способствовало схожее прошлое - Степан тоже учился в кадетском корпусе, только не в Сухопутном, как Лексей, а Артиллерийском. После его окончания отслужил пять лет, затем женился и вышел в отставку в чине поручика. Сейчас хозяйствует в имении отца - тот по старости лет передал правление старшему сыну. Обзавелся уже двумя детьми, жена на сносях с третьим - родит примерно в то же время, что и Маша. Посидел с хозяевами недолго, даже на обед не остался, уехал дальше по своим делам. Пришлось молодому офицеру доставать ружье из шкафа и снаряжать к завтрашней охоте. Сам не испытывал особого желания стрелять в зверя, согласился только из-за того, чтобы не обидеть соседа. Да и не приходилось ему прежде - если не считать убитого волка на Камчатке, но тогда он спасал свою жизнь от нападения стаи.

Выехал из усадьбы спозаранку - солнце еще не показалось из-за горизонта. Имение соседа находилось в верстах пяти, через полчаса неспешной езды въезжал к нему во двор. Здесь уже собрались около десятка людей, но еще не все - как сказали Лексею, - так что ждали запаздывающих. Бывалые охотники тем временем рассказывали всякие истории об охоте на волков, особенно слушателей поразил недавний случай с князем Репниным и двумя его сотоварищами. Для приманки взяли в сани поросенка, связали ему ноги и, конечно, тот завизжал на всю округу. На этот визг прибежала стая из двух десятков волков и тогда пошла потеха - тройка коней помчалась прочь от хищников, а те бросились вдогонку. Били с трех ружей, а серых становилось все больше, наверное, перевалило за сотню - к первой стае присоединились другие. Их не успевали отстреливать, они уже охватили дугой сани, вот-вот могли настигнуть коней и остановить. Спасло горе-охотников лишь то, что успели домчаться до усадьбы князя - волки остановились, не решились приблизиться к жилью человека.

Сын императрицы

Охота на волков с поросенком

Речь пошла о том, что в эту зиму серых зверей расплодилось немерено, кто-то высказал примету - наверняка к войне, правда, тут же поправил себя - она и так идет, с османами. Нашлась новая тема для разговора, принялись обсуждать военную компанию прошлого года. Общий настрой был очевиден - да мы их шапками закидаем, били не раз и сейчас побьем! Славили Суворова, разгромившего неприятеля под крепостью Кинбурн, предрекали полную победу над Портой уже в следующем году. Лексей не разделял подобные суждения, но и не вступал в дебаты с расхрабрившимися мужами, большинство которых не служили в армии. Когда же его прямо спросили о той войне, ответил уклончиво: - Поживем - увидим, - но после добавил: - Нельзя недооценивать противника, даже самого слабого - о том говорит воинская наука с самых древних времен.

Ждали недолго - как только набралось два десятка мужчин, от безусых юнцов до седобородых старцев, еще способных удержать ружье, - отправились караваном саней в поле. Отъехали недалеко - пару верст, - до невысокого холма на ровной окрестности. Здесь высадились, после один из охотников постарше стал распоряжаться - кому где стать и куда стрелять. Двоих оставил стеречь коней - одного младшего, другого уже в зрелом возрасте. Тот заартачился, возразил старшему: - Петрович, что же ты меня обижаешь, уж не хуже других - не оробею, да стреляю получше многих!

На увещевание распорядителя: - Потому и ставлю здесь, что нельзя допустить серых к коням, - строптивый муж стоял на своем: - Ничего с ними не будет, через вас зверь же не пройдет, а отсюда даже стрельнуть не получится!

Неизвестно, сколько бы еще длился их спор, но вмешался Лексей, сказал старшему: - Если позволите мне остаться, то я согласен, - на что тот утвердительно кивнул головой и отправился разводить остальных охотников.

После того, как каждый занял свое место на полудуге вокруг холма с наветренной стороны, двое потащили наверх мешок с чем-то барахтающимся внутри. На самой макушке один из них вбил кол в промерзшую землю, второй же освободил из мешка поросенка, связал одним концом веревки ему ноги, другим за кол. Тот завизжал оглушающе, пытаясь вырваться из пут, невольно призывая голодных хищников. Люди же залегли в складках или за снежным валом, стараясь не встревожить прежде времени осторожных зверей. Долго не пришлось ждать, через четверть часа появились первые волки, с каждой минутой их становилось больше. Никто не стрелял, ждали сигнала старшего, а он все продолжал высматривать - по-видимому, выбирал нужный момент. Уже первый из серых взобрался на верх холма, поросенок заверещал громче прежнего, когда раздался условленный выстрел, за ним другие.

Как только открыли огонь на флангах, охотники, залегшие по краю дуги, соскочили и бросились замыкать круг, перекрывая волкам путь назад. У них получилось быстро и четко - вероятно, выбрали из самых опытных, - через минуту встретили выстрелами в упор развернувшихся зверей. Кто-то сумел прорваться, большая же часть из попавших в кольцо полегла у подножья холма. Но так случилось, что самый матерый хищник и его стая пошли не обратным путем, а метнулись на другую сторону холма, после перемахнули через редкую цепь новичков. Те не смогли удержать рвущуюся вперед за своим вожаком оставшуюся стаю и она вырвалась из круга прямо напротив стоянки саней с впряженными в них лошадьми. Лексей и его юный напарник лишь успели сделать выстрел практически наугад, как волки налетели на них. Только в нескольких шагах от них вожак вдруг притормозил, а потом ушел в сторону, за ним остальные.

Тем временем к месту отстрела стали подходить другие хищники - волки, лисицы, даже медведь-шатун, - наверное, почуяли запах крови. Постепенно, шаг за шагом, преодолевая страх перед людьми, приблизились почти вплотную, втягивая запах от лежащие на земле убитых зверей. Старший не стал рисковать, подал команду подняться наверх и там отбиваться, если звери надумают преследовать их. Как только люди отошли, вся собравшаяся свора набросилась на туши, рыча друг на друга и отгоняя более слабых. Минут через десять от тел павших волков остались только кости, самые голодные потянулись наверх, за двуногой пищей, после же выстрелов сверху сами стали ею. За ними следовали следующие и так повторялось раз за разом, пока у охотников не закончился запас патронов. Хищников осталось меньше - кого-то съели свои после ранения или поражения огнем, а кто-то сам ушел, насытившись. Но даже полсотня серых представляла серьезную опасность практически безоружным людям - могли отбиваться своими ружьями лишь как дубинкой, что без нужной сноровки мало помогло бы против быстрого и сильного зверя.

Спасение пришло с другой стороны холма - Лексей, услышав затихающие выстрелы сверху, почуял неладное и поспешил на помощь, оставив напарника сторожить коней от случайного зверя. Подоспел вовремя - люди стояли на самой вершине плечом к плечу, взяв ружья наперевес или за ствол. А в шагах десяти к ним крались серые хищники, готовые в любой момент ринуться на жертву. Сходу выстрелил в ближайшего волка, быстро - меньше, чем за двадцать секунд, - перезарядил ружье и поразил следующего. А звери стояли на месте, как будто застыли, лишь когда Лексей выбил пятого из них, развернулись и со всех ног помчались вниз. А еще через минуту пришли в себя сотоварищи по охоте, уже было попрощавшиеся с жизнью. Кто-то из них бросился к спасителю, хлопнул по плечу благодарно, а затем обнял, Степан же выразился с восхищением: - Вот не знал, что ты такой мастак стрелять - строчишь, как заводной, и все точно в цель!

Охота удалась на славу, перебили больше сотни волков, - примерно столько насчитали по останкам. Правда, с добычи мало что досталось - съели другие звери почти подчистую. Разве что Лексею в сани загрузили побитых им хищников - будет жене, да и самому шуба либо душегрейка, можно на обувь пустить, теплее волчьего меха вряд ли что найдешь. Остальные охотники, может быть, позавидовали ему, но виду не показывали, успокаивали себя тем, что серой напасти стало много меньше - допекла уже многих. У кого-то в хлеву задрали корову, нападали на собак, люди даже днем опасались выезжать из села или усадьбы из-за лесных разбойников. Лексея такая участь пока миновала, но встречал на обходе волчьи следы. Сам их не боялся, был уверен, что они не тронут его - что лишний раз случилось на этой охоте. Беспокоился за родных - скоро ему уезжать, останутся без мужской защиты. О том, чтобы забрать с собой жену, как намеревался прежде, не могло идти речи - в ее состоянии нужен покой, - оставаться не позволял служебный долг. Отчасти надеялся на Надежду - вот точно назвали, как оно есть, - но и она ведь слабая женщина, пусть с сильным характером, так что сердце не находило покоя, щемило от какого-то тревожного предчувствия.

В конце февраля, сразу после Масленой недели, выехал с последним санным обозом в обратный путь. Можно было задержаться на неделю-другую, но тогда бы завяз на раскисшей дороге и наверняка не успел прибыть на службу в установленный срок. И без того из-за раннего тепла снег стал подтаивать, лошадям приходилось нелегко тащить сани по снежной каше, на трудных участках возницы и пассажиры ссаживались и помогали им. Иной раз, когда выбивались из сил, останавливались в селениях на день или два, давая роздых людям и животным. Добрались в столицу лишь в середине марта, все в обозе намучались, Лексей тоже, несмотря на свою выносливость - нередко, особенно в конце пути, впрягался и тянул воз наравне с конем.

В оставшуюся до срока неделю занимался подаренным особняком - нанял мастеровых для ремонта и закупил нужные материалы. Сам продолжал жить в гостинице, но, по сути, лишь ночевал здесь, дни же проводил со строителями - планировал с ними переделку фасада и интерьера, по ходу работ вносил поправки, ездил на торг и купеческие склады за тем, что могло понадобиться. Затем, когда уже вышел на службу, также не оставлял без своего надзора - находил время заехать и проверить, вмешаться, если что-то ему не нравилось. Через месяц закончили ремонт в особняке, завезли заказанную мебель и всю необходимую для проживания утварь, лишь тогда Лексей переселился в свой новый дом. Представлял, как будет жить здесь с женой и их малышом, но весть из Твери перечеркнула его намерения.

Навигация на Неве и в Финском заливе еще не началась, но экипаж шлюпа уже принялся готовить свое судно к выходу в море. Чистили борта от наростов, проконопатили щели и засмолили, приводили в порядок паруса и такелаж. Лексей каждый день с утра до позднего вечера трудился с матросами, не чурался своими руками проверить до последнего шва. Работы подходили к концу, назавтра планировали спустить корабль со стапеля в воду и устранять выявленные огрехи. Вернулся домой поздно, задержался в порту дольше обычного. Открыл ему дверь дворецкий Пахом, купленный две недели назад, накануне переселения, с семьей - женой, дочерью, ее мужем и двумя малыми детьми. Тогда Лексей искал прислугу в особняк, нашел по объявлению в газете - прежний хозяин продавал их всех вместе по небольшой цене. Торговля людьми не вызывала в обществе осуждения, крепостные считались таким же товаром, как скот или недвижимость. Продавали их на торгах и ярмарках, распродажах долгового имущества или через газету. По цене шли в среднем сто рублей за душу - примерно столько, как за коня, - Лексей же отдал за четверых взрослых и двоих детей в придачу триста рублей.

Сын императрицы

Крепостные на распродаже

Дворецкий передал запечатанное сургучом письмо хозяину, едва тот вошел в дом, пояснил: - Лексей Григорьевич, сию бумагу принес утром почтальон из почтамта, я ему еще гривенник отдал за доставку.

Лексей ждал письма от Маши с вестью о рождении сына или дочери - в конце марта она должна была родить, - поэтому не мешкая ни минуты, сломал печать, развернул сложенный вдвое лист и принялся читать. Первые же строки ошеломили его, сознание отказывалось принимать смысл слов: - ... Маша померла, ее тело нашли утром за воротами обглоданным - видимо, волком, Никифор еще сказал по следу лап, что то была волчица. Почему она ночью вышла со двора - не могу сказать, с вечера легла спать как обычно, ни о чем не жаловалась. Правда, я сама сквозь сон слышала вой, тоскливый и протяжный, но он вскоре перестал и я снова заснула. Отпевали Машу в здешней церкви, похоронили на погосте при нем - все же дом ее тут. Приезжали мама и папа, все плакали и молили за упокой ее души...

А потом вдруг пришло понимание - это он виноват в смерти жены! Та волчица неспроста пришла к усадьбе, она искала именно его. Возможно, он убил ее самца или запомнила идущий от него чуждый дух, но как бы то ни было, нашла дом - наверное, по запаху шкур, которые после выделки оставил сушиться в теплой кладовке. Только почему Маше вдруг вздумалось в глухую ночь выходить из дома и идти за ворота - не понимал, лишь предполагал, что вой волчицы заколдовал ее, повел к ней как сомнамбулу. Иного объяснения не находил, еще с первых дней заметил в жене какую-то мистическую чувствительность - могла неожиданно замереть, как будто прислушиваясь, а потом сказать удивительное, о чем никто другой не мог даже подумать. Как тогда, с его приездом - она точно знала, что он подъезжает и вышла ему навстречу.

Горе переносил молча, не жалуясь никому, хотя иной раз хотелось завыть от злости на себя и судьбу за гибель невинной души и неродившегося ребенка. В какой-то мере спасала служба, отвлекала от тягостных дум - пришло время выходить в море и идти в поход. Отправились к берегам шведов на разведку - все ожидали нападения их флота, надо было уточнить - где и какими силами. Недавно произошло событие, явно свидетельствовавшее о подобном намерении короля Густава III - выслал из страны русского посла графа Разумовского, якобы оскорбившего его честь подозрениями. К тому же шведы распространяли беспочвенные слухи о намерении России напасть на их морскую базу Карлскрону, склоняя Европу против вероломных русских. Сами тем временем вели тайные переговоры со своими союзниками - Англией, Голландией и Пруссией, - о совместных боевых действиях в грядущей войне.

Об этих планах стало известно руководству страны усилиями Тайной экспедицией, подкупивших доносчиков во дворах и коллегиях недружественных государств. Готовили ответные меры на суше и особенно на море - спешно приводили в порядок обветшавшие корабли, заменяли устаревшие орудия, учили экипажи морскому бою. Сложность представило то, что большую и лучшую часть северного флота уже отправили в Средиземное море против осман, а оставшиеся суда находились, если можно так сказать, не в лучшем виде. Императрица всеми силами старалась не допустить войны одновременно на юге и севере, зачастую не отвечала на провокации и бесчинства шведов, но теперь и ей и другим важным чинам страны стала понятна неизбежность боевых действий на Балтике и старались хоть как-то наверстать упущенное время.

В июне 1788 года шведы совершили провокацию - переодевшись в русскую форму, напали на приграничный финский город Пуума. Густав III воспользовался ею - предъявил России ультиматум, потребовал вернуть занятые прежде финские земли и Карелию, а также пойти на мир с Османской империей, отдав ей Крым. Разумеется, императрица ответила отказом, тогда шведский король объявил войну. Начались открытые боевые действия, войска короля, имевшие перевес как в численности, так и в выучке бойцов и экипажей, стали теснить русских. Правда, на суше далеко не прошли, застряли у крепости Нейшлот близ Выборга. На море же обстояло сложнее, шведский флот практически запер русские корабли в Финском заливе. И вот в такой обстановке экипаж шлюпа 'Надежда' получил от адмиралтейского начальства своеобразный карт-бланш на вольную охоту - мог ходить где ему угодно и выбирать себе любую цель, - лишь бы была польза от того, а врагу потеря.


Глава 9 | Сын императрицы | Глава 11