home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Я очнулся от грохота железной двери. Лязгнули над ухом цепи, из-за стены донесся гулкий собачий лай. Затылок тут же прострелила резкая боль. Тянущей, рвущей волной она прошла по всему телу, которое, мгновенно отреагировав, выгнулось в конвульсиях… Впрочем, сознания я уже не потерял, спасительная чернота только поманила и растворилась в очередном болевом приступе. К кислому запаху железа и ржавчины добавился тонкий аромат каких-то цветов, и грубый мужской голос впереди произнёс:

– Вот он, госпожа! Дергается вторые сутки, но в сознание не приходит…

Я с трудом разлепил веки и увидел перед собой три размытых пятна: два серых и одно голубое. Боль слегка отступила, вернулась способность соображать, и одновременно с этим я понял, что прикован к какой-то стене, руки разведены в стороны, ноги… Ноги не знаю… не чувствую.

– Почему с него не сняли доспехи? – холодно поинтересовалась невидимая женщина, и было в ее голосе что-то такое… Словно меня уже давно списали со счетов. Но зачем тогда приковывали? Почему не добили сразу?

– Крепления оплавились от сильного жара, – виновато пояснил стоящий слева мужчина. – Капитан Дарс срезать их запретил. Дроу мог погибнуть, но смерть – слишком легкий для него исход.

– Ясно… Он что-нибудь говорил?

– Да, в бреду, – сухо ответил мужчина. – Но никто из нас не понимает их языка, поэтому барон Эрвин и попросил вас посмотреть, госпожа. Может быть, вы что-то поймете. Ведь в свете последних событий любая информация нам необходима как свет…

Боль накатывала волнами. За стеной бесновалась собака, её яростный, захлебывающийся рев рвал сознание острыми раскаленными крючьями. Мысли путались, пятна человеческих силуэтов перед глазами сменяли какие-то рогатые рожи, но все же разум цеплялся за разговор. Я понимал, что говорят обо мне, но… Зачем-то я им нужен. Значит, не добьют. Жаль…

Серые пятна расступились, голубое приблизилось, увеличилось, запахло цветами…

– Он в сознании! – в голосе женщины мелькнули удивленные нотки, затем моего лба коснулась ледяная ладонь и боль отступила! Не вся, но я почувствовал ноги. Прохладный камень стены, текущие по спине липкие капли…

– Ты слышишь меня? Если да, то кивни! – не убирая руки, произнесла незнакомка.

Я послушно пошевелил головой, и очередной приступ боли прострелил позвоночник. Тело дернулось, синее пятно отпрянуло…

– Он умирает?! – бесцветным голосом поинтересовался второй мужчина.

– Нет. Слишком много Тьмы… Сейчас…

Женщина вновь приблизилась. Шею обожгло холодом, ледяная волна прокатилась по всему телу и… Боль, вдруг, ушла. Совсем… Собачий лай за стеной затих.

– Все! – отстранившись, произнесла незнакомка. – Ошейник Гремма блокирует Тьму. Я отрезала его от Силы. Сейчас он придет в себя.

«А голос у нее волшебный», – мелькнула в голове мысль, когда я, уронив голову на грудь и тяжело дыша, пытался собрать воедино разбегающиеся мысли. Захотелось спать, но уже в следующую секунду меня грубо схватили за подбородок, голова дернулась вверх так, что лязгнули зубы:

– Красноглазый! – рявкнул на ухо мужчина и, добавил, четко разделяя слова: – Говори, кто тебя к нам послал и где остальные?!

Зрение восстановилось, и я увидел перед собой надменную физиономию говорившего. Правильные черты лица, прямой нос, длинные, темные волосы. На голове серебристый конический шлем с отложенной в сторону маской. Не из простых, слишком уж как-то все ровно и правильно…

– Куда «к вам»? – поморщившись от звука его голоса, переспросил я, но из пересохшего горла вырвался лишь нечленораздельный хрип, который спустя мгновение перешел в затяжной кашель.

Мужчина поморщился, отпустил мой подбородок, отступил, обернулся к женщине и спросил:

– Что он сказал?

– Мы это узнаем, если вы дадите ему воды, – спокойно ответила та. – Распорядитесь, Ханс.

Примерно через минуту в камеру прибежал солдат с полным ковшом воды и без церемоний ткнул его кромкой мне в зубы. Плевать! Так жадно я не пил никогда в жизни. Закончив пить, потряс головой, поднял взгляд и наконец увидел ее…

Девушка была нереально красива: струящееся голубое платье выгодно подчеркивало ее тонкую стройную фигуру, затейливая бирюзовая диадема на голове лишь слегка придерживала копну длинных серебристо-белых волос, а ее огромные глаза… Я никогда не видел таких больших и выразительных глаз… Заметив мой взгляд, она, едва заметно кивнув, попросила:

– Назови свое имя! – и этим вопросом загнала меня в ступор.

Казалось бы, что тут такого, но я не помнил… Не помнил ничего – ни кто я, ни откуда, ни имени…

– Ты понимаешь меня? – после затянувшейся паузы переспросила девушка.

– Да, – кивнул я, – но вы же сами называете меня дроу…

При этих словах мужчины переглянулись, и тот, что хватал меня за подбородок, наклонился и зло выплюнул мне в лицо:

– Дроу – не имя, это…

– Подожди, Ханс, – оборвала его девушка и, подойдя чуть ближе, пристально посмотрела мне в глаза и повторила:

– Назови свое имя!

Ее глаза увеличились до нереальных размеров, мир вокруг стал светло-серым, а в голове затухающим эхом, раз за разом повторялся вопрос. Впрочем, наваждение быстро пропало. Девушка отступила назад и растеряно посмотрела на спутников.

Я подтянулся в цепях, поправил затекшие суставы и спокойно, оглядев камеру, пояснил:

– Я правда ничего не помню…

– Люди мастера Энса очень хорошо восстанавливают память, таким как ты, – зло усмехнулся Ханс. – Посмотрим, как ты заговоришь на дыбе…

– Барон хотел говорить с ним сам, – холодно оборвала рыцаря девушка. – Дайте ему выспаться, накормите и доставьте в замок. Костоправы Энса подождут, я сама попробую восстановить ему память. Кандалы можно снять, ошейник блокирует силу, и избавиться от него невозможно. Все, господа, до встречи.

Девушка кивнула, задержала взгляд на мне и, обернувшись, отправилась к открытой двери. Оба рыцаря с минуту буравили меня своими взглядами, но затем ушли и они. Когда солдат закрывал камеру, я уже спал.


Я проснулся и не сразу понял, где нахожусь, затем вспомнил недавний разговор и… больше ничего. Ни своего имени, ни что со мной произошло, ни места нахождения вспомнить не получилось, словно та боль была какой-то незримой преградой для памяти. Нет, конкретное местонахождение как раз понятно, я оглядел небольшую сухую камеру, задержал взгляд на высокой проржавевшей двери с зарешеченным смотровым окном и обреченно вздохнул. Цепи с меня никто снять не удосужился, поэтому спина и плечи затекли и отвратительно ныли. Но хоть боль прошла – уже хорошо. Ошейник ощущался прохладным кожаным ремнем, дышать не мешал и ладно. Подтянув к себе прикованное к правой ноге ядро, я поднялся и несколько минут со скрежетом разминал спину и плечи. Закончив разминку, сел и попытался разобраться, что вообще происходит и как из этого всего выбираться.

Итак, для начала нужно понять, что произошло с моей памятью. Я прекрасно помню разговор с двумя рыцарями и этой красавицей в синем, мне известны значения слов: барон, рыцарь, тьма, кандалы, дыба. Понимаю, что рыцарь с именем Ханс угрожал мне пытками, догадываюсь, что девушка под конец разговора пыталась как-то проникнуть в мое сознание, но не преуспела…

Про себя вот только ничего вспомнить не могу. Совершил что-то ужасное настолько, что сознание отказывается это принять? Скорее всего… Не даром же на мне все эти цепи в закрытой камере. Еще эта девушка блокировала тьму, который, судя по всему, и рвала мое тело на части, а Ханс пугал людьми какого-то непонятного Энса. Я как-то связан с тьмой, и это противоречит религии? Или наоборот – местные жители поклоняются тьме, и она терзала меня за какие-то проступки? Ну да, конечно, десять раз… Какой-то странный и непонятный сценарий. Сценарий… Я поморщился, пытаясь понять, почему это сравнение пришло на ум, и минут пять пытался ухватить ускользающую мысль. Тщетно. Не помню… Не могу вспомнить…

Слишком мало информации и слишком много вопросов. Я медленно оглядел свои доспехи и озадаченно хмыкнул. Одного глаза у меня нет, но потерял я его давно, а вот все остальное… Светлая когда-токираса почернела, крепления частично вплавились в сталь. В правом боку и посередине груди – два неровных отверстия, диаметром около четырех сантиметров каждое, левый наплечник смят, узкая щель в правом набедреннике чуть выше колена. Интересно… Выходит я – труп и у меня сломана нога… Зажаренный труп, если быть точнее… Обе раны в груди – смертельны и теперь понятно, почему тот капитан не решился снимать с меня кирасу. Думал, наверное, что снимет, потом, с трупа… но я почему-то выжил. М-да… Еще вопрос: почему от меня не воняет? Ни потом, ни известной субстанцией? Я под себя, что ли, ходил? С меня же латы никто не снимал! Я тут двое суток по их же словам провалялся, а ощущения такие, что экипировался пять минут назад. Магия? Стоп! А я вообще человек?! Пришедшая в голову мысль заставила меня задуматься, но никакого отторжения не вызвала. Лицо жаль не пощупать, но кисти рук вполне человеческие. Кожа только темная с едва заметной синевой… Интересно… Но у этой красавицы кожа тоже вроде была такого же цвета? Или нет? Я хорошо помню только ее волосы и глаза. Может быть, мы как-то с ней связаны? Но зачем тогда она просила назвать имя?

Не знаю но, возможно, разгадка близка. Эти типы называли меня дроу. Осталось узнать, кто это и вопросов станет намного меньше. А имя… Имя я когда-нибудь вспомню и сам.

И еще… Та собака за стеной… Почему она замолчала? Лай прекратился, как только на меня надели ошейник. Так может он звучал у меня в голове, но если так, то…

– Просыпайся!

Снаружи загрохотало железо, щёлкнул засов, дверь со скрежетом отворилась, и на пороге камеры появился знакомый солдат. Он бегло оглядел мои цепи, зашёл внутрь и, приставив к ноге древко короткого копья, произнёс:

– Слушай сюда, урод! Сейчас мы освободим тебе одну руку, ты поешь, и потом на тебя снова наденут цепь. Вздумаешь дергаться – умрешь. У нас на это прямой приказ капитана.

– А как же слова той женщины в голубом платье? – я приподнял скованные руки на уровень плеч, перевел взгляд с одной на другую и вопросительно приподнял бровь. – Она же сказала, что я не опасен и эту дрянь можно снять.

– Эрла Меда всегда жалеет всяких проходимцев, навроде тебя, но капитан Дарс нам такого приказа не давал, поэтому заткнись и не дергайся. – Солдат криво усмехнулся и, посторонившись, пропустил ко мне кузнеца – худого бледного мужика в синей рубахе и потертом кожаном фартуке.

Солдат, появившийся в камере третьим, нёс в руке два котелка и был вооружён таким же коротким копьём. Поставив емкости передо мной, он отошёл к двери и встал там, деланно-небрежно придерживая своё оружие.

Оба служивых, судя по внешности, были родными братьями или состояли в близком родстве. Похожие черты лица, одинаковый рост – отличались они только цветом волос. У первого они были ярко-рыжие, у второго темными, почти чёрными. Пока кузнец сбивал цепи с левой руки, я думал над последними словами рыжего.

Эрла Меда… жалеет проходимцев… Перед внутренним взором вдруг появилась женщина в кожаном нагруднике с правильными чертами лица и короткими светло-русыми волосами. Меда…. Беловолосая красавица никак не ассоциировалась с этим именем. Да какого Бела тут происходит?! Бела?! А это, мать его, кто?!

Кузнец тем временем сбил с руки цепь, оставив на запястье браслет с широким заварным кольцом и, подобрав с пола инструменты, отошёл к дальней стене. Почувствовав руку свободной, я пару раз согнул её в локте, разминая, затем ощупал лицо и задумчиво почесал щёку. Где? Где я видел ту девушку? И почему её образ вызывает в душе такие странные чувства? Злость и одновременно с этим – тепло. И ещё Бел…

– Давай, жри быстрее, у нас мало времени! – носком сапога рыжий подвинул ко мне посудины с едой и, кивнув на них, добавил: – Пятнадцать минут тебе на все.

Я поочередно заглянул в котелки. В одном была простая вода, во втором какая-то бурая масса. Судя по запаху – мясо с овощами. Ни есть, ни пить не хотелось. Ну, разве только немного. Однако памятуя, как девушка в голубом платье пыталась контролировать мой разум, я подозревал, что в еду могли что-то подсыпать. Если уж за двое суток практически не проголодался, то протерплю ещё столько же – ничего со мной не случится. Хотя бы до того момента, пока не узнаю – в чем меня обвиняют. А там, глядишь, и память вернётся… Я вздохнул, поморщился и уже собирался отодвинуть от себя всю эту бурду, когда до меня вдруг стало доходить.

Я ведь в полной их власти, но они почему-то пытаются меня обмануть! Ведь если эта беловолосая красавица не Меда, то нахрена тогда им тогда нужен этот концерт?! Что изменится, если я узнаю кто она? Они хотят что-то узнать, не причиняя вреда? Зачем пытаться проникнуть в сознание, если можно попробовать дыбу? Но меня ведь никто не пытается допросить! Спасти от смерти, чтобы потом кормить? Они определенно чего-то ждут, но я обязательно нужен живой! И ещё эта удавка! А что если весь это представление ради неё? Ещё не до конца понимая зачем, я попытался сорвать с шеи ошейник, но пальцы лишь скользнули по коже. Эта дрянь словно ко мне приросла!

– А ну не балуй! – заметив, чем я занят, солдат шагнул вперед и коротко ударил мне в лицо тупым концом копья.

«Даже сейчас, несмотря на обещания, он не пытается нанести мне какой-то серьезный вред!» – мелькнула в голове мысль и я, легко уклонившись от удара, подался вперёд и пробил подошвой сапога в пах. Звякнуло железо, дернулась прикованная к ноге гиря, но длины цепи хватило и рыжего отбросило к дальней стене. Нелепо взмахнув руками, парень выронил оружие и влетел в кузнеца. С сухим треском покатилось по полу копье, зазвенели рассыпавшиеся инструменты, второй стражник дернулся ко мне, занося копье, и в этот момент правая стена содрогнулась от чудовищного удара.

Раздался оглушительный треск, на пол посыпались обломки камней и внутрь камеры рыча вломилась огромная чёрная тварь. Здоровенная собака, размером с телёнка, с драконьим хвостом и жуткими загнутыми клыками, ударом груди сшибла солдата с ног и мгновенно разорвала ему глотку.

Охренеть!

Видя такое дело, кузнец попытался бежать, но чудовище коротким прыжком впечатало его в стену и, рванув зубами за плечо, словно тряпичную куклу, отшвырнуло к пролому. Рухнув на пол, тело мужчины крутанулось и замерло, брызжа кровью из разорванной собакой артерии.

Рыжий, мгновенно сориентировавшись, подхватил с пола оружие и, уперев его в пол, встретил атакующее чудовище. Так, наверное, можно остановить кабана или всадника, но с чёрной собакой этот трюк не прошёл. Остриё копья попало точно в середину груди монстра, раздался треск, в стороны полетели обломки, и невредимая тварь набросилась на солдата.

«Сука!» – я в панике огляделся, ища хоть какое оружие. Здорово, сидеть вот так, прикованным за три конечности, наблюдать кровавый концерт, вдыхать пыль и понимать, что твой номер – следующий… Проклятый ошейник прирос намертво, но я не оставлял попыток его снять. Казалось, разгадка в нем, ведь я слышал рёв чудовища до того, как на меня надели эту дрянь. Снять его – и эта тварь уберётся. Я надеюсь, что это так…

Солдат умер секунд за десять, в ушах ещё стоял его предсмертный крик, когда монстр бросил терзать труп и, перестав рычать, повернул ко мне свою окровавленную морду. Жесть… Странно, но я вдруг осознал, что никакого страха не испытываю, хотя казалось бы, что может быть страшнее зверя, меньше чем за минуту разорвавшего трёх человек? Так-то так, но я определенно где-то видел этого пса, и он не вызывал страха, скорее наоборот… «Может быть он пришел мне помочь?» – мелькнула в голове мысль, когда чудовище прыгнуло. Мелькнули в полумраке багровые глаза, ноздрей коснулся странно-знакомый запах, я дернулся и легко бы ушел от атаки, если бы не проклятые цепи. Сильнейший удар в грудь опрокинул меня на пол, в лицо пахнуло свежепролитой кровью, я попытался прикрыться рукой, но лишь ободрал ее о клыки, а в следующую секунду зубы монстра сомкнулись на моем горле.


* * * | Последняя надежда Антрумы | Глава 16