home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

До лагеря мы добирались минут двадцать. По дороге, Йокла рассказала мне о Древних Дорогах, и это немного отличалось от того, что я уже знал после посещения Нид Гаала. Впрочем, суть осталась прежней. Древние Дороги – это что-то навроде параллельного мира, в котором привычные законы работают как-то иначе. Просто так зайти на них может не каждый и что для этого нужно, Йокла рассказать не смогла. Сама она просто видит стационарные точки выхода и за сутки может дойти до любой. Там даже идти никуда не нужно – достаточно обозначить цель, зайти на Древние Дороги, подождать какое-то время и Система сама выкинет тебя в нужном месте. Если цель не указывать – окажешься там же, где заходил. Опасности, по словам Йоклы, никакой нет, местность никогда не меняется: редкий лес, горы вдали, тропа и разрушенная избушка на входе. Впрочем, этому верить нельзя, и совсем не потому, что Йокла пытается меня обмануть. Просто дело в том, что точка выхода возле Халимы появилась как раз после гибели Неприкаянного и это при том, что раньше новые маршруты открывались нечасто.

Даже идиот догадается, что случайно такое произойти не могло. Система, очевидно, решила подкинуть мне очередной бонус, да только «за так» она их не выдаёт. Возможно, дотопать до Халимы пешком было бы куда безопаснее, но Древние Дороги – это, наверное, последняя возможность усилиться, и её обязательно нужно использовать. Хочется мне этого или нет, а идти в любом случае придется, ия готов поставить золотой против медяка на то, что никаких гор с избушками там не будет.

В лагере нас уже ждали. Рыцари отпустили всю призванную нежить, собрали шатры и уже сидели на лошадях. Я выслушал короткий доклад Итана, затем представил народу Йоклу, коротко рассказал о предстоящем маршруте и, поделившись своими подозрениями, сразу приказал выступать.

Сутки до Халимы – это, конечно, здорово, но кто его знает, как оно там повернется. В Нид Гаале-то мы проторчали значительно дольше…

Древние Дороги. Восточный пик Аша-А, Крепость Иль-Рани, уровень локации 405.

Муть перед глазами пропала, я придержал поводья, огляделся и, не обнаружив опасности, положил меч на плечо. М-да… Собственно, что и требовалось доказать: горы на горизонте остались, а вот избушка несколько видоизменилась… Огромная крепость в сотне метров впереди, на избушку не походила ни капли, а скорее напоминала летающий замок из любимой сказки Урсулы.

Окружённая со всех сторон пропастью крепость мрачно ощетинилась четырьмя бастионами и прикрылась мощной фронтальной стеной с тремя рядами узких вертикальных бойниц. Защитников не видно и ощущение такое, что внутри никого нет. Вымерли там все, или ушли – не знаю, но не может быть, чтобы в таком мощном укреплении, на стенах не дежурили дозорные. Впрочем, я могу и ошибаться…

От того места, куда нас вывел портал, к крепости вёл широкий каменный мост, обрывающийся в пятнадцати метрах перед воротами. Подъемный мост поднят, и совершенно непонятно как нам попасть внутрь. У рыцарей кони ещё не «откатились», и если только Шон перестанет лениться и решит наконец-то стать драконом… Нет, так-то Прыжком можно преодолеть и большее расстояние, но ворота полностью закрыты мостом, а со стенами такой трюк, увы, не проходит. Нахрена бы их тогда строить, если любой маг мог бы легко запрыгнуть наверх. Такие укрепления в большинстве случаев прикрыты мощными защитными заклинаниями, и если только кто-то из ребят сможет их снять… Хотя, будем надеяться, что внутри все-таки кто-то есть.

– Эх, и говорил же мне брат, что заведешь ты меня в места всякие… – хмыкнул Бьёрн, не отрывая взгляда от крепости. Причем в голосе паладина не было и тени сожаления, а скорее наоборот. Примерно так смотрит и говорит рыбак, только что приехавший на озеро, но еще не успевший распаковать вещи.

– Так ты из-за этого со мной, наверное, и пошёл, – усмехнулся я и, спешившись, сунул Юле морковку.

– Ну да, – не стал спорить Бьёрн. – Я люблю путешествовать, но у Себастьяна постоянно находились какие-то дела. Подозреваю, что половину из них он придумывал только для того, чтобы я безвылазно находился в столице, поэтому, как только появилась возможность сбежать… – паладин тоже спешился и, кивнув на крепость, поинтересовался: – Как я понимаю, эрл, тут когда-то жил кто-то из твоих друзей?

– Жил? Ты думаешь, там никого нет?

– Уверен в этом, – пожал плечами Бьерн. – Мост ржавый, на барбакане[18] растет трава, ни один хозяин не довел бы до такого. Думаю, защитники умерли от какой-то болезни.

– Ясно, – вздохнул я и, подойдя к краю пропасти, аккуратно заглянул вниз.

Дна видно не было. Метрах в пятидесяти под мостом медленно плывут облака. М-да… Нет, паладину, понятно, виднее, но зачем-то же нас сюда занесло? Может быть, крепость тут стоит просто так, а идти нужно в противоположном от нее направлении? Ну да, конечно…

За спиной из портала все ещё выезжали рыцари, но в канале царили тишина и спокойствие так, словно эта крепость была их родным домом и уже порядком успела поднадоесть. Последними на площадке появились Зана и Йокла, но если на лице спутницы Ллос мелькнула лишь тень удивления от увиденного, то глаза разбойницы расширились от благоговейного восторга.

– Это же Иль-Рани! – потрясенно прошептала она. – Плывущая в Облаках Крепость – главный оплот Королевы Вампиров!

Ну вот, а то я прямо переживать начал… Никогда не видела, но сразу узнала. Прикольно, че…

– Может быть, ты еще и скажешь, как нам туда попасть? – хмыкнул я, вопросительно приподняв бровь. – Крылья всем отрастишь или слова какие волшебные вспомнишь?

– А? – Зана перевела на меня непонимающий взгляд, наморщила лоб и, наконец, сообразив, о чем я ее спросил, отрицательно потрясла головой. – Не, не знаю…

В этот момент стоящий возле меня Шон махнул хвостом и, выскочив на мост, побежал в сторону крепости. Над фигурой бегущего фамильяра возник знакомый призрачный силуэт. Остановившись напротив ворот, Шон вскинул морду и завыл, очевидно, привлекая чье-то внимание. Хм-м, ну раз так…

– Ждите здесь! – приказал я и, запрыгнув в седло, направил Юлю следом за фамильяром.

«Вот интересно, что бы я вообще без него делал? – думал про себя я, внимательно оглядывая стены приближающегося укрепления. – Да сдох бы уже, скорее всего, без вариантов. Хотя, ну как я мог его не призвать?»

Остановив Юлю около Шона, я на всякий случай проверил навык и разочаровано выдохнул.

Бесполезно… Надвратная башня, бойницы и верх стены для Прыжка недоступны, был бы я человеком-пауком, то конечно, но зачем-то же Шон выл? И ведь не спросить его, а по морде не разобрать – чего он там, за стеной унюхал. Впрочем, выглядит пес таким же наглым, как и всегда, а значит, точно что-то почуял.

А вообще Бьерн прав: внешне крепость выглядит заброшенной. Теперь это видно даже мне, и ощущения такие же, как в Кин Мараде. Но если оплот Стражей Серых Пределов был захвачен, то здесь-то что? Болезнь? Или они просто закрылись и передохли от старости? Вампиры-то? Ну-ну…

Но на хрена Шере нужно было нас сюда забрасывать, если внутри никого нет? Да даже если там кто-то есть… Подъемная часть моста проржавела так, что ее вряд ли возможно теперь опустить. Может быть, Йоклу попросить, чтобы поговорила с Шоном и узнала, кого он там звал? Она-то, в отличие от меня, может – не просто же так они с ним столько в гляделки играли?

Не успел я об этом подумать, как из крепости донесся противный звук воротного механизма, лязгнули шестеренки. Железная плита дрогнула и, стряхнув с себя тонну ржавчины, медленно поползла вниз. Неужели?!

Морщась от противного скрежета, я взял Шона за шкирку и отвел его от края моста, как раз за пару мгновений до того, как ржавые цепи не выдержали и оборвались. Обиженно затрещали ломаемые шестеренки, метнулись в разные стороны обрывки цепей, и многотонная дура рухнула на край каменного моста, подняв целое облако ржаво-коричневой пыли.

Грохнуло так, что слышно было, наверное, даже в Амобертане, а из-за взлетевшей в воздух мерзости, я сразу не понял, уцелел ли упавший кусок моста или все-таки обломился и улетел в пропасть. Впрочем, опасения оказались напрасны. Пыль рассеялась, открыв взору полотно моста и воротный проем, в котором, тяжело опираясь на стену, стоял высокий худой старик.

Вообще за все время игры я практически не общался с вампирами. Шера и Зана не в счёт, поскольку ни одна, ни другая не ассоциируются у меня с детьми ночи. Смешно, да, но это как есть. Настоящие вампиры должны быть страшными и вызывать омерзение, а Зана – вполне себе симпатичная деваха с кожей нормального цвета. Шера, с её внешностью, вообще даст фору участницам любого конкурса красоты, и это несмотря на то, что она дроу. Стоявший в воротах человек был вампиром и не просто «был», а ещё и выглядел так, как надо. Острые звериные уши, лысый череп и горящие багровым светом глаза. Спутник Шеры, темный магистр Рон Коэн, был экипирован в проржавелый латный доспех без перчаток и шлема. Опираясь левой рукой на стену, в правой он сжимал рукоять лежащего на плече меча и, сгибаясь под тяжестью оружия, смотрел на нас с Шоном, упрямо выставив вперёд подбородок.

Вампир выглядел глубоким стариком, и жить ему оставалось недолго. Вообще-то, дети ночи, напившись крови, способны сбрасывать годы и полностью восстанавливать силы, но тут явно не тот вариант. На вампире одновременно висело три неснимаемых проклятия, одно из которых полностью отрезало его от еды, другое – блокировало любое лечение, третье – медленно пожирало выносливость. Из семи с половиной миллиардов ХП у магистра осталось не больше ста тысяч, и мне сложно даже представить, чего ему стоило нас дождаться…

Не успел я моргнуть глазом, как Шон телепортировался к старику и, жалобно тявкнув, ткнулся ему мордой в живот. На лице вампира появилась едва заметная улыбка, он оттолкнулся от стены и, не опуская взгляда, положил руку фамильяру на голову.

«Черт, ещё и слепой», – вздохнул я, и направился следом за Шоном, стараясь не наступать на пятна ржавчины. Когда до старика оставалось метров пять, он почувствовал меня и, шагнув навстречу, вытянул вперед свободную руку.

– Темный… ты все-таки пришёл… – слепо таращась мимо меня, тихо прошептал он. – Дай… дай мне руку, чтобы я убедился, что это не сон.

Я убрал в сумку меч, пожал его трясущуюся ладонь, и, когда на лице старика заиграла счастливая улыбка, мне стало не по себе.

Нет, что-то с этими вампирами не так. Умирающий старик, несмотря на отталкивающую внешность, перестал ассоциироваться с чудовищем и ничего кроме восхищения не вызывал. Как любой разумный, до конца исполнивший свой долг. Да, возможно, этот мир появился всего полгода назад, а все, что было до этого – только память в головах тех, кто живет. Но даже полгода слепым, с парой процентов ХП, в ожидании того, кто может не прийти…

– Добро пожаловать в оплот нашей Прекрасной Королевы! – покачнувшись, торжественно произнес магистр. – Зайди в главный зал, Темный… Кора ждёт тебя в своей келье. Но поторопись, хозяйка Старого Леса слаба…

Старик крепко стиснул мою ладонь, медленно поднял невидящий взгляд к небу, и лицо его просияло от счастья: – Госпожа… я… иду… негромко прошептал он и сорвал с шеи цепочку с висящей на ней черной фигуркой…

Гулко лязгнули о камни проржавелые латы, зазвенел на камнях тяжелый клинок… Небольшое облачко праха закружилось и унеслось куда-то вглубь цитадели. Тихо заскулил Шон…

М-да… Я вздохнул, наклонился и подобрал с пола цепочку с оплавленным кусочком металла.

Черное железо… Оберег видимо не давал ему умереть, но мне все равно не понятно, почему магистр опустил мост только тогда, когда услышал вой фамильяра. И эти проклятья… Кто их повесил на старика? Ллос? Но почему тогда не убила? Ведь богине вряд ли бы помешал поднятый мост. Может быть, они появились сами, после гибели Шеры? Я слышал, гнездо вымирает целиком, после гибели старшего вампира, если тот не успел оставить кого-то вместо себя. Может быть, и здесь так же?

– Давайте сюда! – произнёс я в канал и махнул рукой Итану. – Только аккуратнее, мост проржавел и может рухнуть…

Похлопав по шее расстроенного пса, я подозвал Юлю, и вдруг заметил лежащий на камнях меч. В отличие от упавших с вампира доспехов, оружие выглядело достаточно сносно, а темно-бронзовое свечение говорило о многом. Подобрав меч, я сфокусировал взгляд и разочарованно выдохнул.


Клеймор Патриарха.

Меч: Двуручное.

Легендарный, масштабируемый.

Требуется: воин; рыцарь смерти.

Требуется: благосклонность богини Испорченной Крови Шеры.

Прочность: 9 410/25 000.

Не требует уровня.

урон: 3303–4037,

+1 101 к силе,

+367 к ловкости,

+3,67 % наносимого урона мгновенно похищается в виде здоровья (выносливости),

+7,34 % к шансу нанесения критического урона атаками и заклинаниями.

+3,67 % шанса удвоить наносимый урон сроком на 30 секунд.

Вес 10 кг.

Выкован в Иль-Рани для темного мастера Рона Коэна.


Супер, но, к сожалению, мимо. Нет, девайс, конечно, улётный, но подходит он только мне и, наверное, Зане. Но мне он не нужен, а разбойница этим мечом разве что консервы открывать сможет. Ладно, пусть пока побудет у меня, может быть, что-то придумаю…

Рыцари между тем выехали на мост в колонну по два и рысью направились в крепость. Метров за тридцать до ворот ехавшая впереди Атма выбросила вперёд руку и мост перед ней покрылся какой-то странной серой субстанцией, очень похожей на обычный асфальт. Отлично… У меня, оказывается, даже инженерные войска есть.

Быстро убрав в сумку меч, я запрыгнул на лошадь и, чтобы не мешать въезжающим в крепость рыцарям, Прыжком отправил Юлю на привратную площадь.

Оказавшись внутри, не сразу сообразил, что произошло, но спустя мгновение восхищенно выдохнул. День сменила натуральная ночь, с луной, холодным ветром и тусклыми звездами. Пройдя сквозь ворота, я словно шагнул в другую эпоху. Внешний лоск осыпался, реальность изменилась, а в воздухе ощутимо повеяло кладбищем.

На территории крепости царили запустение и тоска. Площадь за воротами усеивали обломки некогда стоявших тут статуй, сиротливо белели в темноте опустевшие постаменты, а уцелевшие изваяния больше напоминали памятники. Оскаленные морды горгулий и еще каких-то уродливых тварей…Мужчины, женщины в ниспадающих одеждах, с холодными безразличными лицами. В средние века такими изображали ангелов, но здесь что-то другое, гораздо более темное…

Возле обвалившихся боковых стен из земли торчали заросшие остовы каких-то построек, угрюмый готический стиль которых прямо намекал на образ жизни тех, кто здесь когда-то обитал. Мрачный пятиэтажный дворец в сотне метров напротив ворот чернел провалами стрельчатых окон, а цепляющаяся за его шпили луна, высвечивая разруху на площади, еще больше усиливала впечатление кладбища.

Картинка внутри радикально отличалась от того, что я видел снаружи, и не поэтому ли магистр опустил мост только сейчас? Блин, ну как же тут все-таки классно! Придавив разгорающийся в душе азарт, я покинул седло и, дожидаясь, пока все рыцари заедут на территорию крепости, еще раз внимательно оглядел площадь.

Ну вот почему бы мне не найти эту крепость пару лет назад, когда не было еще этих жутких заданий? Найти только для себя и проторчать тут месяца три, простукивая каждый сантиметр поверхности. Обязательно что-то отыскать, оценить и радоваться, зная, что впереди еще куча не обысканных уголков… А что сейчас? Сейчас я как тот рыбак, поймавший сазана и отпустивший его обратно в озеро. Нет, мне по-прежнему нравится процесс, но намного интереснее ловить, когда тебе действительно нужна рыба. Минуту назад я поднял с пола меч, который сделал бы меня в той жизни миллионером, а в руке на цепочке болтается кусочек металла стоимостью в представительский бронированный джип. В личном хранилище лежит двести килограммов золота, а Шера мне все, что нужно отдала бы и так… Да, я, наверное, уже нашел все что только можно было найти, но ностальгия – штука такая…

– Что произошло, Крис? Почему он решил умереть? – От пересчёта несуществующей добычи меня оторвал встревоженный голос разбойницы. Зана натянула поводья, остановив лошадь напротив, и растеряно посмотрела в глаза. – Он же не обязан был уходить.

– Может быть, пришло время? – пожал плечами я и скосил взгляд на Йоклу, которая, спешившись, оглядывала крепость с видом хищницы, почувствовавшей запах добычи. – На мастере висело три не снимаемых проклятия, которые все равно бы убили его. Не сегодня, так завтра.

– Ллос тут ни при чём, – почувствовав мой взгляд, криво усмехнулась Йокла. – Госпожа только запустила этот процесс, убив хозяйку крепости, из-за чего вся паства Кровавой получила Проклятие Старшего. Мы искали Иль-Рани и не смогли найти, но, как ты видишь, кровососы передохли естественным образом.

– Убийца, конечно ни при чём, – недобро глядя на спутницу Ллос, сквозь зубы процедила разбойница. – И эту мерзость в свою страну она тоже, наверное, не приводила?

– Не нужно так на меня смотреть, девочка, я ведь все равно не сгорю. – Йокла улыбнулась одними губами и, кивнув на меня добавила: – Ты лучше уточни у своего командира, кто первым из богов Антрумы снюхался с Мраком, и почему Великая Мать убила пятерых недоумков, отправив в вечное изгнание шестого? Или ты думаешь, что тсарги появились только сегодня, а Ушедших просто так называли Падшими?

Не найдясь с ответом, Зана посмотрела на меня и тут заметила оплавленный оберег, цепочку с которым я так и не убрал в сумку. Злость тут же исчезла с лица разбойницы, глаза расширились и стали жалобными, словно я держал за шкирку котёнка и уже собирался макнуть его в кислоту. Девушка подняла на меня умоляющий взгляд, хотела что-то сказать, но тут же смутилась.

«М-да… Вот всегда мечтал дарить девчонкам бронированные джипы», – подумал про себя я и, усмехнувшись, кинул Зане цепочку с остатками оберега.

Девушка благодарно кивнула и, словно боясь, что я передумаю, быстро убрала подарок в сумку.

Спрашивать, что это за штука, я, разумеется, не стал, поскольку мне нет дела до вампирских реликвий, а вот то, о чем полминуты назад поведала Йокла…

Блин, а ведь они тут все, получается, молодцы… Слова этой стервы очень хорошо укладываются в итоговую картинку, и я прекрасно помню, что говорил Филате Кин Джес, притащив в Халиму того самого тсарга. Хорошие у меня, блин, друзья, но чего ожидать от темных богов, если даже светлые доставляют так, что мало не кажется?

А еще я прекрасно понимаю, кому предназначались слова спутницы Ллос. Не стала бы Йокла оправдываться перед разбойницей, чьим бы отражением та ни была… Ну а мне и без этих намеков известно, что старые боги Антрумы были натуральными чудовищами, но даже при условии, что это они протоптали сюда тропинку для Мрака, я никогда не поверю, что Мать хотела их за это убить. Меня скорее заботит другое: сама Йокла решила мне о них рассказать, или за нее говорил кто-то другой? Если сама – то можно особо не заморачиваться. Полуправдой спутница Ллос пытается представить в хорошем свете себя и свою покровительницу, но если за нее говорила Система, то мне нужно готовиться к какому-то сложному и, возможно, неочевидному выбору. Зачем игре понадобилось выставить богов Антрумы последними сволочами? Не знаю… Пока не знаю, но Йоклу спрашивать бесполезно. Она в любом случае всей правды не скажет – только еще больше запутает. Ну а мне теперь все важные решения лучше принимать только самому, и ни с кем не советуясь. Хотя бы в оставшиеся три дня…

Я оглядел рассредоточившихся по территории рыцарей, перевел взгляд на невозмутимого Итана, спокойно наблюдавшего за своими подчиненными, и произнес в канал так, чтобы услышали все:

– Кто-нибудь знает что-нибудь о Старом Лесе?

Секунд десять все молчали, и мне уже начало казаться, что ответа я не дождусь, когда Кайса, обернувшись, встретилась со мной взглядами, и осторожно произнесла:

– Yara Taure… родина волколаков, ты про этот лес, хочешь знать?

– Наверное, – пожал плечами я. – Они же тоже вроде вампиры?

– Не все, – покачала головой жрица. – Только некоторые из них. Однако в легендах моего народа есть предание о хозяйке леса Коре-охотнице, которая верно служила Королеве Вампиров. Сам лес находился где-то на севере Карна. Я… я не знаю, но, по-моему, Кора погибла, и с ее смертью Yara Taure скрылся от взглядов разумных. – Девушка пожала плечами и отвела взгляд, очевидно пытаясь что-то вспомнить, затем снова посмотрела на меня и удивленно вскинула брови. – Погоди, Крис, но раз ты спросил об этом здесь, то…

– … то Кора, возможно, ещё жива. Погибший патриарх сказал, что она ждёт в какой-то келье возле главного зала, и мне обязательно нужно с ней поговорить. – Я кивнул на дворец, вздохнул и снова перевел взгляд на Итана. – В общем, сходим внутрь и поищем. Врагов у нас тут нет, значит пяти человек вместе со мной будет достаточно. Остальные подождут здесь.


Глава 19 | Последняя надежда Антрумы | Глава 21