home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава одиннадцатая

За час до посиделок с пирожками, в избе семейства Федоровых царила тишина, наполненная сонным дыханием. Посапывала Мария Семеновна, богатырски храпел так и не пошедший домой Степаныч, свистел носом Шотик Арменович, даже Марс, заспавшись, перебирал лапами и повизгивал. Наверное, овчару снилось, как от него убегает кот, нагло укравший кость, для надежности заныканную под подушку хозяина. Федор в дом так и не вернулся. На опыты взяли, мелькнула у Пети мысль, будут допытываться, почему он не до конца покойник. Мысль походила на снулую рыбину. Не было в ней тревоги, любопытства и других сопутствующих эмоций. Он словно отдавал дань произошедшему: случилось, мол, что же тут поделаешь. А еще у Пети болела голова. Боль грызла виски и не давала никакой возможности уснуть. Оттого и сидел он сейчас за кухонным столом, тупо пялясь в зеркальную темноту окна. Там, в зазеркалье, угадывалась кромка глухого забора и возвышающийся над ним журавель колодца.

– Полуночничаешь?

Петя от неожиданности подпрыгнул:

– Тьфу, блин, напугал! Так заикой сделаться можно!

– Ну извини, не думал, что ты такой нервный. – Голос Арменыча звучал виновато. – Чего сидишь-то?

– Не спится, – развел руками Петя.

Арменыч с кряхтением уселся на соседнюю табуретку и облокотился на стену.

– Вот мне тоже. Тишина давит, на нервы действует. Кажется, закричит сейчас кто-то или в дверь ломиться начнет.

Он передернул плечами.

– Наговоришь. – Петя отвернулся от окна, встал, задернул занавески. Сразу стало уютнее, по крайней мере ночь в окно больше не заглядывала. – Давай чаю, что ли, попьем?

– Хорошая мысль.

– Пойду поставлю.

Чайник вскипел быстро.

– Тебе какого варенья?

– Я лучше с песочком. – Арменыч кинул в бокал две ложки сахарного песка и принялся с шумом его размешивать.

– У меня еще настойка есть, – вспомнил Петя. – Хорошая, клюквенная. Сам настаивал.

Шотик Арменович заколебался. Было видно, что настойки ему хочется, но признаться в этом он боится – соседка Катерина Андреевна засовестила. В свое время она сильно настрадалась от мужа-алкаша, в связи с чем имела на спиртное аллергию. Всякий, кто проявлял в питии несдержанность, вызывал ее искреннее возмущение. Шотик Арменович знал за собой подобную слабость, а учитывая, что пару дней назад они с Петей и Федором хорошо посидели и попасть за это ему не успело… В общем, гнева ее он опасался.

– Она почти дамская, – правильно понял его сомнения Петя. – По сто грамм и баиньки. К тому же Катерина Павловна все равно не узнает.

– Наливай, – сдался Арменыч.

Петя споро достал бутылку из-под водки, где плескалась наливка глубоко-красного цвета, и из новенького шарпа стал метать на стол колбасную и сырную закуску.

– Куда столько? – запротестовал старик.

Петя пожал плечами:

– Бережно сохраняемая традиция. Понимаешь, матушка из богатой семьи, до революции, по крайней мере, семья считалась богатой. Потом раскулачивание, выселение, возвращение… Мыкались долго, я ничего этого, конечно, не застал, знаю семейную историю только по маминым рассказам. Дом, где сейчас сельпо, нам раньше принадлежал. Представляешь? Так и не вернули. Да и хрен с ними. Собственно, я к чему веду? Мама помнит, что в детстве, когда приходили гости, всегда стол богато накрывали, для нее это символ богатства. Еще бы, потом-то намаяться пришлось, картошка вареная за лакомство была. А если еще и с молоком, вообще счастье великое.

Собственная откровенность Петю удивляла – он не относился к людям, которые с удовольствием посвящают окружающих в хитросплетения семейных судеб. Он сомневался, что Арменычу его рассказ интересен, но остановиться не мог. Сказывалось пережитое, а может, свой отпечаток наложила бессонная ночь. В развязывании языков ей нет равных.

Арменыч слушал с интересом.

– Понятно, – подытожил он, когда Петя замолчал. – Я-то раньше думал, чего у тебя на вещи мозги повернуты, а тут вона чего: наследственность плюс комплексы.

Непонятно, шутил он или говорил серьезно.

– Иди ты, – махнул парень рукой. Ему уже становилось стыдно. Расхвастался, понимаешь, предками. Пусть они и не аристократы, но в жизни много чего добились, а это не каждому аристократу под силу.

Арменыч его чувств не заметил.

– Хороший домик у вас. Был, – рассуждал он. – Два этажа, снизу камень, вверху дерево. Солидно. Сколько лет прошло, а все как новенький. Жалко, что сейчас он неухоженным выглядит.

– Еще бы, без хозяйского-то присмотру. Все вокруг колхозное, все вокруг мое. В результате получается, что бесхозный. Давай о чем-нибудь другом поговорим? – предложил сменить тему Петя.

– Меня беспокоит, куда делись мертвецы, – признался Арменыч, деликатно зажевывая наливку кружком копченой колбаски. – Вот они есть, вот их нет: фокус-покус. Так не бывает – закон сохранения энергии не велит. Если где-то убыло, значит, где-то обязательно прибыло. Вопрос только где. А ну как они, покойники эти, врасплох нас возьмут? Мы не знаем, где у них логово! Вдруг вообще посреди деревни?!

– Ну, это ты загнул, – усомнился Петя. – Где у нас в Вышелесе прятаться? На огородах? В погребах среди солений? Не смеши!

– Тебе только кажется, что негде, – возразил старик, начав старательно загибать пальцы: – Маратов дом, разрушенная церковь. Мало? Да хоть свое семейное гнездо возьми!

– Чего-чего? – не сразу въехал Петя.

Арменыч пояснил:

– Я сельпо имею в виду. Сам же говорил, что дом раньше вашей семье принадлежал. Вспомни, магазин-то только на первом! А на втором у нас что? Правильно, бывшая библиотека. Этаж давно заколочен, там лет десять не ступала нога человека. Чем не хаза для монстров?

Петя плеснул наливки в опустевшую рюмку Арменыча. Себя тоже не обделил. Наливка требовала зажевать себя остреньким сыром. Что Петя и сделал, уцепив с блюда самый лакомый кусок. Из-под стола раздался вздох, полный обиды.

– На, на, проглот! – Петя сунул надкусанный сыр под стол и обратился уже к Арменычу: – Надеюсь, проверять мы не полезем?

Его опасения имели под собой почву. Иногда Арменыч демонстрировал любопытство и бесстрашие двенадцатилетнего пацаненка, а не убеленного сединами старца. Были, были случаи…

Старик выглядел задумчивым.

– Может, того, мужичков соберем? – предложил он. – Ну, непорядок же: какая-то пакость по деревне шастает безнаказанно, людей жрет! Прочешем Вышелес частым гребнем, поймаем, расспросим, э?

– Хрена там, – покачал головой Петя.

– Почему это хрен? Придумка хорошая, зря ты так, – обиделся Арменыч, но парень не обратил на его обидку никакого внимания. На фразе «людей жрет» в голове у него щелкнуло, и мир озарился светом понимания.

– Слушай, Шотик Арменович, – начал Петя, удивляясь, как не додумался до такого раньше, – тебе не кажется, – он покрутил в воздухе пальцами, – что нам показывают спектакль? Яркий, красочный, с богатыми декорациями, но спектакль? А мы смотрим, развесив уши и хлопая в ладоши.

Старик нахмурился:

– Ты о чем?

– Они неправильные, – сказал Петя и замолк. Идея оказалась такой большой, яркой и внезапной, что ему трудно было облечь ее в слова.

Арменыч, кажется, понял его трудность.

– Ну-ну, – подбодрил он парня. – Кто неправильные и что за спектакль?

– Все неправильное. Вот смотри, какая схема получается: черная страшилка с крыльями, дымы, затем та зубастая девка и, наконец, хождение покойников. Ничего не напоминает?

Арменыч нахмурился, пошевелил кустистыми бровями и, наконец, признался:

– Нет.

На все про все ему потребовалось около двух минут.

– Эх ты, – укорил его Петя. – Ужастиков надо больше на ночь читать!

Старик скривился:

– Я такую хрень не читаю и тебе не советую. Тем более на ночь.

– На ночь интереснее, – возразил Петя. – Ну фильмы хотя бы смотришь?

– Хорош, а? – не выдержал старик. – Излагай давай.

– Вампиров это напоминает, – торжествующе объявил Петя. – Самых что ни на есть вампиристых вампиров. Дырочки на шее, летучая мышь, мало? Жаль, ты ту зубастую девку не видел. Просто классика жанра: фигурка, личико, неглиже, зубы. Образцово-показательная история про вампиров. Да, – вспомнил он, – еще приплюсуй мое плохое самочувствие и дымы на старом погосте.

– Америку открыл, – хмыкнул Арменыч. – Вся деревня про кровососов гудит. А на кладбище народ что, просто погулять вышел? Ты там, кстати, если память мне не изменяет, тоже был. Во-от с такенным осиновым колом в руках.

– Штука в том, – перебил его Петя; он чуть ли не подпрыгивал, – что никаких вампиров и не было! Не было! Осознай! Кто-то под них работал. Я же не случайно про спектакль заговорил. Ощущение, как будто все понарошку происходит.

– Понарошку, понарошку… – затеребил Арменыч заросший седой щетиной подбородок. – Третья сила, обладающая сверхъестественными способностями. Мистику мы отметаем сразу. В сказки я не верю. Ты инопланетян имеешь в виду?

Произнесенные слова непринужденно повисли в воздухе. Еще сутки назад вместо них оказалась бы удивленная пауза, недоумение или даже напряжение, однако недавние события все поменяли. Мысль про инопланетян выглядела естественной до невозможности.

– Точно. Их, родимых. Не зря наш агент ноль-ноль-семь со товарищи здесь ошивается. Давно следили, видать. Прилетели сразу, как мухи на говно.

– Хм, а ты молодец. Мысль про инопланетян у меня мелькала, но так… на краю сознания. Про то, что они могут быть завязаны со всеми событиями, мне в голову не приходило. Очень, очень хорошая идея. Молодец, – повторил он.

Петя раздулся от гордости.

– Между событиями промежутки очень маленькие, практически несколько часов, – продолжал размышлять старик. – Плюс-минус. Они внезапные, шквальные, если можно так сказать о событиях. Ты понимаешь, о чем я. И тут у меня возникает вопрос, даже несколько вопросов: зачем им все это надо и как далеко они готовы зайти?

– Зачем им это надо… Ну откуда я знаю? Гнездо у них здесь, – вспомнил он односельчанина, любителя «Спид-инфо». Самое смешное, что слова мужика про инопланетян оказались пророческими. Вот и не читай после этого желтую прессу!

Они помолчали.

– Спать? – предложил Петя. – Или еще по стаканчику?

– Ни то, ни другое.

– Чего?

– Ты совсем дурной или как? – поинтересовался старик. Еще недавно спокойный, сейчас он выглядел разозленным, и спустя несколько слов парень понял почему: – Вот ты мне сейчас целую теорию построил, логичную, надо сказать, теорию. Убедил, увлек за собой, заставил задуматься и т. д. И тут же, честно глядя мне в глаза, предлагаешь идти спать! Теоретик, блин! Это все с твоей родной деревней происходит, понимаешь? С твоей родной деревней! Пострадали твои односельчане! Ладно, тебе на них наплевать, моя хата с краю, ничего не знаю, но ты подумал своей дурной башкой, что следующим можешь стать ты, я, твоя мать, в конце концов? Неужели до тебя не доходит, что сидеть сложа руки нельзя?

– А Антон Павлович? – вякнул ошарашенный Петя. Такого взрыва эмоций он от всегда спокойного старика не ожидал.

– Что Антон Павлович? Думаешь, он этакий Черный Плащ, или кто там, который всегда летит на помощь? Наивный! У него свой интерес, и деревне он будет помогать ровно до тех пор, пока этот интерес не расходится с нашими интересами.

– Но он же говорил… И ты говорил! – Петр подумал и уточнил: – Не так давно.

– Мало ли что кто говорил. На сарае, вон… – он замялся, – «член» написано, а там дрова лежат.

– Ты чего злишься?

– Да бесит меня такой подход. Овцы! Куда поведут, туда и пойдут.

Петя смотрел на Арменыча, не решаясь вставить слова. Старик раскраснелся, он почти кричал. Петя даже стал опасаться, что его хватит удар. Почему его безобидная, в сущности, фраза вызвала такой шквал эмоций, он не понимал, но надеялся понять позже, когда Арменыч успокоится и сможет внятно объяснить свой выплеск. Тот, однако, успокаиваться не собирался:

– Пошли.

– Куда?

– Для начала к господину Семашко.

– А потом? – осторожно поинтересовался Петя.

– Потом будет видно.

– Хорошо, – не решился спорить парень. Шотик Арменович пер как танк, и остановить его не было никакой возможности. Оставалось расслабиться и тащиться в кильватере, стараясь не попасть под раздачу. – Ты хоть скажи, зачем нам к нему?

– Поговорить.

– О чем поговорить?

– О совместных действиях.

– Зачем ему мы? – искренне удивился Петя. – При его-то возможностях?

– Есть вероятность, что ему будут интересны наши… вернее, твои выкладки. Без помощи деревенских Антону Павловичу не обойтись: мы и местность лучше знаем, и легенды, которые о нашем крае ходят. Рациональное зерно, как показала практика, в них однозначно есть.

– Сомневаюсь я, – вздохнул Петя.

Арменыч его не услышал – он целеустремленно крался мимо освещенных машин. Выглядел он донельзя таинственно, и вот-вот можно было ожидать, что кто-то заинтересуется их передвижениями.

– Придурок старый! – от души ругнулся парень. Со стариком он обычно разговаривал уважительно, то и дело скатываясь на церемонное «вы», но тут не выдержал. – Нашел время в казаки-разбойники играть!.. Да подожди ты! – почти выкрикнул он.

Шотик Арменович мгновенно остановился, прижав палец к губам и тараща глаза. Это выглядело так комично, что парень сразу успокоился. Злиться на человека, на старости лет решившего заделаться Робин Гудом, не получалось. Оставалось только следовать его причудам и ждать, когда старик сам осознает всю глупость своего поведения. Петя подошел ближе и приглушил голос:

– Давай я вперед пойду. И сворачивай-ка ты к огородам, вряд ли на картофельных грядках оставлена засада.

– А вдруг покойники?

– Раньше думать надо было! Определяйтесь быстрей: к кому вы желаете попасть на глаза – кпокойникам или патрулям?

После минутного размышления Арменыч выбрал покойников, что позволило подслушать, где сейчас находится Антон Павлович, и спокойно дойти до нужного дома.

Огородами, кстати, оказалось гораздо короче. Покойники их не побеспокоили.


Всю обратную дорогу Шотик Арменович, не переставая, бурчал. Его бурчание сводилось к следующему: «они… они… да я… посмотрим». Петя молчал, охрана, любезно выделенная Антоном Павловичем, с интересом вслушивалась: некоторые перлы были достойны того, чтобы их запомнить и употребить тогда, когда ситуация требует энергичных выражений.

У калитки бойцы распрощались, еще раз настоятельно посоветовав не высовываться со двора. Во дворе эстафету принял Марс. Петя вдруг понял, что отчетливо различает рыжий подпал своей собаки, георгины, высаженные матерью под окнами, и каменные плиты дорожки. «Неужели утро?» – «Да», – подтвердил налетевший ветерок. Он принес с собой крик первого петуха. День начался. Марс с завыванием зевнул и полез в будку, всем своим видом показывая, что день днем, но собаке необходим полноценный отдых. Петя его прекрасно понимал. Он сам с нетерпением ждал того момента, когда можно будет упасть в кровать, чтобы поспать хотя бы пару часиков. В обычный день парень перетерпел бы, обошелся без сна, но ночь выдалась слишком уж богатой на события. Петя элементарно выдохся. Он чувствовал себя сделанным из чугуна, такой тяжестью налились тело и мысли. Слава богу, хоть на работу идти не надо было. Добраться до вожделенной кровати помешал Арменыч.

– На том свете выспишься, – провозгласил он.

– Кто бы сомневался. – Петя со стоном повернулся к старику: – Давай потом, а?

– Потом может быть поздно.

– Слушай, что с тобой происходит, скажи на милость? – Терпение у парня окончательно лопнуло. – Чего тебе неймется?

Он тут же устыдился собственной вспышки. Старик смотрел на него выцветшим карим взглядом, в котором старческая беззащитность мешалась с огнем, свойственным молодости.

– Ладно, извини, – буркнул Петя. – Ты же знаешь, я, когда сонный, все что угодно наговорить могу. Только, не в обиду будет сказано, и вы шебутной какой-то в последнее время. Вас, случайно, не покусали? – осведомился он, словно невзначай ощупывая глазами старика в поисках изменений. Шутка шуткой, но его предположение вполне могло обернуться правдой.

– Я вот чего думаю, Петр, – сразу взял быка за рога Арменыч. Последнюю реплику парня он оставил без внимания. – Первым делом нужно осмотреть места, пользующиеся дурной славой. У нас в Вышелесе этим могут похвастаться Маратов дом и старая церковь, та, что у леса. Я не ошибаюсь?

– Правильно, – подтвердил Петя. – А с чего ты взял, что искать нужно именно там? Чем тебя болота не устраивают? Экспедиция пропала именно в болоте, зеленые мхи тоже там поблизости находятся.

– Петь, ты совсем ку-ку? – Арменыч постучал согнутым пальцем по голове. – Включи мозги. Ты мне сам говорил о театральности происходящего, значит, искать нужно в местах с легендой, куда народ по доброй воле не сунется.

– Сомнительно как-то, – покачал головой Петя.

– Самому не нравится. Но начинать с чего-то надо? И ты, кстати, учти, что на обыски болот у нас не хватит ни сил, ни времени. Пусть ими Антон Павлович занимается, не зря же столько народу и техники пригнал.

Петя засмеялся.

– Чего смешного? – обиженно поинтересовался Шотик Арменович.

– Анекдот вспомнил. – То ли так недосып сказался, то ли стресс выходил, но история показалась Пете неожиданно смешной.

– Это какой?

– Ой, да вы его, наверное, знаете. Про то, как мужик кольцо потерял, а поскольку была ночь и ни зги не видно, искал его под фонарем.

Недоуменный взгляд в ответ.

– Потом расскажу, – сквозь хихиканье смог произнести парень. Он подозревал, что уже через некоторое время анекдот ему самому покажется несмешным. – Просто мы искать пришельцев собираемся по той же методе: под фонарем, где светлее.

– Анекдоты потом рассказывать будем. Сначала дело. Начнем с Маратова дома, он ближе.

– Ружье брать? – деловито осведомился Петя.

– У тебя на него разрешение есть?

– Вот еще, разрешение. Зачем мужику разрешение? А вдруг война?

– Угу, угу. Ты еще признайся, что у тебя на огороде пулемет закопан.

– Ты откуда знаешь?

Арменыч опешил:

– Неужто угадал?

– Ну. Дед Семен с Гражданской приволок. Хорошая машинка, рабочая. Но только тсс!

– Ладно. Ты не говорил, я не слышал. Тут пулемет не спасет, тут умом работать надо! Мы – разведка, умная, хитрая и всеведающая, а в качестве грубой силы пусть выступает Специальный отдел.

– Давай хотя бы Марсика захватим, – попросил парень. Он считал, что дыма без огня не бывает и дурная слава на пустом месте не образуется. С собакой он чувствовал себя гораздо увереннее. Пес и предупредит, и защитит, если что. Хотя с нечистой силой ничего нельзя сказать наверняка.

Марс как будто чувствовал, что в нем нуждаются, он уже крутился у ног хозяина, преданно заглядывая тому в глаза.

– Куда ж мы без него, – проворчал Арменыч. – Ты потихоньку выдвигайся, а я сейчас сигареты из сумки вытащу и догоню. Только потише идите, ладно? Не привлекайте внимания.


Глава десятая | Стремянка в небо | Глава двенадцатая