home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

«Солнышко в ногах, это значит вниз помчалась я…» - напел внутренний голос на мотив популярного хита девяностых. Даже несколько раз успел напеть, потому что время текло в ставшем уже привычном замедленном движении.

Страшно не было – потому что знал, что сейчас надо делать. Но… да, было страшно. Самому себе можно признаться, все же не каждый день падаешь с высоты пятого этажа. Пусть и в заторможенном, как тягучая патока, моменте времени.

Усилием воли справившись с паникой, я извернулся в полете. Как раз успел увидеть исчезающего в портале Власова. И еще увидеть, как мигом позже на месте схлопнувшейся серой арки сходятся многочисленные следы трассирующих пуль: за нами с Валерой, как оказалось, следовало несколько десятков казаков. Которые, едва пропал маскирующий купол, без раздумий начали стрелять во всех, кто против нас.

Сам Валера, кстати, в отличие от меня остался на земле. Рожденный бегать летать не может: оставляя за собой глубокие борозды, черный ягуар скользил от места взрыва задом наперед, вцепившись в землю когтистыми лапами.

Воздушный молот, который как показалось сначала ударил именно мне в грудь, не был направленной атакой. Это оказалось эффектом взорвавшегося предохранителя. Причем отбросившая нас волна не ударила, а скорее мягко толкнула, раскидывая в стороны. Вот только волна эта почему-то не подействовала на Власова, который сумел сориентироваться быстрее всех и уйти подготовленным порталом.

Разворачиваясь по инерции в падении дальше, я рассмотрел здание поместья. Смерч – с разрушением поддерживающим его конструкта, угас. Отдельные вихри еще клубились, падали на землю остатки черепицы, веток деревьев и даже поднятая безжалостной стихией мебель.

От главного здания целыми остались только крылья, центральная часть превратилась в руины. Среди которых отчетливо виднелся немалых размеров белый купол. Оставшаяся в гостиной целительница сформировала мощную защиту, прикрывая бесчувственную Анастасию. А также Зоряну, Садыкова и оставшихся на месте казаков.

Проворачиваемый вокруг моей оси мир между тем вновь повернулся, и я наконец увидел перед глазами приближающуюся листву. В замедленном темпе несколько тонких веток хлестнуло по лицу – я только глаза прикрывал, щурясь. Двигался все также медленно, в ускорившемся для меня моменте времени.

Словно преодолевая сопротивление воды на большой глубине, я усилием схватился за ближайшую ветку, пытаясь удержать скорость падения. Когда в неторопливо тянущемся мгновенье увидел рвущуюся на месте слома кору, ветку отпустил. Сразу поймал ступней вторую, более крепкую, и уже потянулся руками к следующей. Для этого пришлось постараться, изогнувшись как избегающий контакта с перекладиной спортсмен по прыжкам в высоту. Только вот в отличие от спортивных прыжков перекладин вокруг было очень много, а неудобств добавляли хлещущие по лицу тонкие ветви и листва.

Поймав следующую крепкую ветвь уже двумя руками, я попробовал остановить падение, постепенно преодолевая сопротивление гравитации. В тот момент, когда почувствовал, что сейчас от рывка – от рывка в обычном течении времени, вывернет плечевые суставы, ветку отпустил. И заметил, что замедлившееся для меня время постепенно ускоряется. Но скорость падения, к счастью, уже успешно сумел погасить. Еще несколько ветвей на пути вниз, возвращение к привычному течению времени и толкнувшая в ступни земля. Неудобств, как от прыжка с высоты в пару метров.

Я сделал это! – мелькнула торжествующая мысль, вместе с волной облегчения.

Несколькими секундами позже, взрывая длинными когтями изумрудную траву ухоженного газона, подъехал Валера. Хищник, в форме которого он находился, на мгновенье замер, а потом обессиленно завалился на бок. Блестящая шерсть четким с рельефом покатых мышц подернулась дымкой, видоизменяясь. После трансформации обратно в человека принц с тяжелым вздохом обессиленно перекатился на спину.

Глаза его были зажмурены, лицо искажено в гримасе боли, а сквозь сжатые зубы вырывалось шипение. Кроме глубокой раны на боку, на которую я старался не смотреть, на Валеру словно расплавленным горящим пластиком плеснули. В некоторых местах его одежда и кожа оказались буквально проплавлены – ощущения явно не из приятных. Едва подумал об этом, сопоставив события, причины, а также следствия и посмотрел на свои руки. Лучше бы не смотрел – предплечья, вокруг которых совсем недавно вилась Тьма, выглядели… не очень хорошо выглядели.

Отвел глаза от почерневшей кожи и почувствовал, как плечи передернуло противной судорогой слабости. После того, как время окончательно вернулось к привычному бегу, почувствовал просто смертельную усталость. Скольжение в ускоренном времени, тем более подобного уровня, бесследно не проходит, а я сегодня за несколько минут выполнил сразу несколько. Удивительно еще, что сейчас не в состоянии недозревшего овоща нахожусь, а могу даже двигаться и соображать.

Зажмурившись, я кое-как доковылял до ствола дерева и прислонившись к нему спиной, сполз на землю. Руки при этом держал чуть на отлете, чтобы не коснуться чего. Сквозь полуприкрытые веки видел бегущих к нам казаков, а также кометы падающих на землю конвертопланов. Один из них рухнул совсем рядом. Причем буквально, с грацией падающего кирпича. Лишь в последний момент снизу мелькнули тормозные вспышки двигателей, и машина остановила падение в считанных метрах до земли. Боковая дверь отошла в сторону еще в падении, и на траву уже выпрыгивали медики в броне с характерными знаками отличия.

- Валер, слышь… - произнес я, чтобы хоть что-то делать, абстрагировавшись от навалившейся адской боли по всему телу.

- А? – едва слышно откликнулся валяющийся неподалеку принц.

- Почему Медведев? Ты ж из кошачьих…

- Чтобы никто не догадался, - хмыкнул было Валера, но почти сразу невнятно хрюкнул, а после зашипел от боли.

- Слушай, а вот эта твоя… показательная экстравагантность, - нашел я подходящее определение, — это часть стиля, или влияние звериной сущности?

Ответить Валера не успел. Рядом вдруг стало очень много людей. И все что-то делали, причем быстро, слаженно и профессионально. Замелькали руки, датчики, зашипел вспенивающийся биогель, кольнуло пару раз шприцом-пистолетом. После обезболивающих и стимуляторов мне стало вдруг так легко и хорошо, что даже на ноги собрался встать. Не соображая полностью, что делаю. Но ближайший медик показал, что подниматься пока не стоит, и надо мной продолжили колдовать профессионалы.

Несколько минут потребовалось медикам, чтобы на скорую руку подлатать и привести нас с Валерой в порядок. К этому времени прибежали Фридман и Василий, сопровождаемые одним из бойцов охраны поместья в красно-черной броне.

Юрист был ужасающе растрепан, с оторванным рукавом пиджака и разбитым носом. Но выглядел Моисей Яковлевич по-боевому, а в руках держал свою приметную гаубицу, по недоразумению называемую пистолетом. У сопровождающего его Василия пиджака не было вовсе, а еще он почему-то был босиком. В руках гангстер держал костяной меч – точь-в-точь как тот, что я сам недавно выдернул из руки чешуйчатого монстра.

Выглядел Василий дерзко и резко. Причем настолько показательно, что я безошибочно почувствовал, как он упивается недавней битвой и своими свершениями. За которыми наверняка лишь наблюдал, пока демон взял происходящее в свои руки.

- Все в порядке? – дежурно поинтересовался я у юриста.

Фридман мелко закивал, не в силах что-то сказать – явно все еще переживает перипетии недавнего ада.

- Было непгосто, но я спгавился и спас вашего человека, - вдруг произнес Василий. Сказал на русском, с ужасным акцентом, еще и пытаясь скопировать характерный говор Фридмана. Наверняка демон подсказал, обиженный на недавнее «…хотел его пгистгелить…».

Моисей Яковлевич, видно было, постарался сохранить невозмутимость, но все же не сдержался. Ответил он Василию на идише. В ответ гангстер зачастил речитативом на африкаанс.

- Моисей Яковлевич! – чуть повысил я голос, привлекая внимание. - Воспользуйтесь медицинской помощью и приведите себя в порядок. Попробуйте оценить ущерб, в первую очередь количество погибших и раненых при нападении. Да, и узнайте, где Гек. Вася, охраняй Моисея Яковлевича. Головой отвечаешь.

«Двумя» - мысленно произнес я, обращаясь к демону и даже два пальца для наглядности показал.

Фридман что-то хотел сказать, развел руками даже. Но увидел, что я потерял к нему всякий интерес, и промолчал. Сопровождаемый Василием и безотлучно следующим за ним охранником поместья в черно-красной броне, юрист торопливо убежал приводить себя в порядок. Я же понемногу переставал адекватно воспринимать реальность. В ушах вновь зарождался глухой гул, а в теле наливалась противная слабость, которая лишь ненадолго отступила перед стимуляторами.

Я сейчас проваливался словно в состоянии опьянения, причем не водочного – когда вяжет разум, а иного, сходного с эффектом медовухи. Когда более-менее соображаешь, но вот тело сознанию не слишком подчиняется. Нет, я не шатался и не падал, но по ощущению становился полностью ватным.

Каждое движение теперь требовало серьезных усилий, и даже мысли с трудом шевелились. Но концентрируясь на действии, не обращая внимания на неудобства, я поднялся на ноги. Оглядываясь вокруг, с хозяйственным неудовольствием отметил, что в парке слишком много людей. Не толпы, но вот то и дело садящиеся и взлетающие конвертопланы несколько напрягали. Понятно, охраняющие казаки конвоя Валеры, но вот эта вся братия, находящаяся на территории… кто разрешил вообще?

Словно услышав мои мысли, почти все машины одна за другой поднялись в воздух, исчезая за чернильными в ночи облаками. Среди них я зацепился взглядом за два белых аппарата с красными крестами, поднявшихся практически из руин поместья. Почему-то чувствовал уверенность, что в них находятся не только Садыков с Зоряной, но и Анастасия. Княжна, когда использовала помощь охраняющего ее дракона, значительно превысила порог своих возможностей. Простое вливание энергии, которое помогло во время обморока в столовой, точно сейчас не поможет. В этом не поможет даже белая целительница, почему-то я в этом был абсолютно уверен.

В парке осталось лишь несколько групп казаков, которые настороженно сканировали окружающее пространство. У поместья также взрывная суета прекратилась, и присутствовали лишь бойцы в песчаного цвета бронекостюмах. Нет, не только казаки: в развалинах мелькнуло несколько фигур в темной броне с коричневыми вставками. Это как раз-таки кавалерия, узнал я униформу и знаки отличия: гусарский Ахтырский генерала Дениса Давыдова полк.

Мне не особо интересно изучение воинских частей Конфедерации. Но в этом мире армия гораздо ближе к обществу, чем в моем старом, поэтому внимание приходилось уделять, без вариантов. И во время лекций еще Мустафы кое-что запомнил, особенно из тех частей, что дислоцированы в относительной близости от Елисаветграда. Тем более, если части эти обладают определенной репутацией – а бронекавалеристы-ахтырцы для Павлограда это как десантники для Пскова.

И сейчас в памяти всплыло, что командиром ахтырских гусар был полковник Михаил Боченков, а вот шефом полка являлся персидский принц Мансур Мирза из династии Каджаров. Почему в памяти отложилась, потому что фамилия приметная. И только сейчас вспомнив об этом, сопоставил услышанное от Анастасии о Валере. Да тут оказывается диаспора целая! Вернее династия, как это называется в этом мире.

Ахтырцы, в отличие от казаков конвоя, нацеленных на охрану Валеры, явно были заняты другим делом. Нейтрализацией тех самых двух групп, готовящихся устранить Шиманскую, понял я, когда увидел плененных бойцов. Разномастно, но очень внушительно экипированных.

Причем ахтырцы привели пленных с разных концов парка. Одна группа, более десяти бойцов, судя по виду должна была осуществлять грубый силовой вариант. Вторая оказалась снайперской парой, и их расположили отдельно. Внушительная винтовка лежала у ног невысокого пленного в легкой броне, стоявшего на коленях со стянутыми за спиной руками. Второй номер явно пытался оказать активное сопротивление: то, что от него осталось, положили чуть поодаль.

Один из ахтырцев подошел к нам с Валерой и поднял забрало. Он представился и говорил что-то, но слова я почти не различал: у меня по-прежнему в ушах стоял глухой звон. Я выхватывал отдельные выражения, но даже слушая, воспринимать не хотел. И так тяжело стоять прямо и сохранять подобие нормального вида. Больше всего на свете мне сейчас хотелось лечь прямо здесь, на такую мягкую траву, закрыть глаза и не открывать их минут триста.

Как назло, бронекавалерист обращался не к Валере. Именно ко мне, и явно хотел что-то показать. Противиться я не стал – ведомый ахтырцем, дошел до Второго корпуса. Спускались в подвал без помех, потому что кто-то прошел здесь до нас, вскрывая замки. С помощью взрывчатки, заметил я характерные следы на стенах там, где раньше были массивные решетки.

В коридоре темницы ничком лежало обезглавленное тело. Роман Игоревич, и снова здравствуйте.

Ахтырец по-прежнему что-то говорил мне, объясняя. Я все еще практически не слышал его, но сквозь понемногу стихающий гул понемногу прорывались отдельные фразы. «Скрытно проникли…», «…обезглавили», «…усыпив бдительность…».

Все сказанное я не понял, но уловил общий смысл. Группа, которая должна была ликвидировать Шиманскую, имела еще одно задание – устранить господина Зайцева. И почему-то убить его можно было, лишь усыпив бдительность. Очень странно, потому что безопасник одаренным не был. Зачем было давать ему ложную надежду, открывать дверь камеры и только после, воспользовавшись моментом, стрелять в затылок? Не проще было расстрелять, даже камеры не открывая? «Обезглавили» еще… Зачем?

Вопросы эти я пока не задал, оставил на потом. С сопровождающим меня ахтырцем мы поднялись наверх и направились к главному зданию. Ко мне еще по пути подошло сразу несколько офицеров. Как оказалось, на территории поместья я сейчас был единственным лицом с подтвержденными полномочиями владетеля. Как и когда у меня эти полномочия появились, я не знал. Но спрашивать не стал, а принялся за дело, потому что остался единственным человеком, кто мог давать указания выжившей прислуге и санкционировать привлечение к разбору завалов сторонних людей.

Следующие часа полтора я провел как в тумане. Прибывшие строители очень споро раскидали проход к рабочему кабинету княгини. Он был защищен и не от таких катаклизмов, и мне можно было уже перемещаться туда для удобства. В нем и обосновался. Валера, кстати, все это время ошивался поблизости, но меня не трогал. Состояние у него было гораздо лучше, чем у меня – это только я во времени скользил с ускорением, а он ведь так по умолчанию быстро бегает, на четырех лапах.

На Валеру внимания пока не обращал, потому что было действительно много работы. Причем работы печальной – из персонала поместья, находившегося в главном здании, многие погибли. И связано это было с тем, что основная часть слуг и лакеев не убегала, а наоборот стремилась в гущу события, стараясь если не остановить вторжение демонов, то хотя бы попробовать защитить княжну.

Из семнадцати неасапиантов в живых осталось всего трое. Андре… с ним все сложно было. Как обмолвился периодически появляющийся рядом с Валерой офицер из казаков, с инструктором было «хуже, чем тогда в Корее».

Воспринимал мир и действительность я уже более отчетливо, приходя понемногу в себя. Но все еще находился в полупьяном состоянии, и приходилось максимально концентрироваться на своих действиях. Вскоре, видимо, сказалось напряжение, мысли вдруг начали путаться, а перед взором потемнело.

Очнулся оттого, что встретился лбом со столешницей. Резко поднявшись, увидел предупредительно прянувших ко мне казаков конвоя. Но они сразу же остановились, потому что передо мной материализовалась белая дама, а от бойцов меня отделила непрозрачная стена холодного света.

Целительница наклонилась ко мне, положила руки на плечи и совсем неожиданно я ощутил касания ее губ. Вздрогнув от неожиданности, я невольно вздохнул полной грудью; в состоявшемся поцелуе с целительницей не было никакой теплоты и тем более эротического подтекста. Просто действенный прием передачи жизненной энергии, на мне его уже использовали однажды целительницы-практикантки гимназии.

Вот только эффект подобного от гимназистки-практикантки, и от столь сильной сущности разителен – в мгновенье ока я стал бодр, здоров и свеж как космонавт перед стартом. Ощущения непередаваемые – словно до этого момента я дышал с ограничением, а сейчас наконец-то появилась возможность беспрепятственно вздохнуть полной грудью. Жизненная сила меня теперь переполняла – хотелось бежать, кричать или хоть что-то делать. Действовать.

Целительница мягко выпрямилась, а я невольно поднялся за ней. Она сделала еще шаг назад, по-прежнему держа руки на моих плечах и глядя прямо в душу своими белесыми глазами. Слова были не нужны: в общении с ней мне не требовалось задавать или отвечать на вопросы. Причем только сейчас я понял почему так.

Елена Николаевна, сестра Анны Николаевны, была уже не человеком, а иной, могущественной сущностью. Но будучи не-человеком, она все еще оставалась и частью рода, взяв на себя роль ангела-хранителя Анастасии. Подобно «моей» матери. Вот только охраняющая меня сущность была духом, проявляясь только в изнанке, а белая дама сохранила свою телесную форму.

Из-за нашей с княжной ментальной связи мы с белой дамой также стали не то, чтобы близки, но оказались на одной волне. Правда, целительница читала меня как открытую книгу, а я в свою очередь имел доступ лишь к «разрешенной» информации. Конечно, было бы удивительно, окажись иначе – несопоставимая разница в уровне развития.

Подумал об этом вскользь, потому что «разрешенной» информации стало сразу немало. Кроме понимания подноготной происходящего и нашей связи, за несколько мгновений я осознал невероятно много вещей.

Целительница совсем недавно отказалась помогать Зоряне потому, что счет шел на секунды – возглавляемая князем Власовым группа одаренных едва не уничтожила поместье, и только наш с Валерой забег предотвратил полное разрушение главного здания. В случае длительной атаки, если бы Власову не помешали, целительница смогла бы продержаться немало времени. Вот только защитила бы она одну лишь Анастасию, на остальных сил бы не хватило.

Целительница не знала о предполагаемой атаке демонов. Началась она из подвала здания, где взорвались монолитные плиты фундамента, открывая порталы в один из планов нижнего мира. Белая дама предполагала, что об этих порталах мог знать как Зайцев Роман Игоревич, так и Петр Алексеевич (тогда еще просто Штейнберг), который до свадьбы руководил процессом возведения родового поместья. Сама Елена Николаевна в то время еще была обычной одаренной. Ну как обычной - одной из лучших целительниц в стране, оперирующих силой света. И жила она тогда в Петербурге.

Целительница не пришла нам на помощь во время атаки демонов потому, что на это и был расчет атакующих. Нападение демонов нижнего мира, а также последовавшая почти сразу атака Власова были согласованы. Закрой целительница нас от орды тварей, ей не хватило бы сил на успешное отражение стихийной атаки одаренных.

Целительница не смогла бы предотвратить атаку одаренных группы Власова, потому что она целительница, а не воительница. И сила ее пусть и велика, но в прямом бою с ними она мало что стоит. Мало, если сравнивать с координированными действиями коллектива из десяти высокоранговых одаренных, конечно. Защититься от их слаженного удара она еще могла, но при попытки перейти в атаку последствия для нее могли оказаться печальными.

Целительница появилась только сейчас, приведя меня в порядок не сразу, потому что я еще молодой и только учусь. И вот эти два часа, которые я провел максимально сконцентрированным, весьма полезны в моем дальнейшем развитии владения даром.

И наконец, именно целительница открыла мне доступ к управленческому меню рода Юсуповых-Штейнберг. К той самой абсолютной власти над активами рода, которой недавно на моих глазах пользовалась Анастасия.

Как только я все понял, и осознал, сверкнула вспышка. Целительница исчезла, оставив меня в компании ошарашенных казаков. Я сам оказался, мягко говоря, удивлен. Но времени на раздумья особо не было: на управленческий терминал пришло оповещение о том, что транспортный челнок с наемным отрядом варлорда Артура Волкова вот уже четвертый раз запрашивает разрешение на посадку на территорию поместья.

Вот и Шиманская подъехала, про которую все в суматохе забыли. А еще Ада и Ира, которым можно препоручить что-то из насущных дел – почувствовал я некоторое облегчение, вспомнив спокойную уверенность змееглазых наемниц.

Выйдя из кабинета, двинулся по коридору. Сюрреализм – справа все целое, с портретами и гардинами на стрельчатых окнах, даже вазы почти все уцелели. Слева же зубастые осколки стены и панорама превращенных в руины главных залов поместья.

Едва оказавшись на крыльце, услышал едва слышный гул. С неба рядом со мной упало сразу три дрона, два из которых активировали защитные щиты, накрывая меня полупрозрачным куполом с голубоватым отливом. Предусмотрительно, только и подумал я, внимательно осматриваясь. Повсеместно уже работала роботизированная строительная техника в армейской раскраске. Нагнали после моего разрешения, так что сейчас территория споро расчищалась.

Тела погибших при атаке людей уже увезли. Их было слишком много, чтобы справиться с организацией погребения силами рода здесь, в поместье, поэтому я с благодарностью принял предложенную администрацией города помощь. Скорбная цепочка уже исчезла, а вот поодаль все еще лежали трупы демонов и монстров. Разложенные не только по видам, но и комплектации – отдельные части, тела частичной сохранности и вплоть до встречающихся целых, которые выглядели почти как живые. И с останками монстров работали специалисты, сразу несколько десятков человек из армейской разведки. А еще научники, судя по характерным бронекостюмам. Разрешение на работу с телами кстати тоже я давал.

На крыльце между тем появился Валера в сопровождении держащихся прямо за плечами двух казаков. Вот почему не уходит, Шиманскую ждет, догадался я. Массивный толстобрюхий конвертоплан транспортной авиации между тем с мягким гулом зашел на посадку. Плавно разворачиваясь в воздухе, он развернулся хвостом к крыльцу.

Подсвеченная грузовая аппарель начала опускаться еще до того, как машина приземлилась. Через несколько секунд конвертоплан коснулся земли, мягко качнувшись на посадочных опорах, а широкий край аппарели полностью открылся. Я даже отсюда слышал звук шагов по блестящему ребристому металлу – из брюха транспорта появилась приметная троица.

В центре шагала Анжела. Она всегда была эффектной дамой, но сейчас, сменив полицейскую форму на модную гражданскую одежду в ковбойском стиле выглядела сногсшибательно. Высокие ковбойские сапоги, обтягивающие джинсы, кожаная приталенная крутка. Распахнутая, так что взгляд привлекала натянутая внушительным бюстом рубашка, с расстегнутыми верхними… хм, и средними пуговицами. Завершал образ шляпа стетсон, из-под которой рассыпались по плечам распущенные волосы. Они, и широкополые поля прикрывали тот факт, что Анжела была в зеркальных очках, напоминающих маску для сноуборда. Глаз у нее еще не было, импланты дело долгое и небыстрое, поэтому сейчас она смотрела на мир через подключенный нейрошунтом визор.

По бокам от Анжелы двигались индианки, Ира и Ада. Анжелу привлекательностью им было не затмить, но в нарядах полувоенного кроя и с оружием наперевес они просто приковывали взгляд агрессивной сексуальностью. Что-то в этом было категорически неправильное – прислушался я к своим ощущениям, настораживаясь.

- Вот это ничего себе, - произнес под ухом Валера, наблюдая пришествие колоритной троицы. – А ты знаешь толк в…

Он осекся на полуслове в тот момент, когда голова Шиманской взорвалась кровавым облаком. Буквально мигом позже в Анжелу попало еще несколько пуль и изуродованное тело покатилось по брусчатке. Двигающиеся рядом с Анжелой индианки в тот же миг одновременно сбились шага, и синхронно начали заваливаться вперед, будто одеревенев. Так и было – тела рухнули ничком и остались лежать в позах, в которых замерли, окоченев за краткий миг.

Двигатели конвертоплана в этот момент взвыли. Я невольно пригнулся от воздушной волны, а машина скачком ушла вверх, в резком вираже заваливаясь на крыло и набирая высоту исчезая из виду. Несколько секунд суеты, криков, и вдруг передо мной появился офицер с открытым забралом.

- Элимелех твой? – сходу заорал он.

Зачем кричать, я и так все слышу – мелькнула мысль.

- Мой, - без задержек кивнул я.

Казак сразу исчез, оставив после себя лишь эхо криков отдаваемых указаний, которые разом отсекло упавшее забрало.

- Артур! Элимелех твой? – с секундным опозданием поинтересовался Валера, внимательно на меня глядя. Руку Валера держал у уха – видимо был там наушник коммуникатора. Он вообще слушает, что вокруг происходит? – подумал я.

- Мой, - кивнул я, не став заострять внимание.

Третий дрон надо мной, кстати, до этого выполнявший функцию резерва, также активировал щит. Мельком обратив на это внимание, я подбежал к индианкам, осматривая тела. Чувствовалась в них какая-то неправильность, но вот в чем дело я не мог понять. Потрогал тела. Окоченевшие полностью. Хорошо, что рядом был Валера, и можно было спросить хоть кого-то.

- Валера, что за… что происходит?

Судя по виду, Валера уже знал, что происходит. Частично – потому что информация к нему продолжала поступать, а он не мог одновременно слушать и рассказывать мне. Но он пытался, а я даже что-то понял.

Чуть больше чем через минуту толстобрюхий конвертоплан появился вновь, точь-в-точь повторяя свой недавний заход на посадку. По аппарели, уже прикрываемые дронами сошли всего двое: Ира, и ведомая индианкой под руку Анжела, которая сейчас находилась явно не в своей тарелке.

Несмотря на то, что Валера пытался мне что-то объяснить, до конца что происходит я еще не понимал, то и дело поглядывая на изуродованную «первую» Анжелу и окоченевшие тела индианок. Живая Анжела была, кстати, в обычной одежде, а не в ярком ковбойском наряде. Подобранные конвертопланом индианки также были не в провокационных нарядах – как позирующие для мужского журнала в стиле милитари горячие девушки, а в глухой броне среднего класса. Купленной еще на мои первые заработанные в этом мире деньги, полученные за участие в ивенте в Высоком граде.

Ира выводила Анжелу, а Ада с Элимелехом пока оставались в машине. Танцор все еще сидел за штурвалом, а Ада задержалась в грузовом отсеке, находясь рядом с выжившим пленным стрелком. Второго индианки живыми взять не смогли, да и не пытались особо, как я понял. Оба штатных пилота машины, кстати, также были обездвижены и упакованы, во избежание.

Виноват во всем оказался Элимелех. Вернее, он был главным исполнителем, а возможную операцию санкционировал сам Андре. О том, что Шиманскую попробуют устранить сразу по прибытию, было известно всем, так что инструктор решил подстраховаться. Элимелех, получив от него добро (на противозаконные действия, потому что транспортник был воздушным судном Армии Конфедерации) влез в тактическую систему летательного аппарата и экипажа. И нашел подозрительную активность вкупе с изменением полетной карты в последний момент. Экипаж сразу был изолирован, а Элимелех в одиночку взял на себя функции пилота, перехватив управления практически с момента вылета из Танагрога.

В багаже имущества отряда нашлось три андроида. Все три - нелегальные секс-куклы. Жандармов и полиции вокруг не наблюдалось, так что вопросы как они туда попали, никто задавать не стал. Андроидов Элимелех (не отрываясь от пилотирования) настроил на психоматрицы Анжелы и индианок, причем так искусно, так что любое сканирование принимало человекоподобных андроидов за настоящих людей, еще и идентифицируя личность.

С этим и была связана столь показательно-агрессивная сексуальность появившейся при первой высадке троицы. Все же андроиды предназначены для утех, и пластику движений, а также провокационные наряды менять не было времени. При настройке андроидов Элимелех обошел еще один запрет – на изменение внешности. Потому что секс-куклам полагалось лишь несколько базовых вариантов облика, а копирование реальных людей было строжайше запрещено. Но, опять же, ни полиции, ни жандармов поблизости не было, так что и об этом никто спрашивать не стал, заостряя внимание.

На подлете к поместью Ира и Ада вышли за борт, воспользовались крыльями. Теми самыми, на которых планировали десантироваться на крышу «Ямы», перед тем как я разворошил Южные районы в Высоком граде и план пришлось менять.

Планируя на крыльях индианки по четкому рассчитанному хронометражу появились над поместьем как раз в момент приземления конвертоплана. Сразу после выстрелов наемницы отключили привязку психоматриц к секс-куклам и упали вниз, на место стрельбы. Двойники индианок же в этот самый момент упали в одеревенении.

Как выяснилось, по Шиманской работал снайпер, а вот прикрывал его и, судя по всему, ответственен за отход был одаренный – его наемницы и прикончили, чтобы не рисковать лишний раз своим здоровьем.

У Шиманской привязка психоматрицы от секс-куклы в момент выстрела не отключалась, поэтому виртуальная смерть ощутимо ударила ей по мозгам. И Анжела сейчас, будучи в сознании, находилась в состоянии близкому к нокдауну. Кроме всего прочего, сейчас она ведь слепая – настроенные через нейрошунт очки были надеты на обманку, и уничтожены вместе с головой секс-куклы.

- Валер, - негромко произнес я, когда два казака подбежали к Ире и подхватили под руки Анжелу.

- А? – только и спросил ошарашенный происходящим Валера.

- Ты можешь позаботиться о пани Анжеле? У меня сейчас столько проблем навалилось…

- Мм… я подумаю над этим, - кивнул Валера. И сразу недвусмысленно показал поддерживающим Шиманскую казакам в сторону медэвака. Сорвавшись с места, я догнал троицу, и приостановив жестом, попробовал ободрить Анжелу. Услышав знакомый голос, она вздрогнула, попыталась что-то сказать, но быстро обмякла – ей, оказывается, уже вкололи успокоительное.

Возвращался я к Валере, сопровождаемый Ирой и Адой. Наемницы, держа оружие наперевес, просто встали за моей спиной молчаливым сопровождением. Как будто так и надо. И выглядели индианки весьма внушительно, что не преминул выразить мимикой Валера. За его плечами, кстати, также расположилась двойка телохранителей.

- Валер, у меня вопрос, - произнес я, подходя к нему ближе.

- Внимательно.

- Это… - развел я руки вместо усиливающих речь идиом, - вообще как?

Валера не совсем понял, поэтому пришлось чуть дополнить.

- Ты был настроен пострелять по людям, и… «ну стены попортим, пару окон разобьем», - кивнул я на руины центральной части поместья. – Какого…

Сделав паузу, я снова развел руки в говорящем жесте.

- …здесь происходит?

- Артур, я… - скопировал мой жест Валера, - черт его знает.

- А кто знает?

- Я знаю, - раздался поодаль голос, и к нам подошла группа воинов в броне. Забрало было поднято только у одного из них, офицера в возрасте. В полутьме лицо я не рассмотрел, заметил только седые брови и орлиный нос.

– Завтра жду вас обоих в ратуше, к трем часам дня. Валера, сейчас отбой, тебе в школу завтра. Артур, вам тоже советую, - перевел на меня взгляд офицер. Я открыл было рот что-то сказать, но сразу не нашелся что именно. Незнакомец между тем продолжил, обращаясь по-прежнему ко мне.

- По действиям на территории поместья присутствующие специалисты получили необходимые указания. Жизни всех эвакуированных раненых вне опасности. Посещение близких вам людей в ближайшее время нецелесообразно, в палаты интенсивной терапии вас не допустят. Вы, конечно, можете туда попасть, - отреагировал на мой взгляд офицер, - но толку не будет, обе… девушки сейчас в состоянии искусственной комы, можете лишь постоять у кровати или у капсулы. Подпоручик Садыков же и без вашей поддержки справится. До завтра, господа, - кивнул незнакомец, разворачиваясь на каблуках.

Валера, как я заметил, растерял всю наносную спесь перед не представившимся офицером без знаков различий. Выглядел принц сейчас почти нормально, и смотрел как на… как обычные люди друг на друга смотрят, а не как он всегда на окружающих. Спрашивать кто это был, я не стал. Тем более Валера явно заторопился выполнять указание отправляться в кроватку.

Когда медэвак с принцем и Анжелой взлетел, вокруг как-то стало пусто и грустно. Да, работала техника, виднелись солдаты, но близкие – как недавно сказал незнакомец, люди, сейчас в больнице. На меня вдруг навалилась боязнь ответственности. Бывает так иногда – вроде делаешь что-то важное, а потом до испуга – зачем я в это ввязался? Впрочем, прошло очень быстро.

Да и не один я остался – вот Фридман торопится с очередным докладом в сопровождении неизменного охранника, который дышит в затылок юристу с момента нападения, и Василия. Который опять в сутенерском, черт его побери, наряде.

Все же как хорошо, что Фридман здесь. Моисей Яковлевич безотказный как автомат Калашникова - есть на кого обязанности спихнуть лишние. Что еще с Геком, кстати непонятно… уже понятно – даже вздрогнул я, увидев и узнав датчанина. Но посмотрел прежде всего на гангстера.

- Ты специально? – спросил я устало. – Вася, я не тебе сейчас, – своеобразным образом обратился я к демону, чтобы лишний раз к ментальной связи не прибегать.

Василий степенно кивнул и изменившиеся глаза чернокожего ганстера блеснули отсветом алого.

- Объясни этому неразумному, что одеваться прилично надо. Только не слишком усердствуй.

Демон вновь с достоинством кивнул, и фигура гангстера на миг обмякла, когда тело вернулось под управление Василия.

- Ты как вообще? – потеряв интерес к гангстеру, поинтересовался я у датчанина.

Охранник, сопровождавший Фридмана и Васю, сейчас – когда все закончилось, был с поднятым забралом. И только сейчас я увидел, что это Гек. Датчанин в ответ только продемонстрировал жест с поднятым вверх большим пальцем.

- Целительница? – спросил я, уже зная ответ.

Гек снова кивнул безмолвно. Он вообще разговорчивостью никогда не отличался.

- Насовсем или только на время подняла? - снова спросил я.

Гек лишь пожал плечами, показывая, что целительница ему не докладывала. И коротко дернул подбородком в сторону Фридмана.

Ясно, значит целительница подняла датчанина и дала задание охранять Фридмана. Подняла датчанина… Вообще, как говорили врачи, ни один одаренный целитель не может помочь в столь сложной ситуации. Особенно учитывая все то время, что Гек провел в капсуле виртуальной реальности. К счастью, поднявшая в момент атаки датчанина с инвалидного кресла озаренная целительница об этом экспертном мнении не ведала.

Я хотел было дать Фридману порцию очередных важных указаний, но взгляд юриста вдруг заставил меня обернуться. В полнейшем молчании мы всей толпой наблюдали, как по брусчатке к крыльцу приближается одетый с иголочки Аверьянов. Я про него вообще забыл, кстати. Что и неудивительно.

Обходя неубранные еще обломки, Аверьянов подошел ближе к крыльцу и делано удивленно оглянулся вокруг.

- Господи, что же здесь произошло такое? – картинно воскликнул он, всплеснув руками. – Артур, расскажешь?

Весь вид Аверьянова буквально кричал, что он знает о произошедшем. И наслаждается этим знанием, буквально упиваясь зрелищем того, как я, еще вчера такой гордый, стою среди развалин поместья.

Это была его сладкая и продуманная месть за унижения, и за изгнание из клана. Момент, надо сказать, весьма подходящий выбрал. И наверняка не один и не два раза подходящие фразы репетировал, перебирая одну за другой.

Аверьянов знал, что должно здесь произойти. Его «изгнание» из клана было фикцией? Получается, да. Или просто так сложилось, его по-настоящему изгнали, но не бросили. Мне сейчас очень хотелось убивать. Но это неправильно, потому что нельзя просто так взять и убить не нравящегося тебе человека.

- Хотя нет, не стоит, - сочувствующе махнул рукой Аверьянов. - Ты раскопал уже свою комнату? Как перстень мой, достал?

- Ты поглумиться пришел, друг? – участливо поинтересовался я.

Аверьянов только руками развел, всем своим видом показывая, что не понимает, о чем речь. Хотя глаза его лучились удовлетворением исполненной мести за унижения.

Дурак человек, что говорить. Ума нет, считай калека - такого только могила исправит.

- Откуда такие подробности? – спокойно поинтересовался я.

- Какие подробности? – попытался скрыть промелькнувшую растерянность Аверьянов.

- Откуда ты знаешь про мою комнату?

- Ау… ну… это же легко понять, видя столь печальные разрушения, - вновь принял уверенный и спокойный вид Аверьянов.

- Ты думал, что я под парадной лестницей живу? – ровным голосом спросил я.

Аверьянов хотел что-то сказать, но я взглядом показал ему замолчать.

- Моисей Яковлевич?

- Когпус пгислуги, в когором гасположена ваша комната газрушен полностью. Пгежде чем удагить по главному зданию, смегч пгошел по нему.

Да, я же об этом знал. Но информация не сохранилась в доступе оперативной памяти – получил я ее в то время, пока сидел в не совсем адекватном состоянии, сопротивляясь собственному телу и накатывающему беспамятству.

- Моисей Яковлевич.

- Да, Агтуг Сег-геевич.

- Разблокируйте замок своего кейса и откройте крышку.

Юрист очень удивился, но возражать он не стал. Открыв замок, он поднял крышку кейса, держа его на вытянутых руках.

- Василий.

- What? – не очень уверенно поинтересовался гангстер. Вася вообще потухал моментально, когда я к нему напрямую обращался.

«Убей его» - мысленно произнес я, глядя в глаза Василию.

«Yes, sir», - мысленно ответил уже демон, перехвативший управление телом.

На Аверьянове были стихийные щиты. Но выстрелы из гаубицы Фридмана, которую молниеносно выхватил Василий из кейса Фридмана, они не выдержали. Обычный человек так бы не смог – положить все пули в одну точку, разбивая щит. Но стрелял-то демон.

Семь хлопков практически слились в один, и наполовину обезглавленный Аверьянов рухнул на брусчатку. Вокруг его тела вихрились потоки воздуха – аварийная система защиты сработала с запозданием и жизнь парню не спасла. А все почему? Потому что на профильных уроках по управлению стихии заниматься надо, а не ворон считать и девчонок разглядывать.

- Никак вы, ребят, не научитесь, - произнес я негромко, копируя голос Геральта в русской озвучке популярной игры.

Плодить сущности не хотелось, как не хотелось и играть по чужим правилам. Аверьянов идиот, раз сам пришел, еще и насладиться моментом хотел. Пришел бы спокойно перстень забрать, спокойно и ушел бы. В прошлый раз, когда я обидел Аверьянова, отобрав перстень, разбираться пришел Власов. Посмотрим, кто появится с вопросом в этот раз.

– Моисей Яковлевич, - посмотрел я на Фридмана после долгой паузы.

- Да, Агтуг Сег-геевич.

- Остаетесь за главного. Перехватывайте управление всем шалманом, все вопросы о полномочиях если что ко мне. Я буду в рабочем кабинете, обращайтесь. В случае чего будите, пару часов я может посплю.

- … - Моисей Яковлевич открыл рот, но сказать ничего не успел.

- Ада, - произнес я, не оборачиваясь.

Змееглазая индианка, старшая в паре, широко улыбнулась, делая шаг вперед. Я замер на миг, наблюдая за ее движениями. Змеиная пластичность и грация, причем словно размытая – и глаз не оторвать, и зацепиться взглядом непросто. Словно отвод глаз работает. Тем более, что ощутить присутствие рядом наемников было невероятно сложно. Я, к примеру, о том что за мной неотступно следуют обе индианки периодически забывал.

- Ада, обеспечьте безопасность Моисея Яковлевича. И… вот за этим парнем надо приглядеть, - показал я на Василия.

Индианка внимательно присмотрелась к гангстеру. Отстраненно присмотрелась. Так лепидоптерофилист на бабочку смотрит перед тем, как на иголку насадить. Видимо, демону подобный взгляд не слишком понравился.

«Господин, прошу вас, господин. Всего один взгляд» - зашелестела в ушах просьба демона.

Отвечая на просьбу, я едва заметно кивнул. Василий вдруг крепко зажмурился, а через миг на индианку посмотрели желтые глаза с вертикальным зрачком. Дополняя скопированный образ, демон улыбнулся и быстро облизал губы раздвоенным языком. Ада едва сохранила невозмутимость – произошедшее стало для нее сюрпризом.

- Да, Василий может удивить, - пояснил я. - Моисей Яковлевич все объяснит.

- А кто из прекрасных дам будет охранять персонально меня? – на русском, с ужасным акцентом англоговорящего африканца из глухой провинции произнес так и контролирующий Василия демон.

- Элимелех, - вдруг вкрадчиво раздалось позади меня. Живущий в ритме танца наемник словно материализовался рядом. На него, как обычно, никто не обращал внимания и не замечал, пока он не подавал голос, привлекая внимание.

- Элимелех, Василий, будет охганять пегсонально тебя, - наставительно произнес Моисей Яковлевич, отбирая свой пистолет у демона и убирая устрашающую штуковину обратно в свой кейс.

- Включай Васю обратно, - обратился я к демону. – И не высовывайся без нужды.

«Как скажет господин» - прошелестел мысленный ответ демона, который вернул гангстеру контроль над телом.

- Все, работаем, - просто сказал я, разворачиваясь. Направился к кабинету княгини – сейчас время слишком дорого, чтобы тратить его на сон. Под утро можно будет поспать пару часов, а сейчас мне нужно как можно больше информации.

И лишь зайдя в здание, обходя разбирающую завалы технику, обернулся, чувствуя за спиной чужой присутствие.

- В чем дело? – поинтересовался я у следующей за мной Иры.

- Мой лорд, мне приказано охранять вас, - с загадочной улыбкой произнесла индианка.

«Мой лорд». Давно меня так не называли.

- Кто приказал? – отстраненно, вспоминая голубые глаза смуглянки и огни бального зала поинтересовался я.

- Моисей Яковлевич.

- А… - только и собрался я что-то сказать, но только рукой махнул. Со всем происходящим вокруг весельем личный телохранитель точно не помешает. Ира, судя по загадочной улыбке и поблескивающим в полутьме желтым глазам, думала также.


Глава 3 | Варлорд. Врата Тартара | Глава 5