home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

УТРОМ Я ПРОСПАЛА И СОБИРАЛАСЬ второпях, носясь по дому как ураган и сметая все на своем пути. Например, сонного брата с зубной щеткой во рту, в которого врезалась, выбегая из-за угла.

– Осторожнее, танк! – заорал Арчи, но я даже подзатыльника ему не дала, как обычно, а проскочила мимо.

Позавтракать нормально я тоже не успела, только выпила немного кофе, запихала в рот печенье и помчалась в прихожую. Потом, вспомнив, что забыла в спальне рюкзак, поскакала за ним. Едва я вернулась в гостиную, как снова побежала вверх по лестнице – на этот раз за телефоном, который заряжался.

– Какая-то Танечка у нас странная стала, – услышала я голос бабушки. – Может, влюбилась?

– А вы говорили, что не надо ее с Анатолием знакомить, – гордо ответил ей папа. – Нашел ей парня, и не просто местного дурака с ветром в карманах, а из хорошей семьи…

Я успела слетать до комнаты и обратно, а когда вернулась, папа все еще перечислял достоинства Анатолия, да таким тоном, словно тот был его родным сыном.

– Опять-таки Гарвард окончил. Образование в наши дни много значит, – продолжал папа. – Сынок, вырастешь, я тебя тоже в США отправлю учиться.

– Не хочу, – заартачился Арчи.

Учиться он не очень любил.

– А чего ты хочешь?

– Сидеть дома, ничего не делать и играть. И чтобы у меня служанка была, – обрадовал папу младший брат.

Что тот ему ответил, я не услышала – громко со всеми попрощавшись, выбежала на улицу и спустя пять минут уже покидала поселок, то и дело посматривая на часы. На аудиенцию к Его Владыческому Величеству я безбожно опаздывала.

Как назло, я попала в пробку и в университет приехала только в половине девятого, за полчаса до начала первой пары. Сломя голову я бросилась к корпусу, в котором находился факультет Владыко. Где находится его кафедра, я понятия не имела и, словно пришибленная, бегала по первому и второму этажам, пытаясь найти нужный кабинет. В конце концов выяснилось, что находится он на третьем этаже. Выяснилось это случайно: я встретила Матвеева. Он окликнул меня и поинтересовался, что я забыла в их корпусе.

– Нужно попасть к одному преподу, – честно ответила я. – Он у нас вместо нашего профессора занятия ведет. А я не могу найти эту чертову кафедру!

– Идем провожу, – вздохнул Матвеев и, перекинув через плечо спортивную сумку, повел меня вверх по лестнице.

– Как там дела с Дашенькой? – поинтересовалась я между делом.

– Отстань от меня со своей Дашенькой, – поморщился Даня.

– Она не моя, а твоя, – улыбнулась я. – Вот увидишь, вы будете вместе. И только попробуйте не сделать меня подружкой невесты на вашей свадьбе.

Матвеев сделал вид, будто его тошнит, и про мою двоюродную сестру больше ничего не говорил.

– Тебе сюда, – кивнул он мне на одну из дверей, когда мы оказались на третьем этаже. – Заходи в эту обитель дьявола.

– Почему дьявола?

– Потому что на этой кафедре собрались одни отморозки типа Владыко, – ответил Даня.

И в этот же момент дверь открылась прямо перед нашим носом. Я вздрогнула. На пороге стоял Владыко, и вид у него был такой яростный, что мне снова стало не по себе. Темные глаза Олега блестели, губы были плотно сомкнуты, по лицу ходили желваки.

– Здравствуйте, – пискнула я, едва не назвав Олега дяденькой, но вовремя спохватилась, а Матвеев, буркнув: «Здрасьте», поспешил улизнуть.

– Проходите, – велел мне Владыко и перевел взгляд на удалявшегося Даню.

– Матвеев! – Недобрый голос Олега прогремел на весь этаж.

Даня нехотя остановился и медленно обернулся. Вид у него был недовольный. Все-таки Владыко не входил в число его любимых преподавателей.

– Лабораторную, – велел Олег.

– Прямо сейчас? – вздохнул Даня.

– Нет, я буду ждать до второго пришествия. Я и так дал вам дополнительное время. Неужели и сегодня не сделали?

– Сделал, – смерил своего препода нехорошим взглядом Матвеев, сбросил с плеча сумку и стал в ней рыться. Вскоре он вытащил общую тетрадь, отдал ее Олегу и тут же буквально растворился в воздухе, словно боялся, что Владыко даст ему еще какое-то задание.

– Садитесь, – кивнул Олег на стул рядом с одним из столов, на котором горел монитор.

Я повесила на спинку стула пуховик и села, скромно поджав ноги. Владыко опустился в кожаное кресло за столом и пытливо уставился на меня. Кроме нас, на кафедре никого больше не было.

– Что? – занервничала я. Незнакомая обстановка давила. А Олег смотрел на меня, как на назойливую моль.

– Ничего не хочешь сказать?

– Я пришла выслушать тебя.

– Ну что ж, слушай.

Ледяным голосом, словно мы с ним никогда и не были знакомы, Олег поведал мне душещипательную историю о том, как вчера вечером ему пришлось поехать домой к одному из коллег, с которым ему нужно было в очередной раз переделать отчет по гранту. В очередной, потому что кроме Олега этой научной работой занималось энное количество дураков, и эти самые дураки не умели работать с документами. У коллеги Олег засиделся допоздна. Сначала они вместе работали над документами, а затем супруга коллеги решила накормить их поздним ужином. Прервался этот ужин во время десерта, потому что сработала сигнализация машины Олега. Мужчины выскочили на улицу и обнаружили, что кто-то оставил Владыко послание на дверце машины.

Сначала Олег даже не подумал на меня, но потом вспомнил, что недавно ему прокололи шины, и связал эти два случая между собой. Он решил, что кто-то намеренно пакостит. Но с какой целью, Олег понятия не имел.

Камер во дворе коллеги не было, он жил в старом районе, зато у него была хорошая память, и он вспомнил, как в тот самый день, когда Олегу прокололи шины, он видел рядом с его машиной двух парней, и они благополучно попали на камеру его регистратора. Парни на записи прятали лица, но с этого ракурса Олег узнал Кайрата, а у Ильи, как назло, с лица сполз шарф, и его Олег тоже вспомнил и, конечно же, решил, что это я попросила их об этом.

– Какого интересного ты обо мне мнения, – покачала я головой. – Думаешь, я буду опускаться до такого?

Олег пристально на меня посмотрел, и взгляд у него был таким нехорошим, что мне захотелось стукнуть Владыко по голове.

– До того, чтобы проколоть шины, опустилась.

– Это не я! – вскочила я с места. Мне было безумно обидно. Я ведь действительно была не виновата. – Да, у меня не лучший в мире характер, но я не тупая. Портить чужое имущество себе дороже. Это абсолютно бессмысленно. Признаю, я знала, что Кайрат и Илья сотворили с твоими шинами. Эти идиоты рассказали мне все потом. И поскольку они мои друзья, я возмещу тебе ущерб. Просто скажи сколько. И заплачу за покраску. Это будет компенсацией за то, что я скрывала информацию про Илью и Кайрата. Признаю, была не права, боялась выдать своих друзей. Правда, – усмехнулась я, – ты все равно узнал. Я все оплачу. Только перестань обвинять меня в том, чего я не совершала!

Олег тоже встал, только медленно. Слова о деньгах его, кажется, задели, а я не сразу это поняла. Клянусь, я хотела как лучше!

– Ты так легко распоряжаешься чужими деньгами, – заметил он, и по его тону я поняла, что Олег едва сдерживается. – Просто прелесть. И ни за что не хочешь брать ответственность. Просто признайся. Скажи, что это ты.

Не удержавшись, я стукнула кулаком по столу.

– Это не я! – Мой голос дрожал из-за обиды. – Не я! Сколько раз тебе еще повторить, что я не виновата?!

– Перестань, пожалуйста, – хрипло попросил Олег. – Я уже сделал выводы.

– Ах, ты сделал выводы? – вспылила я. – Какой молодец! Я тоже сделаю выводы, поверь. И первым будет такой: ты идиот. Я не виновата! Я никого не просила портить тебе шины и царапать дверь. Я не имею к этому никакого отношения.

– Этот разговор, похоже, ни к чему не приведет, – сказал Олег. – Уходи, Таня. У тебя скоро начнется пара.

Он сказал это так странно, без злости, устало, что я внутренне сжалась и в солнечном сплетении появилось неприятное давящее ощущение. Я услышала в его голосе разочарование. Это был мой самый главный страх – разочарование близких. Я могла разочаровать весь мир и даже саму себя, но только не их.

И когда Олег успел стать мне близким человеком?

– Ты мне не веришь, – выдохнула я.

– А ты бы на моем месте себе поверила? – обжег меня тяжелым взглядом Олег.

Я не знала, что сказать в ответ, и он, понимая это, повторил:

– Тебе пора на занятия. Я все для себя решил.

Засунув руки в карманы черных, идеально выглаженных брюк, Олег подошел к окну, из которого открывался вид на широкую дорогу, разрывавшуюся огнями фар и фонарей. На улице все еще было темно, будто ночью. Я хотела вылететь за дверь и громко хлопнуть ею на прощание. Я даже подошла к порогу и взялась за ручку. Но внутри меня что-то оборвалось, словно с тихим хрустом сломалась тонкая цветущая ветвь. И я осталась. Неслышно подошла к Олегу, который так и стоял у окна, и обняла его за пояс, прижавшись грудью к его спине. Владыко вздрогнул.

– Это не я, Олег, – прошептала я, в порыве минутной слабости уткнувшись лицом в его плечо. – Правда не я. Я умею брать ответственность за свои поступки. Прости, если снова задела разговорами о деньгах. Я не хотела обидеть тебя. Я просто не знаю, как могу доказать тебе, что я не виновата.

– Отпусти, – попросил он, но вместо этого я еще крепче обняла его, а он не стал убирать моих рук.

Мы оба замерли. В полной тишине я слышала его дыхание. И этот момент был настолько глубоким и личным, что я даже дышать боялась. Просто стояла и впитывала в себя тепло Олега. И боялась отпустить. По моим венам растеклась нежность. Колкая, горячая, болезненная. Сводившая меня с ума. Откуда она только взялась, эта нежность? Появилась из обиды, злости и горечи или всегда была со мной?

– Таня… – Олег все же нарушил тишину, назвав мое имя, а потом накрыл горячей ладонью мои сомкнутые на его поясе в замок руки. – Зачем ты это делаешь?

– Что? – прошептала я. – Клянусь тебе, это не я. Поверь. Пожалуйста.

Обычно мне было плевать на мнение людей, но в это мгновение я безумно хотела только одного – чтобы он поверил мне. На доверии строится все. Любые отношения. Ради веры живут, и умирают тоже ради нее.

– Я не про это, – тихо ответил он. – Я про тебя. Зачем ты делаешь это со мной? И как?

Я хотела спросить, что он имеет в виду, но именно в этот момент по классике распахнулась дверь, и в кабинет вошли двое мужчин, которые громко обсуждали учебный план. Увидев нас, они тут же замолчали.

– Олег Владимирович, у вас гостья? – весело поинтересовался один, а второй засмеялся.

Я моментально отцепилась от Владыко, а он резко обернулся.

– Доброе утро, – хмуро произнес Олег.

Я тоже скромно поздоровалась. Мужчины явно были преподавателями. Один в строгом костюме, с усами и с волосами, зачесанными назад, другой – в свитере и джинсах, с кипой тетрадей в руке.

– Доброе, доброе, – закивал мужчина в костюме. Как позднее выяснилось, это был завкафедрой. – У вас же занятия с полудня сегодня, Олег Владимирович. Чего вы так рано приехали?

– Проверяю курсовые, – сквозь зубы процедил Владыко и мельком глянул на меня. Я сделала вид, что ничего не заметила.

– Теперь это так называется? – заулыбался второй преподаватель. – Кстати, девушка у вас восхитительная.

Нас приняли за пару. Впрочем, на их месте я бы тоже так решила.

– Она не моя девушка, – сказал, как отрезал, Олег.

– Да не скромничай ты, Олег Владимирович, – завкафедрой похлопал его по плечу.

Ага, у них это заразное, похоже, – перескакивать с «ты» на «вы». Всей кафедрой практикуют!

– Как вас зовут? – спросил меня в это время второй препод. Кажется, ему было интересно.

– Татьяна, – тихо ответила я, играя роль скромницы.

Но если честно, я просто никак не могла понять, что делать. Меня выбило из колеи их появление. Эти двое пришли как раз тогда, когда мое сердце готово было взорваться, словно фейерверк, и распасться на сверкающие звезды.

– «Итак, она звалась Татьяной», – процитировал этот препод известную строку из «Евгения Онегина».

– Но я не дика, не печальна и не молчалива, – улыбнулась я вымученно.

Строки, посвященные главной героине пушкинского романа в стихах, я знала наизусть.

– А такая нашему Олегу и не нужна, – закивал со знанием дела завкафедрой. – Очень хорошо вместе смотритесь. Я же говорил, Иван Евгеньевич, что у нашего Олега девушка появилась. – Он повернулся к своему коллеге. – Их Руслан Алексеевич видел дважды в квартире.

Ага, этот самый Руслан Алексеевич, видимо, проректор. Надо же, я думала, преподаватели люди серьезные, занятые и не замечают ничего вокруг, кроме науки, а они, оказывается, обычные люди. Обсуждают других, делятся слухами – все как у всех. Недаром Олег говорил, что не хочет сплетен.

– Нам пора, – мрачно сказал Олег. – Татьяна, за мной.

– До свидания, – ослепительно улыбнулась я на прощание.

– Танечка, у вас кофточка задом наперед надета, – смеясь в усы, сказал завкафедрой.

Я с ужасом посмотрела на белый свободный лонгслив, который в спешке натянула дома. И правда задом наперед.

– Дело молодое, торопились. – Второй преподаватель подмигнул Олегу, и тот крепче стиснул зубы.

– Это не то, о чем вы подумали, – с какой-то затаенной угрозой в голосе сказал он.

– Все в порядке, Олег Владимирович, мы с Иваном Евгеньевичем все понимаем. Но вот другие не поймут. Вы бы поосторожнее, – погрозил пальцем завкафедрой.

– Это действительно не то, о чем вы подумали, – торопливо вставила я, хватая со спинки стула пуховик. – Просто я дома быстро собиралась и…

Судя по лицам преподов, мне явно не верили. И когда я покидала кафедру, мне показалось, что для себя они уже решили, чем мы с Олегом занимались в кабинете, и ничто уже не заставит их изменить мнение.


Глава 17 | Восхитительная ведьма | Глава 19