home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3


Утро было отвратительным. Хотелось пить, остаться дома, уехать в другой город. Вот они, все прелести взрослой самостоятельной жизни. Я села и не глядя протянула руку к прикроватному столику: там меня уже ждал спасительный антипохмельный отвар. На вкус отвратительная мерзость, зато через 15 минут о вечере с Керсом останутся только приятные воспоминания. Я улеглась обратно, ожидая, когда отвар подействует. День обещал быть трудным, разговор с капитаном откровенно пугал. Не хотелось никаких разговоров, проблем, действий, ответственности. Надоело все. Наверное, надо переехать в другой город.

Мысли текли лениво и неспешно. Рядом завозился Серый. Мне надоело себя жалеть, положенная четверть часа истекла, и я встала. В гостиной на диване постанывал Керс. Я подошла к нему со стаканом своего отвара и, растолкав его, заставила выпить, после чего удалилась на кухню готовить нам завтрак. Хотя готовить — это громко сказано. Я собиралась всего лишь заварить свежего чаю и выложить на стол купленные вчера булочки. Как-то не сложилось у меня с кулинарией, несмотря на мамино старание.

Керс появился на кухне, когда я заканчивала утреннее чаепитие. Он налил себе чаю, подсел ко мне и, подхалимски заглядывая мне в глаза, выдал:

— Лия, ты самая удивительная женщина на свете!

Я скептически хмыкнула. Керс воспринял это как поощрение и продолжил:

— Твой отвар творит чудеса, я чувствую себя таким бодрым и довольным жизнью. Вот если бы к этому чудесному снадобью и чаю еще бы чего-нибудь перекусить…

— Булочки прямо перед твоим носом.

Керс скривился и снова принялся за свое.

— Дорогая, я же мужчина, у меня иные потребности.

Я отставила недопитый чай и, подперев подбородок рукой, с умилением наблюдала за кривляниями своего друга. Столько лет друг друга знаем, столько пережито, а я все равно будто заново каждый раз открываю для себя вот такого полусонного домашнего Керса, который выпрашивает у меня завтрак и хвалит за мой антипохмельный отвар.

— Возьми в холодильнике все, что хочешь, — махнула я рукой и отправилась собираться.

У целителей не было какой-то определенной формы, обязательным являлся лишь белый фартук поверх платья и убранные волосы. В честь особо паршивого настроения я решила надеть не уже порядком поднадоевшее черное повседневное платье, а чуть более нарядное темно-синее. Я уже доплетала косу, когда в спальню поскребся Керс.

— Лия, я пойду, посуду вымыл, тебя обожаю, увидимся на работе!

— Хорошо, — крикнула я в ответ и торопливо закончила сборы. С минуты на минуту должен придти капитан, и мне бы не хотелось заставлять его ждать. Серый подошел и ткнулся мордой в мою руку. Я потрепала его по шерсти и начала с ним разговаривать, — это всегда помогало привести мой растрепанные чувства в некое подобие порядка.

— Пойдем, я покормлю тебя. Я так устала, ты знаешь? Как думаешь, может, нам стоит переехать в другой город? Или стоит начать копить на свой домик, оставить службу и поселиться в глухой деревушке на окраине империи? Как тебе такая идея?

Волк молчал и ждал, пока я поставлю перед ним тарелку с мясной нарезкой. Ровно в без четверти девять раздался громкий и уверенный стук в дверь. Капитан оказался крайне пунктуальным. Серый навострил уши и оторвался от еды.

— Пойдем, посмотришь на нового человека в нашем мире. Он мой начальник, хоть и еще не знает этого, — я пошла открывать дверь, а Серый настороженно двигался рядом, готовый в любую минуту ринуться в атаку.

— Кто там? — громко спросила я.

— Капитан Морган, госпожа Вэльс.

Я открыла дверь и сразу же скомандовала Серому:

— Условно свои, запомнить, — и тут же добавила изумленному капитану, — простите, капитан, нужно, чтобы Серый вас запомнил. Доброе утро, я готова.

Серый обнюхал капитана и гордо удалился на кухню. Опешивший капитан быстро взял себя в руки и, после того, как я заперла дверь, вежливо поздоровался и предложил мне локоть. Некоторое время мы шли молча, и я наконец-то смогла рассмотреть этого человека, который так неожиданно появился в корлинской жизни. Он был чуть выше меня, вся его фигура буквально кричала о том, что передо мной сильный и закаленный в боях воин: крепкие ноги и руки почти со стальными мускулами. Он был коротко стрижен, и с уверенностью сказать, какого цвета его волосы, было трудно. Самое обычное лицо с небольшим шрамом над левой бровью было покрыто многолетним загаром. Все в нем выдавало человека, бесконечно далекого от праздной аристократической жизни, — за короткие волосы противник не сможет ухватиться в бою, загар был явным следствием походной жизни, шрам получен в очередной стычке… Уверенный в себе и спокойный мужчина за 30, который отлично сочетался с нашей пограничной обстановкой, не терпящей слабости.

— О чем вы хотели поговорить со мной, госпожа Вэльс? — первым нарушил тишину капитан.

— Я знаю, что вам нужен человек со смешанной магией, — не стала я ходить вокруг да около. Капитан нахмурился.

— Мне кажется, вам известно слишком много для рядового целителя, — несколько раздраженно бросил он.

— Я военный целитель, капитан, поэтому имею полное право знать это, — после небольшой паузы, собравшись с духом, я продолжила. — Дело в том, что вам не нужно никого искать. Я обладаю обоими видами магии.

Я повернула голову и посмотрела на капитана в упор. Он выглядел злым и недовольным. Поджав губы, он отрывисто спросил:

— А как сержант Керс относится в вашей затее? Это ведь он вам рассказал все это, верно? Он просил вас помочь или вы сами влезли?

— А какое отношение имеет ко всему этому Керс? Да, это он мне рассказал. И, между прочим, это должно сэкономить вам время: вот она я, с двумя дарами, которые одинаково хорошо развиты. Почему вы так злитесь? — я тоже потихоньку начала заводиться.

Капитан резко выдохнул и снова начал допрос:

— Разве вы не замужем за Керсом?

— Нет. И, опережая ваш второй вопрос, мы не состоим с ним во временном союзе.

Подобные союзы были распространены среди магов и походили на брак, только заключенный на определенный срок при помощи специального договора, который предусматривал все условия обеих сторон.

— Вот как, — протянул капитан. — Хорошо, раз вы полностью отвечаете за себя сами, то ответьте мне, имеете ли вы представление о том, чем мы будем заниматься? Мне ведь маг не для ширмы нужен.

Я кивнула головой, соглашаясь.

— Да, я почти 3 года проработала младшим следователем в Гридине и прекрасно понимаю, что от меня требуется.

— Вы меня удивляете, госпожа Вэльс.

— Так вы согласны, капитан? — мы остановились как раз у здания городской стражи. Капитан медлил с ответом и смотрел в сторону.

— Да, я согласен. Пойдемте на совещание, я представлю вас остальным.

Я молча склонила голову и продолжила путь. Капитан догнал меня и, придержав дверь, пропустил вперед.

— Кстати, какое у вас звание, госпожа Вэльс? — поинтересовался он.

— Лейтенант, — коротко ответила я.

Когда через несколько минут мы вошли в кабинет капитана, где обычно проходили совещания, я настроилась на трудный и неприятный разговор, в котором придется возвращаться к прошлому. Капитан поздоровался с подчиненными, и все расселись по местам. На меня смотрели с удивлением и легким недоумением — я делала вид, что не замечаю ничего. Керс услужливо занял мне место рядом с собой, и я с царственным видом опустилась в продавленное кресло.

— Господа, все вы знаете о нападениях на темных магов, служащих в страже, — негромко заговорил капитан. Все присутствующие тут же обратили все свое внимание на капитана. — Ситуация такова, что на данный момент в наших рядах всего лишь один чистокровный темный маг, и это сержант Керс. Из столицы подкрепление пришлют в ближайшее время, кстати, вместе со следователем из Особого отдела.

Я непроизвольно скривилась. Особый отдел — это подразделение Имперской службы безопасности, занимающееся расследованием должностных преступлений. Нельзя сказать, что у особистов, как их называли в народе, была дурная репутация или неприемлемые методы работы, но воспоминания от встречи с одним-единственным особистом были для меня болезненны до сих пор. Однако спокойный и уверенный голос капитана, к счастью, не дал мне времени погрузиться в свои размышления. Он продолжал говорить о настоящих делах, и я волей-неволей вытянула себя из омута прошедших дней.

— Теперь ответьте мне на вопрос: происходило ли когда-нибудь подобное в Корлине раньше?

Повисла тишина. Мне показалось, что я слышу, как стражники скрипят извилинами и вспоминают. Наконец, Рауль решился высказать мысль, которая, по-видимому, пришла всем в голову:

— Нет, подобного не случалось. По крайней мере, никто из нас такого не припоминает, хотя мы все служим довольно давно.

Похоже, ничего другого капитан и не ожидал услышать. Тем удивительнее было услышать его следующий вопрос:

— Может, кто-нибудь сталкивался с похожими случаями в других местах? — на этот раз все практически сразу по очереди давали отрицательный ответ, а я призадумалась.

— А когда ближайшее полнолуние? — мой голос раздался весьма неожиданно, и мужчины тотчас вспомнили о моем присутствии на совещании.

— Капитан, что здесь делает целитель? — довольно нахально спросил один из новеньких, прибывших в Корлин вместе с капитаном.

— Военный целитель, Рон, — поправил капитан и тут же продолжил, — госпожа Вэльс обладает двумя видами магии. Она любезно согласилась помочь нам в осуществлении расследования.

— Морган, да ты с ума сошел! Что она может, пусть и со смешанным даром? Она же, уж простите меня, госпожа Вэльс, баба! — взорвался тот, кого капитан назвал Роном.

У Керса на скулах заиграли желваки, капитан нахмурился, а оставалась внешне спокойной, — просто такая реакция была довольно предсказуемой. Это не значит, что мне было совсем все равно, — было бы ложью утверждать такое; это значит, что я просто научилась правильно реагировать и ставить наглецов на место. Я успокаивающе положила ладонь на руку Керса, вцепившуюся в подлокотники кресла, и слегка ее сжала. Капитан, продолжающий сверлить Рона взглядом, уже сделал глубокий вдох и готовился, очевидно, разразиться гневной отповедью, но я его опередила:

— Вы позволите мне высказаться, капитан? — он перевел взгляд на меня, затем на Керса, на наши руки и наконец-то кивком головы позволил мне говорить.

— До того, как я поселилась в Корлине и заняла должность военного целителя, я жила в Гридине, где почти 3 года была младшим следователем по преступлениям, совершенным с помощью магии. Потом из-за нехватки людей меня перевели в оперативный отдел. Мне кажется, я смогу быть полезной, — ровно произнесла я. Гридин являлся одним из самых густонаселенных городов, находящихся рядом с Сумеречными землями, но не входящих в Пограничную линию, поэтому гарнизон стражников там не располагался, а вот местный отдел Имперской службы безопасности был. Меня, недавно закончившую отделение военного целительства в Ондорском университете магии, взяли сразу. Людей было мало, а работы хватало и у следователей, занимающихся по большей части бумажно-аналитической работой, и у оперативников, которые занимались опросом свидетелей, задержанием подозреваемых и иногда — даже их допросом. Пока все молчали и осмысливали мою короткую и эффектную речь, я изо всех сил старалась не вспоминать, сколько всего было пережито в те годы, — слишком это было тяжело.

Капитан поинтересовался у окружающих:

— Вопросы по поводу присутствия лейтенанта Вэльс отпали?

— Она еще и лейтенант? — воскликнул Рон.

— Не переживай, Ронни, глядишь, и ты лет через 5 усердной службы станешь лейтенантом. Младшим, скорее всего, — злорадно протянул Керс. Кое-кто засмеялся, Рон бросил на меня враждебный взгляд, который я встретила безмятежной улыбкой. Когда все успокоились, я вновь решила поинтересоваться:

— Так когда все-таки ближайшее полнолуние?

— Через несколько дней, — ответил капитан.

— А первое похищение произошло…? — продолжала я вести допрос.

— Неделю назад. Это как-то связано? — спросил капитан.

— Возможно, — задумчиво протянула я. Что-то эта ситуацию мне напоминала, но вот что? Думай, Лия, думай! Я потерла виски и попыталась сосредоточиться. Итак, что у нас есть? За неделю из ночных патрулей в результате отвлекающего маневра с разбойниками пропало 3 темных мага; их медальоны погасли. Так как никогда до этого я не слышала о сбоях с медальонами, то можно считать стражников погибшими. Полнолуние скоро, значит, велика вероятность того, что кому-то понадобилась кровь темных магов, — пусть это будет первая версия. Надо составить список зелий, которые варятся на основе темномагической крови. Можем ли мы рассматривать версию о ритуальных убийствах? Да, ведь такой огромный всплеск энергии, который дает смерть, причем не обычных людей, а магов, может быть использован для зарядки магического накопителя. Значит, и это сбрасывать со счетов нельзя. Полнолуние скоро. Влияет ли оно на проводимые ритуалы или готовку зелья? Да, возможно, для некоторых полная луна послужит катализатором, а некоторые — затормозит. Есть ли что-то еще, что объединяет троих пропавших помимо службы? И, наконец, один из самых важных вопросов: зачем так обставлять похищения? Зачем привлекать к себе внимание бутафорными разбойниками?

Вопросов много, нужно искать ответы.

— Мы этим займемся, лейтенант Вэльс, — ответил мне капитан. Он мысли умеет читать или? Я перевела вопросительный взгляд на Керса.

— Дорогая, ты забыла о нашем присутствии и рассуждала вслух.

Я поморщилась. Дурацкая привычка, иногда сводящая меня с ума. Капитан, видимо, сумасшедшей меня не посчитал и начал раздавать задания присутствующим.

— Сержант Керс, выясните, что связывало троих пропавших. Рон, ты с ребятами займись поиском подходящих ритуалов. Инвар, — капитану кивнул приятный мужчина средних лет с серыми глазами и легкой проседью на висках, — на тебе список зелий. Остальные по мере сил помогают своим товарищам и думают о том, откуда в нашем краю разбойники. Надеюсь, не нужно объяснять, почему это дело так важно?

Никому не требовались разъяснения. Дело не в задетой чести пограничной стражи. Дело в том, что только в единстве наша сила, как бы это пафосно ни звучало. Пограничье — это край, стоящий на страже покоя империи. Здесь не место случайным людям, поэтому за малейшие провинности наказывают сурово, а за серьезные проступки выгоняют со службы. Пограничье — это место, где ты твердо должен быть уверен в том, кто защищает твою спину и кого ты прикрываешь в бою. Нельзя допустить, чтобы кто-то безнаказанно убивал стражников, отдавших не один год жизни этой нелегкой работе. Потому что иначе никто не может быть спокоен за себя и за своих близких.

— Все доклады должны быть готовы завтра утром в 9-00. Маги в патрули временно не ходят. Все свободны, — закончил распоряжаться капитан. Все молча потянулись к выходу.

Керс остановил меня в коридоре.

— Лия, ты в порядке? — участливо спросил он.

— Мне паршиво, Керс. — честно ответила я. — Ситуация мутная, хорошего в ней ни на грамм. И еще, сам знаешь, как я не хотела бы возвращаться к гридинским временам.

— Знаю. Но ты не из тех людей, которые будут носиться со своими переживаниями и воспоминаниями, когда твоя помощь нужна другим. За это я тебя и люблю.

— Обними меня, — жалобно протянула я. Керс с готовностью подчинился. Так мы и стояли в сером обшарпанном коридоре, и я, цепляясь за его форменную куртку, отчаянно пыталась сдержать непрошенные слезы: возвращение в прошлое всегда дается с трудом. Особенно, если оно еще не отболело в твоей душе.

Послышался скрип открываемой двери и следом слегка раздраженный голос капитана:

— Сержант Керс, займитесь делом. Лейтенант Вэльс, зайдите ко мне.

Хлопнула дверь, выдавая негативные эмоции нашего капитана, и я поспешила отлепиться от Керса.

— Иди работать, — сказала я. Керс улыбнулся и слегка щелкнул меня по носу.

— Я вечером зайду к тебе.

Я вздохнула и, собравшись с мыслями, отправилась к капитану.

— Можно? — спросила, одновременно открывая дверь.

— Да, проходите, — рассеянно отозвался капитан. — Присаживайтесь, лейтенант.

Я заняла место за столом поближе к нему и кивнула в знак того, что готова внимать и слушать.

— Могу ли я задать вам несколько вопросов?

— Можете, — милостиво согласилась я.

— Почему вы отказались от работы, связанной с темной стороной вашего дара?

Ого, а капитан знает, что спрашивать. Но кто сказал, что я обязана отвечать правду и ничего, кроме правды?

— Мне так захотелось, — широко улыбнулась я.

— Вот как… Что ж, не хотите говорить. Вас можно понять. Ладно, тогда ответьте мне, почему вы начали спрашивать про полнолуние? Вы все-таки встречались с чем-то подобным в Гридине?

Вы задаете слишком правильные и слишком тяжелые вопросы, капитан. Кажется, мне следует быть начеку, чтобы не выдать случайно чего-нибудь лишнего.

— Было кое-что похожее, — я передернула плечами, потому что перед моими глазами пронеслись картинки, одна другой омерзительней. Гридин — довольно большой город, люди и маги там пропадают постоянно. Кто-то находится в кабаке или у любовницы, а кто-то исчезает бесследно.

Я замолчала и собиралась с мыслями. Капитан смотрел внимательно и не упускал ни слова.

— Однажды нам на стол легло дело о пропаже темного мага. Он просто вышел из дома, как это часто бывает, и не вернулся. Близкие забили тревогу, подключили нас, и мы стали искать. Искали долго — почти двое суток. Выкупа никто не требовал, поэтому шансов на положительный исход было мало. Мы почти потеряли надежду что-либо выяснить, как вдруг неподалеку от Гридина засекли мощный энергетический всплеск. Поехали проверять, а там этот мужчина. Мертвый, естественно. Из него в течение двух дней тянули по капле кровь, пока он находился в стазисе, а потом убили. Он долго умирал, понимаете? И, находясь в стазисе, все чувствовал, всю боль, которую приготовил ему этот зверь. В общем, мы не нашли убийцу. К тому времени, когда мы оказались на месте, его и след простыл. Энергию он сбросил в какой-то накопитель или зарядил выдохшийся артефакт. Дело осталось нераскрытым.

— Как давно это было?

— Семь лет назад.

— А когда вы переехали в Корлин?

— Семь лет назад, капитан.

— Похоже, я теперь знаю один из ваших секретов?

— Вряд ли это знание вам чем-то поможет.

Он усмехнулся и продолжил свои расспросы.

— Случай, который вы описали, был единичным?

— Когда я служила в Гридине — да. Никто не стал из нас проверять, случалось ли подобное раньше, сталкивались с таким в других городах. Это было большим потрясением. Вы ведь представляете, сколько энергии можно получить, если заставить два дня медленно умирать темного мага или мага с преобладанием темной крови?

— Видимо, много, раз вы так акцентируете на этом внимание?

— Да, необъяснимо, но факт: темные маги при насильственной смерти выделяют гораздо больше энергии, чем светлые.

— А что насчет крови? Вы ведь сказали, что из того мага сцеживали кровь?

— Я думаю, что наш убийца просто решил выжать из ситуации по максимуму и попутно сварить какое-нибудь зелье.

— Вот как. Что ж, лейтенант Вэльс, благодарю вас за откровенные ответы.

— Я могу идти, капитан? — спросила я, поднимаясь.

— Да, конечно.

Когда я уже почти подошла к двери, в спину мне прилетел последний вопрос капитана.

— А почему вы не рассказали все это на совещании?

— Потому что его звали Александр Вэльс, — ответила я, не поворачиваясь, и вышла из кабинета.



Глава 2 | Приграничная история | Глава 4