home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

КАЖДОЕ СУББОТНЕЕ УТРО в моей голове появлялась одна и та же мысль. Какой альтернативно одаренный составлял расписание для нашего курса? И почему мы вынуждены учиться со второй половины дня до самого вечера? Может быть, сразу нужно было ставить пары на воскресенье?

Вместо того чтобы нежиться под теплым одеялком, я сидела за рабочим столом и готовилась к практическому занятию. Рядом дымилась чашка с какао и лежало овсяное печенье, испеченное бабушкой, а за окном было снежно и солнечно. Декабрь выдался красивым, и ощущение новогодней сказки не покидало меня. Не терпелось поставить елку, украсить окна гирляндами и развесить веночки. Я уже заказала подарки родным и близким, а сейчас вместо того, чтобы сосредоточиться на прикладной микроэкономике, думала о том, что можно подарить Владыко. Черный кожаный плащ? Императорскую корону? Костюм Кощея Бессмертного? А может быть, шлем Дарта Вейдера и его световой меч?

Этот момент мне захотелось уточнить, и я решила спросить Олега об этом лично. И прямо сейчас. Да, я осознавала, что это был лишь предлог, но меня это не волновало. Мне просто хотелось поговорить с ним.

На мой звонок Олег не ответил, и я обиделась. Просто на всякий случай. Микроэкономика была забыта. Я полезла искать шлем Вейдера в интернете, зашла на какой-то зарубежный сайт и первым делом наткнулась на костюм Дарта Вейдера для собак. Может быть, его Олегу и подарить? Та ведь еще псина, пусть знает это. Или лучше заказать костюмы для Ронни и Эльфа? Я посмотрела на спавших в моей комнате собак. Представляю, какая потеха будет, если у нас по дому в Новый год будут носиться два хвостатых старины Дарта. Мерзкая фантазия тотчас подсунула мне картинку: Олег в этом костюме бегает по нашему дому на четвереньках вместе с псами и радостно лает.

Я не удержалась от смеха и стала раскачиваться на стуле, да так, что едва не упала. Псы недовольно на меня взглянули. Своим смехом я явно мешала им спать.

Олег перезвонил через четверть часа, ужасно меня обрадовав. Я даже забыла, что обиделась, слишком хорошее у меня было настроение.

– Звонила? – отрывисто спросил он.

– Мур-мур-мур-мур-мур – ответила я радостно.

Ронни и Эльф снова на меня посмотрели. На этот раз с удивлением. «Хозяйка сошла с ума», – читалось в их взгляде. «Хозяйка такой и была», – хотелось сказать мне им, но я не стала их огорчать.

– Что? – не понял Олег. – Говори быстрее. У меня сейчас начнется лекция.

«Как же здорово, что в субботу страдаю не я одна», – подумалось мне.

– Мур-мур?

– Татьяна, у тебя обострение? – вздохнул он. – Хотя осень уже закончилась… Значит, это хроническое?

– Какой ты невоспитанный, – надулась я. – Скажи лучше, ты любишь «Звездные войны»? – резко перескочила я на другую тему.

– Да, а что?

– Да так, просто интересуюсь, – ответила я довольно. Решено. Подарю маску и заставлю ходить в ней.

– Ты и просто – понятия несовместимые, – сказал Олег и с кем-то поздоровался. – Так что ты задумала, Ведьмина?

– Ничего, любимый, – ответила я.

Тут в комнату заглянул папа с поводками в руках. Псы тотчас встрепенулись и с лаем побежали к нему. Поняли, что сейчас их поведут на прогулку.

Обращение «любимый» папа, разумеется, услышал, и его брови приподнялись. Что он там себе напридумывал? Вот так всегда! Не мог зайти минутой позже или раньше!

– С Анатолием разговариваешь? – спросил папа.

– Да, папочка, – смиренно ответила я.

– Тогда передавай Анатолию привет, – сказал он, подозрительно разглядывая мой телефон, словно Анатолий мог вылезти прямо оттуда и радостно ему помахать.

– Привет от папы, Анатолий, – послушно сказала я Олегу.

– Я, конечно, не Анатолий, но ты все равно передай папе привет, – ответил тот, сразу все поняв. Кажется, в его голосе прозвучали смешливые нотки.

– И тебе привет от него. Большой и пламенный, – улыбнулась я папе.

Эта игра меня забавляла. Один мой ненастоящий парень притворялся другим моим ненастоящим парнем, чтобы папа ничего не понял. Супер.

– Пусть в гости к нам приезжает, – сказал тем временем папа громко, подозреваю для того, чтобы мой собеседник это услышал.

– Приезжай к нам в гости, – ехидно предложила я Олегу.

– Пожалуй, откажусь, – ответил тот. – Слишком занят. Да и связываться с твоим отцом у меня нет никакого желания. Татьяна, я захожу в аудиторию. До свидания.

– До встречи, – напомнила я ему. – Не скучай. Пока-пока.

Я отключилась и положила телефон на стол, а папа пытливо уставился на меня. Кажется, у него ко мне было много вопросов.

– Ну как, хорошо общаетесь с Анатолием? – спросил он.

– Как видишь, неплохо, – пожала я плечами.

– Нравится он тебе? – допытывался папа.

– Пока еще пытаюсь понять и разобраться в себе и в наших отношениях. Мы ведь только-только познакомились.

– Но любимым его называть тебе это не мешает, – благодушно заметил папа.

– Это была шутка… Нет у нас никакой любви, – ответила я и потянулась.

– Но все-таки он тебе нравится. Значит, не зря я все это устроил? А ты упрямилась. Не хотела с ним знакомиться. Папа лучше знает, как надо!

Он взъерошил мне волосы, как в детстве, и я принялась возмущаться. Иногда мне казалось, что папа по-прежнему видит во мне маленькую девочку.

Пока мы болтали, я вдруг подумала, что папа, наверное, расстроится, когда я скажу ему, что у нас с Анатолием ничего не получилось. Папа ведь действительно хочет мне добра и действительно переживает за меня.

У меня в голове вдруг промелькнула мысль: а как бы папа отреагировал на Олега, если бы я сказала, что мы встречаемся? Папа ведь против отношений с разницей в возрасте. Да и вообще ему не угодишь.

– Скажи, если тебе не понравится мой избранник, ты скажешь то же самое, что и Ксю? – спросила я, когда папа уже открывал дверь. – Попросишь меня с ним расстаться?

– Откуда ты знаешь? – Папа резко повернулся ко мне. Уже без улыбки на лице. Человеком он был прямым и не любил юлить. Поэтому не стал разыгрывать удивление и уверять меня, что ничего подобного не было.

– Не скажу, это секрет. Просто ответь, – попросила я, решив не выдавать Арчи, иначе попадет папе под горячую руку, и ему влетит. Больше тогда он мне ничего не расскажет.

Папа потер подбородок:

– Раз уж ты заговорила об этом, дочка, то скажу тебе так. Свяжешься с подонком – сделаю все, чтобы вы расстались.

Папино лицо сделалось жестким, но во взгляде читалась усталость, от которой мне стало не по себе. Должно быть, Ксю доставила ему много проблем, а я об этом даже ничего не знаю.

– Но ты, Таня, не свяжешься. Ксюша – девчонка творческая, воздушная, жизни совсем не знает. А ты другая, в меня пошла. Не позволишь себе влюбиться в козла.

– Ты ведь не о Виталике говоришь. – Я нахмурилась и встала из-за стола. – Ксю влюбилась в кого-то другого? Что это за история, пап? И почему я ничего не знаю?

– Твоя сестра влюбилась в урода, который использовал ее. Знал, из какой она семьи, и использовал. А она ничего не понимала, – нехотя признался папа. Судя по всему, эта тема была для него болезненной. – Делала, что он хочет, отдавала ему все свои деньги. И не только их.

– Так, значит, в прошлом году ее бриллиантовые серьги не потерялись? – догадалась я, вспомнив, как мама обнаружила пропажу пары серег, подаренных старшей сестре на восемнадцатилетние. Мама хотела их куда-то надеть, потому что они подходили к ее вечернему наряду, но не смогла найти, и Ксюша призналась, что потеряла их и боялась рассказать об этом родителям.

У меня похолодело в груди. Неужели моя сестренка продала их, чтобы отдать деньги своему таинственному возлюбленному?

В ответ на мой немой вопрос папа хмуро кивнул. Ему явно не нравилось говорить об этом.

–. Когда я узнал, уже поздно было. Он ей голову задурил напрочь. Отношения просил в тайне держать. Понимал, что если я о нем узнаю, то не позволю им общаться.

– Он так плох? – спросила я, чувствуя растерянность.

Да, Ксю никогда не умела разбираться в людях, но чтобы настолько…

– Плох – это слишком доброе слово для этого подонка, – горько усмехнулся папа. – Когда я его пробил по своим каналам, у меня голова пошла кругом. Из неблагополучной семьи, привлекался по малолетству, но из-за примирения сторон не сел, потом бросил университет и отсидел за мошенничество. Не работает, играет. Играет по-крупному. С большими карточными долгами. За счет нашей Ксюши и закрывал их. Плел ей какие-то небылицы, а она все ему отдавала. И как только они познакомились-то? Так до сих пор взять в толк и не могу.

Он потер лицо, и я нахмурилась. Поняла, что вся эта ситуация очень расстроила моего отца. Да, он слыл жестким человеком, но даже у жестких людей есть свои слабости. У него этой слабостью были мы, его семья.

Возможно, он боялся и за меня, поэтому сам решил найти мне достойного парня и так настаивал на знакомстве с Анатолием.

– Я с этим Артемом даже встретился, – продолжил папа. – А он мне в лицо стал смеяться. Настоящий отморозок, ничего не боится. Таких, как он, барышни обычно называют плохими парнями. Смазливый, дерзкий, с наколками. За словом в карман не полезет. И взгляд такой, что хочется от души вмазать. Сказал мне, что бросит Ксюшу, если я ему заплачу. Жаль, я разговор не догадался записать. А я его послал и велел твоей сестре с ним расстаться. Думаешь, она меня послушала? Решила, что я тиран, все выдумал, что мешаю ее счастью. Пришлось ставить ультиматум: или прекращает общаться с ним, или лишается всего. Слава богу, одумалась. Рассталась. Встретила Виталия.

– А его увела лучшая подружка, – хмыкнула я. – Да уж, Ксю умеет выбирать подонков.

– Ты, главное, сама осторожнее с парнями будь.

Я встала и обняла папу.

– Папочка, не переживай. Я совершенно точно не такая! – заявила я, и он улыбнулся.

А собаки начали нетерпеливо лаять. Им очень хотелось на улицу.

– Матери только не говори, – попросил папа напоследок. – И бабушке. Не нужно им это знать, поняла?

– Поняла, – кивнула я. – Не скажу.

Папа ушел, а я в задумчивости опустилась на кровать. Значит, у Ксю был некий Артем, который использовал ее в качестве личного банкомата. А потом она встретила Виталика, и он бросил ее ради Лины. Ксю, конечно, дурочка, раз вот так попалась в чужие сети, но все же мне было жаль ее. Было бы хорошо, если бы она нашла достойного человека. Пусть небогатого, пусть не самого красивого, пусть совершенно обычного, но чтобы он просто любил ее и готов был защищать. Хорошего человека. Неужели хороших людей так мало?

Со вздохом я потянулась к телефону и заказала с доставкой фисташковый чизкейк из любимой кондитерской. Мы с Ксю обожали чизкейки. Его должны были привезти уже после моего отъезда в универ, зато сестра сегодня дома и сможет попить с ним чай.

– Не трогать, пока Ксю не проснется, – велела я Арчи, который по субботам в отличие от меня не учился.

– Она спит до двух, – заныл он, маяча перед моим носом в прихожей. – Мне что, ждать и слюной давиться?

– Подождешь до обеда, ничего с тобой не случится. – Господи, почему мальчики как капризные принцессы? Или это наш слишком избалован?

– Тогда дай мне денег! – заявил Арчи. – В качестве моральной компенсации.

– Я тебе только по лбу могу дать или под зад, – ответила я.

Деньги он у меня все равно выцыганил, и я ушла, думая, что у папы подрастает достойный наследник: братик всегда знает, где и как урвать выгоду.

– У тебя невероятный сын, пап, – сказала я со вздохом отцу, когда мы сидели в машине. Папа снова подвозил меня до университета. – Отдашь ему компанию, и он будет не получать прибыль, а выпрашивать ее.

– Вообще-то я на тебя надеялся, – весело ответил папа. – Выучишься в Лондоне, станешь моей помощницей, а потом я постепенно передам тебе все дела.

– Ты опять про Лондон? – вздохнула я.

Сначала папа не хотел отпускать нас с Ксю учиться за границу, но потом передумал. Сестру не отправили из-за свадьбы, а вот на меня у родителей планы не изменились. Папа решил (а мама его поддержала), что магистратуру я должна окончить за границей, лучше всего в Лондоне. Потому что, как сказал папа, британское образование – всемирно известный бренд.

– Не опять, а снова. Между прочим, Сергей тоже собрался отправлять туда младшую дочь, вместе и поедете, – усмехнулся папа.

Сергей – это отец Василины.

– Нет уж, я с этой плесенью никуда не поеду, – воспротивилась я. – Если только головой.

Всю дорогу до университета мы болтали, а перед тем как покинуть машину, я вспомнила кое-что важное:

– Пап, я сегодня буду поздно. Иду на день рождения.

– Хорошо тебе повеселиться, но помни, что парням доверять не стоит, даже хорошим! – заявил папа со знанием дела, а я поцеловала его в щеку и убежала.


Глава 22 | Восхитительная ведьма | Глава 24