home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Неброско одетый человек смотрелся в удобном мягком кресле роскошного офиса несколько неуместно. Смуглое и худое лицо посетителя выражало только те эмоции, какие он сам считал нужными демонстрировать. В данный момент взгляд его был тяжел. Мужчина отпил из предложенного бокала и поставил его на стол. Перезвон льдинок напомнил какую-то хрупкую мелодию. Хозяин кабинета, занимавший кресло напротив, силился скрыть тревогу.

– Мне грустно слышать о ваших… непредвиденных трудностях, мистер Каннинг, – почти ласково произнес посетитель глубоким, хорошо поставленным голосом. – Надеюсь, они не нарушат наш график.

Уоллес Каннинг, консул Народной Республики Хевен на планете Медуза, почувствовал, что его лоб покрылся бусинами пота. Его гость мог носить и дорогой гражданский костюм, но, глядя на него, Каннинг всегда видел подобающую ему серо-зеленую униформу контр-адмирала Народного Флота Республики Хевен, украшенную эмблемой Разведывательного Управления в виде песочных часов и меча.

– Не могу сказать с уверенностью, – произнес он, тщательно подбирая слова. – Все слишком зыбко и неустойчиво. Пока мы не будем знать о действиях Харрингтон на шаг вперед, нам ничего не остается, кроме как строить прогнозы да перепроверять наши уязвимые места.

– Понимаю. – Адмирал поджал губы и откинулся на спинку своего кресла, вертя в руках стакан и слушая звяканье льдинок.

Каннинг старался не ежиться под его ровным взглядом.

– Мне кажется, – резюмировал гость, – здесь имела место некоторая халатность, мистер консул. Нас заверяли, что ситуация под контролем. В самом деле, я ожидал рутинного визита, надеялся получить ваш рапорт об окончательной готовности, а теперь слышу, что вы можете только «строить прогнозы» последующих действий противника. – Он покачал головой. – Любая тайная операция включает неотъемлемый фактор риска. На эту мы извели слишком много сил и времени. Операция «Одиссей» слишком важна для нас и не может строиться на догадках и полевой работе, которая может быть полностью сведена на нет одним-единственным непредвиденным фактором.

– Ничего не поделаешь. В сложившемся положении нет ничьей персональной вины. Ни здесь, ни в поле. – Консул решил сыграть роль человека, пекущегося о своих подчиненных, а не только о себе. – И «единственный фактор», упомянутый вами, не был предусмотрен ни здесь, ни в Республике. Мы исходили из многолетнего опыта, адм.. сэр. На станцию «Василиск» еще никогда не присылали никого вроде этой сумасшедшей.

– Понимаю. Вообще-то, мистер Каннинг, я один из тех, кто назначал исходные сроки для приведения в действие операции «Одиссей», и мы принимали в расчет Павла Юнга.

– Да. И все шло точно по плану, пока не появилась она. С тех пор… – Каннинг развел руками.

– Я принимаю во внимание изменения в обстоятельствах, мистер Каннинг.

Адмирал произносил слова тоном человека, разговаривающего с очень маленьким ребенком. Консул внутренне сжался, но предпочел не возражать.

– Более того, в отличие от вас, у меня имеется досье коммандера Харрингтон, – продолжал разведчик. – Должен с сожалением заметить, что оно не настолько обширно, как мне бы хотелось. Вы, должно быть, знаете, РУФ [10] редко глубоко копает под тех, кто еще не вошел в Реестр, разве что они происходят из очень выдающихся семей. Все, что у нас есть по ней, это стандартные выписки и архивные справки, но даже их достаточно, чтобы понять: она – полная противоположность этому высокородному кретину Юнгу. И в конечном счете я вынужден признать: появление коммандера Харрингтон действительно является полной неожиданностью, поскольку этот олух Яначек давно превратил станцию «Василиск» в помойку, и стоящих офицеров сюда назначать не должны. Тем не менее, – гость улыбнулся расслабившемуся было консулу, – мистер Каннинг, я не могу отделаться от ощущения, что вы слишком беспечно относитесь к своей безопасности. С самого начала вы, похоже, полагались не на собственные меры предосторожности, а почти исключительно на безалаберность КФМ. Изначально, – он изящно повел рукой, – это бездействие составляло часть нашего оригинального плана, но вам все-таки не следовало рассчитывать на бесконечное сохранение беспорядка. Безусловно, ваши приготовления потребовали полного пересмотра, как только Харрингтон принялась все здесь перетряхивать.

– Я… – Каннинг резко поднялся и прошел к бару. Слегка трясущимися руками налил себе мартини, сделал глоток, затем вернулся обратно к адмиралу. – Я предпринял некоторые меры предосторожности, сэр, что бы вы ни думали. Признаю, меры стандартные, да и я проявил некоторую медлительность, пока не осознал происходящее и не приспособился к присутствию Харрингтон. Но поймите, я проработал здесь более шести местных лет, и в первый раз за все время мантикорский офицер почесался сверить декларации с номерами на контейнерах.

– Будь сверка деклараций или даже аресты контрабандистов единственными нашими неприятностями, я бы так не беспокоился, мистер Каннинг, – произнес гость с убийственной четкостью. – Но ведь это не единственные наши неприятности, не так ли? Коммандер активно поддерживает Мацуко и АЗА. Одни только местные силы, освобожденные от таможенных обязанностей и контроля за перелетами, представляют крупную угрозу безопасности всей операции. Добавьте сюда сообщения информантов о регулярных облетах… – Он печально покачал головой.

– Я бы не стал утверждать, будто мы совершенно голые, сэр. – Каннинг сделал еще один глоток из бокала. – Согласен, выход ее воздушных разведчиков на точку – это только вопрос времени. Но, как я уже говорил – причем без малейшей самоуверенности с моей стороны, – у нас имеется надежное многоуровневое прикрытие специально для такого случая. При всей своей активности Харрингтон и близко не подобралась к капитану Коглину. Что до остальных ее действий, – консул перешел к более жесткой обороне, – я делаю все возможное для отзыва коммандера. Нами послано более двадцати личных протестов. Также мы ведем работу с представителями других инопланетных баз и надеемся послать еще больше. Мантикорское Адмиралтейство должно почуять запах жареного, особенно в свете собственных политических разногласий.

– Я знаю о протестах, мистер Каннинг. Вы, несомненно, правы относительно давления, оказываемого ими на Адмиралтейство. Но не приходило ли вам в голову, что ее начальство теперь имеет все основания поинтересоваться, на какую такую мозоль наступила нам Харрингтон?

Консул вспыхнул, и сквозь его тревогу проступили первые проблески гнева. Хорошо адмиралу постфактум выкобениваться и критиковать, но чего еще он ожидал от Каннинга? У дипломата нет иного наступательного оружия, кроме протестов. И вообще, не отправь он их, представитель Флота наверняка пообрывал бы ему уши уже за это!

– Ладно, довольно о пролитом молоке… – Адмирал вздохнул, поставил стакан на маленький столик и поднялся. – Почему бы вам не рассказать мне о чем-нибудь хорошем?

Он подошел к столу Каннинга и склонился над развернутым планом местности. Бумажная карта куда менее подробна и проста в обращении по сравнению с голографической – зато она не значится в электронной базе консульства. Кроме того, ее можно свернуть и засунуть в огнеупорный сейф. Эти соображения делали несущественными любые временные неудобства. Адмирал нахмурился, водя пальцем по линиям рельефа. В отличие от большинства своих современников в военном флоте, он одинаково свободно обращался как с планетарными, так и с космическими картами, поскольку его отдельное безымянное подразделение РУФ больше занималось троянскими конями, нежели открытыми боевыми действиями. Гость постучал по изображению пальцем и поднял глаза на Каннинга.

– Лаборатория находится здесь, на плато. У нее есть прямой канал связи с нашим орбитальным коллектором?

– Нет, сэр. – Каннинг подошел к столу и выдавил первую за все время беседы улыбку. – Он питается от наземных генераторов, расположенных здесь и здесь, – он указал на два горных пика, – и от базовой наземной станции, с коллектором вообще не соединенной. – Под вопросительным взглядом адмирала его улыбка сделалась шире. – Мы присосались к собственному запасному коллектору дамы Эстель.

– Вы хотите сказать, что тянете энергию из Мантикорской электросети?

– Нет, сэр. Мы вообще не входим в сеть. Это их вспомогательный коллектор, его используют, когда основной выключают для профилактики или ремонта. Если не считать их энергетиков, которые проводят регулярные тестовые прокачки, мы единственные, кто им пользуется. Даже если наше подключение найдут, то все равно не смогут узнать, кто его установил, а попытка расследовать, как он туда попал, направит их внимание в некоторых очень… интересных направлениях.

– Понимаю, – разведчик кивнул с первыми, чуть заметными признаками одобрения. – Но, разумеется, если они его обнаружат, они также найдут и наземную станцию, которую он питает, не так ли?

– Да, сэр, найдут, но здесь как раз вступает в силу упомянутый мною план прикрытия. За полевые операции отвечает полковник Вестерфельдт, и он проделал великолепную работу по сокрытию наших настоящих следов и созданию ложных. На самом деле мы даже хотим, чтобы они нашли станцию – и лабораторию, – если хорошенько поищут.

Адмирал поднял брови, и Каннинг, довольный собой, продолжил:

– У нас имеется резервная лаборатория, с питанием от собственных гидрогенераторов. Если АЗА наткнется на первую, оно выяснит мало полезного, разве только схватят кого-нибудь нз нашего персонала. Но даже если и так, вся аппаратура произведена не в Республике. Большая часть ее изготовлена… скажем, неким мантикорским торговым картелем…

Адмирал улыбнулся тонко и понимающе.

– Тамошний главный по безопасности и сами лаборанты – тоже с Мантикоры, и понятия не имеют, на кого работают. Они уверены – на доморощенный преступный синдикат. И наконец, мы потребовали от наших мантикорских козлов отпущения вести подробнейшую отчетность для их фиктивных нанимателей. Накрыв лабораторию, АЗА обнаружит записи и направит дальнейшие поиски в совершенно противоположную сторону.

– Понимаю, – повторил адмирал, высмотрел на карте место далеко к югу от широкого плато и ткнул в него пальцем. – А основная площадка?

– Полностью защищена, сэр, – уверенно произнес Каннинг. – Все под землей, никогда никаких прямых контактов ни с лабораториями, ни с воздушными средствами. Любой груз проходит через эту военную базу, – он указал место сильно к западу, – и оттуда переправляется по земле караванами ходульников. Тамошний персонал полковника Вестерфельдта отбирался очень тщательно, на случай обнаружения АЗА. В отличие от техников в запасной лаборатории, они все мантикорцы с длинным криминальным прошлым, и никто из них не знает точно, на кого работает полковник.

– Неплохо, – голос адмирала заметно потеплел. – Возможно, я позволил себе излишний пессимизм, мистер Каннинг. Вы превзошли мои ожидания и качественно обеспечили безопасность.

– Ну, не только я, – откликнулся консул. – По полевым работам у нас здесь полковник Вестерфельдт, а ваши собственные люди подобрали отличное прикрытие для присутствия Коглина. И конечно, посол Гоуэн, который, по сути, координировал с Мантикоры большую часть операции…

Он едва скрыл самодовольную усмешку, когда адмирал задумчиво кивнул. Посол представлял собой весьма крупную рыбу. Отставной руководитель Долистов, к тому же имеющий могущественных друзей на самом Хевене. Никогда не повредит переложить ответственность (и любую потенциальную вину) на плечи более широкие, чем твои собственные. А даже Флотская Разведка не решится очертя голову противостоять Гоуэну.

– Итак. – Адмирал вернулся к креслу, подхватил бокал и задумчиво отпил, глядя в окно на ярко освещенную территорию консульства. – Вы рассеяли мои опасения насчет наземной безопасности, но остается орбита, а здесь-то как раз Харрингтон может причинить нам наибольший урон.

– И да, и нет, сэр. – Каннинг присоединился к созерцанию. – Она опоздала. Все необходимое уже внизу и на местах. Осталось еще некоторое количество мекохе, произведенного на орбите, но без него можно обойтись. Я по собственной инициативе отменил два последних рейса, поскольку не вижу смысла рисковать без необходимости. Коглин в полной безопасности, пока сидит у себя на корабле и не высовывается. Связи с поверхностью он не поддерживает, и у Харрингтон нет оснований к нему цепляться.

– Хорошо, – адмирал перешел на дружелюбный тон. – Тем не менее, даже если все остальное идет прекрасно, само присутствие «Бесстрашного» на орбите Медузы может сорвать операцию в самом начале. Мне не нравится тесное сотрудничество Харрингтон с АЗА. У нее там лучшая часть морпехов с полным боевым снаряжением. Их достаточно для реального изменения в соотношении сил.

– При всем моем уважении, сэр, думаю, это маловероятно. Чтобы подействовать на настоящую операцию сколько-нибудь существенным образом, необходимо знать о том, что надвигается, и заранее разработать контрмеры. Когда мы окажемся в анклавах, нас уже не остановит целый полк морпехов.

– Возможно… – Адмирал с минуту покачивался на каблуках, потирая кончиком пальца краешек стакана. – А может, и нет. Что ваши источники на Мантикоре говорят о Юнге?

– Его корабль на «Гефесте». По всем признакам, он просек, что напортачил. Скорее всего – прилагает максимум усилий, чтобы вернуться сюда до того, как Харрингтон выставит его в еще более неприглядном свете.

– Боюсь, это весьма затруднительно, – заметил адмирал, – выставить Павла Юнга большим дураком, чем он есть.

Он еще несколько секунд покачивался в молчаливом раздумье, затем кивнул своим мыслям.

– Выясните, как долго он там проторчит, мистер Каннинг. Не сомневаюсь, по прибытии Юнг ушлет Харрингтон на самые границы пикета, подальше от Медузы. Я бы предпочел к началу операции видеть на орбите именно его. Возможно, придется все отложить, пока он не объявится.

– Это может оказаться непросто, – осторожно произнес Каннинг. – У нас уже почти все готово, а Шаман в нетерпении роет копытом землю. Вряд ли удастся долго сохранять ситуацию без изменения. Реальный час «Ч» всегда несколько размыт, знаете ли. Коглин также не может торчать наверху до бесконечности, не вызывая интереса со стороны той же Харрингтон.

– Возможно. Но, как я уже сказал, к началу операции «Бесстрашный» должен находиться не ближе четырех часов полетного времени от Медузы. Касательно Коглина… думаю, его прикрытие продержится еще некоторое время. И полагаю, при необходимости я смогу сохранить наши активы на станции еще три-четыре мантикорских месяца.

– Я посмотрю, что можно сделать, сэр.

В голосе Каннинга все еще звучало сомнение, и адмирал улыбнулся.

– Уверен, посмотрите, мистер Каннинг. А я тем временем подумаю, каким образом… перенаправить энергию коммандера Харрингтон.

– Я исчерпал дипломатические возможности, сэр, – заметил Каннинг.

– Нет, мистер консул. Вы исчерпали дипломатические возможности Хевена.

Каннинг изумленно поднял брови.

– Я не уверен, что понимаю, куда вы клоните, сэр.

– Ну же! Разве вы только сейчас не рассказывали мне, как усердно поработали над организацией мантикорского преступного синдиката? Много ли пользы в чужих руках, если не загребать ими жар?

– Вы имеете в виду…

– Конечно, мистер Каннинг, – адмирал почти захихикал. – Я уверен, Харрингтон достала мантикорские торговые картели не меньше, чем нас. Как следует из ваших докладов, коммандер уже обошлась им в кругленькую сумму. А какому унижению она их подвергла, поймав за руку прямо над банкой с вареньем! Большинство из них, подозреваю, жаждут ее крови не меньше нашего. Вы согласны?

– Да, – консул понимающе кивнул. – Но разве они уже не надавили всеми возможными способами на Правительство и Адмиралтейство?

– Возможно. Но у меня имеются соображения о более прямолинейном способе воздействия. В небогатой информации о Харрингтон мне удалось раскопать некоторые полезные сведения. Например, что вам известно про ее родителей?

Каннинг помотал головой.

– Они оба – врачи. Занимают руководящие должности в Медицинской Ассоциации Дювалье на Сфинксе. Солиднейшее учреждение, с высокой репутацией в нейро– и генетической хирургии. Оказывается, семьдесят процентов акций МАД[11] держат «Кристи и Сыновья», в свою очередь, полностью подконтрольные картелю Гауптмана. – Адмирал улыбнулся почти мечтательно. – Я всегда знал, насколько полезно присматривать за Гауптманом.

– А сам-то Гауптман в курсе, сэр?

– Может, и нет… Пока. Надеюсь, мы сумеем привлечь его внимание к данному факту? Понятное дело, со всеми предосторожностями. Насколько я помню, нам уже доводилось привлекать внимание Гауптмана к некоторым делам, не так ли?

– Доводилось, сэр, – согласился консул. Он наморщил лоб, обдумывая пути и средства. – Мой дежурный курьер к послу Гоуэну отправляется завтра утром.

– Отличное предложение, мистер Каннинг, – кивнул адмирал и поднял стакан, чтобы произнести тост. – За коммандера Харрингтон. Возможно, у нее в самом скором времени найдутся другие заботы, – промурлыкал он.


Глава 14 | Космическая станция «Василиск» | Глава 16