home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 45

Мариша не так представляла себе любовь. Мужчина должен ухаживать за ней, потом сделать предложение… потом все, как принято: свадьба, медовый месяц, совместное путешествие. Они полетят в Турцию или в Египет, а с учетом нынешних реалий Мариша согласилась бы на неделю в Сочи.

Но в жизни ее отношения с Бортниковым разворачивались по-другому. Он странно ухаживал: не рассыпался в признаниях, не дарил цветов, не звал замуж. Его чувства к Марише походили на приливы и отливы – полный штиль сменялся волнением, легкий бриз – штормом. Их любовный корабль кидало с боку на бок, казалось, он вот-вот получит пробоину и потонет… но нет. Он держался на плаву и даже следовал каким-то своим загадочным курсом.

Бортников постоянно помнил о Вернере. Повсюду, где бы он ни был, куда бы ни шел, он ждал появления этого призрака из прошлого, выглядывал его среди прохожих и пациентов. Засыпая, он надеялся увидеть Вернера во сне, просыпаясь, рассчитывал встретить его на улицах города, отыскать в социальных сетях.

Он перерыл весь Интернет, но не обнаружил никого, хотя бы отдаленно похожего на чудаковатого посетителя. Впрочем, чудаковатость Вернера пугала доктора больше, чем угрозы частного детектива.

Бортников понимал, что шарф Мариши может превратиться в улику. При отсутствии других зацепок следствие, пожалуй, ухватится за кончик этой ниточки. И потянет…

– Ты меня подозреваешь? – прямо спросил он у девушки.

– Нет, что ты?

– Думаешь, я знал, где ты обронила шарф, тайком подобрал его и задушил официантку?

Мариша молчала. Они лежали на кровати в ее комнате, целовались и перешептывались. За стеной спала мать девушки.

«Она не проснется! – заверила Мариша, впуская доктора к себе через окно. – Не бойся! Я дала ей снотворное».

Была некая старомодная романтика в том, что Бортников проник в девичью спальню под покровом ночи, никем не замеченный. Они прятали свою страсть от чужих глаз, избегая пересудов и объяснений. Редкие свидания дразнили Маришу, распаляя ее желание. Она готова была отдаться Бортникову где угодно, но тот не спешил переходить от слов к делу, от невинных ласк к решительным действиям.

Разговоры с детективом не отпугнули ее, а произвели обратный эффект. Теперь к ее чувствам к доктору подмешивался страх, усиливая влечение. Ведь она тоже не ангел! Бортников уличил ее в подслушивании, обвинил в «стукачестве», но не отвернулся, не прогнал от себя. У них обоих – рыльца в пушку.

– Чисто теоретически я мог это сделать, – прошептал он, расстегивая ее кофточку. – От моего дома до пустыря – десять минут ходьбы. Если быстрым шагом, то семь.

– Ты прикидывал?

В интимные моменты она переходила на «ты». Бортников вздохнул и вместо ответа прильнул к ее губам долгим поцелуем. Маришу еще никто так не целовал. Мальчишки в школьной раздевалке – не в счет; залетный ухажер, с которым она несколько раз была на дискотеке, разочаровал ее своей грубостью.

– А ты могла бы убить?

– Я?

Она все еще ощущала вкус его поцелуя, разбудившего ее чувственность.

– Затянуть шарф на шее жертвы – по силам даже такой женщине, как ты.

– А какая я?

– Молодая, крепкая… умеешь прикидываться кисейной барышней.

– По-твоему, я – убийца? – сверкнула глазами девушка. – Ревнивая бестия, которая убирает с дороги соперниц?

– По крайней мере, у тебя есть мотив. Ты ревнуешь меня ко всем сотрудницам и пациенткам моложе сорока. Разве нет?

Мариша приподнялась на локте, и на нее упал лунный свет. Под кофточкой не оказалось белья, только голое тело, жаждущее мужских прикосновений.

– Скажи еще, что я оборотень! В полнолуние я превращаюсь в ночного демона, издаю жуткий вой и заманиваю на пустырь невинных бедняжек, чтобы утолить свой звериный инстинкт!

– Наверное, ты много читала, – усмехнулся доктор, поглаживая ее грудь.

– Чтобы не сойти с ума в этой глуши, приходилось искать отдушину… Книги заменяли мне жизнь! Теперь я хочу жить, а не читать…

– Для ночного демона ты слишком хороша, – с этими словами он принялся медленно раздевать ее. – И голос у тебя слабоват. Я свидетель, что кричала не ты… Такого стрекача дала со страху, еле тебя догнал…

Мариша перестала понимать его шепот, у нее в крови разливалась любовная истома. Она ощущала только его руки, которые подчинили ее себе. Задохнувшись под его тяжестью, она чувствовала, как он проникает в нее все глубже и глубже…


* * * | Подручный смерти | * * *