home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава одиннадцатая

Но обратная дорога, предполагала монотонный путь длиной в полтора дня, лежку на своей полке, потягивание чайку в промежутках между сном, журналом и остановками в городах. И глядя в окно, под шум стука колес, Виктор задремал, совершая постепенный переход от яркого лета в Сочи к октябрьским дням в Москве. Мечты и воспоминания, они плавали в его голове, нежно отталкивая друг друга, чтобы он обратил внимание именно на них, и потом плавно переросли в сон. Но сон был не такой приятный в отличие от воспоминаний. Он был очень противный и длинный, хотя прерывался на секунду тряской поезда на особо крутых поворотах, но странно, что возвращался снова. Виктор был бы рад прекратить это тянущее ощущение сна, но он так цепко вошел в его мозг, что у Виктора не получалось проснуться и избавиться от него. Сон продолжался и продолжался. Настойчиво и назойливо. Он не кончался, и давил и давил своей тоской, непонятностью и безысходностью.

Ему снился город, с каким– то непонятным временем суток, со знакомым и не знакомым расположением домов. Улица как будто потеряла свои пропорции, а тусклый свет мешал сосредоточиться, и вводил в беспокойство, чувство одиночества и безысходности. Он был один в этом городе, без прохожих, без автомобилей и автобусов, и даже без собак. Он знал, что где-то здесь его дом, в который он может придти и лечь спать, переждав эту ужасную непонятную темноту. Но он никак не мог вспомнить, где это. Он мучился.

Вдруг он очутился около дома, где жила его мать. Мать. Он позвонил. Никто не открыл ему. По ступенькам лестницы спускался какой-то человек.

– Да она уж полгода в больнице. Паралич, – сказал он тихо, и сердце Виктора сжалось. Как так получилось, что полгода он не знал где его мать, что с ней? Как он мог допустить, что она парализованная и беспомощная лежит уже полгода в больнице, и может быть плачет, что никто не приходит к ней и не вызволяет ее из этого ужасного здания.

Он побежал по предполагаемой тропинке, искать больницу, но стеклянные двери были закрыты и жестокие и холодные люди не пускали его к матери. Сердце его раздиралось, он клял, он ругал себя, он чувствовал, что все потеряно, как будто он уже никогда не увидит свою маму. Он бился в стеклянные двери, он рыдал в душе от жалости к матери и себе, и досады от своей беспечности. А за стеклянными дверями бегали медсестры, ходили больные и подойдя к его матери они сидели у ее кровати. Но ему туда хода не было.

– Да где же они все? – это было не привычно, дом в котором раньше жил он и его семья, тоже был пуст. Он стоял под окнами и думал, куда бы ему пойти? В школу, где учились его дети, в метро, чтобы приехать к работе своей Тамары, или в скверик, где они могли гулять. Он видел свой старый район и знакомые лавочки в парке под их окнами, дорожку, ведущую к булочной, шоссе, по которому можно было придти к рынку и метро. Но все было как-то замедленно, и как будто на экране, в который он не мог войти, хотя бы и видел все, что изображено на нем. Вдруг около ящиков для отходов он увидел старый выброшенный шкаф с открытой дверкой, в которой блеснуло, оставшееся там зеркало. С опаской проходя мимо этого шкафа, он все-таки не удержался и глянул в темноту зеркала, он увидел там только свои испуганные глаза, которые он и не узнал и даже испугался. Холод пронесся по его спине, и как будто, ударило током.


* * * | Потерянные в Зазеркалье. Четыре книги в одной | * * *