home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

МЫ ВЕРНУЛИСЬ В ГОСТИНУЮ. Олег с размаху плюхнулся на диван, я скромно опустилась рядом.

– Спасибо, – просто сказал Владыко.

– За правду не благодарят. Это тебе спасибо, – весело ответила я.

– За что? – повернулся он ко мне.

– За то, что теперь ты мой парень. Об этом и бабушка знает, и полиция, скоро и Васенька узнает, да?

– Что? – В его голосе послышалось искреннее непонимание.

– Ты мой парень, глупенький.

– Думаешь, раз я неосмотрительно назвал тебя своей девушкой при ком-то, я обязан с тобой встречаться? – ядовито сказал Владыко.

Да, все-таки характер у него не сахар. Ничего, я тоже не медовая.

Я взяла чашку с остывшим кофе, который Олег приготовил для меня, и закинула ногу на ногу.

– Говорю прямо. Ты будешь притворяться моим парнем. Буквально пару недель. От тебя не требуется ничего сверхъестественного. Встретишь меня пару раз после учебы, сходишь на свидание, ну поцелуешь, может быть. Заметь, я даже не прошу особого отношения по твоему предмету! Я всего лишь хочу отомстить Окладниковой. Да, странный способ, согласна, но для меня это важно.

– Я не собираюсь притворяться твоим парнем, Ведьмина. Мы это уже обсуждали, – твердо сказал Олег.

– Мы обсуждали это до того, как поменялись условия игры, – возразила я. – Сейчас все иначе. Я твое алиби. Мне ничего не стоит позвонить Светлову и сказать, что ты отлучался минут на пятнадцать, а где был и что делал, я понятия не имею. Конечно, на самом деле это ерунда, и, если нужно будет, ты докажешь, что никоим образом не причастен к избиению этого придурка, но… Но сколько нервов и времени ты потратишь? И ты ведь явно не хочешь, чтобы об этом инциденте было известно в университете. Иначе ты не пригласил бы капитана домой, увидев проректора, – спокойно продолжала я, наблюдая, как разрастается пламя в темных глазах Олега.

– Это шантаж, Ведьмина? – хрипло спросил он.

– Это шантаж, – спокойно согласилась я.

– Так и думал, что ты такая, – вдруг задумчиво сказал он. – Хотя потом решил, что ошибся.

– Какая «такая»? – спросила я, чувствуя подвох.

– Недалекая эгоистичная стерва. Из таких, которые привыкли, что остальные бегают вокруг и исполняют любые капризы. – Владыко говорил с отвращением, и от возмущения я забыла, как дышать. – Но надо отдать должное твоему актерскому мастерству, в какой-то момент я решил, что ошибся, и ты хорошая светлая девушка, со своими недостатками, но кто без них? Позволил себе быть очарованным тобой. Действительно думал, что ты не такая, какой я считал тебя поначалу. Не такая безнадежно пустая и непробиваемая. Что ж, я не всегда бываю прав.

Я смотрела на него и не знала, что сказать. Обида и злость хрустальным обручем сжимали виски, и пальцы подрагивали от всех тех эмоций, которые моментально вспыхнули во мне после его обидных слов.

На самом деле я бы не смогла так с ним поступить. Я не умела предавать. Я не собиралась звонить капитану и лгать ему, я всего лишь использовала это как инструмент для маленькой манипуляции, поддавшись порыву. Но Олегу не обязательно было знать об этом. Я просто хотела, чтобы он был моим парнем. И возможно, даже не для того, чтобы насолить Окладниковой, а потому, что меня тянуло к нему. Для меня это была игра, но ровно до того момента, когда он сказал эти обидные слова. Пустая, недалекая, эгоистичная – вот что он обо мне думает. И переубеждать его я не стану.

– Да, я именно такая, – со злой улыбкой подтвердила я. – Рада, что ты это понял, милый. Что ж, не хочешь – не надо. Я никого не заставляю. В конце концов, у каждого из нас есть свобода выбора.

Я допила остывший кофе под пронзительным взглядом Олега, аккуратно поставила кружку на столик и встала, только сейчас вспомнив, что на мне его джинсовая рубашка, которая доставала мне до колен. Уютная и теплая, не такая, как ее хозяин.

– Спасибо за то, что не дали мне замерзнуть в сугробе, – холодным голосом сказала я. – Мне пора домой. Переоденусь и покину ваш дом, чтобы не омрачать его своим присутствием.

Но уйти я не смогла. Он не дал мне этого сделать. Олег схватил меня за руку. Не больно, но твердо. Я остановилась.

– Ты права, – тихо сказал Олег. Тихо не потому, что не мог повысить голос, а потому, что ярость приглушала его. – Мне не нужны проблемы с полицией. И я не хочу, чтобы об этом узнали на работе. Я нуждаюсь в твоем алиби, Ведьмина. К тому же мне надоело повышенное внимание бабушки. Думаю, если она будет считать, что кто-то вроде тебя – моя девушка, то оставит меня в покое, – продолжал Олег, и мне стало еще обиднее. Что значит «кто-то вроде тебя»?

– Следите за языком, Олег Владимирович, – огрызнулась я.

– Говорят, что в паре оба должны принимать друг друга такими, какие они есть, – ответил он со злым весельем. – Со всеми достоинствами и недостатками. Так что привыкай. Кстати, если хочешь, можем условиться, как будем обращаться друг к другу при посторонних. Что тебе больше нравится? Солнышко, кошечка, ягодка?

Сколько издевательства было в его словах! Словно он пытался сказать мне: «Ты хотела такого парня, как я? Полу чай».

– Вам весело, Олег Владимирович? – сквозь зубы спросила я.

Он коротко рассмеялся:

– Весело. А ты рада, Таня? Твоя мечта почти сбылась. Теперь дело осталось за малым. Уговори меня.

От ярости я, кажется, забыла, как дышать. В эти минуты Олег злил меня так, что кровь начинала кипеть, и я чувствовала, как горят щеки. Раньше я выводила его на эмоции, но теперь, кажется, пришла его очередь повеселиться.

– Уговорить? – как змея, прошипела я.

– Верно. – Олег улыбался, глядя мне в лицо.

– И как же?

Он вдруг потянул меня к себе, и я сама не поняла, как очутилась на его коленях, упираясь руками ему в грудь. Мне нужно было возмутиться, но я молчала, прислушиваясь к тому, что происходит со мной. Напряжение между нами росло.

– Уговори, – повторил Олег и провел пальцами по моей щеке.

Мое сердце едва не взорвалось от двух совершенно противоположных чувств – ярости и болезненной нежности. Притяжение к нему было как проклятье. Я хотела поцеловать его и дать пощечину одновременно. Хотела сбежать – и уложить на лопатки. Хотела заставить его замолчать – и повторять мое имя как молитву. И эти желания рвали меня на части.

Уговорить? Как я должна его уговаривать? И должна ли я вообще это делать? А может быть, я должна заставить его покориться себе?

Мои руки легли на его плечи, я медленно потянулась губами к его губам и заметила, как дернулся его кадык. Олег только с виду был так уверен в себе. Но он наверняка испытывал то же самое, что и я. Я чувствовала это по лихорадочному блеску в его глазах, по прикосновениям, по жару его тела.

Наступила тишина. Слышно было только наше чуть прерывистое дыхание. Он запустил пальцы в мои распущенные волосы, другой рукой обнял за талию, и между нашими губами осталось несколько жалких сантиметров. Я ждала, когда Олег закроет глаза. Это бы был знак его поражения. Но он не делал этого, он смотрел на меня. Ярость столкнулась с нежностью. Обида – с притяжением. Желание сделать больно – с желанием подарить наслаждение.

Я склонилась еще ниже, почти коснулась губами его губ и замерла. Напряжение достигло пика. Сердце стало хрустальным и звенело при каждом ударе, а пальцы, которыми я касалась Олега, будто бы были выкованными из стали. Чем это закончится? Поцелуем?

Да, наверное, в этот момент Олег думал, что я поцелую его. Что я слабее, чем он, – не выдержу. Что я не смогу противиться этому проклятому притяжению. Но я этого не сделала. Собрав всю силу воли в кулак, я отстранилась и слезла с колен Олега. Он не хотел меня отпускать и, кажется, сам не понял, как в первое мгновение прижал меня в себе, не давая уйти. А осознав это, разомкнул объятия.

На моем лице появилась победная улыбка. Я увидела в его глазах дикую растерянность, которую тотчас сменило любопытство. Я уверенно взяла его за запястье и молча потянула за собой в спальню. Не сопротивляясь, Олег шел следом. Ему было интересно, что я собираюсь сделать. И я точно нравилась ему. Если не как человек, то как женщина. Под своими пальцами я чувствовала его бешеный пульс.

Я раскусила его. С виду Олег и был спокойным, даже отстраненным человеком, создавал иллюзию полностью погруженного в свою работу преподавателя, бесчувственного робота. Но внутри, под кожей, у него бушевало огненное море, которое он так тщательно скрывал ото всех. А потому его привлекали девушки, которые не просто понимали это, но и могли бы питать его внутреннее пламя, все сильнее и сильнее разжигая его эмоциями. Да, Василина была красива и достаточно опытна, однако она не смогла сделать этого, и Олег расстался с ней. А мне это было по силам. Я могла заставить его огненное море кипеть, сверкать и искриться.

Мы пришли в спальню, и я заставила Олега сесть на незаправленную кровать. Он подчинился, не сводя с меня глаз. Явно ждал, что я сделаю дальше. Я перекинула волосы на одну сторону, нагнулась к Олегу и оттолкнула его назад обеими ладонями. Он снова подчинился мне и упал спиной на постель. На его лице появилась ухмылка, но она тотчас пропала, когда я оказалась сверху. Мои обнаженные колени касались его бедер.

Одной рукой опираясь о кровать, я склонилась к Олегу, так что мои волосы упали на его плечо, и положила ладонь ему на грудь. Наши взгляды встретились. Мой насмешливый и его удивленный.

Я уложила его на обе лопатки, но ничего не собиралась делать. И Олег понял это.

– Уговорила, – сказал он. – Будешь притворятся моей девушкой.

Мое сердце застучало чаще. Не он будет притворяться, а я? Что ж, надо отдать должное, Владыко умеет брать инициативу в свои руки. Он любит быть главным.

– Но играть будем по моим правилам, Ведьмина.

– И по каким же? – изогнула я бровь.

Вместо ответа он неожиданно обнял меня, с легкостью прижал к себе и перевернулся. Я сама не поняла, как оказалась на спине, а Олег, надо мной. Он навис, разглядывая меня и улыбаясь так, будто задумал что-то. Такой близкий и далекий одновременно.

– Это еще что?… – начала было я, но он закрыл мне рот поцелуем.

В первое мгновение мне хотелось оттолкнуть Олега, однако я сама не поняла, как стала отвечать на его поцелуй, делая это так жадно и неосторожно, будто это была наша последняя встреча. Я потеряла над собой контроль, поддалась острому желанию, которое не покидало меня с тех пор, как я решила показать Олегу его место. Я отпустила себя и наслаждалась происходящим.

Я просто сошла с ума.

Мои руки оказались на его плечах, и я чувствовала, как напряжены его мышцы. Мне нравилось это. Нравились его жесткие губы с легким привкусом кофе, нравились его настойчивые руки, нравилась легкая щетина на его лице и даже то, с какой легкостью он оказался сверху, нравилось до безумия. А понимание того, что у него от меня сносит крышу, добавляло драйва в этот странный поцелуй, который больше был похож на борьбу. Правда короткую. Олег вдруг отстранился от меня, а я разочарованно выдохнула короткое ругательство.

– Наверное, я слишком тороплю события? – сказал он насмешливо.

Он хотел дать мне возможность прекратить это, но была ли она мне нужна? Нет. Сейчас я хотела лишь одного. Этого несносного человека.

– Я не разрешала тебе останавливаться, – сердито прошипела я.

Одна моя рука оказалась на его шее, заставляя склониться ко мне, другой я взяла его за подбородок и поцеловала. Сама. И он не смог устоять передо мной.

Мы продолжили. Это действительно было какое-то сумасшествие. Наше, общее, одно на двоих. Мы целовались как одержимые, до легкой приятной боли в губах, до головокружения, до нехватки воздуха в легких. В этом поцелуе не было нежности, только болезненная страсть. Наш первый поцелуй был похож на стремительный полет, и я не знала, что ждет нас внизу – замерзшие скалы или мягкая трава, нагретая солнцем.

Я не помнила, как оказалась полулежа на подушке. Олег, удерживая мои запястья над изголовьем кровати, оставлял на моей шее и ключицах влажные следы. Я кусала губы, потому что боялась. А вдруг скажу ему что-то теплое или позову по имени, как делала это мысленно? Вдруг он услышит в этом отчаянье, словно от его ласк зависело мое счастье? Я не помнила, как он оказался на моем месте, а я – на Олеге, упираясь коленями в одеяло. Не помнила, как я, обхватив обеими руками лицо Олега, целовала его с безграничным упоением, словно мы давным-давно были вместе. Чем это закончится? Игрой в любовь?

Я цеплялась за Олега. Я хотела выпить его до дна. И я разрешала ему пить меня. При этом я испытывала острое ощущение дежавю. Мне казалось, что все это происходит с нами не впервые. Его руки, губы, даже дыхание – все было невероятно знакомым. Он то гладил меня по спине, то играл с моими и без того растрепанными волосами, то прижимал к себе, заставляя меня откидывать голову назад, подставляя шею для поцелуев. Я не обращала внимания на то, как неприлично задралась джинсовая рубашка, которая была на мне, я ни на что не обращала внимания. И все, что мы делали, казалось мне правильным и прекрасным.

– Ну как? – прошептал Олег в перерыве между поцелуями. – Я хорошо притворяюсь твоим парнем?

– Так себе, – ответила я, глотая воздух. – Вам нужно набраться опыта, Олег Владимирович.

И снова прильнула к нему, понимая, что моя рубашка и его футболка ужасно мешают. Моя ладонь скользнула по его животу и оказалась под тонкой тканью, заставив Олега выдохнуть и крепче меня поцеловать. Я чувствовала рельефный пресс, который напрягся от моего прикосновения. Я хотела провести ладонью выше, а после и вовсе стянуть с Олега проклятую футболку, но не успела сделать этого. В следующее мгновение на меня кто-то запрыгнул. Прямо на голову. Я взвизгнула от неожиданности, отцепилась от Олега и оказалась на другом конце кровати. Мерзкая Прелесть, которая спикировала на меня откуда-то сверху, уже сидела рядом с Олегом и смотрела на меня так презрительно, словно я была хуже дохлой мыши. Черный хвост ходил из стороны в сторону. Страсть моментально куда-то испарилась, оставив лишь злость. Нам помешала кошка! Она ведь специально, специально!

«Он мой, милочка, – красноречиво говорил нахальный кошачий взгляд, – а ты тут никто. Мы заключили временный союз против бабушки, но помни: ты на моей территории».

Олег хрипло рассмеялся, закрыв лицо ладонями. Он выглядел как человек, который спал, видел потрясающий сон, а его неожиданно разбудили.

– Вот зараза, – выругалась я, мрачно глядя на Прелесть. – Такая же противная, как хозяин.

– Я противный? – весело поинтересовался Олег, все еще тяжело дыша после такого поцелуя. – А мне показалось, я тебе нравлюсь, Ведьмина.

– Не льстите себе, Олег Владимирович, – ответила я, вставая с кровати и поправляя рубашку на себе. – Вы так себе, на троечку. И кошку воспитать не можете!

Прелесть повела острыми ушами.

– Как я ее воспитаю? – пожал плечами Владыко и погладил кошку. – Наверное, она просто захотела поиграть с тобой. Стала охотиться за твоими волосами.

– Ага, конечно. Она вас ревнует, – фыркнула я.

– Кто? Кошка? – опять расхохотался Олег. Вид у него был подозрительно довольный. Словно совсем недавно он не говорил мне обидных слов.

– Я голодная. Накормите меня, вы ведь там что-то готовили, – велела я и вышла из спальни, думая, как выгоднее повернуть ситуацию в свою сторону. Теперь ведь у меня есть парень. Окладникова облысеет от зависти и покроется плесенью от злости.

И он невероятно круто целуется. На все десять из десяти. Но говорить ему об этом я не стала.

Впервые в жизни для меня готовил мужчина, а я сидела рядом на подоконнике и наблюдала за ним. Наверное, Владыко был бы идеальным мужем. Хозяйственный, заботливый, сильный. У него получалось варить отличный кофе, и я была уверена, что блинчики, которыми он занимался, получатся отменными.

Качая ногой в такт приятной расслабляющей музыке, игравшей по радио, я рассматривала Олега и глупо улыбалась, то и дело касаясь своих губ. Наш поцелуй был умопомрачительным, я никогда не чувствовала себя так, никогда не сгорала от нестерпимого желания быть рядом с кем-то. Касаться его, чувствовать пульс, ловить губами дыхание. Что-то подобное я испытывала лишь однажды, с Костей, человеком, который оставил меня, и с тех пор ни один парень не вызывал у меня такой симпатии. Напротив, мне было противно, когда на свиданиях, куда я заставляла себя ходить, кто-то начинал обнимать меня или, не дай боже, распускать руки. С Олегом все было иначе, хотя сначала он вызывал у меня лишь неприязнь.

На подоконник запрыгнула Прелесть и, презрительно покосившись на меня, уселась рядом. Аккуратно обернув хвост вокруг себя, она став гипнотизировать хозяина взглядом. Явно хотела, чтобы он ее покормил. Так мы и сидели вместе, не сводя от Олега глаз.

Он обернулся, внимательно посмотрел на нас, и на его лице появилась легкая улыбка.

– А вы похожи, – весело заявил он.

– Кто? Я и госпожа Шаверма? – хмыкнула я. – Интересно чем?

Прелесть покосилась на меня, словно говоря, что на такое ничтожество, как я, она быть похожей не желает.

– Повадками, – пожал плечами Олег. – У вас одинаково голодный взгляд и плохие манеры. И обеих я должен накормить.

– Я в тапки не гажу, – надула я губы.

– Прелесть тоже не гадит, – продолжал веселиться Олег. – Она постоянно мне мешает. И да, в дом она тоже пробралась хитростью.

– Это, интересно, как?

– Позапрошлой зимой кто-то оставил котенка в подъезде, – ответил он. – Утром я увидел его на лестничной площадке и принес молока. А когда вечером зашел домой, он прошмыгнул следом и спрятался под кроватью. Выкинуть обратно я его уже не смог. Вернее, ее, – поправился Олег.

Я по-новому взглянула на Владыко. Со стороны он казался суровым, непроницаемым типом, но кто бы мог подумать, что у него доброе сердце? Сейчас, когда Олег стоял передо мной без привычного строгого костюма, в домашней одежде, я поняла, насколько он уютный.

– Я думаю, у меня крутой парень, – сказала я.

– Временный, – напомнил Олег.

– Какая разница? – пожала я плечами. – Может быть, тебе помочь?

– Я же сказал, что все сделаю сам. Ты ведь гостья.

– Мне надоело просто так сидеть.

– Тогда накорми Прелесть, – ответил он.

Лучше бы я ничего не говорила, ей-богу.

– Что?! – широко распахнула я глаза.

«Что?!» – красноречиво спрашивал взгляд кошки.

– Что? – хмыкнул Олег. – Возьми сухой корм и насыпь ей в миску, она чистая. Корм лежит в крайнем верхнем шкафчике.

– Сейчас сделаем.

Я встала с подоконника, достала корм и насыпала его Прелести. Она подозрительно на меня покосилась, но голод победил, и она стала хрустеть подушечками. А я подошла к Олегу и неожиданно для самой себя обняла его со спины, сомкнув руки на поясе и прижавшись щекой к его плечу. Мне казалось, что это будет нежно и романтично, как в фильмах про любовь, но Олег от неожиданности уронил на пол банку с шоколадной пастой, за которой потянулся.

– И зачем ты это сделала? – весело спросил Олег.

– Я практиковалась. Нам же придется играть роль влюбленных перед Василиночкой, – невинным голосом сказала я.

– Ты не в том тренируешься, Таня, – ласково сказал Олег.

– А в чем мне нужно тренироваться? – удивилась я.

Вместо ответа Олег подхватил меня на руки, усадил на высокую столешницу между плитой и мойкой, и поцеловал. Уже во второй раз за это прекрасное утро. На этот раз все было более нежно и сдержанно. Неожиданный контраст с тем, что происходило в его спальне. Неспешно и ласково. Но так же умопомрачительно.

На нас светило утреннее ноябрьское солнце, за окном сверкал снег, падавший всю ночь, дул северный ветер, а в кухне было тепло и по-домашнему уютно.

Обнимая Олега за плечи, я обхватила его за пояс ногами и скрестила их у него за спиной, словно боясь отпустить его от себя. А он стоял, почти касаясь коленями кухонного шкафчика, и гладил меня по спине, задерживая горячие ладони на талии.

Его поцелуи искрились на моих губах, а мои превращались в невидимые звезды.

Мы не отпускали друг друга, пока не запахло горелым. На этом наша романтика снова сошла на нет.

– Ты делаешь мою жизнь сумбурной, Татьяна, – заявил мне Владыко, пока я благородно помогала ему отмыть сковороду, на которой подгорел блинчик.

– Вы просто готовить не умеете, Олег Владимирович, при чем здесь я? – ответила я, и мы перебрасывались подколами до того момента, пока наконец не сели за стол.

Это был наш первый завтрак, и мне он запомнился не вкусной едой и ароматным кофе, а тем, как Олег смотрел на меня.

Наша маленькая идиллия продолжалась до того самого момента, пока мне не позвонил папа.

– Ну и где ты? – с раздражением спросил он. – Почему все еще не дома? Ты что, забыла, что сегодня у тебя встреча с Анатолием?

– Нет, конечно, не забыла, – ответила я, хотя на самом деле это вылетело у меня из головы.

– Тогда дуй домой, – велел отец.

Я вызвала такси, переоделась и, остановив Олега, который хотел проводить меня до машины, ушла.

Сидя в такси и бездумно глядя на проносившиеся мимо меня заметенные снегом улицы, я поняла, что слишком сильно увлеклась им, несмотря на то что он считает меня очередной девушкой, которая клюнула на него так же, как Василина.

Чем это закончится? Я вдруг поняла. Это закончится либо звездами, либо слезами.


Глава 4 | Восхитительная ведьма | Глава 6