home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



51

Горбатая луна цеплялась за небо, бросая медовые отблески на меловые и глинистые участки рельефа. В отдалении, за заброшенными складами, ровная поверхность полей шла волнами до темной линии горизонта. Полное ощущение, что это сельская глушь, ветреное местечко где-то в Шере или Берри, а на самом деле вы всего в десяти километрах к северо-западу от Парижа, зажаты в излучине Сены.

Коллеги из ББР отбыли получасом раньше, труповозка с телом Мелани Мейер уже катила в сторону набережной Рапе. Франк на прощание пожал руку Шене и вернулся к Николя и Люси, державшимся в десяти метрах друг от друга и немым как рыбы. Капитан не мог устоять на месте и смолил одну сигарету за другой, в то время как Люси застыла, прислонившись к их машине, со скрещенными руками и непроницаемым лицом. Ее трясло от холода, не имевшего ничего общего с погодой. Этот холод был внутренним, сотканным из страха и демонов.

– На ней около пятидесяти укусов, – сообщил Франк усталым голосом. – Учитывая…

Он потер виски, прикрыв глаза, словно потерял ход мысли.

– …Учитывая их размер и форму, Шене думает, что ее кусали и пили кровь человек десять. Он замерит раны и проведет необходимые анализы, чтобы установить точное число этих диких зверей.

Николя бросил сигарету на листовую крышу. Коснувшись металла, она рассыпалась мириадами искр.

– Настоящее полчище ублюдков.

Шарко не хотелось излагать детали, но пришлось себя заставить. Его мутило от собственных слов:

– Затем Мейер облили жавелевой водой, чтобы уничтожить ДНК, оставленную в слюне. Мы не найдем биологических следов нападавших.

Николя представил себе этих ненормальных, которых оповестили тем или иным способом: вот они тайком пробираются сюда, заходят один за другим, чтобы вонзить зубы в подвешенное тело. Разорванные артерии и вены, кровь в их ртах, языки, облизывающие губы, словно собирающие сахар с лакомства. Потом, насытившись кровью, они уходят во тьму вслед за вожаком стаи, будто их и не было.

– Эти мрази вручили нам объявление войны. Вовсе не случайно мы недалеко от Центрального управления полиции. Они хотят показать, что не боятся. И что они на шаг впереди. Что здесь, во мраке и под землей, они у себя дома.

Николя побежал за своим окурком, который покатился с крыши под порывом ветра, и раздавил его, словно насекомое. Он все давил и давил, раз за разом, словно кусочек пепла мог разгореться. Ссутулившись, будто смирившись с подобной жестокостью, Франк подошел к Люси. У него болели бока, суставы – все, что только было в нем живого. Он обнял ее, похлопал по спине:

– Как ты?

Она обмякла, прижимаясь к его надежному телу:

– У меня больше нет сил, Франк. Я хочу домой.

Франк повернулся к Николя:

– Мы поехали. Тебя подбросить?

Капитан кивнул на бывшую грибную плантацию:

– Там еще Маньен и Жак внутри. Я подожду, пока Жак опечатает улики, и вернусь с ним.

– Тогда до завтра.

Люси рухнула на пассажирское место, чувствуя, как начинается мигрень. Пока Франк забирался в машину, Николя положил руку на дверцу, не давая ее закрыть:

– Погоди, две секунды…

– Это не может подождать до завтра?

Николя просунулся внутрь:

– У меня из головы не идет эта история с твоей визиткой.

– Послушай, Николя, мы…

– Когда Маньен вытащил ее изо рта Мейер, ты сказал, что дал ей ее во время задержания, за два-три часа до того, как ее отпустили. Но зачем на самом-то деле тебе это понадобилось? Ты же прекрасно знал, что у нее уже была моя визитка, верно?

– Нет, не знал, она мне ничего не сказала.

– Но я-то тебе сказал. Мы говорили о телефонном звонке, и я точно тебе сказал, что дал ей свою визитку на случай, если у нее что-нибудь всплывет в памяти.

– Я не помню. И даже если у нее уже была твоя визитка, в чем проблема? Хочешь быть первым и единственным?

– Не надо так к этому относиться. Твоя визитка или моя – в конечном счете плевать. Но вот чего я не понимаю: почему ты зачеркнул рабочий номер и вписал вместо него свой личный?

Шарко выскочил из машины, а Люси застыла внутри; ее лицо скрывала темнота, зажатые между колен руки дрожали.

– Мне не нравится, как ты в последнее время со мной разговариваешь.

– Я просто задал вопрос.

– Черт, ты хоть посмотрел на девчонку внимательно, как я? Ты хоть заметил, в каком она психологическом состоянии? Ты что, никогда так не делал, не давал свой личный номер осведомителю, свидетелю или фигуранту дела, чтобы успокоить его и разговорить?

– На самом деле нет. И кстати, никогда не видел, чтобы ты так делал, это не в твоих привычках. Скорей уж ты склонен всячески оберегать свою личную жизнь.

– Скажем так: я изменил свои привычки.

– В любом случае нельзя сказать, что твой метод в данном случае сработал.

Шарко ощутил выплеск адреналина и впал в ярость. Он ухватил Николя за воротник и прижал его к машине:

– Тебе чего надо?

– Я только хочу понять.

– А мы? Мы что здесь, бабочек ловим?

Люси вышла из машины:

– Хватит, Франк, прошу тебя.

Но Шарко больше ничего не слышал, все напряжение последних дней разрядилось взрывом. Он выплевывал слова, как ядовитая змея:

– Ты думаешь, мы оставляем детей спать под присмотром какой-то посторонней бабы ради удовольствия быть здесь и месить дерьмо?

– Ладно тебе, Франк. Я только хотел…

Шарко притянул коллегу к себе, потом оттолкнул подальше от машины:

– Ничего не ладно, ты считаешь, что я позволю тебе нести любую хрень и глазом не моргну? Я таких вещей не спускаю. Я вытащил тебя из дерьма, говнюк несчастный, когда ты был в полной заднице. И так ты меня благодаришь? Со своим медовым тоном чувака, который что-то заподозрил? И что ты этакое заподозрил, а, можешь мне сказать? Каким же мерзавцем ты стал, а? Может, хватит забивать себе в нюхальник всякую дрянь, тебе это явно не на пользу.

Франк забрался в машину, захлопнул дверцу, включил мотор. Люси посмотрела на Николя, поджав губы, потом тоже села в машину. Десять секунд спустя их «рено», взвизгнув шинами, исчез, оставив капитана посреди дороги.

Белланже больше не чувствовал ног и просто осел, получив прямо в морду выплеск гнева Шарко и даже не заметив тени, лежавшей вдоль крыши склада, всего в десяти метрах от него. Маньен так и не прикурил сигарету, до которой так мечтал дорваться. Без малейшего шума шеф группы удалился и вернулся на грибные плантации.


предыдущая глава | Циклы"Франк Шарко-Люси Энабель-отдельные триллеры. Компиляция. Книги 1-17 | cледующая глава