home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

– Черт меня побери, а ведь и вправду работает!

Коммандер Скотти Тремэйн уселся в командирское кресло на борту «Бэд-Пенни» и покачал головой. Сигнатура «Гидры-шесть» высветилась на дисплее ярко-зеленым цветом, означавшим объект, прикрытый активированной гравистеной. Что было интересно, поскольку «Бэд-Пенни» находился непосредственно за кормой ЛАКа лейтенант-коммандера Родена.

– Ага.

Сэр Гораций Харкнесс ввел запрос в дополнительный терминал, расположенный слева от основного пульта инженерной секции, присмотрелся к цифрам и нахмурился.

– Осталась интерференция с кормовыми узлами, – доложил он. – Ничего страшного, но при определенных условиях это может стать проблемой. Здесь какая-то гравитационная турбулентность.

Он ввел дополнительную команду и вывел на главный дисплей Тремэйна крупномасштабную схему кормовой части клина «Головореза»; курсор замигал, обозначая участок, где кормовая гравистена должна была идеально слиться с крышей импеллерного клина ЛАКа.

– Видите, сэр?

– Вижу, – подтвердил Тремэйн и, присмотревшись к изображению, ввел еще одну команду.

В соответствии с ней компьютер смоделировал схему распределения энергетической плотности по поверхности выделенного Харкнессом кормового щита. Увеличив масштаб проблемного участка, коммандер хмыкнул.

– Ого! Вдоль турбулентной зоны плотность стены понижается на семьдесят процентов, а непосредственно у края падает почти до нуля. Паршиво.

– Ну не так уж и плохо, – донесся со стороны тактического пульта голос энсина Пайн. – Турбулентность не так уж велика, а вероятность, что плохие парни ухитрятся нанести удар точно в эту узкую щель, и того меньше. Во всяком случае, по сравнению с прежней возможностью шарахнуть прямо «под юбку» это большой шаг вперед.

– Не спорю, Одри. Но уж если мы решили конструировать эту штуковину, то почему бы не попробовать сделать ее по-настоящему хорошо. Тем более что мы точно знаем: это возможно. У «Ферретов» никаких зазоров нет.

– Нету, – согласился Харкнесс– Зато, с другой стороны, у Бюро кораблестроения есть чертова уйма инженеров и мощных компьютеров, так что возможности моделирования у них малость не те, что у нас. Не говоря уж о том, что генератор у них внутри корпуса, то есть им куда проще подобрать для него оптимальную схему размещения. Мне, конечно, неохота это делать, но вынужден признать, что Больгео чертовски хорошо поработал.

– Бога ради, только не говорите этого ему, – предупредила Пайн. – Они со Скутером и Польком уже и так зазнались сверх меры: вчера отмечали свой успех у Демпси. И чуть не отбили руки, хлопая друг друга по плечам.

Харкнесс, а за ним и весь экипаж покатились со смеху. На космической станции «Вейланд», так же как на «Гефесте» и «Вулкане», находился филиал широко известной ресторанной сети. С тех пор как Адмиралтейство приняло решение превратить Мантикору-Б в место испытания новейших разработок, гражданские лица практически перестали бывать на «Вейланде», однако Демпси внакладе не остались: флот с избытком обеспечил их посетителями. Правда, прибытие на станцию каждого супердредноута знаменовалось инцидентами в питейном заведении, а буйный персонал ЛАКов адмирала Трумэн увеличил число инцидентов еще процентов на двадцать. Они даже предпринимали попытки превратить «Демпси» в собственный клуб, откуда посторонних надлежит выдворять взашей. Не то чтобы эти попытки увенчались успехом, но свободные от вахты экипажи крыла дневали и ночевали «У Демпси», поглощая чудовищное количество пива и беседуя на профессиональные темы.

Тремэйн надеялся, что обслуживающий персонал ресторана находится под контролем разведки, ибо горячительные напитки неизбежно развязывали языки, так что бармены и официанты поневоле слышали много такого, чего им слышать не следовало, и что очень хотелось бы узнать хевам. Метрдотель Никола Пакович относился к персоналу ЛАКов превосходно, делал им всяческие поблажки, и Тремэйн не раз замечал, как сам Никола или бармен Мигель Уильямс тихонько намекает разошедшимся флотским, что не обо всем можно орать на каждом углу. И все же…

– Они что, публично обсуждали этот проект? – спросил он.

Пайн захихикала.

– Нет, капитан. Вообще-то, они с лейтенантом Гилли и Шелтоном сговорились подбить какого-то беднягу энсина из Шестьдесят первого перекинуться с ними в картишки, по пятьдесят центов. И подбили: ободрали простофилю как липку. Но пока тасовали, сдавали да ходили, все время толковали о том, что придумали совершенно новую штуку. В чем она состоит, никто из них и словом не обмолвился, постороннему вообще в жизни бы не понять, о чем там разговор. Одни загадки, намеки да хвастовство. Бедолаге тому совсем голову задурили, а сами чем больше вливали в себя пива, тем больше радовались.

– Выигрышу или успеху затеи с кормовой стеной? – поинтересовался оператор РЭБ «Бэд-Пенни» лейтенант Хэйман.

– Насколько я понимаю, и тому, и другому. Про таких ребят, особенно Больгео, трудно сказать что-то определенное. Мне казалось, этот малый должен лопнуть от выпитого пива, но, судя по тому, как он обдурил того энсина, хмель не мешает ему помнить масть.

– Приятно слышать, что они ничего не выболтали, – сказал Тремэйн. – Но вы правы, Одри, не стоит давать Родену лишний повод задирать нос. Сэр Горацио, опишите поподробнее эту проблему с турбулентностью и преподнесите им как повод для размышлений. Может, это добавит им немного скромности.

– Насчет скромности не знаю, Больгео, по-моему, могила исправит, – проворчал сэр Гораций. – Но тем не менее мысль верная: я им так все распишу, что повод для скромности у них появится.


* * * | Пепел победы | * * *