home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Воздух больше не проникал в гортань Виго Новака. Резко вырванный из глубин сна чьей-то рукой, вцепившейся ему в горло, он подумал, что настал его последний час.

Неужели он сейчас умрет?..

Нависшая над ним огромная глыба ослабила стальную хватку, затем отступила и рухнула в кресло.

Сильвен Куттёр, весь в слезах, медленно раскачивался взад-вперед, похожий на впавшего в полное беспамятство аутиста. Распухшие веки казались слишком большими для почти невидимых глаз. Лоб и щеки блестели от пота. Все лицо походило на топорно сделанную резиновую маску.

Виго осторожно поднес обе руки к горлу.

— Ты что, совсем спятил?! Я… я чуть язык не проглотил! Что… на тебя нашло? Как… ты вошел?

— Тоже мне сложность… У тебя запасной ключ под жардиньеркой. Ты что, не смотрел телевизор? Дневной выпуск новостей? Нет, разумеется, не смотрел! Месье изволил почивать…

— О чем ты говоришь?

Кулак весом с гирю обрушился на подлокотник кресла.

— О чем я говорю? О чем я говорю?! Ты знаешь, кого мы сбили? Ты знаешь, кто был этот тип с кучей денег в сумке?

— Перестань орать! Успокойся!

Виго встал с дивана и направился к мини-бару. В горле мучительно саднило. Он еще вчера узнал об убийстве Мелоди Кюнар. Его брат, опьянев, все ему выболтал — о выкупе в два миллиона евро, о заброшенном складе, об убитой девочке. Волна ужаса прокатилась по всей Франции, выплеснувшись с телеэкранов в каждый дом. «Кто это жуткое существо, положившее конец жизни слепой девочки?», «Какой монстр, воспользовавшись удобным случаем, скрылся, похитив два миллиона евро?», «Что предпринимает полиция?» — эти вопросы сегодня будоражили каждого француза.

Что предпринимает полиция… Теперь, по прошествии некоторого времени, Виго успокоился и вновь обрел уверенность в том, что до него никогда не доберутся. Какие улики есть у копов, кроме следов шин? Судя по тому, что рассказал Станислав, — никаких! А полсотни кретинов, которые обыскивают дно морского залива и озера Пюитук, в конце концов сгрызут свои акваланги от досады, что так ничего и не нашли.

Но беда всегда приходит откуда не ждали. На данный момент ему угрожали две опасности. Первая исходила от убийцы. Тот наверняка разглядел номер машины, так что теперь запросто доберется до Сильвена и расправится с ним с яростью лесного пожара. А потом вычислит и напарника, то есть Виго.

Вторая опасность исходила непосредственно от Сильвена.

Черт с ними, с похищениями, смертями и прочими бедами человечества. Оказаться за решеткой для Виго было абсолютно немыслимо. Тем более когда счастье так близко!

— Ты ни о чем не рассказал жене, я надеюсь? — сухо спросил он.

— А, так значит, ты в курсе! На дороге сбивают известного хирурга. Совпадение? Его слепую дочь находят убитой. Тоже совпадение? Похищают другую девочку, больную диабетом, которая может умереть от нехватки инсулина. И после этого ты не находишь ничего лучшего, как завалиться спать! Да что ж ты за человек!

Виго протянул ему бокал, до краев наполненный виски. Сильвен взял бокал, но продолжал метать громы и молнии:

— Теперь полторы сотни жандармов обшаривают каждый уголок в округе! Их направили в помощь полиции, чтобы поскорее нас найти! Собаки, вертолеты — вся королевская рать! Нам конец, если мы не поспешим…

Он залпом выпил виски и продолжал:

— Поехали быстрее! Мы должны это сделать. Плесни-ка мне еще для храбрости!

Лицо Виго окаменело.

— Ты о чем?

— А ты как думаешь, кретин? Мы должны сжечь эти деньги, уничтожить все улики! Я должен очистить свою совесть, ты понимаешь, Виго? Эти пачки денег… я не хочу больше их видеть даже на фотографии! Мы убили невинного человека и вдобавок оказались причастны к смерти его дочери! Я слишком люблю свою жену и дочь, чтобы всю жизнь скрывать от них этот ужас! Я не вижу другого выхода. Мы сожжем всё. Два миллиона евро. Все наши тайны развеются как дым. Это единственное решение…

Виго опустился на колени рядом с ним, нацепив на лицо маску притворного сочувствия.

— Что сделано, то сделано! Как же нам вернуться назад, разбить нашу общую судьбу? Прошлое — это хлам, тяжелый груз тайн и обид, так зачем вытаскивать его на свет божий? Даже если бы мы не оказались той ночью на дороге — откуда тебе знать, что похититель не убил бы отца девочки вместе с ней? Такие люди обычно не оставляют свидетелей. Если он снова взялся за свое, похитив девочку, больную диабетом, — что тут можно поделать? Это безумие кипит в его крови. Если мы сожжем деньги, мы все равно ничего не сможем изменить. Оставим их там, где они есть. Прошу тебя, оставим их! Подумай о своей дочери, о ее будущем!

— Именно об этом я и думаю! Я тебе уже говорил — той самой ночью, ты помнишь? При малейшем подозрении, что что-то может пойти не так… мы сжигаем все! Все это было уж слишком хорошо! Как сон… — Сильвен поводил пальцами в воздухе, словно фокусник. — Сон, который рассеялся.

Виго осторожно провел по его лицу ладонями, словно монах, совершающий отпущение грехов.

— Оставь мне все деньги! Да, ты потеряешь свою часть, но я-то — обо мне ты подумал? Я… смогу уехать далеко отсюда, за тысячи километров! И больше никогда не вернусь! В конце концов ты забудешь обо мне!

Сильвен попытался встать с кресла, но не смог — голова почему-то стала очень тяжелой.

— Нет, не может быть и речи… Мы разделили… победу, разделим… и поражение. Если ты не поедешь со мной… я один это сделаю. О, черт, у меня кружится голова… Что это за…

Виго отошел. Его губы изогнулись в горькой усмешке. Затем лицо скрылось в тени. Он налил себе второй бокал виски и заговорил:

— Мой дед работал в шахте. Каждое утро каждого нескончаемого дня он спускался на пятьсот метров под землю с птичьей клеткой в руках. Но совсем не для того, чтобы насладиться пением канареек — потому что в аду канарейки не поют. И все то время, пока он работал, пил, ел свой скудный обед, он не спускал глаз со своих четырех канареек. А знаешь почему? Готов спорить, что нет.

Веки Сильвена все больше тяжелели.

— Каждый раз, когда птицы падали со своего шестка, это означало, что невидимый и неосязаемый монстр — метан, рудничный газ, незаметно расползается по галереям, собираясь заполнить их своим смертоносным дыханием. Мой дед приносил этих канареек в жертву, чтобы спасти свою собственную жизнь, чтобы быть уверенным: никто и ничто не решит за него, когда ему умирать. Он хотел сам быть хозяином своей судьбы. Ты понимаешь?

— Что… ты… мне… дал?..

В туманном полубреду Сильвену казалось, что глаза Виго меняют цвет — из черных становятся серыми, затем красными. Вся палитра дьявольских оттенков…

— Немного снотворного, вот и все. Несколько таблеток донормила. Хотя вообще-то не рекомендуется смешивать их со спиртным… Ты на неверном пути, приятель… Послушай… Мне нужно время, чтобы поразмыслить. Совесть не позволяет мне допустить, чтобы ты совершил такую страшную ошибку. Я знаю, что ты меня простишь! Не правда ли, Сильвен? Скажи мне, что ты меня простишь!

— Ах ты, сво…

Собрав все силы, Сильвен встал, но тут же пошатнулся.

— Я… тебя убью!..

— Черт!.. Ты задал мне нелегкую задачу! Не мог бы ты заткнуться и тихо посидеть в уголке? Тогда все будет намного проще!

Сильвен тяжело рухнул на диван, уткнувшись лицом в подушку.

Ускорив роковой исход, предначертанный с самого начала, Виго привел в действие адскую машину…


Глава 21 | Циклы"Франк Шарко-Люси Энабель-отдельные триллеры. Компиляция. Книги 1-17 | Глава 23