home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестая

Джунгли

Беглецы уходили прочь от корабля. Мужчины шли первыми, прожигая сезамами дорогу в гуще травяных стеблей, лиан и молодых ростков, сражавшихся за право вырасти могучими деревьями.

Долгие десятилетия растения чувствовали себя вольготно на заброшенной платформе для космических стартов. Растения были везде: они заполнили посадочное гнездо, оплели платформу, протянув длинные гибкие стебли из леса, разрослись поверх плит площадки на перегнивших останках своих же предшественников. Сезамы справлялись, расчищая коридор в высокой траве, сквозь колючие клубки держи-дерева и ширмы мхов, свисающих с жестких, склонившихся арками змеевидных растений с завитками стеблей в форме пружины.

– Здесь не прибрано, – заметила Мрия, осматриваясь и перешагивая через сухой хворост.

Все рассмеялись.

Тимох, единственный местный, назвал зеленое листвяное буйство подлеском.

«Если это – подлесок, то что творится в лесу?» – подумала Анна и повернула голову, с интересом рассматривая нарядное цветущее дерево, возвышающееся над остальными растениями. Мрия тоже заинтересовалась этим местным экзотом.

«Девушкам всегда нравятся букеты, – констатировал про себя Тимох Рей, отключив сезам и бегло глянув поверх подлеска туда, куда были направлены взгляды белль. – Даже если букет тридцать метров в окружности».

Вслух пояснил:

– Это лириодендрон, тюльпанное дерево-старожил, вон какое вымахало, полсотни метров в высоту!

– Невероятно! – восхитилась Мрия. – На нем столько цветов! Они очень крупные, раз видны даже отсюда, и яркие, как огонь. Мы пройдем мимо? Хочется взглянуть на такую красоту поближе.

– Ну уж нет, к лириодендрону я вас не поведу.

– Нам в другую сторону? – поинтересовалась Анна. Тюльпанное дерево с полыхающими гроздьями цветов поразило и ее.

– Нам-то как раз в ту сторону, – сказал пилот. – Тюльпанные деревья специально высаживали по прямой между бункером и стартовой площадкой, они практически круглый год видны издалека – идеальный способ обозначить местонахождение убежища. Здесь растет только один лириодендрон, потомок первых деревьев. Значит, бункер был законсервирован лет на двадцать раньше, чем другие схроны, за местом никто не ухаживал и выжило только одно дерево. Лириодендроны требуют присмотра в первые двадцать лет своей жизни, лес здесь слишком… хм, активный.

Лучше не приближаться к лириодендрону ближе, чем на сто метров: он в периоде бурного цветения, и его приторный аромат будет особенно сильным. А если на дереве есть надломленные ветви, то запах становится тошнотворным. Мы-то, может, и проскочили бы, задерживая дыхание, но я не знаю, как действует запах на младенцев.

– Обойдем! – распорядился галерец.

Этот любит оставить за собой последнее слово.

– Здесь водятся опасные существа? – спросила Анна.

Спросила без страха, скорее, она хотела, чтобы ответ услышала Мрия, слишком старательно прикрывавшая руками ребенка в рюкзачке, укрепленном на груди.

– Днем нам нечего опасаться, – уверил девушек Тимох. – Разве что неожиданно выскочит белка, ящерка или кролик. Животные здесь прыткие, но маленькие. Да, и не срывайте растения и цветы, пока не научитесь различать их.

Он улыбался, вдыхая воздух родной планеты. Он радовался счастью снова стоять на земле, да еще такой роскошной, как земля Семилунного, приказал себе забыть потерю патрульного корабля, жить настоящим и думать о будущем. Тимох Рей вернулся домой и чувствовал это. Странно. Патрульному не положено привязываться к дому…

Ветер не разделял охватившую всех эйфорию от встречи с залитым светом и полным жизни миром Ило. После посадки галерец стал подозрительным и дерганным.

Они только-только прошли плац, Тимох всмотрелся в периметр ограды посадочной площадки, слабо тронутой растениями. «Наверняка протянули полисоновую сеть!» – решил он. Отметил угол разворота заросших до неузнаваемости ферм, служивших креплением для мощных прожекторов на заре освоения планеты, когда в научных целях вели ночную видеосьемку. Сделал выводы, понятные только местному, и увел путешественников на восток. Чуть позже его спутники поняли, что идут к зеленому бугру неестественно правильной формы, возвышавшемуся в километре от посадочной платформы. Им не пришлось плутать, патрульный пилот правильно определил направление. Вскоре Тимох и Ветер, шедшие первыми, уперлись в купол, покрытый титановыми пластинами. Когда очистили квадратный метр титановой поверхности, полностью скрытой за растениями, Тимох показал на сплошное чешуйчатое покрытие, каждый сегмент напоминал широкую короткую стрелку.

Он уверенно произнес: «Нам – туда!»

Они стали обходить купол в направлении стрелок и обнаружили вход, закрытый на несколько дебелых деревянных засовов, отодвигать их пришлось вручную, перед этим тщательно очистив их от мелкой и крупной зелени, увившей здесь все. Патрульный капитан объяснил, что в джунглях Ило предпочитают простые приспособления и механику, они надежнее и служат без срока давности.

Гости планеты вошли внутрь и оказались в просторной, совершенно темной полусфере, в которую солнечный свет проник только прямоугольником у входа.

Тимох снова напряг память, вспоминая типичные инженерные решения строителей куполов. Нашарил на стене справа от двухстворчатой двери приборный щит, за ним – снова механические рычаги жалюзи. Их не без усилия, по одному повороту зубчатого колеса, они с Ветером опустили вниз, вниз и вниз – до упора. В высоком куполе стали открываться небольшие, но многочисленные просветы; оказалось, перекрытие имело сетчатую конструкцию. Отверстия открывались постепенно, и это продолжалось все время, пока беглецы находились под сводами. Но даже первые открывшиеся «окна», несмотря на густую растительную оплетку снаружи купола, дали света достаточно, чтобы разглядеть ангар. А это был именно просторный ангар.

Здесь хранились два мотоцикла, внушительные, несмотря на дату их производства – этой технике исполнилось лет сто, и даже больше. Пылилась тележка дрезины, установленная на рельсах, нырявших под ворота в дальней стороне ангара. Еще здесь были гидравлические подъемники. За ними стояли крепкие стеллажи, и за стеллажами подвешены несколько двухколесных узких штуковин с рулем и маленьким сиденьем: эти назывались велосипеды. Звездолетчики разглядели садовые качели и квадратные формы на ножках, прикрытые решетками. «Это решетки для поджаривания пищи на углях», – так пояснил назначение квадратных форм Тимох. В другой стороне ангара нашли себе место контейнеры и канистры; туда же сгрудили кое-какой хлам с челноков «земля-орбита», плюс самоходные ящики для личных грузов…

Но было ясно с первого взгляда, что под куполом никогда не жили люди.

– Это схрон? – скрестил руки на могучей груди Ветер и озадаченно оглянулся на жену с младенцем.

– Нет. Купол слишком легкий, здесь от флорников людям не спрятаться, – ответил Тимох.

Похоже, именно мотоциклы были целью его похода.

– Посмотри-ка, – сказал он, с горящим взором обходя мотоциклы и сбрасывая с них прозрачные защитные кожухи. Но галерец и сам уже присел перед терратехникой, изучающе ее разглядывая.

– Два кроссовера с Земли, в свое время уникальное предложение военного ведомства. И оба универсалы, каких мало, – сказал патрульный.

– «Безмолвный сокол», – прочитал Ветер, водя пальцами по хромированной надписи на боку мотоцикла. – А этот – не разберу, буквы непонятные, небось не космолингв.

– «Куух», – подсказал Тимох, похлопывая по сиденью второго мотоцикла. – Это финский язык с планеты-матери. Финский экипаж летел сюда в числе первых, они мастера лесозаготовок. Правда, лес не сразу позволил себя использовать. На Ило все начиналось непросто.

«Куух»! Ветер презрительно фыркнул. У терровцев, куда бы ни прилетел, всегда обнаружишь какие-нибудь фишки типа старого чудного языка…

– Не доводилось видеть такую резину, – заметил Ветер. – Да и колеса тоже.

– Все для езды по плохим дорогам и даже по бездорожью: длинноходная подвеска, высокий и широкий руль с перемычкой и защитой рук и полудуплексная рама.

Тимох положил руку на сиденье:

– А еще у этих суперов электрические моторы на литий-ионных батареях, поэтому двигаются они бесшумно.

Для длинных дистанций можно задействовать мульти-топливные двигатели…

– Мультитопливники установлены? – перебил Ветер. – На чем они работают?

– На бензине, а хочешь – на реактивном топливе.

– Реактивная горючка есть в «Игле»!

– Мы найдем кое-что получше. Здесь должен быть Jet A-1 для газотурбинных двигателей. Обычно запас топлива оставляют в ангаре, даже если бункер не используется. На крайняк эти стальные звери работают на пропане, солярке и даже, если совсем уж непруха, на оливковом масле. Это кулинарное масло, если ты не в курсе. Но масла здесь точно не будет. Поэтому ищем Jet A-1.

– Во даешь! – восхитился Ветер. – Покатим в столицу?

– Нет, не выйдет. Нужно затаиться в джунглях на несколько недель. Анна получила инструкции на этот счет. Да и без инструкций ясно, что нас уже ищут. Поэтому придется сидеть тихо и не высовываться. Первым делом надо завести мотоциклы и от них запитать энергосеть. Потом двинемся в бункер. Без работающих мотоциклов в настоящем схроне нечего делать, сейчас там темно хоть глаз выколи, схрон обесточен, мы не сможем приготовить еду и включить холодильники. «Безмолвный сокол» и «Куух» по отдельности производят энергию, которой хватает для снабжения всех систем убежища, даже если в нем живет человек тридцать. В начале колонизации Семилунный закупал эти мотоциклы исключительно как мобильные электростанции. Их спускали в джунгли на парашютах, и мотоциклы давали энергию для линий связи, для сенсоров, для медицинского и светового оборудования, водоочистителей… В общем, отличная универсальная техника. На мотоциклы вся наша надежда. Плюс на того, кто ждет нас в городе. Нам могут понадобиться специальные лекарства, кое-какая бытовая химия, из еды что. Поэтому готовься к походу в Вечный Май, в этих лесах запрещено ходить поодиночке – это правило не меняется со времен Первых. Спроси у девушек, что купить для них и для ребенка. Я сейчас подключу «Куух». «Безмолвный сокол» пускай подождет.

– В звездец все холодильники и системы, проехаться надо! Я без этого не уйду! – ухмыльнулся Ветер, оценивая немаленький диаметр ангара и собираясь оседлать мотоцикл.

– Проехаться – это обязательно! – согласился Тимох.

– Ветер! – забеспокоилась Мрия, кивая на девочку в нагрудной сумке.

– Чего? – не понял галерец.

– Она спит, – прошипела первая белошвейка.

– Есть! – недовольно повесил голову новоиспеченный отец и поинтересовался у патрульного:

– Шуму будет много?

– Мотоциклы едут тихо. Военные тоже не хотели много шума.

– Жаль! – вздохнул галерец. – Я люблю закрытые гонки на одиночных флаерах: такие, знаешь, чтобы ангар ревел и трясся от выхлопов и грохота моторов! Вот это гонки! А это, значит, старые пердуны с Земли…

– Зато могучие пердуны, йло! – хохотнул пилот. – Почувствуй мощь их нутра, мало не покажется!

Белль Анна хотела посмотреть мотоциклы в деле, Мрия колебалась, но солидарные мужчины на всякий случай выпроводили девушек из ангара – резина колес кроссоверов, предназначенная для езды по бездорожью, плохо управляется на гладкой поверхности. Пол в бункере был не то чтобы гладким, он был мелкофасеточным, но все-таки… В общем, девушек убрали. Белошвейкам вынесли наружу качели, патрульный пилот козырнул им, получил согласие на гонку мотоциклов от всех троих женщин (одна из них спала и по умолчанию была присоединена к числу согласных) и сбежал в ангар, где уже сдержанно, но могуче взревел «Куух» под галерцем.

После лихой, но короткой гонки (приходилось оглядываться на время) патрульный подключил аккумулятор «Кууха» к подземному кабелю, щелкнул рычагом рубильника, проследил, как оживает трансформатор, как отвечает на включение система питания схрона, и распорядился трогаться в путь. Где-то рядом в джунглях их ждал бункер. Пока беглецов не начали искать на Семи-лунном, нужно успеть побывать в Вечном Мае, столице кантона. В Мае им передадут портативные аккумуляторы, средства защиты, концентраты и все необходимое для выживания в лесу. В ближайшие месяц-два им придется затаиться в джунглях и обойтись без походов в город, а сейчас надо пошевеливаться: до столицы часа четыре быстрого ходу туда и столько же обратно, и не пешком, конечно, – на механической дрезине. Лучше иметь запас времени и успеть вернуться засветло, потому что ночевать в городе опасно для их свободы, а ночевать в джунглях – смертельно опасно. Ночь на этой планете не щадит никого.


* * * | Ночь всех проверит | * * *