home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Что мне нравится в заведениях, управляемых китайцами, так это то, что обслуживание происходит как будто бегом: вот только что ты сделал заказ — потом глянул в телефон, принял сообщения, отбил Котлинскому ответ, что задержан форсмажором — а твой заказ тебе уже и несут.

Я, конечно, видел ролики про технику их поваров, но думал, что это пропаганда. Пока не столкнулся лично.[10]

Суп, который приносят почти со скоростью звука, оказывается необычным на вкус, в меру острым, и с незнакомым мне набором специй.

Пограничники по-прежнему караулят «наших» китайцев; китайские полицейские возле рамки безопасности (с видом снятых с креста) продолжают отвечать на обрушившийся на них телефонных штурм; а Кеши ещё нет.

Тарелка с супом показывает мне своё дно и я знаком показываю официанту, что буду это же ещё раз.

Улыбающийся официант как раз несёт мне вторую порцию супа, когда из просвета между зданиями выныривает Кеша и, быстро подойдя, падает на стул напротив, пытаясь отдышаться.

— Своим я всё отбил. Теперь только молиться, — обозначает ситуацию Кеша, не вдаваясь в детали. — По своей линии мне всё ясно, но давай сверим задачи.

— Хм. Спасибо за доверие. — Действительно вежливо киваю Кеше, сразу поясняя свои мысли. — Мой опыт говорит, что большие дяди обычно, получив какой-то массив информации от шестнадцатилетнего пацана, забывают о пацане в следующую секунду; а с массивом работают строго на своё усмотрение.

Кеша пристально смотрит на меня, что-то прикидывает с секунду и, видимо, решает объясниться:

— Объект под охраной ГСО. В шестнадцать лет, по графе «редкий специалист в вопросах стратегического развития». Участвует в разработке методик лечения… онкологии. Что и явилось основанием взятия его под охрану. Причём, с высоты моей колокольни, объект как бы не реальный инициатор, ещё и основной. Почему я так считаю: когда один наш достаточно добросовестный и компетентный сотрудник решает проверить реальные характеристики этого объекта (исключительно в рамках служебной компетенции), этого нашего сотрудника с треском в течение суток вышибает со службы первый замгенерального прокурора. Ещё эпизодом идёт непонятная попытка то ли изоляции, то ли изъятия этого объекта гражданами соседней страны; пресечена, ни много ни мало, ГСО. Но тут у нас нет точных данных, так как ГСО оперативной информацией не делится. Хотя к нашей доступ и имеет, — с какой-то скрытой обидой завершает Кеша. — Я ничего не упускаю?

— Ничего себе ты подготовился, — смеюсь. — И когда только успел?

— А я быстро читаю и знаю, кого спрашивать, — серьёзно и спокойно отвечает Кеша. — Но мы отклонились. Давай комплиментирование друг друга отложим на потом. Повторяю вопрос… даже, не так. Чтоб ты вкурил быстрее. Такие рыбы, — Кеша кивает на «наших» китайцев, — заплывают в наше озеро крайне не часто. Более того: рыбам таких размеров это вообще не по подведомственности, я про наш скромный водоёмчик. Если только их тема не имеет такой же стратегический статус у них, как твоя медицинская деятельность у нас.

— Просто делаю то, что могу и считаю важным, — пытаюсь отодвинуть от себя лавры, лично мне не нужные и пока не заслуженные. — Эту тему ещё доводить и доводить. Пока всё вручную, и реальный результат только два человека в плюс.

— Зато ни одного в минус, — качает головой Кеша. — И буквально за несколько месяцев. Но мы не об этом. Давай всё же сверять задачи. Потому что я сейчас жду развития событий по регулярному сценарию, чтоб не ронять авторитет погранцов, чтоб не позорить нашего Погранкомиссара и не напрягать сопредельную сторону: их уже позвали на разбор по линии погранцов, и начни я сейчас махать шашкой… Итак. У меня, на моей должности, к этим китайским господам масса собственных служебных вопросов. Погранцы поступили не красиво, вернее, просто не по-товарищески по отношению к нам… Но то свои дела… Всё то, что мне было бы нужно от них, — Кеша снова кивает на «наших» китайцев, — я со временем получу и из других источников. Просто для меня эта тройка, забредшая к нам, могла бы изобразить что-то типа лифта. На котором можно доехать на верхний этаж поскорее. Но я, если с ними даже и не сложится, куда мне надо дойду и пешком. По лестнице. Вопрос к тебе: ты действительно считаешь этот вирус таким опасным? Лично у тебя какие вопросы к этим господам? Спрашиваю затем, чтоб понимать, что ещё нужно сделать. В свете предстоящего рандеву комиссаров. Потому что, если по моей линии команда полкану дойдёт, этих господ мы придержим. Что совпадает и с моими шкурными интересами… Если же полкан прибудет быстрее, чем ему стукнут по фуражке с нашей стороны… В общем, погранцы этих ребят могут и отдать. Прямо тут и сейчас.

— Ничего не понимаю в нашем государственном мироустройстве, — честно сознаюсь. — Я всегда считал, что вы приоритетнее.

— Это если мы в курсе. Тогда мы своим приоритетом успеваем воспользоваться. А если нас поставить в известность потом, задним числом, дескать, «были китайцы, процедуру нарушили стволами, но вели себя мирно, никто не пострадал. Ситуация разрулена силами погранслужбы, всем спасибо за внимание. Помощь не нужна, пограничники на месте и бдят. Плюшки присылать по адресу…»

— Это ты намекаешь, что так бы и было, если бы не я? И если б тебе не дал знать Кузнец?

— Точно. — Кеша откидывается на спинку стула и старается казаться спокойным, хотя на самом деле местами почему-то нервничает.

— Кеша, ты прости мне менторский тон, — «включаюсь» в коммуникацию полностью (Кешино лицо при этом снова меняется), — но задачи, мне кается, у нас общие. Ты же, формально, за безопасность и против опасностей?

Кеша молча кивает.

— Ты согласен, что опасность может прийти с разных сторон? — продолжаю сверлить его взглядом.

— Кто бы спорил, — снисходительно кивает Кеша. — И я полностью серьёзно отношусь к твоим медицинским посылам. Скажем так: лучше перебздеть, чем недобдеть, жопу потом всегда и подтереть можно, пардон. — Явно цитирует что-то Кеша.

— Я ситуацию вижу чуть шире тебя. Как я понимаю, говоря о безопасности, ты имеешь ввиду в первую очередь и только лишь наше государство?

— На что-то более обширное меня пока не уполномочили, — веселится в ответ Кеша. — Я тебе бы и больше сказал. Про территориальность и подведомственность.

— Я не в курсе миграционных потоков туда и обратно, — указываю глазами в сторону границы, — но они однозначно идут на сотни тысяч в месяц.

Кеша задумчиво кивает.

— Тонкость такая: обычно всё имеет свои сильные и слабые стороны. — Продолжаю пояснять. — Если вирус опасен смертельно, он имеет слабые места: либо моментально гибнет при высыхании и нагреве, как ВИЧ. Либо сложно передаётся, как тот же ВИЧ, то есть только с кровью. И, кстати, либо как клещевой энцефалит — тоже достаточно специфический путь передачи.

— Пока всё понятно, — сдержанно кивает Кеша. — Если можно, развивайся быстрее.

— Вирус, которым заражен дед, мне кажется, очень опасен и очень летуч. Я очень боюсь показаться параноиком, но я бы настаивал на проверке: передаётся ли он воздушно-капельным? Из опасного: он поражает нервную систему, и, кстати, в организме распространение может происходить как гематогенно, так и периневрально. Но это — мои мысли на коленке. Тут, и сейчас. Лично меня очень беспокоит: этот дед, за которым гнались китайцы, как ты говоришь, из Центрального Аппарата; он один такой уникальный на весь Китай? Или носителями могут быть массы народу, а этот дед просто попал под какой-то специфический замес? И, если всё же болеть могут массы, то сколько таких с китайской стороны к нам может прибыть или уже прибыло?

— Кузнец передал, что ты переживаешь о рваных ритмах инкубации, но ты не слишком ли волнуешься из-за пусть необычной, серьёзной, но всего лишь болячки? — вежливо поднимает бровь Кеша.

— Кеша, твоя организация, видимо, не в курсе моей механики. Я обычно сразу вижу, как и что можно сделать с любым вирусом. Такая вот специфика, потому я и редкий специалист.

Кеша со сдержанным любопытством кивает, демонстрируя вновь вспыхнувший интерес.

— Вот с этим вирусом я понятия не имею, что делать. Первый раз в жизни. Плюс, я очень подозреваю, что у него и пути распространения чуть не воздух и капли. Коль скоро такая угроза с той стороны возникла, — киваю в сторону рамки безопасности, — очень хотелось бы в лабораторных условиях плотно с материалом поработать. На закуску: мне кажется, дед скоро помрёт. Причём это будет очень неаппетитное зрелище.

— Я тебя услышал, дай подумать… Ну, деда-китайца нам задерживать вообще не за что, — размышляет вслух Кеша, косясь на погранцов. — Хотя, даже если пустышка, заявка «вкусная», чего уж… Лично мне засветиться даже просто на отработке интересно, пусть и вхолостую… Теоретически, можно придержать коллег, это которые в костюмах, но сейчас как раз и решается: успеет команда погранцами дойти от нас, после всех согласований, или китайский комиссар успеет раньше…

— Блин, страшнее кошки зверя нет, — чувствую, что чуть нервничаю. — Одна организация, одно дело делаете, а… — недоговариваю фразу, оставляя её продолжение на усмотрение фантазии Кеши.

— Начальник пограничной службы, если что, тоже генерал-майор, — пожимает плечами Кеша, ничуть не страдая от моей критики. — Тоже далеко не мальчик. Есть свои расклады. На всё воля Аллаха. Получится — придержим «костюмов». Деда я вообще не знаю, на каком основании тебе на опыты передать.

— Из костюмов один тоже инфицирован. — Сообщаю. — Но, судя по деталям, уже позже деда. Мне на эксперименты и он бы подошёл…

— Слушай, так если воздушно-капельным, и если, как ты говоришь, смертельно опасен… — до Кеши с запозданием начинает доходить анамнез ситуации. Видимо, до сего момента он слишком сильно был сконцентрирован на своих рабочих моментах. — А мы тут все спокойно на площади?.. и люди вокруг?..

— Тут солнце, — указываю глазами вверх. — Я деда потому и тормознул прямо здесь. Не дал ему войти в здание. Я пока далеко не всё понял, но вижу, что под солнцем пока можно не опасаться. Во всяком случае, на этой стадии. Вот, кстати, ещё бы и стадии понять! Понимаешь, впечатление такое, что этот вирус — продукт искусственной селекции. Я, конечно, знаю очень мало, но это просто против логики Природы: высокая опасность вируса, считай, летальная… И такой простой путь распространения. Обычно что-то одно. Ну и до кучи, лично мои опасения усиливают эти китайцы, погнавшиеся за дедом.

— Я как-то не сразу сообразил, что дед может быть не один…


* * * | Доктор 4 | * * *